Абсурдотека:В траве сидел кузнечик...

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Оригинальное исследование Детективное повествование в четырёх актах с прологом и эпилогом.

Сей манускрипт посвящается Луне —
самому близкому к нам небесному телу
и главному ночному светилу.

                           Детектив Мотылёк

Пролог[править]

Представьте себе,
Представьте себе,
Никак не ожидал он,
Представьте себе,
Представьте себе,
Такого вот конца…
~ хор мальчиков-онанистов про кузнечика
— Кузнечик! (нет ответа)
— Кузнечик! (нет ответа)
— Кузнечик! (нет ответа)
— Куда он запропастился? Кузнечик! (ответа нет)…
~ будущая вдова про мужа

Миссис Кузнечик, перебрав все возможные и невозможные варианты дальнейшего развития событий, решила обратиться за помощью к детективу и написать заявление. Прошло несколько недель…

Акт I[править]

— Запутанное дело…
— Да, пещера Лейхтвейса…
~ Диалог детектива с зеркалом

Лето. Тихий упоительный вечер. В комнате своего уютного особняка у окна с видом на городскую свалку сидел и не торопясь покуривал зёрнышко мака известный в узких кругах детектив Мотылёк. На рабочем столе лежали небрежно сваленные в кучу берестяные грамоты, а рядом стояла начатая бутылка забродившего нектара. Единственное, что нарушало упоительность предстоящего вечера — расследование запутанного и крупнейшего за всё время существования дела Цветочной долины. Перед Мотыльком лежал развязанный берестяной свиток, собственноручно озаглавленный

«Дело № К:
Исчезновение Кузнечика, местного кузнеца и музыканта».

Уже несколько недель велось расследование, которое окончательно завело дело в глухой тупик. «Если таки-так пойдёт дальше, то дело имеет явные перспективы дотоковаться до глухаря», — подумал Мотылёк, перебирая документы. Устало вздохнув, детектив-любитель в очередной раз принялся зачитывать свежесобранное досье, шевеля губами:

Имя при рождении: Кузнечик.
Род занятий: кузнец-музыкант тяжёлого жанра.
Примечания: вегетарианец, весьма упитан (размером с огуречик), женат, дружит с мухами.
Статус: исчез, пропал без вести.

Зачитав досье в тридцатый раз, Мотылёк потушил тлеющее в его трубке семечко и отёр рукавом трудовой пот с усиков. Внезапно возник шум: в дверь нещадно барабанили и настойчиво дёргали колокольчик. «Незваный гость — хуже татарина… Интересно, кто бы это мог быть… сидели бы себе дома в зомбоящик глазели, не иначе какой-то психопат или истеричка», подумал опытный детектив-психолог. Тем временем гость продолжал звонить в дверь.

Какого… Кто там?! — прокричал детектив.
Однако ответа не последовало да и звон затих также внезапно, как и начался.

Мотылёк открыл дверь. От посетителя простыл и след — за порогом никого не было. Зато перед дверью лежало аккуратно запечатанное письмо. «Кто бы это мог быть?» — подумал Мотылёк. Он зашёл обратно в домик и посмотрел запечатанный пакет на свет: нет ли там какой-нибудь пакости или сибирской язвы. Затем тщательно обнюхал послание пошевелив усиками. Конверт источал аромат заморских, по всей видимости французских, цветов. И только после этого достал перочинный ножик и со всеми предосторожностями вскрыл конверт. На листе неровным женским почерком среди множества клякс и пятен от пролитых слёз было написано:

Ведущему детективу агентства «Махаон» лично, срочно.
Добрый день, сэр!
У меня появилось очень много вопросов насчёт Вашего расследования.
Мы всей семьёй очень волнуемся. Не удалось ли Вам разрыть что-либо?
Есть ли какие-нибудь новости о моём муже? Всё ли с ним в порядке?
Его задавили? Съел воробей? Его прибил на стену юный натуралист?
Напишите нам, если хоть что-то станет известно. Пожалуйста!
С уважением — миссис К.

«Бедная вдова женщина, так убивается переживает из-за мужа. Э-э-э-эх! Видимо таки настала пора отправиться на поиски неприятностей на свой хоботок», — подумал Мотылёк. Накинув потёртое пальто, надев две пары перчаток, прихватив свежую бутылочку нектара нового урожая и собственного изготовления, он выдвинулся в дорогу на поиск острых ощущений.

