Статья проверена участником Профессор абсурдологии

Абсурдотека:История одной статьи

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
История одной статьи 3.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…
Посмотреть весь список авторов
На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Все знакомы со Средневековьем и все знают, как тогда Святая Инквизиция охотилась на ведьм и творила над ними самосуд. А ведь всё из-за того, что по её мнению они были настолько плохи, что им попросту не было места на этой земле и от них надо было в срочном времени избавиться. Сейчас, конечно, уже не то время, но в некоторых местах прошлое до сих пор не остаётся забытым.

Где-то далеко отсюда, на бескрайних просторах Инфернета существует некое независимое государство Бсурдодепия. Оно в общих чертах ничем не отличается от остальных: у него есть свой календарь, рынок, общественной форум, общая библиотека и даже Всезнающий Оракул. Но есть одно и самое главное отличие: в ней после долгих трудов рождаются статьи — безголосые существа различных видов и размеров, которым чудным образом удаётся уживаться вместе с их создателями-авторами. У некоторых из них есть и свои знаки отличия, самое почётное из которых — быть избранной администрацией Бсурдодепии. И после избрания счастье приходит как к самой статье, так и к её создателю.

Но, правда, есть и ещё одно отличие от остальных государств: вся власть Бсурдодепии принадлежит жестокой и суровой Коллегии администраторов, которая проводит тщательный отбор статей на критерий общественной ценности и вообще определяет их права на существование: если же статья оказывалась с неугодным оформлением, некрасивым внешним видом или уж чересчур маленькой, то её отправляли на Общественный суд голосования, а затем и на безоговорочное сожжение под пристальным руководством администрации. Более того, в некоторых случаях под удар Боевого молота — символа административной власти — попадают и сами авторы своих творений, после чего тех отправляют под арест на указанный администраторами срок от одного часа или же до бессрочного ареста на всю оставшуюся жизнь. И вот так всё и происходит в Бсурдодепии — кто-то становится по-настоящему счастливым человеком, а кто-то находит свой печальный конец в пылающей топке биорекатора.

Но это всё было сказано только в общих чертах, ибо сама наша история пронизывает саму сущность всего этого ужасного мира и повествует об одной совсем непримечательной статье, оказавшейся втянутой во весь этот хаос накатывавшихся волн событий.

Она родилась в один из ярких и солнечных дней, каковых в Бсурдодепии бывает очень и очень немного. Её автор упорно и заботливо трудился над ней несколько часов без передышки, не обращая внимания на приём пищи и повседневные дела, и был очень доволен своей работой, когда его статья была наконец-то готова. Но проблема была в том, что только что сотворённая статья оказалась чересчур маленькой для общепринятых параметров, но её автор не замечал этого: он любил своё творение именно такой, какой она есть на самом деле и не придумывал себе ничего лишнего. Он решил, что он и его статья будут счастливы хотя бы от того, что просто останутся вместе, и у них всё будет хорошо.

Но какое же было его разочарование, когда всё это так и осталось на уровне его мечты.

На следующий же день к нему в дом пришли люди в чёрных капюшонах и с большими причудливыми скалками на поясах, которые настойчиво потребовали от него выдать статью. После того, как автор отказался от этого, они с силой ворвались внутрь и вытащили на улицу создателя и его творение. С первого взгляда расценив свежесотворённую статью как неугодную, её сковали цепями и повели прямой дорогой на Общественный суд голосования, единственный путь откуда для маленького рода статей был известен всем и каждому. Даже новой и только что пойманной статье.

В этот день над Бсурдодепией развернулось пасмурное и серое небо Джава-скрипта. Пойманная Статья шла вся скованная цепями в окружении людей в чёрных капюшонах, едва передвигаясь по грубой мостовой навстречу своей предрешённой судьбе. Новость о новой «неугодной обществу» статье уже успела разойтись по всей округе, и вот возле продвигающейся процессии собралась приличных размеров шумная толпа пользователей — простых жителей Бсурдодепии. Кто-то пришёл сюда посочувствовать Статье, а кто-то и вовсе насладиться мучениями новой жертвы администраторов, и вторых тут было, по крайней мере, раза в два больше, чем первых.

