Эта статья была написана в рамках турнира
Статья проверена участником Edward Chernenko

Абсурдотека:Сэр Персиваль и волшебная монтировка

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
Abteca emblem.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…
Посмотреть весь список авторов
На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Через густой лес шла дорога. Конечно, дорогой её можно было бы назвать только по стандартам Королевства, согласно которым дорогой считается любой участок пространства, на прокладку дороги по которому были выделены деньги, поскольку до дороги деньги не дошли. К счастью, положение спасли крестьяне, которых местный лорд послал массово протаптывать тропинку через лес. На обочине дороги у костра сидели две фигуры, принадлежавшие благородному сэру Персивалю и его верному оруженосцу Педро. Сами сэр Персиваль и Педро тоже присутствовали.

— Нет, всё-таки это неправильно, — вслух подумал Персиваль.
— А что не так, — отозвался Педро, — мы найдём королю монтировку, король отдаст за тебя принцессу, всё честно. Принцесса вроде не уродина, дай бог не помрёт от средневековой антисанитарии, будешь как ацтек, в шоколаде.
— А вот женюсь я на ней, так мне придётся с ней заниматься, с позволения сказать, любовью. А её-то никто не спрашивал, хочет она, не хочет. Получается, мне продают секс-рабыню за монтировку.
— А ты у нас что, феминист, что тебя интересует, чего хотят женщины? — поинтересовался Педро.
— Я о феминистах в жизни не слышал.
— Я тоже, но со дня на день жду их появления.

Глава, в которой сэр Персиваль заходит в таверну, и что из этого вышло[править]

Мрачным весенним утром сэр Персиваль появился на пороге гостиницы Счастливый Свин. Как только он заметил вывеску, на которой счастливый свин готовился стать вкусной и полезной сосиской, он понял, что заведение, пропагандирующее смирение и самопожертвование, ему классово близко. Персиваль и Педро уселись в тёмном углу и принялись смиренно уплетать огромные куски мяса и благочестиво запивать их пивом и вином.

— Знаешь, Педро, — задумчиво произнёс Персиваль, — чтобы добыть монтировку, нам нужна команда. Наверняка в этой таверне есть колдун и баба в бронебикини. Нам надо их завербовать.
— Баба в бронебикини — это, конечно, хорошо, — ответил Педро, — только, боюсь, моя жена такую компанию не одобрит.
— Может, твою жену в бронебикини нарядить тогда?
— Нет, этого мы точно не переживём. Впрочем, самое главное — найти предателя.
— Зачем нам предатель? — удивился сэр Персиваль.
— Вы, благородный сэр, забыли древнюю мудрость. Там, где собираются больше двух человек, обязательно заводится предатель. Так мы хотя бы будем держать его под контролем.

Сэр Персиваль встал в полный рост и огласил таверну тихим шёпотом. «Нам нужен колдун и девка в бронебикини, чтобы победить силы зла и спасти королевство!» — прокричал он, но только эхо было ему ответом. «Ну и сидите тут, как придурки, а я стану героем королевства», — проворчал он и пошёл наверх спать в номерах. Через час в дверь его номера постучали. На пороге стоял человек с глазами, которые горели так ярко, что вызывали подсознательное желание бежать за ведром воды.

— Благородный сэр! — воскликнул тот человек, — ваши слова воодушивили меня. За вас я готов на многое пойти. Я Сигмар Голое Пузо, простой сын купца и жены рыбака, но ради вас я стану колдуном!
— А бронебикини наденешь? — уклончиво поинтересовался сэр Персиваль.

На следующее утро Персиваль, Педро и Сигмар собрались за столом, чтобы драматическим шёпотом обсудить планы на будущее.
— Так, значит, смерть драконья в сундуке, а сундук в королевской сокровищнице. И ключ от сундука утерян. Поэтому чтобы избавиться от дракона, надо вскрыть сундук волшебной монтировкой? — попытался прояснить ситуцию Сигмар.
— Ну да.
— А кто сундук туда поставил? — продолжил выяснять предысторию новоявленный колдун.
— Дракон, кто же ещё?
— Так ваш дракон, что, спятил? — сын купца и жены рыбака начал чувствовать, что его непоколебимая убежедённость в логичности Вселенной начала совершать колебания.
— Да нет, это как раз логично, — объяснил Педро, — если хочешь спрятать дерево — прячь в лесу. В сокровищнице были сотни сундуков.
— Впрочем, — продолжил метафору оруженосца Персиваль, — если ты хочешь прятать дерево от дятлов — лучше всё-таки прятать вне ареала их обитания.

Рыцарь, оруженосец и колдун вышли из таверны, сели на лошадей и ускакали в закат. Потом вспомнили, что их цель находится южнее, и ускакали под углом 90° к закату.

Глава, в которой Персиваль, Педро и Сигмар идут через заброшенные шахты, и что они там нашли[править]

Персиваль жестом порекомендовал своим спутникам остановиться, слез с лошади и развернул карту.

