Бременские музыканты

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск

Бременские музыканты — легендарная скандальная немецкая группа широкоформатного жанра, широко известная и во всех 345 германских княжествах, и за их пределами. За годы своей карьеры пробовала играть в стилях фолк, рок, трублэк, симфоблэк, мелодик дэт, глэм рок, хард рок, краут рок, атмосферик блэк метал, авангард, прог-рок, дум-дэт, эпик, викинг, шок-рок, ню-метал, альтернатива, мелодик-хэви, хардкор, нойз, и многих других. Единственное, что никогда не играли бременские музыканты, — это попсу. Многочисленные утверждения обратного основаны только на данных просмотра современного кино, а насколько эти данные достоверны, — объяснять не надо, верно ведь?

Теперь нам известно, что музыканты намного опередили свой век в становлении стилей. По этой причине у них было очень мало поклонников, — не все слушатели в тёмном средневековье оказались адаптированы для понимания прелести метала и глэм-рока. Кроме того, даже имеющиеся поклонники разочаровывались в группе при перемене её стиля (а стиль музыканты меняли довольно часто), и активно проявляли это разочарование, принося с собой на концерт гнилые помидоры. Невзирая на всё это, группа приобрела громадную известность за счёт чёрного пиара и эпатажа.

Все художественные и даже документальные произведения о жизни и похождениях музыкантах были подвергнуты весьма значительной цензуре. Особенно мало оставила от оригинала советская цензура, зашедшая настолько далеко, что даже рекомендовала итоговый материал для использования в детских учреждениях.

Слева направо: С’Котт Вальтер, Шарек Ливонский, Теодор фон Виоланд, Осёл Фэдди, Сер герр Зверефф

Состав[править]

История[править]

Отличительной чертой Бременских музыкантов раннего периода был эпатаж. Говорят, что стилист Леди Гаги повесился, увидев одни только наброски костюмов ранних бременских музыкантов

Группа образовалась вначале из двух участников — Шурека фон Гаттентау и осла Фэдди. Шурек ещё с раннего детства увлекался игрой на трубе и пионерском горне. Восхищённые его талантами соседи в благодарность за блестящее исполнение берущих за душу музыкальных произведений прозвали его Труба-дур, и даже сами сочинили ему ряд посвящений (одно из дошедших до наших дней — «Как же нам не веселиться»).

Решив создать собственную музыкальную команду, друзья начали с исполнения шок-рока. Ключевым пиар-ходом для раскрутки пока ещё никому не известной группы был сделан эпатаж: Шурек перед выходом на сцену обливался вонючей жижей, выкрашивал зубы зелёной пастой, выдавленной из гусениц, алчно поедал муляжи человеческих глаз и снимал это на видео (ставшее, естественно, скандальным). Народ не повёлся на подобный чёрный пиар, однако, с восторгом аплодировал ██ █████ ██ ██ ███████████, а также чревовещательским трюкам Труба-дура на сцене, в которых он имитировал разговоры осла Фэдди. Таким образом, ключ к расположению зрителей был найден, и группа, всё же, получила некоторую известность. К тому времени музыканты уже перешли на глэм-рок.

Бременские музыканты (за кадром) бесчинствуют в кабаке. Видно, что выпивки на столе очень мало — пьют они с такой скоростью, что официанты не успевают подавать новые бутылки.

После выпуска первого альбома, «Ooops! ████», друзья повстречали С’Котта Вальтера в придорожной канаве — он сидел, никого не трогал, и починял примус. Пообщавшись немного с ним и поняв, кого им так не хватало, они пригласили его в группу и трансформировали свою игру в фолк, благо это стало возможным с появлением лишнего рта, могущего дудеть в дудочку. Фолк требовал смены имиджа и соответствующего антуража, поэтому группа стала зависать в питейных заведениях, регулярно устраивая там драки с битьём посуды. Популярность команды стремительно возросла.

Когда фолк надоел и им, и публике, а битьём посуды уже было никого не удивить, музыканты перешли на прог-рок, и на вещества вместо посиделок в питейных заведениях. Однако, в их искромётных зарисовках, всё же, чего-то не хватало. И вот тут как раз они встретили герра Звереффа. Вначале он нанимался в продюсеры и клятвенно обещал сделать из музыкантов «настоящих мужчин, которых будут любить девушки, и не только!». Но что-то не заладилось — музыкантам не понравился стиль и имидж, который им пытался придать герр Зверефф, орудуя в качестве продюсера, потому они закидали его камнями. При этом герои, всё же, несколько попав под влияние Звереффа, перешли уже на гламурный лав готик метал, вследствие чего оказались приятно удивлены резким поднятием рейтинга в чартах.

Бременские музыканты в фолк-период выступают в национальных костюмах разных национальностей

Но даже закономерно срубая лавры, музыканты не могли подолгу оставаться на прежней стезе. Им всё время хотелось новых экспериментов. Они мягко перешли на эротик вампайр ультра вайоленс гор хардкор брутал секс гор ██████ ██████ метал, и решили снова привлечь внимание публики за счёт эпатажа, выдавая шоу и произведения самого скандального характера, такие как «███████», «███████», «███████», и в особенности «███████». В этот период карьеры музыканты нередко выступали голыми (особенно часто эту нелицеприятную привычку наблюдали за ослом Фэдди). Кроме того, они по прежнему практиковали и развивали относительно невинную концепцию чревовещательного шоу, которое очень нравилось зрителям (благо с увеличением количества участников и возможности для этого увеличились).

