Статья проверена участником Edward Chernenko

Краткость

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
Краткость — сестра таланта.
~ Лев Толстый про «Войну и мир»
Краткость — мачеха гонорара.
~ Графоман про талант
Памятник вождю мирового пролетариата. Несущественные детали опущены для краткости.

Краткость (аббр. кр.) — явл. в мир. и нац. лит., кинемат., театр. иск., драмат., живоп., скульпт., архит. и промышл., а также в культуре в целом, возникшее на рубеже XIX и XX веков и проявляющее себя в сокращении удельного веса, линейных размеров или абсолютного объёма произведения интеллектуальной деятельности — будь то произведение устного народного эпоса, былина, сказ, роман, поэма, повесть, пьеса, рассказ, статья, очерк, либо глубокомысленный научный труд, либо ласкающее ухо музыкальное произведение, либо радующая глаз кинолента, либо задевающий за живое перформанс, либо зажигательное выступление оратора, либо неторопливая, задушевная беседа бабушек на лавочке у подъезда, либо невинная шутка или острый анекдот на злобу дня — с целью усиления эффекта, производимого им на слушателя, зрителя, читателя, непосредственного участника или потребителя за счёт роста концентрации полезной информационной нагрузки в контексте произведения, что, согласно изначальному замыслу разработчиков и создателей концепции краткости, должно положительно сказываться на лёгкости его восприятия и, таким образом, способствовать более полной и глубокой фиксации глубинного мессаджа произведения в когнитивном пространстве реципиента, что в теории, равно как и на практике коммуникативных отношений (что подтверждено многочисленными натурными экспериментами с привлечением самых разнообразных средств, включая психологические опыты на испытателях-добровольцах с применением так называемого «двойного слепого метода» и умозрительное тестирование на соответствие критериям фальсифицируемости, валидации и верифицируемости, являющимся, согласно современным представлениям философской науки о сущности научного метода познания мира, необходимыми, хотя и в большой степени недостаточными, для признания теории или гипотезы научной и обоснованной) приводит, в свою очередь, к закреплению мемов, как правило формирующих смысловой скелет произведения и составляющих в существенной степени его художественную и культурную, а в случае высокой социальной значимости и политическую, историческую ценность, в качестве национально-классовых стереотипов и архетипов целевого социума произведения, способствуя таким образом дальнейшему росту его гомогенности и, следовательно, повышая его устойчивость к неблагоприятным внешним воздействиям на исторически значимых временн́ых промежутках, включая, или точнее сказать охватывая как в целом, так и в частности, нередко возникающие ситуации, когда у реципиента, строго говоря, отсутствуют признаки рассеянного внимания, поскольку общие суждения, память, умение улавливать нить и следить за развитием авторской мысли и прочие свойства, которые можно причислить к интеллекту, а само выражаемое произведением суждение, по сути, не претерпевает непосредственных изменений, а только наблюдаются некоторые нарушения мышления автора произведения, обусловленные, как правило, особенностями его психической деятельности, которые непосредственно на интеллект автора не влияют, однако, тем не менее, в подавляющем большинстве случаев являются ничем иным, как волевыми расстройствами по типу апато-абулии и, как правильно подметил выдающийся немецкий учёный Г. В. Груле в своей восхитительной по простоте и логике изложения, а также огромному количеству практических примеров, статье «Die psychologische Analyse eines Krankheitsbildes (Schizophrenie)», расстройствами мышления, которые автор сравнивает с книжным шкафом, полным интересных, умных и полезных книг, к которому утерян ключ, закономерно связывая их с защитным механизмом регрессии и вытеснения (парапраксиса), зачастую проявляющим себя в шизофреническом слабоумии, где мышление характеризуется атактичностью, с элементами вычурности, символизма, формальности, манерности и, как правило, мозаичности, сопровождающейся расстройствами языка выражения, чаще в виде шизофазии (реже в виде полнейшей апатии, абулии и аутизма), когда предложения грамматически правильны, но их содержание бессмысленно, т. е. происходит соскальзывание с темы, возникают неологизмы, контаминации, происходит символическое понимание, персеверация, эмболофразия, паралогичность, сочетание несочетаемого и разъединение неделимого, что при крайне неблагоприятных условиях может приводить к резкой эскалации крайне негативных симптомов, в частности, таких как дефектгебефрения, остаточная кататония, и рудименты бреда в параноидной форме, что впрочем делает их довольно легко различимыми, прогнозируемыми и, как следствие, поддающимися как медикаментозному лечению, так и воздействию более эффективными и менее затратными высокоинвазивными средствами.

См. также[править]