Портал:Ролевая игра/Игра 1

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Главы 1-37[править]

Глава 38[править]

Локация: Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Следуя за слугой-провожатым, Нэрнир, Чупакамака и Иван выбрались из замка барона и вернулись на центральную площадь города. Кюри не отстаёт от Нэрнира.

Прогулявшись по площади и рассмотрев вывески на магазинах и других строениях, герои обнаружили следующие здания: казармы и тренировочные полигоны, две кузницы оружия и две кузницы доспехов, разного размера конюшни, богатого вида здание «Финансовые операции / Бухгалтерия / Налоговая», магазин бытовых вещей, необычный рынок с палатками вместо прилавков (над ним висит вывеска «Биржа труда»), продуктовый рынок, убогий хостел, качественная гостиница, частные дома, дендропарк, военная академия, полигон для магических экспериментов (вход закрыт на висячий замок), домики заводчиков породистых собак, приют для бездомных собак, приют для бездомных детей, приют для бездомных взрослых, аптека, бассейн и роддом. На некоторых домах нет никакой вывески (даже номера дома).

Слуга-провожатый стоит рядом с героями и ожидает либо дополнительных приказов, либо (если таковых приказов нет) разрешения уйти. Местонахождение полуросликов, ламы и загримированного Малина неизвестно.

Нэрнир берёт Кюри на руки.

Кюри смешно чихнула.

Нэрнир: Интересно, в чём причина?

Нэрнир: Конечно, я не уверен, но, думаю стоит попробовать идентифицировать её состояние.

Кюри снова чихнула и немедленно исчезла, растворившись в воздухе.

Нэрнир: ААААААААА!

Осмотревшись по сторонам, паникующий Нэрнир немедленно обнаружил Кюри. Она сидит на ветке на ближайшем дереве, примерно в 3 метрах от того места, где она находилась ранее.

Нэрнир превращается в ворона и летит за Кюри.

Кюри сидит на ветке. Не считая удивлённого вида, она в полном порядке.

Нэрнир переносит Кюри вниз и превращается в себя.

Нэрнир: Ладно, её точно нужно идентифицировать.

Нэрнир идентифицирует Кюри.

Согласно результатам идентификации, в теле Кюри находится некоторое количество магической энергии, которая иногда выплёскивается наружу через нос, вызывая смешное чихание и испуганное отпрыгивание в сторону.

Нэрнир: Странно… Интересно, почему это так? Вроде бы она не обладала врождённой расположенностью к магии.

Чупакамака — слуге: Впервые вижу, чтобы наш котёнок так летал… Кстати, а где сейчас наша лама и молодые халфлинги?

Слуга-провожатый: Ваша лама находится вот в этой конюшне. (показывает на здание) Вы можете забрать её в любое время. Молодые полурослики обнаружили банки с варёной сгущёнкой и продолжают предаваться обжорству на кухне.

Чупакамака: Понятно. Я, пожалуй, навещу ламу и погуляю по площади. (идёт в конюшню)

Нэрнир — слуге-провожатому: Благодарим за помощь, можете идти.

Слуга-провожатый уходит.

Нэрнир берёт на руки Кюри и идёт в магазин бытовых вещей.

Чупакамака, Нэрнир, Иван и Рудольф возвращаются из дендрария.

Нэрнир думает над тем, откуда у Кюри магическая энергия.

Чупакамака: Рудольф, а твои травмы связаны с тем самым проклятым артефактом?

Рудольф: Возможно, ты удивишься, но нет.

Чупакамака: Я уже давно мало чему удивляюсь. Я спрашиваю, чтобы понять суть проблемы. Это не из-за магии?

Рудольф: Без магии не обошлось, но она не была причиной.

Чупакамака: У тебя же из-за того предмета открывались раны, когда ты применял магию. Или ты уже нашёл этот предмет и обезвредил?

Рудольф: Этот предмет должен быть в моей лаборатории. Домой я, собственно, не возвращался и с предметом не взаимодействовал.

Чупакамака: Так ты нуждаешься в лечении или другой помощи? Что там Нэрнир говорил про твою сестру?

