Манифест Коммунистической партии

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Обещали коммунисты
Полное довольствие.
Коммунизм построили —
Исчезло продовольствие.

~ Из рецензии на Манифест
Торжественное открытие Манифеста

Манифест Коммунистической партии (англ. Communist Party Money Fest) — букв. «фестиваль денег коммунистической партии». Знаменательное событие в истории мирового коммунистического движения в сторону анархо-коммунизма и построения бесклассового общества, свободного от денег и мелкобуржуазного стяжательства.

Манифест проводился на стыке позднего хрущенизма и раннего брежневизма с 5 по 20 июля 1967 года и был приурочен к всенародному празднованию 50-й годовщины Великой октябрьской социалистической революции и 20-й годовщины победоносной Ляоси-Шэньянской операции и похода на Чанчунь и Гирин маньчжурской Объединённой демократической армии под командованием бесстрашного маршала Народно-освободительной армии Китая Линь Бяо и мудрого комиссара Пэн Чжэня по льду реки Сунгари под чутким руководством великого Мао.

История[править]

К 1967 году количество денег в СССР достигло критического значения. Денег было просто некуда девать, поэтому руководство страны стало принимать отчаянные меры:

  • отправлять позолоченные ракеты на Кубу
  • снабжать африканские страны серебряными пулями
  • кормить чёрной икрой голодающих детей Вьетнама
  • запускать первый искусственный спутник из чистого золота на орбиту Земли и бронзовую статую Ленина на Луну
  • догонять и перегонять Америку по производству резиновых галош и тюбетеек
  • обменивать в Америке русскую водку на пшеницу, а кирзачи — на джинсы и ковбойские сапоги
  • выдворять из СССР писателей и поэтов, мешающих неуклонному продвижению к победе социалистического труда
  • осваивать массовое производство лифчиков и цветных семейных трусов

Однако, эти полумеры не решали проблемы засилия денег в экономике в целом, а план производства цветных трусов был позорно провален. Тогда на экстренном XX-ом съезде Коммунистической Партии Советского Союза по инициативе Никиты Сергеевича Хрущёва было принято единогласное решение завязывать со сталинизмом и быстро провести Международный фестиваль молодёжи и студентов, на котором продемонстрировать всему миру преимущества советской экономической системы и человеческое лицо тоталитаризма социализма, а также, под шумок, раздать деньги населению, разделив их по коммунистическому методу «кто сколько захапал». Хрущёв предложил устроить фестиваль на свежем воздухе, где деньги бы раздавали просто под открытым небом, чтобы западные спецслужбы ничего не заподозрили.

Проведение фестиваля[править]

5 июля 1967 года в Ленинских Горках собралось огромное количество народа: число пришедших тогда на фестиваль колебалось по разным оценкам от ста до двухсот пятидесяти миллионов человек без учёта чернокожих студентов из братских стран Африки. В открытом поле установили огромную сцену для выступлений членов Политбюро ЦК КПСС и видных деятелей международного коммунистического движения, которых специально по такому случаю выписали из-за рубежа.

Фанаты бьются в истерике во время выступления своего кумира — секретаря ЦК КПСС, председателя Центральной ревизионной комиссии КПСС тов. Капитонова Ивана Васильевича

Фестиваль открыл лично Н. С. Хрущёв, произнеся экспромтом 3-часовую вступительную речь и доклад об итогах семилетнего плана, особое внимание уделив достижениям советских доярок и кукурузоводов. Он также торжественно заявил, что нынешнее поколение участников фестиваля будет жить при коммунизме, деньги скоро отменят, а производство чугуна и надоев молока на душу населения достигнет недосягаемых для капитализма высот, и Америка наконец-то развалится от кризиса и зависти к СССР. После этого Хрущёва торжественно лишили всех званий, выпили на прощание и проводили на заслуженный отдых.

Затем выступила рок-группа The Hrusches с треш-композицией «Говно! Пидарасы! Мы вас похороним!». На финальном аккорде песни в небо выстрелили пушки, заряженные деньгами, а над толпой пронеслись многоцелевые кукурузники Поликарпова, разбрасывающие пачки банкнот и, для отвода глаз, распыляющие пестициды.

Фестиваль длился в течение пятнадцати дней. За это время на сцене выступило более двухсот докладчиков из стран социалистического содружества. Во время обеденных перерывов для развлечения обедающих были привлечены исполнители песен о Ленине и торжестве коммунизма, в числе которых были Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев, Эдита Пьеха, Эдуард Хиль, The Golden Ring и другие звёзды ком-рока. Пугачёва сказалась больной и в фестивале не участвовала. Много лет спустя выяснилась истинная причина её отказа: певица запросила за выступление 3 миллиарда советских рублей, и организаторы просто-напросто её послали. Примечательно, что на фестиваль пытались приехать Битлы, но их завернули на советской таможне за попытку провоза марихуаны и контрафактных граммофонных пластинок фирмы «Мелодия», а также за то, что барабанщик Битлов, Ринго Старр, не представил справку из поликлиники о том, что он не глухой.

В последний день мероприятия сцена была предоставлена молодому поколению исполнителей. Новоиспечённый генсек Л. И. Брежнев задорно сплясал гопака и, раскланявшись, заверил советский народ в том, что партия взяла курс на укрепление стабильности и насыщение потребительского рынка Пепси-Колой, французскими духами и велосипедами «Родина». Под занавес хор им. Пятницкого исполнил на английском языке песню «Широка страна моя родная, свистит она, как пуля у виска».

Фестиваль закончился 20 июля, когда у организаторов закончились деньги. Задаром слушать то, что там пели, никто не хотел и не мог, поэтому люди разошлись по домам, волоча за собой мешки денег, ругая Хрущёва, американцев, власть и дождливую погоду.

Социально-экономические последствия и политическое значение[править]

Лето 1967 года вошло в мировую историю под названием «Лето Алчности». После этого до 1980 года никаких фестивалей денег не проводилось по причине отсутствия у КПСС денежных средств и истощения золотого запаса страны.

Через девять месяцев после завершения Манифеста, чернокожее население Советского Союза удвоилось, а количество венерических заболеваний утроилось.

Производство цветных семейных трусов так и не было освоено. Поэтому до последнего дня существования СССР всем пришлось донашивать трусы чёрного и коричневого цвета.

А советские рубли, розданные населению во время Манифеста, в конце-концов обесценились и, как и обещал Хрущёв, были отменены.