Абсурдотека:История Хижинбурга

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск
Вид с моря на Хижинбург (Айвазовский, картина маслом, XIX век)
Пиратская карта ХР (XIX век)

Общепризнанная версия ЮНЕСКО[править]

Если верить летописи, случайно обнаруженной во время евроремонта за печкой в одной из богатых белокаменных хижин, постоянное народонаселение на территории Хижинбурга возникло в Средние века. До этого здесь периодически отмечались разного рода кочевники, которые даже на зимовку здесь не оставались, так как находили себе места и по лучше. Титульный лист вновь обретённой средневековой летописи висит в красном углу местной краеведческой хижины, расположенной рядом с каланчой. Любой посетитель музея-каланчи может прочесть:

«Не лепо ли ны бйашетъ, братие,
начйати старыми словесы
трудныхъ повестий о славномъ царстве,
Имйа егоже — Хижинбург?
Начйати же сйа тъй песни
по былинамъ сего времени,
а не по замышлению Бояню!»

Лепо, конечно. Да только Боян или те монахи, которые переписывали сей свиток, всё переврали и начинают свою повесть-летопись довольно резко для своей братии. Потому как недовольны этими старыми словесами. Сей исторический документ написан в явно предвзятом стиле: царя-батюшку там именуют не иначе как «Красно Солнышко». Но аксакалы-старожилы согласно преданиям передающимся сквозь поколения из уст в уста утверждают, что так упырюгу царя именовали только в официальных грамотах, а на деле звали его «царь с красной рожей», так как он был большим любителем этого дела. Ну, а для начала таки посмотрим, что излагают по этому поводу настоящие учёные из-за бугорья.

Первое поселение возникло в средние века. В раннем средневековье на территории современного Хижинбурга на постоянной основе жили древние племена упыричи и твердотеменцы, а также кочевники-тюрки — печеньеги и полуовцы. Печеньеги и полуовцы были одержимы идеей покорить древний Хазарский каганат и регулярно совершали набеги, переходя вброд реку Пригоражка, после чего надолго исчезали. Через некоторое время ма́лая их часть возвращалась зализывать раны и готовиться к новым набегам. Вот так и жили — компьютеров и спутникового ТВ с репортёрами тогда ещё не было.

Наиболее древнее поселение — порт Трахтенберг. Возникло в Средневековье из-за удобной природной бухты, в которой бросали якорь корабли, застигнутые бурей, либо серьёзно пострадавшие от неё. Моряки не только могли пополнить запасы пресной воды и провизии, но и починить оснастку, такелаж и даже соорудить новые мачты в замен сломанных ураганным ветром. Это обстоятельство способствовало развитию торговли. Появились менялы, так как моряки расплачивались валютой своих государств, а для взаиморасчётов между кораблями разных стран был необходим обмен валют. Появление свободно-конвертируемых денег всегда было мощным стимулом к развитию древнейшей профессии — проституции. Злые языки говорят, что именно обилие публичных домов и неорганизованных уличных шлюх послужило названием древнего порта. Но местные старожилы знают, что название имеет иностранное происхождение, не имеющее отношение к траху как таковому.