— Дальше ни шагу, — сказал он, — мы входим на территорию Священной Римской Империи.
— А чем это плохо? — поинтересовался Педро
— Это самое неточное название, какое можно придумать. Она не священная, не римская, да и империя из неё так себе. Есть только одно объяснение — страна населена толстыми троллями. Нам нужно идти в обход. Предлагаю поискать заброшенную шахту, которая тянется через всю страну.
— А такая есть? — удивился Сигмар
— Конечно, любой правитель должен вырыть одну такую, для быстрой переброски войск по стране.

Вскоре вход в шахту, замаскированный под обычный вход в шахту, был найден. Освещая себе путь факелами, Персиваль, Сигмар и Педро спустились вниз.
— Мне не нравится это место, — беспокойно произнёс оруженосец, — у меня от него клаустрофобия. Кажется, что свод вот-вот обвалится, и мы все умрём.
— Это не клаустрофобия, — заметил Персиваль, — это объективная реальность, данная нам в ощущениях.

Группа вошла в обширный зал, и тут же путешественники обратили внимание на то, что пол был покрыт тонким слоем высококачественных человеческих черепов.
— По-моему, тут кто-то умер, — отметил Сигмар.
— А что, есть другие варианты? — совершенно искренне саркастично спросил Педро.
— Нет, ну может мы набрели на главное государственное черепохранилище для нужд френологов и пиратов, — предложил Персиваль.

Педро заметил на стене множество мелких надписей и, предполагая, что они могут пролить свет на события, послужившие образованию аномальной концентрации черепов, предложил Персивалю их почитать. Рыцарь обратил взор к первому попавшемуся сообщению и вслух, с выражением прочитал: «Начальник — козёл. Сказал, что пьяного в шахту не пустит, и плевать, что я напился в этой комнате. Теперь пока не протрезвею — домой не попаду». Аналогичные жалобы на самодурство встречались и в других надписях. Похоже, шахтёров заперли в этой комнате, пока они не протрезвеют, а они умерли с голоду, так и не протрезвев. Скелеты долгое время валялись без присмотра, пока их не убрала администрация шахты, черепа оставив в назидание потомкам.

Пробравшись через завалы черепов, сэр Персиваль повёл своих спутников наугад, надеясь выйти на поверхность на другой стороне Священной Римской Империи. Надежды его не были такими уж беспочвенными, поскольку путь был только один и вперёд, а привести куда-то ещё он не мог по правилам шахтёрского дела.

— Именем императора, как бы его ни звали! Стоять на месте! — раздался голос сторожа. Поскольку бороться со сторожами у сэра Персиваля не было никакого желания, он бросился наутёк, увлекая за собой товарищей. Так они достигли моста через бездонную пропасть.
— Ты не пройдёшь! — крикнул Сигмар Голое Пузо и встал в драматическую позу поперёк моста. Потом подумал и, разочаровавшись в героизме, бросился бежать вслед за остальными, аннулируя свои заявления.

Глава, в которой наши герои добираются до Пиратской Бухты, и как они нашли карту[править]

К счастью, сторож бегал медленно, да и крик Сигмара он принял на свой счёт, замешкавшись и ожидая подвоха вроде слишком узкого коридора, в который он не пройдёт. Поэтому когда он вылез из-под земли, сэр Персиваль уже давно пересёк границу Священной Римской Империи и затерялся в лесах. Некоторое время он плутал по лесу в поисках, пока эти поиски не привели его в Лиссабон, также известный в те времена как Пиратская Бухта.

Удобно расположившись в борделе (cэр Персиваль несколько часов искал, но так и не нашёл заведения, где к горячему обеду не подавали дорогих проституток) Персиваль обрисовал план действий.
— Завтра мы пойдём в Лиссабонский центр картографии и навигации.
— Зачем?
— Потому что искать волшебную монтировку в Африке без карт — это как играть в дурака шахматными фигурами. Можно, конечно, было бы желание, но с картами всё-таки удобнее.

На следующий день Персиваль пришёл в центр картографии, как и намеревался. Он уже готовился отдать за неё кругленькую сумму, а, может быть, и сумму в виде правильного многоугольника, если картографам будет угодно. Однако вместо этого картограф не спросил даже его имени и протянул бумажку с именами.
— Это что такое, гражданин картограф? — удивился рыцарь.
— Я тебе не гражданин картограф, а трекер. А это — имена. Придёшь и срисуешь с первого границы, со второго наименования, с третьего — условные обозначения, с четвёртого — легенду, — ответил ему картограф, оказавшийся трекером.
— А почему нельзя целиком карты рисовать? — продолжил удивляться Персиваль.
— Это новая, прогрессивная система. Позволяет обмениваться ворованными картами без центрального хранилища. Так что ни полиция, ни армия, ни какие-нибудь конкистадоры нам не страшны.