Небольшой город кишмя кишел насекомыми. Скарабеи катили в медпункт личинки колорадских жуков, пострадавших после авианалёта кукурузника. В переулках пархали пёстрые и не очень ночные и не очень бабочки. Разноцветные разнокалиберные муравьи тащили в муравейник всё, что плохо лежало и не было надёжно закреплено, гадая, по всем шести рукам. А божьи коровки, расправив свои сарафаны, втюхивали разного рода мимо крокодилам бесполезные брошюры и котлетки. Высоко на дереве висел вечный, самозаряжающийся днём и давно позабытый туристами, светильник. Он всё время манил к себе мимо пролетавших мотыльков, но к сожалению супергерой нашего повествования не мог до него добраться — у него не было крыльев…

Однажды во время одного из расследований Мотылёк наткнулся на реального садиста — мальчика-хулигана. Он словил его и пытал. Не будем перечислять всех подробностей, однако в результате этих мучительно болезненных пыток крылья были сожжены. В конечном итоге, когда мучитель отлучился на кухню для очередной дозаправки, мотылёк сбежал. Но не просто сбежал, а подкрепил свои собственные силы, оставив матери подонка «сюрприз», в виде изъеденной шубы. После этого он больше никуда не торопился, передвигался только пешком и никогда не мог погреться у прекрасного светильника…

Акт II[править]

Для любителей читать книги не с самого начала — краткое содержание предыдущей части.
Кузнечик-вегетарианец, музыкант, лабающий в тяжёлом жанре, внезапно бесследно исчез.
Его супруга забила тревогу — ударила в колокольчик дома детектива и оставила заявление.
Опытный детектив Мотылёк хотел было привычным жестом отложить дело в долгий ящик,
но щепетильная миссис Кузнечик вновь наполнила ему о служебном долге, прислав письмо.
Мотылёк окончил свои ностальгические (и не очень) воспоминания и отправился на поиски.

Пещера Лейхтвейса
~ Мотылёк про забродившую малину

Мотылёк бежал, отчаянно перебирая всеми свободными лапками. Ему надо было покончить с визитами до наступления темноты, чтобы успеть допросить всех, кто видел Кузнечика перед его исчезновением. Штатный осведомитель Блоха, которую он недавно ловко подковал (то есть завербовал или при помощи угроз пытками склонил к добровольному сотрудничеству), ничего толком не сказала. От жены пропавшего без вести Кузнечика мало чего добьёшься, ибо она только и делает, что всё время рыдает. Даже вездесущие Козявки и те испугались и убежали. Таким образом, Мотыльку предстояло отправится к тем, кто его хорошо знал — к мухам. Благо дом их располагался неподалёку от холёного особняка детектива, то есть прямо на городской свалке.

Как и следовало ожидать, дом их оказался грязным и пропахшим свежим навозом. Когда детектив приблизился вокруг пристанища мух уже летали ночные бабочки. Наконец детектив, осторожно переступая лапками через груды небрежно сваленного мусора, добрался до крыльца. Звонка, разумеется, не оказалось. Пришлось кричать и стучать сжатыми в кулачки лапками в дверь.

— Кито там, Вано? — донеслось из-за двери.
— Ни видишь мы кушаим? Сам иди проуверь, эй!

Дверь распахнулась, и Мотылёк увидел перед собой крупную, мохнатую, толстобрюхую, усатую муху.
— Ну заухади, шайтан тебя раздэри. — прокричал мух.

Находясь под впечатлением, короче — в ступоре, Мотылёк всё же зашёл в дом. Пахло навозом. Мало того, что внутри ожидаемо было грязно, дом был битком набит опарышами и гудящими мухами.
— Буду краток: ну, я к вам по делу…
— Да без базара, братухааа, э! Какой дела-шмела? Гостим буишь! Жэна, накрыувай на стол!

Толстая, грузная муха степенно вышла из гостиной и полетела на кухню.

Детектив сел за стол с мухами. Все с аппетитом уплетали объедки и говно. Мотыльку стало немного не по себе и он, чтобы успокоить нервы дабы не стошнило, слегка отхлебнул из блеснувшей в сумерках фляги своего нектара.
— Ну какой там дело-шмело? Не стесняйся, брат, гаувари! Ми жэ усе здэсь как прикорм быуваем, опариши, мухи и моутыли. А Цыкотуха, доучка моуя ушла, звзедою стал, эххх…
— Шмело, ой то есть дело, у меня серьёзное. Слыхали, Кузнечик пропал, и я думал спросить вас, может вы что знаете.
Услышав это, мух чуть-чуть затих. Куча опарышей замолкли. Муха выронила из лапки ложку.
— Ой, Кузнечик брат! Пропаль Вася! А уведь арёл был! Курил одну лищь травку…
— Ну и что вы можете сказать? Как он вёл себя три недели назад? Он тогда пропал.
— Да увесёлым был! Коньяка нам принёс, цэлую каплю! У людэй стащил.
— Стащил… Воровство… Хммм… Точно! Спасибо за наводку.
— А нам би на водку! — прохохотал мух и вместе с ним вся его огромная семья.

Детектив вытащил из-за пазухи заранее припасённую бутылочку нектара и протянул её мухам.
— Это в знак благодарности за гостеприимство.
— От души брат!