Именно в порту изначально зародилось казачество как таковое. История возникновения хижинбургского казачества является излюбленной темой городских легенд и преданий. Согласно одной из легенд, в порту объявились два громилы. Вопрос откуда они там взялись до сих пор остаётся без ответа. Но факт остаётся фактом: на обжитом и относительно развитом побережье Хижинбурга завелись отморозки, которые крушили, дерибанили и трахали всё, что им попадалось на пути. Жители хижинбурга в то время возводили только хижины, а на освоение военных премудростей у них просто не оставалось времени (как говорится, из сказки слова не выкинешь, излагаем дальше). В порту праздно шатались три брата недоросля (подростка по-современному). Крушить и дерибанить им не позволяло воспитание, полученное от основателя рода, а трахать им ещё просто не давали, да и денег тоже не было. Созвал их батька как-то рано поутру и вдруг говорит ни с того ни с сего, что нужно дескать уже расширяться и выходить за пределы одной, отдельно взятой хижины. А то работать — так двое (имел в виду себя и мать), а жрать — вся семья. Короче, идите и не просто идите, а постройте себе хижины и живите отдельно! Удивлённые братья покинули родной двор и пошли искать подходящее для строительства место. Идут и обсуждают. По незыблемой традиции первым взял слово старший: «Прикинь — легко отделались, у соседа бухой батька заставил сыновей из лука стрелять, типа невест выбирать… так младшего ваще на местной жабе женили». Да-да, как же — слыхали. А жаба ревнивая досталась: как только муженёк на сторону соберётся, так она аж из кожи вылазит. «А ты, Нюх-Нюх сильно не радуйся. Это — только начало», — взял слово средний брат Них-Них (ранее Ник-Ник, но так Ника он придумать не смог, а только любил вворачивать восклицание «них…я!» по поводу и без). А младший скромно промолчал. По жизни он слыл пофигистом, за что его и звали Нах-Нах. Выбрали они себе необустроенный участок на опушке: и с моря не так сквозит и лес рядом. Начали строить хижины. Первым, переоборудовав стог сена, окончил строительство Нах-Нах. Вслед за ним соорудил из хвороста свою хижину средний брат Них-Них. Вот только старший трудился несколько дней не покладая рук, таская камни с побережья, скрепляя их глиной и мхом. Хижину сделал добротной и свободной, а в центре выложил очаг. Крышу он сделал из плотно подогнанных дубовых досок. Таким образом, его жилище оказалось готово к любым сюрпризам, не зря его называли Нюх-Нюх. Долго ли, коротко ли, но два громилы добрались таки до заветной опушки и обнаружили новостройки. Стог сена (хижину незадачливого Нах-Наха) они тупо подпалили непогашенным бычком (вряд ли из злого умысла, скорее по собственной тупости и привычке бросать окурки куда попало). Из горящего обиталища выбежал перепуганный Нах-Нах и тут же получил в нюх. «Да это же знамение!», — подумал он и побежал искать защиты у старшего брата. Тем временем огонь перекинулся на кучу хвороста — так сгорела обитель среднего брата. Из горящей хижины еле выбрался Них-Них и только произнёс своё любимое «Них…я се!» как тут же огрёб прямо в табло. «Роскомнадзор», — догадался он и побежал за советом и помощью к старшему брату. А старший брат к тому времени не только достроил хижину, но завёл кур и заканчивал сооружение забора вокруг своего надела. Увидев своих изрядно запыхавшихся братьев со следами увечий средней степени тяжести на лицах, Нюх-Нюх сразу всё понял и молча оторвал одну из досок от нового забора. По началу громилы даже не вздрогнули — Нюх-Нюху пришлось оттяпать ползабора для спасения братьев. Короче, хеппи энд: и громилов извёл, и братьев спас. И стали они все вместе жить и неприятностей наживать (шутка). В народе хижину братьев-освободителей стали именовать куренём от самого крупного курятника, пригороженного к каменной хижине, а старшего брата (Нюх-Нюха) с тех пор стали уважительно величать куренным атаманом. Вот так и зародилось казачество в Хижинбурге.

Возникновение споров между понаехавшими и/или местными послужило поводом для создания суда. А чтобы шум во время процессов не нарушал привычный шум порта, было принято решение перевести всю администрацию в отдельный город — столицу. Вдали от побережья и бандитов начали бурно развиваться разного рода банки, суды и другие столичные атрибуты. Многие купцы (из местных) считали особым шиком иметь дачу в столице (в порту у них была торговля, а отдыхали они вдали от портовой суеты). Купцы начали возводить хижины из камня, который баржами переправляли по реке Пригоражка из Диких гор. Несмотря на то, что территория Диких гор располагалась за официальными границами Хижинбургской республики (ХР), охранять её всё-равно было некому, и купцы возили строительный камень беспошлинно, то есть даром. Новые хижины из хорошо и плотно пригнанного камня проложенного мхом не нуждались в дополнительной отделке. В таких домах безопасно устанавливались печи и долгими зимними вечерами в белокаменных хижинах было уютно и тепло. Обилие хижин из белого камня Диких гор дало название столице — Белохижинск. Там же со временем был построен величественный царский дворец.

Дворцовый переворот[править]

Картина маслом: «Жительница Хижинбурга прогоняет царскую стражу»

Мир — хижинам,
война — дворцам!

Время шло себе тихой поступью. Очередной царь, выйдя на крыльцо своего новенького дворца в виде сруба забацанного торговым и наёмным людом под ретро, внезапно был обделан пролетавшим над ним сизым или сытым голубем. Вот такой конфуз случился на глазах холопов… Но представители царствующей династии монархического Хижинбурга традиционно за словом в карман не лезли. Царь тут же при большом скоплении народа (многих не ослепили, как это делалось раньше, а реально оскопили) объявил себя помазанником божиим. Но что-то пошло не так, а что именно — это предмет горячего спора историков. Однако нам (не историкам) доподлинно известно, что основная движущая сила истории — бабы. Вообразите себе баб, к которым вечером вернулись кастрированные мужики… Как только бабы Хижинбурга осознали, что это объективная реальность, данная им действующим царём в ощущениях, они собрались перед дворцом. Поорав для пущего задора, собравшиеся активистки начали злословить царя. Однако, не взирая на митингующих, тот велел запереть ворота дворца и «прогнать гневных баб на х… с дворцовой площади Белохижинска» (цитата и цензура — в оригинале точек после х не было). Когда бабы осознали, что их снова обманули: не прогнали, а тупо вытолкали с площади, они начали возводить баррикады на примыкающих к дворцу улицах. Наиболее отчаянные и бедовые бабёнки с обнажённым торсом и флагом в руках залезли на баррикады и обратили в бегство царских стражников. Затем они поднажали и перевернули царский дворец вверх дном, а дрова растащили на постройку хижин нового посёлка. Новоиспечённый помазанник божиий был пойман и немедленно принуждён к сожительству. Однако то ли из страха, то ли по недомыслию нагло отказался. После чего ко всеобщему удовольствию и одобрению был посажен на осиновый кол, где и провёл остаток своей недолгой жизни в философских раздумьях о судьбах родины. Памятник ему решили не возводить — молодой республике и без этого не хватало средств на новые масштабные и амбициозные проекты.