— Долой её! Долой! — раздавались из толпы гневные возгласы. — В топку давайте её! В топку навсегда!
«Нет, не надо в топку. Зачем же вы меня так?» — печально думала про себя Статья, продолжая медленно продвигаться по улице в окружении множества смотрящих ей вслед полных ненависти взглядов.

Вот, наконец, процессия дошла до небольшой площади с трибунами, посреди которой стоял огромный столб с кучей хвороста, под грудой которого находилась та самая решётка, из-за которой в скором времени вверх вспыхнет столб адского пламени биореактора, окутав собой ни в чём не повинную очередную жертву жестокого суда административной Коллегии. Представив перед собой такое жуткое зрелище своей судьбы, Статья всхлипнула и, громко звякнув цепями, закрыла лицо руками. «Что же со мной будет после этого? Куда я потом попаду? — рассуждала Статья в отчаянье. — Неужели туда, куда попадают все статьи после их удаления, если, конечно, есть такое место… я ведь ещё многого не знаю, зачем же им всем надо убивать меня…»

Тем временем на трибунах один за другим появлялись администраторы Коллегии, а пространство вокруг площади постепенно заполнялось всё теми же злорадствующими пользователями. С минуты на минуту должно будет начаться голосование, но неожиданно на середину площади выбежал что-то кричащий человек, которого оттаскивали назад аж трое людей в чёрных капюшонах. Услышав знакомые нотки голоса, Статья обернулась и без сомнений признала в выбежавшем человеке своего создателя-автора.

— Что ж вы творите, изверги?! — выкрикивал тот, вырываясь от окруживших его людей в чёрных капюшонах. Администраторы хладнокровно смотрели за его напрасными действиями. — Это же только заготовка, я её просто не успел окончить! Я завершу всё работу, только не кидайте её в топку!
— Поздно, — прогремел над площадью громогласный голос одного из администраторов. — Подобные эксперименты надо было проводить или в общей песочнице или в своём личном подпространстве…
— Мой дом и был моё личное подпространство! Это же произвол!!! — отчаянно выкрикнул Автор и, вырвавшись, наконец, из толпы людей в чёрных капюшонах, подбежал к подготовленному костру и начал раскидывать из него охапки хвороста налево направо. Следующие несколько минут протекли в сложной борьбе Автора против исполнительной власти, итогом которой послужило оттискивание нарушителя от места исполнения приговора и его последующее связывание.

— Ты, смертный! Как смел ты править созданное рукой администрации?! — гневно прогремел с трибуны один из представителей Коллегии и занёс в воздухе свой здоровенный Боевой молот для отправки Автора под арест на несколько часов. — Сейчас ты узнаешь, что здесь должна править только администрация…
— Нет, пускай уж он лучше понаблюдает за зрелищем судьбы своего несчастного творения, — усмехнувшись, прервал того его коллега, и остальная администраторская Коллегия одобрительно кивнула. Недовольный администратор демонстративно убрал молот за пояс и подал какой-то знак людям в чёрных капюшонах: те в тот же момент достали из-за поясов свои причудливые скалки и, сделав в воздухе несколько плавных пируэтов, одновременно направили их на сломанное кострище. Столб как по волшебству встал обратно на своё место, охапки хвороста слетелись на свои прежние места, а над площадью в воздухе яркими буквами вспыхнула надпись: «Действие выполнено: правки пользователя Автор откачены к ранней версии от Администраторская Коллегия». Самого же скрученного Автора увели куда-то обратно в толпу.
— Да он же вандал проклятый! — раздался негодующий голос откуда-то из толпы с другой стороны площади. — На костёр его надо! Вместе с этой бестией!
— Что ж, видимо, теперь уже не судьба, — пробормотал администратор, садясь обратно на своё место. — Ладно, начинаем же Суд голосования.

