Абсурдотека:Уриёки физкурьтура. Кудасай

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
Заговор.JPG
Abteca emblem.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…
Посмотреть весь список авторов
На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Это произошло во время очередного парада планет, в полнолуние, в полночь… полдень, в пятницу тринадцатого. Ничего не предвещало беды… . Когда десятый «А» нестройной гурьбой завалил в свежеотремонтированный школьный спортзал, предвкушая сорок пять минут дуракаваляния, поскольку уже были получены сведения, что физрук сегодня в лицее не появился, и, к удивлению класса команд на замену не поступило.

Внезапно в атмосфере повеяло каким-то немножко сверхъестественным электричеством. Каждый из класса, неосознанно замер на месте, многие, оборвав ничего не значащий трёп на полуслове. Все, как по команде повернули головы к двери в спортзал. В дверях стоял одетый в белое кимоно с чёрным поясом старичок, явно не арийской наружности. Обуви на ногах старичка не наблюдалось. — Ко-о-нита-ва!- Прорычал дедушка, и тут же добавил: Задраствуйте!

Класс, неосознанно, повинуясь только инстинктам, построился. Как это он обычно делал в начале каждого урока физкультуры. Тем временем дед, не показывая никаких эмоций вышел на середину спортзала и отвесил строю чёткий на тридцать три градуса и одну треть поклон.

— Я васа новый уситерь физкурьтура! Моё имя — Самибуро Хироёси! — Отрекомендовался дедушка. Почему-то никто не засмеялся, хотя в обычной ситуации заржал бы, по крайней мере, Мишка Глотов. Но не в этот раз.
Тем временем новый физрук решил продолжить: -Я направрен в вас рицей, по программа обмена. Я буду уцить вас физкурьтура здеся, в васем городе. А вас учитерь Виктор Сергеевиц, будет учить шкорьник физкурьтура на мой Родина, в Ниппон. На острове Аогасима префектура Идзу. Это оченно красивый уединённая место, там так замечательно медитировать, смотря как обретают ристия бамбука, или распускаются дивные берые, как снег с версина Фудзи бутоны хризантем… Самибуро закрыл глаза и прервал свою речь, очевидно вспомнив что-то своё, особенно приятное. Но, вновь сосредоточившись, продолжил: Корабрь посесяет остров всего раз в два месяца, саке, на острове не производят, поэтому на нём помысры всегда чисты и ясны, поэтому на Аогасиме создают самые руцсие в Ниппон танки.
Хироёси снова немножко помолчал, закрыв глаза, и снова сосредоточившись, спросил: А где, у вас, в Рёссике создают самые лучшие танки?
Класс упорно мочал, пока Лёва Зильберман с отчаяния громко не произнёс: В Нижнем Тагиле!
-Низня Тагиря? Это место мине не известано, — удивился физрук, — обязатерьно посясю его во время отпуска.
-Хорёсо! Сийсяс я буду говорить вам правира уриоков физкурьтура, а вы выниматерьно срусайте.
Почему-то снова никто не засмеялся.
Знасить так! Теперя я — вась наставника, называйте меня — «СЕНСЕЙ», когда обрасяетеся ко мине говорите: «Сенсей». И в знак увазени, дерайте поклон на тридцать три градуса и есё одану треть градуса. Поручив от мине задание, указание, порицание, и оценку говорите «Хай!» Вы теперя мои ученике — «коха́и». Я показу вам бусидо. Потому цто нас руководитель — дректор-сан попросир меня провести дря старсекрасников курс по самообороне. В конце уриока подберёте себе форму, она узе естя в раздеварке. А сейсяс… , — тут Хироёси улыбнулся, — я проверю некоторых из васи, тех в ком я визу нецто необысяйное… .
Самибуро пошел вдоль строя, дошёл до конца, развернулся и плавно начал продвигаться обратно. Пока не дошёл до Лёвы Зильбермана, который старался не привлекать внимание, смешаться с толпой, мимикрировать, но это у него получалось плохо.