Наконец, (к тому времени группа играла уже ню-металл), в придорожном кабаке им встретился и пятый участник, «Пёс-рыцарь» Шарек Ливонский, — он сидел в тумбочке, скрываясь от кредиторов. Выслушав его трогательную историю, о том, как он однажды неудачно пошутил на катке, поставив подножку Александру Невскому, и как, в результате этого, дошёл до такой жизни, группа пожалела жертву мировой несправедливости, и взяла его к себе, после чего, раз пошло такое дело, перешла на викинг-метал, используя для атмосферности лязг доспехов Шарека. Разумеется, не обошлось и без перемен в имидже — группа дружно отрастила усы и бороды (кроме осла Фэдди), стала вести здоровый образ жизни и, наконец-то одеваться, как подобает приличным людям. Но, конечно же, это было ненадолго, — все глобальные перемены были ещё впереди (см. список стилей в фабуле статьи, не забывая при этом, что это там перечислены ещё не все).

Музыкальные фильмы[править]

Бременские музыканты спасают мир в одноимённом фильме

Для того чтобы снимать музыкальные фильмы, Бременские музыканты никогда не играли ролей. Вместо этого они пошли новаторским путём создания нужных им ситуации в настоящей жизни, и увековечивания их на видео, что, несомненно, только усугубляло всю скандальность происходящего.

Каникулы в Простоквашино[править]

Сакральная скандальная натурная съёмка подробностей лета, проведённого музыкантами в одноимённом населённом пункте. На видео оказалось запечатлено, как они:

  • поссорились из-за того, что Шарик ██████ ██████ , вследствие чего стали играть в ██████ и молчанку, переговариваясь только путём рисования на стенах избы непристойных символов;
  • пили молоко от коровы, которая перед этим объелась белены, а затем сами догонялись ██████ для полноты ощущений;
  • в качестве утончённой садистской забавы терроризировали единственного местного представителя власти, проговаривая ему повторяющуюся мантру гипнотического содержания (да ещё, к тому же, голосом не чьим-нибудь, а герра Звереффа);
  • напившись, перекапывали всю деревню в поисках сокровищ, в результате чего нашли ██████, ███████ смогли потом продать в █████ , в результате чего купили склонную к белене корову;
  • торговали детьми, обменивая их на велосипеды;
  • и вытворяли прочие различные ███ бесчинства.

Спасение принцессы[править]

Для съёмок этого фильма музыканты решили взаправду спасти принцессу, для чего изучили самое полное руководство по всему на свете Как правильно:Спасать принцессу, параграф специально для металлистов. На этом этапе у музыкантов возникли серьёзные препятствия — рекомендации руководства сильно зависели от предполагаемого стиля играемого метала, а группа к тому моменту перепробовала практически все стили, и ещё не определилась, на каком из них остановиться. В итоге, спасение принцессы было самым дилетантским образом сымпровизировано.

Бременские музыканты отрываются на ежегодном Балу у Сатаны, учреждённого ими самими. Кадр из музыкального фильма «Мастер и Маргарита»

Сведений о драконе, стерегшем принцессу, сохранилось мало, — достаточно достоверно известно только то, что он предлагал принцессе █иетическое яйцо, а также и оплату любых услуг заграничных певцов. Однако, невзирая на эти факты, рефлекторные реакции дракона оказались достаточно оперативными, чтоб успеть спалить Шуреку фон Виоланду вторые буквы в его имени и фамилии, пока он спасал принцессу. В результате солист ансамбля прославился сразу под несколькими именами.

Мастер и Маргарита[править]

В кои-то веки участники решили снять музыкальный фильм о настоящей, чистой и возвышенной любви. Но, выражаясь словами поэта, писавшего рецензию для литернатурного журнала «Хочу», — «ни █рена-то у них не получилось!». Сколько раз они не меняли самым радикальным образом свой стиль и имидж, а от привычки троллить местных жителей отвыкнуть так и не смогли. В результате, этим в основном их фильм и запомнился. Были успешно и не так успешно затроллены жители Москвы, Ташкента, Иерусалима (в период празднования Пасхи), Ада и Луны, а также (по случайности) обитатели лечебницы для душевнобольных профессора Стравинского.

Хиты[править]

Баю-баюшки[править]

готик фолк баллада

Эпическая баллада о том, как древний неупокоенный дух приходит к постели спящего, тревожит его сон советами из загробного мира, и предостерегает от страшного легендарного волка Фенрира, с которым может столкнуться любой неосторожный, пребывающий в объятиях Морфея. Герой баллады, спящий, чей сон оказался потревожен духом, неосторожен и глух к советам: несомненно, его будущее предполагается самым безрадостным.