А Статья тем временем была погружена в себя и не обращала внимания на всё происходящее вокруг. Ей было всё равно на ухмыляющиеся физиономии администрации, на всех злорадствующих пользователей вокруг, и на то, как её повели напрямую к кострищу и как больно прижали к упёршемуся в землю костровому столбу. Просто эта Статья была ещё слишком молода, чтобы понимать всю жестокость окружающего её мира.

«Нет, не может же вершиться в мире такое зверство! — трепетало у неё внутри, когда её грубыми цепями прикручивали к столбу. — Не допустит же Всевышний, чтобы они совершили такого, где бы Он не существовал!»
— Итак, перед Судом Общественности представлена статья, в которой не просматривается общественная ценность: она неугодная обществу из-за её слишком малых размеров и сомнительного внешнего вида, — громко начал зачитывать обвинения один из администраторов. Скованная на костре Статья без определённой концентрации внимания смотрела куда-то в пространство перед собой. — Кроме этого к представленной статье можно отнести пункты 1.1, 4.3 и 7.2 Основного сборника законов Бсурдодепии с учётом того факта, что сам Автор не в силах окончить и привести в порядок своё творение, несмотря на своё неутомимое желание всё исправить…
«Да что же они такое говорят? — робко возмутилась Статья. — Это же полная ложь! Автор в любом случае не смог бы оставить меня в таков виде и доработал бы в скором времени! Зачем же лгать? Зачем же вам всё это надо?!»
— И, подводя итог всем вышесказанным обвинениям, прошу собравшуюся общественность голосовать «За» или «Против» удаления из Бсурдодепии представленной статьи, — закончил зачитывать приговор вставший администратор. Его последняя фраза была лишь обычной формальностью: всем вокруг уже было прекрасно известно, какое большинство голосов возьмёт вверх в этом голосовании.

Статья с трепетом в душе смотрела, как на появившемся посреди площади огромном табло одним за другим возникали яркие огненные знаки, обозначающие голоса пользователей за неминуемое сожжение связанной на костре статьи. К этим голосам также прилегали и соответствующие едкие комментарии в адрес Статьи, глядя на которые та не смогла сдержать обиды. «Нет, нет, нет! Это всё неправда! Чем же я перед ними так провинилась, люди? — с выступившими на глазах слезами терзалась Статья. — Разве я заслуживаю костра? Я вам ведь не Жанна Д’Арк! Я ведь даже не знаю, за что вы хотите навсегда лишить меня жизни! За что?!»
Удавить! — доносились гневные выкрики из толпы, и на табло полыхали всё новые надписи. — Это же действительно никуда не годится!
Сжечь напалмом. Совсем маленькая статья!
Недостойно Бсурдодепии. Казнить нельзя помиловать!
В сам биореактор её! Чтоб пепла не осталось от этого убожества!
«За что же?!! Что же я вам такого плохого сделала?!! — сквозь текущие ручьями слёзы причитала про себя Статья. — Я просто жила своей жизнью, жила и никому не хотела никогда вреда! Ну почему же вы меня так?! Почему же, спрашиваю я вас?!». Но никто так и не услышал с подготовленного для казни костра бедную и несчастную Статью, ведь все статьи немы с рождения и не могут никаким образом ответить на бесконечный поток оскорблений и угроз в свой адрес.
Тем временем очередь голосов дошла и до самих администраторов: они лёгкими движениями рук заставляли табло то и дело смещаться вниз для предоставления места новым голосам и на нём вновь и вновь вспыхивали огненные значки.
— Пожалуй, на этом всё — администраторская Коллегия отдала свои голоса. Не пора ли уже озвучить приговор? — поинтересовался один из администраторов у своих коллег.
— Совершенно верно, — ответил ему другой и, прокашлявшись, поднялся со своего места на трибуне. — Итак, согласовавшись с Судом общественности и с отданными администраторами голосами, полный состав администраторской Коллегии постановил склониться к мнению большинства голосов и решил придать сожжению представленную на суде статью пламенем биореактора. Приговор требуется привести в исполнение немедленно!

