Это — хорошая статья

Париж

Материал из Абсурдопедии
(перенаправлено с «Грязи»)
Перейти к: навигация, поиск
Такого паровоза в Париже не увидишь!
— Так что, значит, твой барин — пролетарий?
— Сам ты пролетарий! Говорят тебе, в Париж барин уехал, в Париж, понимаешь?!
~ Дарт Херохито. «Повесть временных лет»
Эх, Ваня, мы с тобой в Париже
Нужны — как в бане пассатижи
~ Дарт Херохито. «Лирические хокку (сборник)»
Открыт закрытый порт Владивосток,
Париж открыт, но мне туда не надо.
~ Дарт Херохито. «Лирические хокку (сборник)»
Париж, черт возьми, не вымощен батистовыми платочками!
~ Боярский про Париж
Вечерней лошадью — в Париж!
~ Реклама про междугороднее сообщение
Когда взлетаешь к небесам и там Париж, пугая звезды
~ Ляпис Трубецкой про Париж

Париж — населённый пункт изрядно к западу от реки Днепр. Скучное и неинтересное место, особенно в сравнении с городом Грязи Липецкой области.

История[править]

Истории как таковой Париж не имеет. В этом он существенно уступает, например, городу Грязи Липецкой области. Как известно, Грязи были названы так в в начале XVIII века Петром I, который, проезжая однажды с правительственным кортежем, утонул в луже по самую мигалку. «Что за фигня?» — удивился он. «Это, царь-батюшка, грязи! Они целебные», — согласно легенде, ответили измученные крепостным правом крестьяне, коим случилось в то время проходить мимо. Так с тех пор и повелось: как ни поедет мимо русский царь, так обязательно утонет в луже, да и крестьяне тут как тут. Со временем возле лужи поставили мемориальную доску, крестьянам же выдали полосатые палочки и велели следить, чтобы цари были обязательно пристёгнуты и не превышали скорость. Оттого название «Грязи» постепенно прижилось.

Советское время[править]

Вопреки названию города, река Матыра довольно чистая.
Знаменитая Триумфальная арка, в которую упирается центральная труба отопления - любимое место променада грязевцев и туристов из Парижа.

Советского времени в Париже не было. А в городе Грязи Липецкой области — было, и ещё какое! По указу наркома просвещения Луначарского улицы города замостили сосновыми досками-сороковками,[1] между двумя очагами культуры — благотворительной библиотекой Всероссийского добровольного общества железнодорожников и кабаком «Лысый фраер» — пустили троллейбус, а на центральной площади, ради такого дела переименованной в площадь Ленина, установили первый в Черноземье канализационный люк. В честь 13-й годовщины освобождения Грязей от помещиков и попов, в конце центральной улицы соорудили скромную, но помпезную Триумфальную арку, которая резко сократила протяжённость троллейбусного маршрута, гордо встав на его пути, но тем не менее стала визитной карточкой города.

Нечего и говорить, что уровень культуры в Грязях невероятно повысился. Грязинский поэт-декадент Василий Бельмесов, воодушевившись переменами, даже сочинил в 1927 году поэму в трёх частях «Сосновые дороги»,[2] начинающуюся со строк:

По городу Грязи я гордо шагаю,
На доски сосновые твёрдо ступаю.
А помнится, было по грязи идешь,
И жалко испортить блестящих калош.
Теперь посмотрите, кругом красота —
Кино и театры. Прощай, нищета!
Троллейбус проедет, рукой помашу,
На площади Ленина спички спрошу.
Махорка, агитки и гул у ворот.
И выпить пивка «Лысый фраер» зовёт.
Скрипит мостовая, журчит Матыр́а,
Мой город теперь не такая дыра.
(далее политически неблагонадёжный текст вырезан советской цензурой)
Устрицы жрать я в Париж не поеду,
Похлёбка с селёдкой милее к обеду.
Во рту папироска, в кармане табак,
Партию славлю. В Грязях — ништяк!.

Поэт Бельмесов читает свежий выпуск Грязинских Известий (Le Griazi Figaro)

Большим событием в жизни Грязей стало открытие в 1963 году моста через реку Матыру, разделяющую исторический центр города (вытрезвитель, собор блаженного Асфиксия, гастроном «Железнодорожник», библиотека) и бараки жилых кварталов. Пока моста не было, грязинским пролетариям приходилось каждый раз, как захочется в библиотеку, перебираться через Матыру вплавь, что было небезопасно для жизни, а зимой вдобавок ещё и холодно. Мост же придал новый импульс культурной жизни города — с тех пор нередко можно было видеть в узких проходах между бараками неподвижные тела вусмерть начитавшихся работяг, а в самих бараках то и дело вспыхивали жаркие споры между историческими материалистами классического толка и сторонниками гумилёвской теории пассионарности, доходившие нередко до рукоприкладства.

В 1965 году на центральной площади города, ради такого дела переименованной в Красную, был открыт памятник Неизвестному солдату. Ни бронзовое лицо его, ни фамилия, ни даже униформа не вызвали у грязинцев абсолютно никаких ассоциаций, хотя внимательный зритель мог бы заметить некоторое сходство памятника с Наумом Паровозовым-Шульманом в молодости, которого в Грязях, разумеется, все помнят и помнить будут ещё долго.