Рудольф: Ну, допустим… У меня прострелено колено, отсутствуют семь фаланг на руке и восприятие цвета левым глазом нарушено. Насчет сестры — ее задержали по подозрению в ведовстве, поэтому мастер Данцингер решил с моей помощью попытаться ее освободить. Теперь Нэрнир предложил пойти в темницы и проверить, как она там.



Нэрнир: Интересно, разная ли магия проявляется при чихе?

Подходит Малин.

Малин: Рад вас видеть. Хорошо, что не придётся вызволять вас из темницы.

Нэрнир: Привет. А ты где был? Хм.

Малин: Осматривал окрестности, нашёл, где здесь тюрьма… Это одно из тех зданий, на которых нет вывески.

Чупакамака: А мы пообедали у барона. Нас приняли очень хорошо, барон постарался произвести впечатление и попиарить себя как будущего короля Гусляндии.

Нэрнир: А мы ещё тут ходили, поменяли немного валюты, встретили Рудольфа. Ещё Кюри чихает со странным эффектом магического перемещения. И в дендрарии с энтами разговаривали.

Малин: Магического перемещения? Должно быть какое-то объяснение, как и когда это работает. Может быть, получится тренировать её чихать специально.

Нэрнир: У неё есть часть маны. Хотя до этого свиток говорил, что у неё нет магических способностей. Странно…

Малин: И у животных, и у людей иногда проявляются магические способности, которых не было при рождении.

Чупакамака: Как тебе город, кстати?

Малин: Сам город удобен (всё необходимое в пределах пешей доступности). Но в этом обществе много скрытых проблем. Людей мотивируют зарабатывать любыми способами, и они не гнушаются недобросовестных сделок и прямого обмана.

Чупакамака: Да, тут всё измеряют деньгами…

Малин: Ещё мне не понравились эти трудовые сделки с предоплатой. Что-то в них не то.

Чупакамака: Как я поняла, люди берут кредиты, которые не могут выплатить. А потом нанимаются на работу за определённую плату, которую получают сразу. Ну и выплачивают долг, а работают за остаток годами. По 16 часов в день, как на той плантации, или в тяжёлых условиях.

Чупакамака: Зато они заботятся о бездомных. Моют, откармливают лечат и устраивают на работу. А детей тех, кто попал в тюрьму или ушёл на заработки, помещают в приют, но это тоже платно. А инвалидов, как мне сказали, отправляют в монастырь Огродиты… и тоже за плату. И сирот пристраивают в семьи за плату, приёмные родители платят, то есть… Ещё тут есть приют для собак, но его я ещё не видела…

Малин: Наверняка и из приюта для собак они как-то извлекают плату.

Чупакамака: Наверное. С другой стороны, страна бедная, но никто не умирает на улицах. Пристроены дети, позаботились о бездомных, о собаках, насколько позволяет ресурс. Но те, о ком позаботились, должны это окупать. Только сирот-инвалидов отправляют в Гусляндию… Ты, кстати, видел таких детей в монастыре?

Малин: В монастыре воспитывается много детей. В основном это родственники монахинь, но, возможно, на попечении у храма есть и сироты.

Нэрнир: Так, это хорошо, но нужно ещё купить вещей и немного еды в дорогу для себя и питомцев. Я не уверен стоит ли тут долго задерживаться, всё же мы дипломаты. А что нам вообще нужно?

Чупакамака: Я вот подумала, может быть, осмотреть тюрьму? Нас могут пустить как послов, если барон заинтересован похвастаться организацией, как «прекрасный администратор», как он о себе говорит. Или как волонтёров: полечить, чем-то ещё помочь.

Чупакамака: А так да. Я бы завтра с утра вышла бы в Центральный Норланд.

Нэрнир: Да, можно туда сходить, но можно и сперва зайти в магазины.

Чупакамака: Давайте не будем перегружать себя и Карла. У нас есть тюк, животные могут пастись и охотиться. А докупим еды уже в Центральном Норланде.

Нэрнир: Но некоторые вещи могут пригодиться.

Чупакамака: Какие?

Нэрнир: Столовые приборы и пару пузырьков для зелий.

Чупакамака: Смотри, тут цены заламывают. И ты же делал ложки из корней?