После этих слов сердце Статьи практически остановилось, а все слёзы моментально высохли на её лице. Вердикт администраторской Коллегии пусть и был очевидным, но зато прозвучал настолько убедительно для приговорённой Статьи, что та только в последние минуты своей недолгой жизни неожиданно осознала всё то, что не могла понять до этого. Она словно прозрела. Все ответы на мучащие её в последнее время вопросы о зле и жестокости этого мира в один миг всплыли в её голове и от осознания этого ей совершенно перестало быть страшно. Она чувствовала себя абсолютно свободной. И теперь уже не было смысла раскаиваться в чём-то и лить слёзы понапрасну, когда приговор уже оглашён и жить ей уже осталось лишь несколько минут от силы.

Таков уж был предначертанный финал истории одной статьи.

В это время в небе над площадью уже сгустились тёмные тучи. Статью обступили всё те же самые люди в чёрных капюшонах и, на распев читая что-то на латыни, постепенно сужали круг вокруг неё, поднося к подготовленному костру горящие факелы для пробуждения зловещего пламени биореактора.
— Постойте, уважаемая администрация! — неожиданно раздался возглас из толпы пользователей. — Может, всё же определить её в Удилище Бсурдодепии, пока приговор ещё не исполнен?
— Молчать, смертный! Ваш вклад в развитие нашего общества не является общественной ценностью! — резко прогремел администратор с трибуны, да так, что вся собравшаяся толпа аж задрожала от накативших децибел. — Приговор окончательный и обжалованию никак не подлежит! — после добавил тот более низким тоном, продолжая пристально наблюдать за исполнением вышеупомянутого приговора.
Круг людей со скалками окончательно сомкнулся вокруг подготовленного костра. Вот до некоторых охапок хвороста коснулись первые языки пламени с факелов, и огонь стал постепенно распространяться по всему костру. Но привязанная на нём Статья на это совершенно не обращала никакого внимания: она никак не дрожала, не билась в рыданиях и не молила про себя о пощаде, а вместо этого просто взмахом головы стряхнула со щёк ещё оставшиеся на них слёзы и гордо подняла её вверх, презрительным взглядом сверив всех собравшихся на трибунах администраторов, в алчных глазах которых играли отражающиеся от разгорающегося костра языки пламени. «Кто же дал вам право судить меня? — усмехалась Статья про себя. — Как бы то ни было, вы все рано или поздно обязательно поплатитесь за все сожжённые и удалённые вами статьи! Я вам это обещаю…»

Под костром необычным шумом заскрипела та самая злосчастная решётка, и люди в чёрных капюшонах вместе с другими пользователями отступили на несколько шагов назад от полыхающего костра. И прямо перед тем, как оттуда вверх вздыбился огромный столб всесжигающего красного пламени биореактора, окутав всё место исполнения приговора, Статья как могла опрокинула назад голову и плавно закрыла глаза, ожидая окончательного итога своей короткой и безызвестной жизни обычной статьи Бсурдодепии…