В 1970 году в Грязях построили ещё один мост, на этот раз вдоль реки Матыры. Но поскольку он не пользовался у грязинцев большой популярностью, ибо добраться по нему от бараков до библиотеки было решительно невозможно, на мост в начале 1972 года положили рельсы, переделав его таким образом в железнодорожный.

Российское время[править]

Российское время в Париже вроде бы когда-то давно было, но это абсолютно никому не интересно даже в самом Париже, не говоря уж о городе Грязи Липецкой области. В Грязях же российское время началось в 1992 году, когда у города появился герб. Верхняя часть герба изображает яблоки с приросшим к ним лавровым листом, что символизирует мощь грязинской генетической науки. В левом верхнем углу верхней части размещён герб города Липецка, что символизирует появившуюся как раз тогда в телевизорах «Панасоник» функцию «картинка в картинке».[3] В нижней части герба нарисован паровоз, причём Наум Паровозов-Шульман в последнем прижизненном интервью сказал, что понятия не имеет, чего эта хрень символизирует. Верхняя и нижняя части герба разделены голографической ленточкой, как на водочных акцизных марках, которая ничего не символизирует, а просто чтобы как-то защитить герб от подделок. Видимо, защита работает, потому что подделок грязинского герба за последние пятнадцать лет не было ни одной.

Административное устройство[править]

Как административно устроен Париж, я не знаю. И это, наверное, к лучшему, потому что с мудростью и простотой административного устройства города Грязи Липецкой области никакому Парижу тягаться не по силам.

А Грязи административно устроены вот как: посередине течёт река Матыра, с одного боку у неё находится исторический центр города, а с другой стороны — бараки. Причём, если стоять лицом по течению Матыры, то бараки будут слева, а исторический центр — справа. А если стоять лицом против течения, то наоборот. Матыра же в обоих случаях будет снизу.[4] Пока в Грязях не было моста, эксперимент по административному делению города приходилось либо проводить мысленно, либо ждать засушливого года, чтобы река обмелела. Теперь мост есть, и одной научной проблемой у горожан стало меньше.

Экономика и инфраструктура[править]

Экономики в Париже нет. Всю парижскую экономику в 1812 году казаки вывезли на паровозах в город Грязи Липецкой области.

Основной источник доходя Грязей — железные дороги. Если заглянуть в Википедию, то можно узнать, что длина железных дорог в России составляет более 87000 километров, а во всём мире и того больше. Отсюда ясно, что грязинцы не бедствуют.

На доходы от железных дорог в Грязях построена телефонная сеть, которая ныне охватывает всю Россию и многие сопредельные страны, включая Пиндостан, Нигерию и Францию, и даже, говорят, в Париже тоже есть телефоны. Беспроволочная связь в Грязях представлена мобильниками, а голубиную почту отменили вскоре после инцидента с японцами и гербом. Есть в Грязях и интернет, в основном для нужд веб-камеры, стоящей напротив могилы Наума Паровозова-Шульмана согласно его завещанию. Другая веб-камера установлена перед памятником Неизвестному солдату, и на её сайте еженедельно проводятся викторины среди желающих угадать, кто такой этот солдат. Пока никто не победил, что позволяет городу наваривать какие-то немыслимые суммы на порнобаннерах, развешанных по всему сайту.

Примечания[править]

  1. Кроме, разумеется, царской лужи. Её нарком объявил историческим памятником государственного значения. Лужу огородили штакетником в два ряда, поверху пустили побеги вьющегося шиповника, а между рядами разрешили прогуливаться интеллигентным городским девушкам в шляпках с болонками. Впоследствии грязинский опыт декоративного огораживания был использован Сталиным при организации ГУЛАГа, впрочем, это уже не имеет отношения к теме статьи.
  2. И исполнял её на паперти грязинского собора блаженного Асфиксия на протяжении нескольких дней, чем изрядно поколебал в грязинских обитателях веру в Бога в целом и в божественное милосердие в частности. Впрочем, поговаривают, что изрядную выгоду с бельмесовской выходки поимел ранее владелец, а в послереволюционные годы директор кабака «Лысый фраер» Наум Паровозов-Шульман. Это вполне может оказаться правдой, ибо директор тот позднее был замечен во многих выходках подобного рода. Происходило это, правда, уже в одном из лагерей Ухтпечлага, куда Паровозова-Шульмана сослали в 1938 году, и потому к теме данной статьи не относится.
  3. Японцы, суки, так и не заплатили ни копейки. Городской совет даже пытался писать письмо в японское правительство, но оно не дошло — то ли марок наклеили маловато, то ли почтового голубя сбили ракетчики над Курилами. Жаль, что вопросы работы дипломатической почты слабо соотносятся с темой статьи, а то можно было бы много интересного написать.
  4. В математике это называется термином «инвариант», но здесь мы о математике рассуждать не будем, потому что статья совсем про другое.
Совет
Понравилось — покажи друзьям.