«Ясно, что ничего не ясно», — подумал Мотылёк и, попрощавшись с мухами, побежал в местную паутину. Оставалось одно — немедленно допросить местных преступников-арестантов.

Акт III[править]

Для любителей читать книги с середины — краткое содержание предыдущих частей.
Однажды тихо и бесследно исчез местный Кузнечик-лабух тяжёлого жанра.
Его супруга обратилась к детективу Мотыльку. Тот отправился к мухам.
Общение с мухами (друзьями Кузнечика) навело мысли Мотылька на верный путь…

Придётся воспользоваться услугами информаторов…
~ комиссар Жув про Всемирную паутину

Вечерело. Вызвездило. Взошла полная луна. Поднялся сильный ветер и мотыль (мотылёк с утраченными крыльями) еле держался на земле крепко цепляясь и перебирая лапками. Наконец в лунном свете перед его взором возникло тюремное дупло. На входе стоял охранник Шмель и вдохновенно-самозабвенно покуривал пыльцу аптечной ромашки.
— День добрый, детектив Мотылёк! Какими судьбами? Каким ветром к нам занесло?
— Северо-западным. Мне, понимаете-ли нужно допросить преступников. Ну, по поводу Кузнечика.

По-прежнему, не переставая попыхивать пыльцой, Шмель протянул Мотыльку финский нож.
— Смотри осторожно там. Если чо — сразу пыряй. Всегда утихают, падлы.

Мотылёк заполз в дупло. Там было сухо и мрачно. Огромная паутина была усеяна преступниками. Из-за двери, справа, вышел дежурный офицер Богомол и начал вечернюю поверку преступников. Обычно, когда он зачитывал имена преступников и их уголовные статьи, те отзывались:
— Паучок-старичок: домогался до несовершеннолетних мух!!!
— Здесь!
— Тараканище: каннибализм и педофилия!!!
— Здесь!
— Стрекоза: проституция!!!
— Здесь!
— Сороконожка: слишком много знает…
— Здесь!

Проверив наличие всех негодяев в паутине дежурный офицер подошёл к детективу.
— Здравствуйте детектив Мотылёк, приятная встреча. Вы кого-то ищете? Или… (Богомол перешёл на шёпот) Вам опять понадобился мак?
— Нет, благодарю. И я не ищу конкретного преступника. Точнее я ищу кого-нибудь, кто знает, куда пропал Кузнечик.
— Не буду Вам мешать.

Офицер Богомол удалился.

— Итак, кто из вас, придурков, не мечтает об амнистии? Дело за небольшим: нужны любые сведения об исчезновении рокера Кузнечика!
Из необъятной паутины, заполнившей практически всё свободное пространство дупла, никто не отозвался. Это и понятно. Мотылёк прекрасно знал, что в уголовном мире откровенно стучать не принято, но времени на сантименты у него не было. Я последний раз интересуюсь, сказал детектив, небрежно помахивая подаренным ему финским ножом. Острый взгляд видавшего виды Мотылька упал на Сороконожку, которая энергично-небрежными жестами манила его к себе. Аккуратно (чтобы случайно самому не вляпаться) пробираясь по паутине, детектив через некоторое время добрался таки до Сороконожки. Присев на нить, Мотылёк закурил свою заветную трубку.
— Ищешь Кузнечика? — спросила Сороконожка.
— Значит хорошо слышишь. Итак что ты можешь сказать? Говори!
— Не гони гусей, бескрылик… — язвительно бросила преступница, почувствовав лёгкое дуновение амнистии или, в крайнем случае, УДО[1].
Мотылёк посмотрел на свои оборванные крылья и накинулся с ножом на Сороконожку.
— Издеваешься, сука! Хочешь чтобы я тебе все ножки поотстрогал?! Я тебе тут не шутки шутить пришёл!
— Он знает… Приходи на Ромашковую полянку. В полночь. Сегодня. ОН ЗНАЕТ!!!
— Кто — «Он»?
— «Больше я ничего не могу сказать», — пробормотала сороконожка и вся затряслась от ужаса.

Не менее аккуратно выбравшись из дупла, Мотылёк накинул пальто и побежал. Он бежал, усиленно перебирая всеми лапками, чтобы успеть до наступления полуночи на Ромашковую полянку. Он не знал, что его там ждёт, но он был серьёзен, предельно собран и полон уверенности в своём успехе. Похоже, мак таки действовал.

Акт IV[править]

Для любителей читать книги с конца — краткое содержание предыдущих частей.
Однажды тихо и бесследно исчез местный Кузнечик-лабух тяжёлого жанра.
Его супруга забила тревогу. Детектив Мотылёк отправился на поиски.
Детально изучив досье и опросив кого следовало, он вышел на след преступника.