Нэрнир: Да, но не ножи.

Чупакамака: У нас же два кинжала было. Для драконов и поменьше.

Нэрнир: Да, но хотя от поменьше ничего не осталось.

Чупакамака: От твоего. А ещё был кинжал у Ивана.

Нэрнир: Ах да, точно. Ну можно сходить в темницу. И ещё посмотреть на биржу труда, ради интереса.

Чупакамака: Да. Давай посмотрим биржу. И приют для собак. Я думаю, нам стоит понять, как тут всё устроено. Если барон — реальный кандидат на престол, это важно.

Локация: Частная конюшня, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Это очень большая конюшня, на 100 животных и более. В стойлах обитают кони, пони, ослики, верблюды и Карл. В конюшне присутствует ветеринар, который смотрит в зубы одному из коней, специалист по подковыванию, который присобачивает подкову к одной из лошадей, и служанка с батончиками конфеты «Гематоген», которая кормит этими конфетами Карла.

Кроме того, в конюшне есть некое подобие кассы — некоторые люди туда подходят и отдают деньги продавцу, но не получают никаких предметов взамен.

Входит Чупакамака.

Чупакамака смотрит, ест ли Карл гематоген, и где корзинка с Квокой

Карл с удовольствием ест гематоген и облизывается.
Корзинка с Квокой стоит в стороне, в области для хранения кормов. Полом в конюшне является голая земля, и Квока легко нашла себе червячков.

Чупакамака — Квоке: (на зверином) Привет! Как тебе тут? Нравится?

Квока: Тут был полуслепой кузнец, который за мной гонялся и хотел меня подковать, приняв за коня. Но потом у него закончилась смена, пришёл другой кузнец, и всё стало ок-ок-ок-окей.

Чупакамака - Квоке: (на зверином) Вот и славно!

Чупакамака подходит к Карлу

Чупакамака: Я вижу, Карлу понравился гематоген

Служанка: Да! Наверное, в его организме не хватает железа. Либо ему нравится вкус крови.

Чупакамака: Он иногда пытается съесть что-нибудь металлическое. Так что гематоген оказался хорошей идеей, спасибо.

Чупакамака: А вот наша курица почему-то решила, что её пытались подковать. Надеюсь, она испугалась зря. Наших животных подковывать не надо.

Служанка: Приношу извинения. Мне не передавали никаких приказов насчёт курицы, и я просто отложила коробку с ней в сторону, где она никому не будет мешать. В этой конюшне инициативный сервис - иногда они делают процедуры без спроса, а потом выставляют счёт хозяевам.

Служанка: Ламу можно и подковать. Ей может быть больно ходить по острым камням и кустам крапивы в долгих походах.

Чупакамака: Не стоит. А курица и вовсе ездит в корзинке.

Чупакамака отправляется на площадь и идёт в приют для бездомных детей.

Локация: Приют для бездомных детей, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

В приюте сидят дети, они едят, читают, играют и так далее. Несмотря на то, что это приют, они не выглядят особенно голодными или непричёсанными, и на их одежде нет заплаток. За ними присматривают воспитатели. Все дети являются людьми, орков или эльфов среди них нет.

На входе в приют сидит толстая тётенька в очках с учётной книгой.

Входит Чупакамака.

Сотрудница приюта: Добро пожаловать в наш приют для сегодня бездомных детей.

Чупакамака: Здравствуйте. Как поживают дети? Все ли здоровы?

Сотрудница приюта: Конечно. Мы хорошо заботимся о детях — ведь если они заболеют или умрут, то их родители нам не заплатят.

Чупакамака: А как они оказались здесь? И где их родители?

Сотрудница приюта: В основном их приводят родители непослушных детей, когда и если дети их достали. Эта услуга стоит 2 лиры в сутки, плюс необязательная (по желанию родителей) стоимость дополнительных образовательных курсов или дополнительной еды.

Сотрудница приюта: Конечно, бывают и иные случаи - например, родители совершили преступление и попали в тюрьму. В этом случае стоимость проживания детей в приюте взыскивается с их родителей позже.

Чупакамака: А сирот здесь нет?