Физрук показал на него рукой. Лёва сделал шаг вперёд, и отвесил поклон, не забыв сказать «хай». -Срусай кохай!- начал Хироёси — Когда я сказу — «Матэ»!- это знасита поединок насинайся, тебе нузно засисятися от мине… , Когда я сказу -«Хадзиме!» — это знасита, поединок остановрена, тебе надо встать покронитися, сказать «О-о-осс!» и высрусать мои замесяния. Эта косайся всех! Кохаи!
Строй дружно отвесил поклон и двадцать девять разных голосов крикнули: Хай!

Японец сделал вид, что загляделся в окно, но коварно крикнул: Матэ!!! И бросился на Лёву. Казалось, сейчас бедного Зильбермана запросто закатают в пол. Но, пытаясь смять Ученика Хироёси к своему удивлению протаранил пустое место. Лёва невообразимым движением смог отвкочить вправо. Самибуро провёл удар ребром ладони в шею. Лёва уклонился к низу. Самибуро попробовал подсечь его ногой с разворота в присяди. Лёва ловко подпрыгнул зацепившись за гимнастический канат, перелетел через физрука и начал убегать от него вдоль спортзала. Хироёси быстро вскочил и ринулся вслед за Зильберманом. Буквально через пять секунд, Лёва оказался между физруком и глухой стенкой. Физрук ударил справа, удар пришёлся по стенке. Ударил слева, удар пришёлся по стенке. Сделав шаг назад Самибуро ударил ногй. И тут случилось то, что никто не ожидал. Лёва сделал два шага по стенке, оттолкнулся от неё и с полупируэтом приземлился позади Хироёси. Физрук снова попытался ударить Лёву ногой, но попал снова в воздух. После ещё семи безуспешных попыток Он не выдержал и скомандовал: Хадзиме!
С трудом, вспомнив инструкцию, Лева остановился, поклонился физруку, и сказал: О-о-осс!
Хироёси повторил действия Лёвы, не забыв и самому сказать своё О-о-осс!
Затем, удивлённо взглянул на Лёву и вымолвил: Мородой черовек. То, цто я видел, это стиль ускорьзаюсей тени, осена слозная и трудная наука! Вы доставирь мине настоясий насраздений! Аригато!!!
Но сказите Риёва — сан, откуда у вас такие знания, у вас бырь ранисе наставник из Ниппон?
Лёва немного смутился, но ответил: Из Бердичева.
Цто из Бередисева? — не понял Самибуро.
— Наставник, был из Бердичева, это мой дедушка, когда я приносил из магазина не всю сдачу, он начинал гоняться за мной по квартире и лупить свое клюшкой. Клюшка у него была твёрдая и длинная, а квартира у нас была маленькая. Вот так и получилось. А не про какую там скользящую тень я не знаю… — отвечал Лёва грустно.
Хоросо! — резюмировал Хироёси, — я надеюся, ты познакомись миня, с твоим дедуска. Аригато! Риёва — сан. Становись на место.
После чего вновь пошёл вдоль строя, глядя в лицо ученикам. Пока не замер напротив Глотова, возглавлявшего построение. Михаил Глотов, превышал физрука на полторы головы и был шире его в плечах в полтора раза, тем не менее, Хироёси указал на него. Глотов сделал косолапый шаг, помедлил, поклонился с превышением размера раза в два, снова помедлил… , и наконец, произнёс: …это… , как его… , а хайль, типа!
Сенсей нахмурил брови, два раза обошёл вокруг Глотова, и с криком «Матэ!!!» нанёс удар в левое плечо. — Ты чё? — не понял Глотов.
Самибуро отскочил, потирая ушибленную руку, и коварно ударил Глотова в правое плечо. — Ты чё, мужик! — снова не понял Глотов.
Хироёси снова отскочил, потирая другую ушибленную руку громко крикнув: О-о-осс!!!
Затем сделав пару движений, ударил Глотова двумя ногами в прыжке… . Ударившись о Глотова, Хироёси замер на секунду, а затем рухнул на пол, издав воинственный крик. — Ну, достал же! Блин! — Произнёс Глотов, после чего взял японца за воротник кимоно одной рукой, за чёрный пояс другой, пока тот не поднялся, и зашвырнул того в баскетбольное кольцо.
Уже в полёте Самибуро закричал: Хадзиме!!!
Глотов замер, затем поклонился, теперь уже с недобором положенных градусов, произнеся: Ну, хай, чё ли?
Хироёси извернувшись, проскользнул в кольцо и приземлился на ушибленные пятки. Его глаза расширились настолько, что теперь вряд ли кто-нибудь признал в нём японца. -О-о-осс!!!- это всё, что он смог произнести в тот момент.
-О-о-о, Аматерасу-у-у, ка-а-а-ми омни — ста-а-а. — Выдал Хироёси на своём, но вспомнив, где он находится продолжил уже на более понятном классу языке. — Я потрясёныя, это зе стиль — несокрушимый утёс! Им врадеют всего двенадцать человек! А знают не борее сотни во всём мире! Как! Как это попаро сюда?!
Глотов молчал, всем своим видам показывая, что даже пытки восемнадцатой степени не смогут вырвать у него эту информацию.