Следующие несколько часов Персиваль бегал с куском пергамента по Лиссабону, пытаясь освоиться с новой технологией обмена информацией. Первый картовладелец пытался напоить рыцаря вином, чтобы продать в рабство сарацинам. У второго столпилась такая толпа, что Персиваль не мог протолкнуться несколько часов, и от пребывания в душном помещении ему пришлось прибегнуть к современному и модному средству релаксации — кровопусканию. Третий картовладелец запер дверь и отказывался отпускать Персиваля, пока тот не купит в рабство валяющегося в углу в пьяном обмороке рыцаря, отчего принципиальному противнику рабства Персивалю пришлось убегать через окно. Когда же он пришёл к четвёртому, то застал только аббата, читающего Библию над трупом. Поняв, что только что поймал легендарного библиобойца с поличным, Персиваль погнался за ним, но тот скрылся в тёмных переулках, а рыцарь остался с картой без легенды.

Поняв, что в Лиссабоне ему делать больше нечего, и понадеявшись на интуитивность условных обозначений, Персиваль собрал свою команду и погрузился в корабль до Африки.

Глава, в которой сэр Персиваль беседует с камнями, и где нашлась монтировка[править]

Сэр Персиваль, Педро и Сигмар удобно расположились вокруг карты, гадая что им делать дальше, и жалея, что не знают смысла условных обозначений.
— Ну, вот смотрите, — ткнул Сигмар пальцем посередь пустыни, — череп. Пойдём-ка туда.
— Почему туда? — Педро черепа не любил и не без оснований считал, что хорошее место черепом отмечать не станут.
— А ты посмотри, какой большой мозг туда влезет. Наверняка это место большого знания.

Решив, что череп — обозначение ничем не хуже остальных, сэр Персиваль повёл свой отряд к месту, отмеченному черепом. Этим местом оказалась дыра в скале, также известная как Пещера Жестокой Смерти. Если бы сэр Персиваль знал это, он бы вряд ли вошёл в неё. Но он не знал.

Как только сэр Персиваль переступил порог пещеры, его немедленно окружило местное дикое африканское племя и навело на него свои отравленные желчью копья. Вперёд выступил вождь и сказал: «Сдавайтесь, бледнолицые, и примите свою смерть как мужчины, то есть вопя и корчась». Сэр Персиваль, впрочем, так легко сдаваться не собирался, и потому ответил: «С чего бы мне сдаваться, нас целых трое, а вас только пятьдесят. Вы же в меньшинстве». «Ты силён духом, белый человек, — ответил вождь, — но слаб математическим аппаратом». В рядах племени пронёсся благоговейный шёпот. «Наш великий вождь Магумба Учдук тоже был силён духом и слаб математическим аппаратом,  — пояснил вождь, — а значит, ты можешь быть его реинкарнацией, которая пробудит нашего идола от тысячелетнего сна. Но ты должен доказать, что ты-таки реинкарнация, подняв Меч Предков».

Освещая себе путь дрожащим на сквозняке огнём факела, вождь повёл Персиваля внутрь пещеры. «Знаешь, — сказал Персиваль, — если поднять меч — уже само по себе достижение, то кому-то стоит пересмотреть свой выбор карьеры, потому что этот кто-то явно не знает, зачем нужен меч и как он работает.»

Вождь привёл рыцаря в просторный зал, где на полу лежал ржавый нож.
— Поднимай, — приказал вождь.
— Это, что ли, ваш меч? — удивился Персиваль, без труда подняв кусок металла с пола, — неужто никто не пытался его поднять?
— Да никто и не пытался, — пожал плечами вождь, — и раз уж ты его поднял, там в углу стоит наш идол, пробуди его.

Персиваль подошёл к огромной каменной глыбе, покрытой вековым слоем пыли. Ткнул пальцем провёл, обнажая чёрную поверхность.
— Эй ты, не на комоде пыль протираешь, хоть бы тряпочку взял, — вдруг услышал он голос.
— А вы, собственно, кто?
— Я — Угба-Бугба, великий идол народа Пещеры Жестокой Смерти!

Через пару минут Персиваль и Идол уже мирно беседовали на тему религии.
— Вот твой бог чему учит? — спросил Угба-Бугба
— Миру и любви, — ответил Персиваль.
— И как вы его радуете?
Сжигаем еретиков на кострах.
— Круто. Я однажды просил принести мне в жертву дождевого червя, а они мне принесли в жертву сердце вождя соседнего племени. Пришлось послать им учебник по биологии. Племя, поклоняющееся «Происхождению видов», вырастить-таки удалось. Но твоё племя, конечно, в разы оригинальнее.
— Кстати, а ты не знаешь, где мне взять волшебную монтировку?
— Конечно, знаю, — ответил идол, — но проще тебе самому её сделать, я тебе и чертёж нарисую.

Послесловие от автора, который не может согласованные предложения в заголовках[править]

На этом наша история заканчивается. Персиваль вернулся домой и отдал королю чертежи, по которым и была выкована новая монтировка. С её помощью король открыл сундук и достал драконову смерть. Потом на радостях, что теперь он может открыть любую дверь, он устроил пир на весь мир. На пиру случилась драка, а кто-то даже ослеп от некачественного пойла. Но это совсем другая история.