Сотрудница приюта: Кому они здесь нужны?

Чупакамака: Допустим, у кого-то из детей родители умрут. Что будет с ребёнком?

Сотрудница приюта: Если ребёнок уже здесь? Этого ребёнка продадут в фермерскую семью или семью ремесленников, которым пригодятся дополнительные рабочие руки. Покупатель оплачивает стоимость содержания ребёнка в приюте с момента, когда за это перестали платить родители.

Сотрудница приюта: Альтернативно, если у родителей ребёнка есть наследники, вступившие в свои права, то можно взыскать стоимость содержания с этих наследников.

Чупакамака: Понятно. А куда попадают дети, у которых совсем плохо со здоровьем и которые не могут работать?

Сотрудница приюта: Их отводят в гусляндский храм, который на юге, и оставляют на попечение монахинь. Счёт за оплату услуг курьера, который перевезёт ребёнка отсюда туда, выставляется монахиням.

Чупакамака: Сейчас здесь таких нет?

Сотрудница приюта: Пока не нашлось предпринимателя, который бы открыл здесь храм. (рассудительно) Это непростой в администрировании бизнес.

Чупакамака: Да, пожалуй...

Чупакамака: А дети здесь чему-нибудь учатся?

Сотрудница приюта: С учителями — базовой грамотности и математике учатся все, эльфийскому языку — факультативно (если родители это оплатили), читают художественную литературу и исторические книги — самостоятельно. Кроме того, у нас есть книги по другим наукам, таким как физика и биология — их безвозмездно пожертвовали приюту некоторые родители.

Чупакамака: Это хорошо. Я смотрю, здесь только человеческие дети. Эльфов и челогекко нет.

Сотрудница приюта: У эльфов очень большие семьи, и у каждого бездомного эльфёнка всегда находится родня в Ильмене или ещё где-нибудь. Их родственников находят, и ребёнка отправляют к другим эльфам (счёт за доставку, разумеется, оплачивает принимающая сторона).

Сотрудница приюта: Мы стараемся не принимать детей челогекко из-за сложностей с питанием - другие дети могут плохо питаться, если на кухне будут тараканы и червяки. Не говоря о том, сколько бы нам пришлось заплатить проверяющим, чтобы они публично подтвердили, что это санитарно...

Чупакамака: Понимаю... Ну, что же, успехов вам!

Сотрудница приюта: Вам тоже. Расскажите о нашем заведении всем своим друзьям с доставучими детьми-нечелогекко. У нас лучшие цены во всём Вест-Норланде!

Чупакамака: Непременно расскажу. Всего доброго.

Чупакамака направляется в приют для бездомных взрослых

Локация: Приют для бездомных взрослых, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Приют для бездомных взрослых похож на миграционный центр. Бездомные сидят в очередях к дверям помещения «Баня», помещения «Парикмахер», помещения «Медосмотр», помещения «Профориентация» и помещения «Комната для собеседований». Только небольшая часть присутствующих лежит на койках в помещениях «Жилые комнаты» и «Лазарет».

Присутствующие в центре держат билетики со своим номером в очереди и переходят от одной двери к другой. В здании присутствуют соцработники, помогающие передвигаться тем, кто испытывает сложности.

Клерк на входе в приют записывает имена приходящих и уходящих бездомных.

Входит Чупакамака.

Чупакамака: Добрый день.

Менеджер приюта: Добро пожаловать. Накормить вас и найти вам работу?

Чупакамака: Нет, спасибо. (улыбается) Я только хотела узнать, не нужна ли кому-нибудь экстренная медицинская помощь.

Менеджер приюта: Это не станция скорой помощи — умирающих здесь нет. Но вы можете полечить людей с растяжениями, переломами или передозировками алкоголя — они восстанавливаются в лазарете. Тех, у которых причина алкоголь, можно узнать по прикованности наручниками к кровати.

Чупакамака: Хорошо. (направляется в лазарет)

В лазарете лежат бездомные люди разной степени поцарапанности. Они уже вымыты и накормлены, но пока не готовы работать.

Чупакамака: Добрый день. Кто хочет залечить переломы и раны?