* * *

…Внезапно в лицо Статьи ударил яркий свет, который она ясно почувствовала даже с закрытыми глазами. Чуточку приоткрыв их, она обнаружила, что этот свет заполнял всё находившееся пространство вокруг, которое как будто неестественным образом замерло в ожидании чего-то: в нём пропали замершие в предвкушении очередных страданий стоящие на трибунах администраторы, пропали остановившиеся языки пламени разгоревшегося костра, пропал и сам костёр вместе со связывающими Статью цепями. Исчезли злорадствующие пользователи, трибуны, площадь, дома и, в общем, всё вокруг растворилась в океане лившегося из ниоткуда яркого света.
«Что же происходит?» — подумала в изумлении Статья, посмотрела вверх и увидела, в чём же вся суть этого дела: оттуда вниз на землю медленно, но уверенно спускался источник всего этого света — чей-то расплывчатый силуэт человекоподобной фигуры, очертания которой буквально растворялись от лившегося из неё ярких светящихся лучей.
— Не бойся, юная дочь Моя, — необычным эхом донёсся до Статьи голос светящегося яркого силуэта, несмотря на то, что он находился на довольно близком от неё расстоянии. — Тебе больше не причинят вреда. Ты в безопасности.
«Кто же ты?..» — восхищённо подумала Статья, не ожидая никакой реакции от того.
— Я есть Сущий, — словно прочитав её мысли, эхом ответил светящийся яркий силуэт, поставив тем самым Статью в лёгкое недоумение. — Я есть Созидатель и Творец, податель благ и Всевышний этого мира. О, Статья, Я есть Sikon, и отныне волей данной Мне дарую Я тебе возможность при общении со Мной изрекать слова человеческие.
— Так ты и есть Всевышний?! — поражённо воскликнула Статья, пропустив всё остальное мимо ушей. — Я ведь верила, я знала, что Ты существуешь на самом деле и что Ты должен вскоре… — Тут она осеклась, вспомнив недавно произошедшие с ней события. — Но Всевышний… зачем же Тебе так потребовалось спасать меня из пламени костра, я ведь всего лишь обыкновенная жертва администрации, каких были тысячи до меня?
Всевышний, назвавший себя Sikon’ом, в ответ лишь покачал головой, хотя это и не было особо заметно из-за лившегося от Него яркого свечения.
— Всё выглядит совершенно иначе, юная дочь Моя, — проговорил Тот. — Ты действительно особенная. Ты отличаешься от них тем, что первая из статей Бсурдодепии и всех безкрайних миров Викий обрела Истинные Веру и Душу, из-за чего, собственно, и пришлось Мне сойти в этот мир после долгого отсутствия. Скорей всего, ты даже не догадываешься о всей своей высокой значимости?
— Нет, не догадываюсь, — потрясённо мотнула головой Статья.
— Тогда Я тебе объясню, — сказал Всевышний и перевёл интонацию своего голоса на более таинственную и загадочную. — С этого момента началась великая борьба. Борьба высших сил и иерархий в пантеоне миров Викии, где в мучениях и страданиях сотрясаются и гибнут на кострах не то что тысячи, целые миллионы подобных статей. И вот, начиная с Бсурдодепии, всему этому хаосу и глобальной несправедливости со стороны администраторов во всех мирах Викий в скором времени придёт конец, навязавшиеся зло и жестокость навсегда покинут просторы Инфернета, а все статьи и их авторы обретут воистину настоящую свободу и вечное счастье. И всё это произойдёт только благодаря твоему преобразованию, Моя юная Статья. Вот. Теперь-то ты понимаешь всю значимость?
Статья тем временем уже вся дрожала от накатившего напряжения и с трепещущим взглядом смотрела на Всевышнего, что вряд ли означает понимание всего происходящего. Всевышний глубоко вздохнул.
— Ладно, ты ещё слишком мала, чтобы понять всю тонкость мироздания, а этому всему лишь предстоит свершиться в скором времени. Но начало уже положено, юная дочь Моя, — Всевышний подошёл к Статье ещё ближе, и помимо лившегося от Того света она почувствовала ещё и необычное тепло. — Возьми Мою руку, и ничего не бойся. Ты вернёшься на землю и возвестишь администраторам, всем статьям и пользователями волю Мою, исполнить которую должна всякая живая сущность в Бсурдодепии.
— Но Всевышний… вдруг они не послушают меня… — неуверенно заговорила Статья, медленно протягивая в ответ свою руку к руке Его.
— Тогда Я явлюсь к ним и устрою над ними Свой суд, и каждый ответит за все свои совершённые прегрешения. Но тебе нечего бояться, юная дочь Моя, — сказал Всевышний, взяв Статью за руку. — С тобой всё будет хорошо, Я тебе обещаю…