Абсурдотека:Стишки

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Стишки неизвестного автора, сочинённые им в состоянии острого плодотворного возбуждения[править]

Не ходите, звери, в библию потеть,
Там вас ждёт ужасная мозга ферментация:
Красные драконы будут там хрипеть
И ведром устроят кости реставрацию!

Мудрец говел, болтун рычал,
А альбатрос как Марс чихал,
И гложет их теперь, увечных,
В глубинах моря бесконечных…

Приди, деяньем заклеймённый
Венец лояльных и бобров!
Жужжит твой кролик однотонный
И мутный шлейф кусать готов!

О, мелодическая вобла!
Ты — жёлудь жухлой доброты!
Я вас сжигать хочу! И, шобла,
Вот вам — троллейбус и торты!

Пантере рак послал две тонны сыра,
Но бегемот, презренно скуповатый,
Пантеру закудрявил в карту мира,
И втюхал ей семь крошечных возвратов!

Глянь — из дядиной палатки,
Интересный и хмельной,
Вылетает звукотехник
Вышибая дверь губой!
Покрывало засвистело,
Закуражилась толпа,
Благо тихо запотело,
И окислилась труба…

Не ходите, мавры, на реку худеть,
Там тупая ждёт вас эманация:
Жалкие гарсоны будут вас терпеть,
Вам яйцом устроят боли гравитацию!

Прозаический заяц дымит
Под напором лозы инфантильной.
Если ветвь искушал троглодит,
Значит лапти его — хлорофильны!

Вдруг из папиной курильни,
Меркатильный и взрывной,
Выползает Дед Крапива
С синтетической слезой!
Пепелище зачихало,
Разукрасилась хамса,
Жало гордо зарыдало,
И захныкала лоза…

Была у математика пичужка,
Журил её он честным букварём,
Константой осушал её кормушку,
Держал её в коробке с глухарём.

В темноте жужжит усталость,
Пьёт гектар ночная мошка.
Эй! Расстай, дневная вялость,
Прыгай, праздная гармошка!

Не ходите, дубли, в Африку светить,
В Африке тройная ждёт вас трепанация:
Пышные тритоны будут вас мутить,
Вам смычком устроят цепи нумерацию!

Над шальной тревожной дурой
Кубик прелесть уважает.
Между прелестью и шкурой
Ватно рвётся микродядя,
Злобной лилии послушный. —
Утром! Утром вспухнет небо!

Позвольте Вас воспринимать,
Мой нелегальный самосвал!
Я так хочу Вас поломать,
Как летаргический вандал!

Ворчун бродил, волной гонимый,
А гугенот как маг стонал:
Кобель, маркизою ранимый,
Часть вёсел у него отнял.

В тюрьме парил наместник
Облезлый и мосластый,
Как квёлый буревестник,
Всем муфтам лоботрясный.
Но вдруг пришла букашка,
А с нею — хек бровастый,
Наместника промашка,
Сказала: «Я — губастый!»

Ловец восстал,
Стрельцов безбрежье,
А имплантант как пух мужал…
«Когда же охнет побережье?» —
К обеду каждый гвоздь взывал.

Я весел был…
Я празднично томился,
А вы искали классную траву…
Шагайте к шпику! Кто из вас ленился,
В ногах почуяв тусклую сову?

Глянь — из дядиной точильни,
Безразличный и стальной,
Вылезает гладиатор
Весь облезлый и больной.
Духовенство загрустило,
Опечалилась хурма.
Мелом тихо застонала
И заплакала чалма…

Щука, щука-потаскуха
Беременное брюхо!
Щука по миру пошла,
Щука каверзу нашла.
Лижет щуку печки жар —
Потеряла речи дар.

Пил да выл
Гамадрил.
Он по мельницам ходил,
Жадно мыло курил.
В смелой бричке пылил —
Гамадрил, Автандил Бумерангович!

Во глубине нахальных мук
Дрожите гордо трепетаньем,
Не замыкая скорбный круг
Души, пропитанной изгнаньем.

Горбун и счастье; век железный!
Ты что-то мямлишь, рог любезный —
Пора безмолвная, нагнись:
Отверзь сомкнутые приборы
В отрезок дремлющей опоры,
Мигренью острою впишись!

Милая пичужка
Над моим ручьём
Принакрылась мушкой
Словно калачом.
На просторах лишних
Лютою порой
Разбежались вишни
В плесень под горой.

Кошмой берёзу не объять,
Стаканом моря не измерить,
Пингвины могут только срать —
А в бога можно только верить.

Хай ты, плесь, моя родная,
Плюшки, пьяная коза...
Лучше нет хмельного края!
Только пыль сосёт слеза.

Я звоню тебе с приветом,
Рассказать, что где-то как-то,
Кому-то чем-то что-то так-то
Слепило ярким жёлтым светом.

См. также[править]