Абсурдопедия:Новости/9 апреля 2010

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

9 апреля[править]

Интервью с профессором Иосифом Уриевичем-Хаиманом[править]

Фото 1. Один из сегментов глобального адронного коллайдера.
Фото 2. Какая-то чёрная хрень.
Фото 3. Мобильная исследовательская группа в действии.
Фото 4. Учёные университета проводят мозговой штурм.
Фото 5. Новейший приём: интеллектуальная цепочка.

Добрый день! Сегодня, нам (далее корр. примечание автора) посчастливилось взять интервью у ведущего специалиста в области физики элементарных частиц, председателя учёного совета, профессора Международного Университета Долговременных Адронно Коллайдерных Исследований (аббревиатура запрещена прогрессивной общественностью) и просто замечательного человека Иосифа Уриевича-Хаимана (далее проф. примечание автора).

Вот наше изложение разговора с этой во всех отношениях замечательной, не побоюсь этого слова, личностью.

Корр.: — Здравствуйте, уважаемый профессор!

Проф.: — Кто, я? Ах, да, да, да… добрый день, молодой человек.

Корр.: — Если не секрет, профессор, расскажите об основных, направлениях исследовательской деятельности вашего университета.

Проф.: — Вы уверены, что поймёте? Ну, постараетесь, да? Если сказать упрощённо, мы работаем на космические исследования с дальним прицелом. По конкретнее: пытаемся воссоздать процессы в пространстве при взаимодействии частиц. Чтобы человечеству, когда оно шагнёт в космос, было заранее понятно—во что оно там может вступить.

Корр.: — И как же вы обеспечиваете это взаимодействие?

Проф.: — Мы? А, ну конечно. Молодой человек, а вы слыхали что-нибудь о Большом Адронном Коллайдере? Таки наш университет пошёл гораздо дальше. Мы создали Глобальный Адронный Коллайдер разместив его сегменты по всей поверхности планеты, в точках, рассчитанных специальной программой, нашим сверхмощным персональным компьютером — Большой Глюк 2012, а не стали прятать в кольцевой тоннель. Пусть общественность видит нашу работу. Согласуется работа сегментов через спутники связи на геостационарных орбитах.

Корр.: — И как выглядят эти сегменты?

Проф.: — А оно вам надо? Ну, уж если совсем невтерпёж, вон стоит один такой, только что после профилактических работ. (Фото 1.) Смотрите сколько хотите, с вас денег не возьму.

Корр.: — ???

Проф.: — Не поняли? Шутка!!!

Корр.: — А! Понятно! Очень смешно. Профессор, ну и каков же результат взаимодействий?

Проф.: — Да как сказать. Его, в смысле результата и много и немного.

Корр.: — Поясните, пожалуйста.

Проф.: — Что ж непонятного? Немного потому что в результате столкновений, причем абсолютно всех, мы имеем в активе только одно вещество, ну, или субстанцию, а много — это потому что вот этой самой субстанции у нас получено — просто завались.

Корр.: — И где же, эта субстанция появляется?

Проф.: — Что? Заинтригованы? Таки вот, вы будете долго смеяться, но почему то подавляющее число мест появления — это крупные города.

Корр.: — Как вы думаете, почему?

Проф.: — Я — думаю? Да, нет молодой человек, я только предполагаю, что это таки некое влияние биополя человека, где людей больше — биополе сильнее и влияние сильнее.

Корр.: — А не пробовали подключить биофизиков к исследованиям?

Проф.: — Что ж, ещё и им отстёгивать?

Корр.: — Извините, недопонял.

Проф.: — А? Нет! Это я о своём! О научном. А биофизиков мы пригласим, как только материала побольше соберём, таки сразу пригласим.

Корр.: — Замечательно! Ну и что же эта за субстанция?

Проф.: — Какая? Ах да, та, что от столкновения частиц, так вот — это абсолютно точно определено, какая-то чёрная хрень.

Корр.: — Ну почему чёрная, (Фото 2.) мне понятно, а почему именно хрень?

Проф.: — Хрень? Не просто хрень, молодой человек, а какая-то хрень. Это определно по основному свойству. Если смешать N частей какой то хрени с M частями любого вещества, то в результате мы получим N+M частей какой-то хрени. Я лично наблюдал, как в какую-то чёрную хрень ступала обувь случайных прохожих и быстро превращалась там в какую-то хрень. Определённо! Обувью это уже не являлось.

Корр.: — Как интересно! А что вы делаете с обнаруженной субстанцией?

Проф.: — Мы делаем? Мы всё учитываем, при проведении эксперимента наши мобильные группы учёных-исследователей оперативно реагируют на каждый сигнал обнаружения какой то хрени. Они подробно описывают место, берут образец, а остальное — нейтрализуют специальным составом, он очень медленно поглощается какой то хренью, и она становится на длительное время нейтральной. (Фото 3.)

Корр.: — Весьма интересно! А скажите, профессор, как ведутся научные разработки, кто так сказать разрабатывает планы?

Проф.: — У нас приличный штат сотрудников, уверяю, балласт не держим. Неужели вы никого не видели проезжая по территории городка?

Корр.: — Признаться заметил. Загадочные такие люди в прикольной одежде и странных головных уборах. И двигались как-то весьма не ординарно.

Проф.: — Это ж надо? Молодой человек! Что значит прикольная одежда? Это не прикол! Это специальный костюм. В нем всегда и везде оптимальная температура, влажность, микроклимат в общем. Спецткань — нанотехнологии. А на голове — это новейшая наша разработка: нейронный интерактивный коммуникатор. Благодаря ему, сотрудник посредством спутника, может подсоединиться к главному компьютеру или к любому другому коммуникатору. Можно собрать огромный потенциал в одну сеть. (Фото 4.) То же, что вы видели — был мозговой штурм. Объединённые усилия по разрешению научной проблемы.

Корр.: — А вон там, профессор, какая-то очередь, в столовую?

Проф.: — Не смешите мои тапочки! Это интеллектуальная цепочка. Новейший метод обработки данных, весьма, знаете ли, эффективен. (Фото5.)

Корр.: — Очень интересно! Просто фантастика! А скажите, если конечно не секрет: это ведь всё, как бы помягче выразится, не дёшево. Средства откуда берутся?

Проф.: — Вот никому бы не сказал. Но вам — извольте! Наш университет грамотно отсо…, ой извините, что-то я сбиваюсь на научные термины, мы смогли получить несколько весьма солидных грантов, из частных рук и частных организаций.

Корр.: — Я думаю, профессор, наши читатели по достоинству оценят вклад в науку вашего университета. И в заключение ещё одно: Скажите, почему вы часто отвечаете вопросом на вопрос?

Проф.: — Да кто вам это сказал? А-а-а! Вы в этом смысле, ну скажу что это — традиция моей малой Родины.

Корр.: — Большое спасибо за интервью!

Проф.: — До свидания! Счастливого пути!

Корр.: — ?

Проф.:—Всё? Можно уже идти!

Корр.: — ??

Проф.: — У вас что — столбняк!

Корр.: — Профессор, мы сидим в нашем редакционном автобусе!

Проф.: — Да ну? Точно! Совсем вы меня заболтали. Всё я — в кассу, то есть в лабораторию. Всех благ, молодой человек.

Мы приносим благодарность Международному Университету Долговременных Адронно Коллайдерных Исследований и лично профессора Иосифа Уриевича-Хаимана, за почти бесплатную помощь в освещении столь интересной темы.

Мфырь — свой собственный специально корреспондент