Новый физрук, продолжая удивлённо смотреть на Глотова, продолжил: Скази позаруйста, вставсий на путь великого умения — кто тебя обусирь этому, тозе дедуська?
-Нет, воспитательница, её мой батя нанял, чтоб я тройки в дневнике не приносил, — ответствовал Глотов.
-А-а-а, Арина Родионовна, каки у верикого Пусыкина, — попробовал догадаться Хироёси. -Ну, типа того…, Марианна Дорофеевна, до этого она в конвое на зоне работала, пояснил Глотов. -И-и-и как зе она тебя обусяла? — Не унимался физрук.
-Да просто, как я тройку получу, так она меня резиновой дубинкой по башке… ,- честно признался Глотов.
— А-а-а, посему, ты, не уворасивайся, как это делай — Риёва — сан? — Продолжил выпытывать японец с широко открытыми глазами.
— Дык, меня тогда двое батиных охранников за руки держали,- отвечал глотов, — с начала было больно… , а потом привык, а потом палка износилась. Как-то вот так!
Хироёси посмотрел на Глотова почти с восхищением и поклонился. Глотов ответил поклоном, на этот раз примерно соответствующим по величине требуемому, и вернулся в строй. Физрук тем временем сосредоточил своё внимание на левый фланг, где отдельной группой построились девчонки. В этот раз он долго не выбирал, а сразу сосредоточил своё внимание на самой левофланговой.

Девчонка чётко выполнила ритуал к вящему удовольствию Хироёси. И посмотрев на неё внимательно, тот спросил: Как тебя зовут, девоцка?

— Василиса Иванова. — Едва слышно отвечала та. -Осинно хорёсё, скази мине Васириса, а цто ты будесь дерати, когда на тибе нападут хуриганы? Трое хуриганов? — Спросил Физрук.
— Может не надо… — робко попытался возразить Лёва, но Хироёси так строго посмотрел на учеников и рявкнул: О-о-осс!!!

Все стали немедленно затыкать уши. Все кроме физрука и Лёвы. Физрук не знал — зачем, а Лёва залёг на пол и закрыл голову руками, ибо Василиса стала набирать воздух в лёгкие.

Хироёси навсегда запомнил следующие секунды своей жизни. Если сказать, что раздался, жуткий вопль, нет визг, это значит не сказать ничего. Звук заполнил весь объём. Звук проникал вовнутрь, звук давил отовсюду. Но, Хироёси стоял непоколебимо. Казалось этот, переходящий на инфрачастоту, поток не кончится никогда. Стойкий японец выдержал, и с гордостью обвёл взглядом строй учеников и залёгшего Лёву.

И тут он заметил, что, оказывается, на нём нет его кимоно, а весь класс с большим интересом разглядывает нижнюю одежду жителей страны восходящего солнца.

Хироёси молниеносно скрылся за дверью в преподавательскую. Через секунду из-за двери высунулась его голова и он строго произнес: Кохаи! С этой секуныда, Лёва-сан, Глотов-сан и Висириса — сан — симпа́и — старсие усеники, мои помогарьники, всем срусаться их! Уриёки законсена! Средуюсия уриёка посрезавтра. Аригато!
Строй исполнил ритуальный поклон и двадцать девять голосов дружно крикнули: Хай!
После чего класс моментально исчез в раздевалках.

И только через пять минут на недавно покрашенный пол спортзала начали опускаться обрывки кимоно Самибуро Хироёси. Интересно, смог бы японский физрук, созерцая это зрелище сочинить какой-никакой танка?