На ромашковом поле в сердце моём —
Я не буду гадать любишь или не любишь.
На ромашковом поле в сердце моём —
Ты со мной целоваться будешь…
~ Лягушка про Мотылька
Детектив наш, Мотыльков, —
Он немножко бестолков:
По ночам, когда бывало
Луна в окна заглядала,
Брал свечу и шёл к окну —
Любоваться на Луну…
~ Обыватели про Мотылька

На Ромашковой полянке было необычайно тихо. Ветер почти успокоился и только легонько обдувал волоски детектива. Становилось всё темнее и темнее. Приближалась полночь. Внезапно раздался всплеск. Мотылёк обернулся и увидел, как по огромному для маленького насекомого пруду расплывались круги. «Наверное водомерки опять пляшут» — подумал Мотыль. Но водомерки не занимались в тот вечер танцами и на пруду никого не было. Мотылёк немного заволновался, но лунный свет его слегка успокоил. Вдруг откуда-то раздалось кваканье. Оно было громким и протяжным. Детектив замер и оглянулся — никого. «Странно…», — подумал он — «Кто бы это мог быть?». Мотылёк ещё раз прислушался и услышал шлёпающие шаги, которые неумолимо приближались сзади. Он резко обернулся и увидел «Его»: Лягушку Прожорливое Брюшко, известную в преступном мире по кличке Пробрюшливое жорло.
— О-о-о, Вы таки пришли, детектив Мотылёк… — засмеялась мокрая и блестящая в лунном свете крупная амфибия.
— Да я тут уже как бы час стою если ты не заметила!
— Так Вы уже всё знаете об убийстве Кузнечика…
— Стоп какое убийство? А как ты его могла убить?! Всё ясно: ты его тупо стрямкала, то есть съела…
— Да блин. Вот почему актов только четыре, а не пять? А я готовила хитрый план, чтобы соблазнить и заманить тебя в ловушку в главном акте этой пьесы…
— Сдавайся Лягух-мерзавец! — грозно крикнул Мотылёк, для большей убедительности перейдя на язык мух и достав дарёный финский нож.

Лягушка, услышав эти слова, достала пистолет и проквакала:
— Сейчас это всё закончится, раз и навсегда!
Раздался выстрел и злодейка попала в детектива, отстрелив ему лапку с ножом, которая отлетела прямо в пруд.
— Тебе не улететь, тупой бескрылый Моты…
Пробрюшливое жорло не успела закончить фразу, как вдруг откуда ни возьмись прилетел очень редкий аист, одарённый от природы прибором ночного видения. Сладострастно повертев лягушку на клюве, он проглотил её тушку, громко отрыгнув пистолет.
— «Вот тебе и пятый акт», — подумал аист и улетел.

На верёвке смотрит вдаль
Комсомольский секретарь…
~ Бандерлоги про наречие «вдаль»

«Лапка не крылья — вырастет новая, а прожорливой лягушке таки вспороли брюшко», — язвительно подумал детектив и ушёл вдаль… Нет, не для того, чтобы смыться, а для того, чтобы таки написать подробный отчёт и затем беспрепятственно любоваться на Луну. Луна была давней страстью и несбыточной мечтой Мотылька, ещё с тех былых времён, когда он мог изо всех сил махать крыльями, чтобы хоть как-то приблизиться к ней. Однако никаких знаков взаимности со стороны холодной красавицы Луны Мотылёк так и не получил. Тем не менее, он продолжал обожать её и туманной, и ясной, и ущербной, и полной… Когда Луна молодела и на какое-то время исчезала с небосклона, Мотылёк откровенно хандрил и скучал в ожидании возвращения ледяной красавицы. Тогда он направлялся к висящему высоко на дереве вечному светильнику, который неизменно манил к себе всех без исключения мимо пролетавших мотыльков. Об этой страсти местного детектива было известно всем без исключения обывателям Цветочной долины. Многие смеялись над ним, предлагали переименовать его детективное агентство «Махаон» в «Лунный свет», а некоторые даже сочувствовали. Выскользнув из лап мальчика-садиста, он был уже не в состоянии хоть как-то на время приблизиться к вожделенной Луне. Теперь оставалось лишь созерцать её из окна любимого Мотыльком особняка на окраине города, а в период новолуния ходить и смотреть на недосягаемый светильник — жалкое подобие великолепной Луны…

Эпилог[2][править]

Конец — делу абзац.
~ Мафия про задание киллеру
Конец — делу венец.
~ Прокурор про закрытие дела

«Нееееееееееееееееееееееет!!! Только не конец!» — проорала лягушка, обожжённая кислотой желудочного сока…

Примечания[править]

  1. В переводе с казённого: условно-досрочное освобождение преступника за примерное поведение.
  2. Конец рассказа, в кругах, к которым я близок, называется Эпилог!