Баю-баюшки (версия только для взрослых)[править]

эротик лав вампайр метал

Кавер-версия песни «Баю-баюшки», сыгранная в более быстром темпе, под аккомпанемент сэмплированных стонов, охов и вздохов, и спетая соответствующими вокалами. В этой версии невеста рассказывает своему жениху легенду про вампира-гомосексуалиста, приходящего по ночам в её родовой замок и кусающего лежащих с краю. Невеста убеждает жениха поменяться с ней местом с краю, так как девушки вампира не интересуют. Но жених то ли оказался не суеверным, то ли слишком отвлёкся выполнение супружеских обязанностей во время разговора, поэтому о его удручающем будущем можно только предполагать…

Слова песни практически не изменены по сравнению с оригиналом («Фенрир» и вампир и там и там иносказательно называются «серенький волчок»)

Песенка фашистских захватчиков[править]

брутал дэт метал

Скандальная, вызывающая песня о бесчинствах немецких солдат, устраиваемых в только что захваченных землях. «Весь мир у нас в руках», «Разбили в пух и прах проклятых конкурентов», — радуются они. И при этом:

  • грабят население: «И золото течёт рекою нам навстречу!»;
  • цинично дразнят местных жителей: «Вам крупно повезло», «Мы к вам заехали на час» (издевательский намёк на то, что захватчики, на самом-то деле, в ближайшее время вообще не собираются уезжать), «Все от счастья плачут»;
  • нарочито искажают и коверкают местный язык: «Привет, бонжур, хэллоу»;
  • силой заставляют жителей выражать фальшивое, напускное одобрение оккупантам: «А ну скорей любите нас», «Лучше по-хорошему хлопайте в ладоши вы»;
  • заставляют жителей участвовать в карательных операциях против товарищей: «Ну-ка все вместе уши развесьте».

Ничего на свете лучше нету[править]

викинг паган метал

Языческий эпический мотив о жизни викингов, странствующих в поисках новых земель для завоевания. Викинги, как им по статусу и полагается, невообразимо гордятся тем, что они викинги («Ничего на свете лучше нету», «Мы своё призванье не забудем», «Наше счастье — жить такой судьбою»), грезят о просторах Асгарда («ковёр — зелёная поляна», «дворцов заманчивые своды»), искренне восхищаются внешней красотой и потенциальной обороноспособностью своей земли («наши стены — сосны-великаны»), и, конечно же, святое, — взывают к языческим богам и выражают убеждённость в полной надёжности их поддержки: «наша крыша — небо голубое».

Луч солнца золотого[править]

фунерал дум

Погребальная речь человека, стоящего рядом с надгробием только что умершего друга. «Между нами снова вдруг выросла стена», — сокрушается он, касаясь рукой стенки фамильной усыпальницы и роняя скупую мужскую слезу. И без того печальная природа и без того унылого кладбища, кажется, скорбит вместе с плакальщиком: «Луч солнца золотого туч скрыла пелена», «Петь птицы перестали». Но наряду со скорбью, в герое живёт явная вера в загробную жизнь: «В час грусти и печали ты голос мой услышь», и в её превосходство над жалким земным бытиём: «Ночь пройдёт, наступит утро ясное», «Солнце взойдёт». Такие ассоциации с земной жизнью как с тёмной пеленой, застилающей глаза, и как с временной подготовкой к более светлой и правильной форме бытия, восходят к древним библейским преданиям и к знаменательному монологу Гэндальфа во «Властелине колец».

В клетке птичка томится[править]

эпическая вар метал баллада

Песня умирающего после боя солдата. Птичка, томящаяся в клетке, символизирует движения его души, уже готовой и желающей отлететь в последний путь, но пока ещё запертую в теле. «Не прожить мне и дня» — делает герой печальный прогноз своим перспективам. «Встанет солнце над лесом, только не для меня», — сокрушается он о завтрашнем дне, восхода которого уже не увидит. Девушка солдата, чувствующая с помощью телепатии, что с ним что-то не так, тоже растревожилась и «потеряла покой», ещё до получения печального известия.

Куда ты, тропинка, меня привела?[править]

хэви спид метал

Песня заблудившегося в лесу путника, потерявшего надежду отыскать дорогу домой, и уже наполовину забредшего в болото. «Я не боюсь никого, ничего,…» — убеждает он себя, глядя на смыкающиеся сумерки и, на самом деле, подсознательно при этом понимая, что близится его конец.«Мне жизнь не мила», — пытается он успокоить и уверить себя, осознав, что с жизнью-таки скоро придётся расставаться (историческая канва этого тонкого поэтического хода восходит к знаменитой басне Крылова «Лиса и виноград»). Но на самом деле путнику не удаётся убедить себя, он то и дело переживает о незавершённых делах, вспоминает, что его подвиг так его и не дождался: «Уж я бы тогда совершил…». У него начинаются подхлёстфываемые состоянием отчаяния гипертрофированные грёзы — он представляет себе то, что его сейчас прилетит спасать на личном вертолёте сам глава МЧС, а то и глава государства: «Ах если б, ах если бы славный король…». Но это всё мечты, а на деле — конец героя близок и неминуем…