В результате дворцового переворота было изменено название на ХР (Хижинбургская республика), Монархический флаг был развёрнут на 90 градусов, а на гербе вместо короны и монаршей монограммы на красном фоне появился корабль на лазурном. Также были приняты и другие судьбоносные для нового государства решения.

Всякое государство нуждается в защите от понаехавших и соседей. Белохижинск расположенный на берегу реки Мудон не стал исключением. Чтобы унять разыгравшиеся аппетиты соседей замудонцев (к тому же считающих территорию ХР своей исконной) был создан второй укрепрайон Юлианополь (самый передовой и агрессивный, который в начале двадцатого века был переименован в Григориополь). И всё было бы хорошо, но весной разливались реки Мудон и Пригоражка, вызывая не только наводнение, но и паводок — повторное пришествие большой воды, вызванное возвратными осадками.

Для защиты продажных, но временами свободолюбивых обывателей, обслуживавших понаехавших в порту, был создан укрепрайон Рыбокитский (позже переименованный в Припортовый, так как китовый промысел благополучно почил в бозе, а порт остался и даже разросся). Причиной начала второй волны процветания некогда увядающего и запустевшего после занесения китов в международную красную книгу и запреты их промысла порта Трахтенберг стал переход с парусов на паровую тягу. В Уютной бухте начали вставать на якорную стоянку первые пароходы. Они сильно коптили, были тихоходны и прожорливы в плане топлива. Находчивые моряки, которых отпускали на берег, обнаружили каменный уголь буквально валявшимся под ногами. С криками: «а какого лешего нам переплачивать спекулянтам-англичанам, когда можно взять уголь прямо здесь!» они возвратились на борт парохода, чтобы вооружиться ломами, кирками и лопатами. С тех пор добыча угля ведётся в Хижинбурге открытым способом и является одной из статей дохода местных жителей.

Для решения проблемы наводнений, было решено силами разного рода нищебродов соорудить защитную дамбу. Это была воистину масштабная стройка: дамбу пришлось насыпать от безымянного холма до большого озера. Результатом непосильного труда средневековых обывателей Хижинбурга в кратчайшие сроки был возведён рукотворный горный массив ВХД (или просто — Великая Хижинбургская Дамба) протяжённостью свыше 50 000 метров и высотой до 3 до 6 метров. Из рабочего посёлка, расположенного у Холма за дамбой вырос третий город ХР — Задамбай (центр третьего укрепрайона — Каме́нского). Со временем его отдалённость от шумных Белохижинска и Трахтенберга, а также относительная малонаселённость послужили причиной строительства официального офиса пенсионерки Каменской, где она написала свои лучшие литературные произведения.

Согласно исторических документов, свидетельств старожилов Хижинбурга, а также граничных стран, Хижинбург официально всегда являлся независимым и самостоятельным государством, в котором в результате разного рода подъёмов-переворотов жителей менялся только строй. Природа также участвует в общественно политической жизни ХР. Два раза в год поднимается сильный ветер: весной со стороны Диких гор (предвещает начало тёплого сезона), а осенью со стороны Бурного моря (предвестник наступления холодов и зимы). Влажный и холодный ветер со стороны Бурного моря не любят не только жители ХР, но и моряки всех стран. Как только начинает дуть холодный и пронизывающий ветер со стороны Бурного моря, все корабли снимаются с якоря и уходят подальше от берегов в открытое море. Как говорят учёные, результатом столкновения влажной холодной массы с окружающими предметами является образование огромной массы льда. А это — нехилая тяжесть. И если образующийся лёд вовремя не скалывать и не удалять за борт, то вся новообразованная масса способна не только опрокинуть, но даже потопить любой корабль, застигнутый непогодой в Уютной бухте. Местные жители не различают сезонности, а просто любой из двух ветров называют Ветер перемен. Этому также есть объяснение. Столетиями сухопутных жителей Хижинбурга, которые никогда не строили ни лодок ни кораблей, интересовало только благосостояние их хижин. Кстати, обслуживали прибывающих из разных стран моряков они тоже исключительно с целью заработать средства на улучшение благосостояния своих хижин. Сезонные ветра всегда отличались силой и порывистостью. В результате многие хижины оставались без крыши, а особо хлипкие просто сносило в Бурное море или ближайший овраг. Жители Хижинбурга всегда отличались трудолюбием: как муравьи они с упорством, достойным лучшего применения, возводили новые хижины на месте унесённых ветром и латали крыши всем остальным. В школьных учебниках этот процесс носит название сезонная перестройка.

После непродолжительной кровавой войны с Замудоньем, а также в результате успешного отражения неприкрытой прямой агрессии, независимый Хижинбург был преобразован в ХР (Хижинбургскую Республику).

Для содержания разного рода отморозков, асоциальных элементов и других беспредельщиков на территории ХР организовано две исправительные колонии: ИТК «факел» (для особей с генотипом XY) и Роза (для обладателей генотипа XX).