Участник:Глючарина/пикирк

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Триумф Воли летит через астероидное поле. Астероиды явно сделаны из шоколадных хлопьев Несквик, за что Nestle заплатила немалые деньги. Действие переносится в кают-компанию. В кают компании сидят Члосс и Новоспаржикевич.
Новоспаржикевич: (Читает газету в компьютере) Посмотрите-ка, доктор, что пишут. «На планете космических амишей беспорядки. Предполагаемый противник распространяет среди населения якобы написанные Объединённым Содружеством Федераций Планет обещания закрыть церкви и открыть вместо них школы, а женщин заставить бороться за гражданские права. На место вылетел презедент, чтобы объяснить что нам нужен только уран из их недр.»
Члосс: Да, чёрная пропаганда — это всегда прекрасно.
Новоспаржикевич: А чем она от белой отличается?
Члосс: Ну, белая пропаганда — это когда капитан говорит, что всех нас любит и ценит и мы понимаем, что лучше его слушаться.
Новоспаржикевич: А чёрная?
Члосс: Это когда капитан наряжается врагом и говорит как он нас ненавидит и пророчит нам мучительную смерть. И мы понимаем, что лучше слушаться всё-таки капитана.
Новоспаржикевич: А когда капитан врагом не наряжается, а говорит то же самое?
Члосс: Это своевременный обмен объективной информацией, столь необходимое для гармоничного развития нашего маленького сообщества.
Голос капитана по громкой связи: Господа офицеры! Случилось ужасное! Пожалуйста пройдите на мостик чтобы узнать что именно.

Чуть позже на мостике. Все главные герои присутствуют
Пиночет: Зачем вы вызвали нас в столь поздний час по времени Йоханнесбурга?
Пикирк: У нас есть секретное задание.
Новоспаржикевич: (апатично) О боже мой, о боже мой, нет. Как такое могло случиться?
Пикирк: Мы должны посетить станцию Сундук Мертвеца и доставить им содержимое этого стеклянного сейфа. Что находится в этом сейфе — большая военная тайна, поэтому я запрещаю вам смотреть сквозь его стенки.
Д’жонни: А может не стоило делать сейф прозрачным?
Пикирк: Не стоило. Но командованию мы этого не скажем, а то оно разжалует нас в арестантскую роту.