Бездомный: Буу! Тут можно лежать и ничего не делать, а когда раны заживут, то меня отправят работать.

Чупакамака смотрит, нет ли тут пациентов с серьёзными травмами или находящихся без сознания.

Пациентов с серьёзными травмами здесь нет. Все присутствующие восстановятся естественным образом за неделю-другую лежания в лазарете. На двух койках есть пациенты, находящиеся без сознания. От них несёт алкоголем.

Чупакамака: Ну, что, может быть, кто-то хочет избавиться от ран и боли? На работу ещё когда пошлют, а больно-то сейчас.

Бездомный: Ладно, лечи. Раньше устроюсь на работу — раньше освобожусь.

Чупакамака накладывает руки на травмированное место и призывает Огродиту.

Бездомный полностью вылечился.

Бездомный: Спасибо. Но необязательно рассказывать сотрудникам, что я уже здоров.

Чупакамака: Никому не скажу. Отдыхайте. (улыбается)

Пациенты лазарета отдыхают.

Чупакамака: Кому-нибудь ещё помочь? Сотрудникам не скажу.

Некоторые пациенты поднимают руки.

Чупакамака кивает

Чупакамака обходит поднявших руку и лечит их.

Вылеченные благодарят Чупакамаку и Богиню Любви.

Чупакамака улыбается, прощается и выходит из лазарета

Менеджер приюта: Спасибо, что подлечили их. Чем быстрее они устроятся на работу, тем лучше для всех.

Чупакамака: Пожалуйста. Только некоторые боятся доктора. И почти все сильно истощены. Им ещё понадобится некоторое время на восстановление сил.

Менеджер приюта: Все они будут накормлены перед собеседованием. Никто не заключит долгосрочный контракт с работником, если он будет выглядеть голодным или испуганным.

Чупакамака: Их не просто накормить, их откормить надо бы. Ну, ладно, хорошего дня!

Чупакамака выходит из приюта

Чупакамака: Надо бы посмотреть, что там за деревья. Может быть, есть антропоморфные деревья, может быть энты или хуорны… или редкие виды… (направляется в дендрарий)

Локация: Магазин бытовых вещей, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

На прилавках разложены инструменты — от отвёрток до кнутов, посуда — от горшочков до котлов, и мебель — от табуреток до гигантских ванн.

Покупатель — продавцу: Это не магазин, а ограбление!

Продавец: Не нравится моя цена на горшок, накопай глины и слепи его сам.

Покупатель раздражённо пыхтит и ходит мимо полок в поисках предметов, которые он может купить вместо горшка.

Входит Нэрнир.

Нэрнир смотрит, есть ли на прилавках ножницы.

На прилавках есть обычные ножницы, ножнички за ногтей и ножницы для перекусывания канатов.

Нэрнир: Скажите, а сколько стоят обычные ножницы?

Продавец: 3 лиры.

Нэрнир: Хорошо, спасибо. Слушайте, а вы не знаете, можно ли тут где-нибудь купить свитки? Хм.

Продавец: Вот целая полка свитков. (указывает на полку) 1 лира свиток.

Нэрнир: Ладно, тогда я пока схожу в обмен валют.

Локация: Финансовое учреждение, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Здание финансового центра — титанического размера первый этаж, разделённый на кубиклы. 40-50 человек, работающих здесь, занимаются важнейшим в мире делом — перекладывают бумажки из одной стопки в другую.

Потеряться мешают четыре вывески-стрелки, свисающие с потолка и указывающие на определённый кубикл: «Обмен валют», «Финансовые операции», «Бухгалтерия» и «Налоговая».

Кроме того, у двери вертятся двое дельцов подозрительного вида.

Входит Нэрнир.

Подозрительный тип — Нэрниру: Псс! Иностранец! Могу обменять валюту по хорошему курсу.

Нэрнир просто идёт в обмен валют.

Подозрительный тип — Нэрниру: (вслед) Даю 1.3 лиры за 1 гусляндский дукат! Справедливый курс, в офисе курс хуже!

Нэрнир идёт дальше.

Нэрнир дошёл до кубикла, на который указывает стрелочка "Обмен валют". Здесь присутствует офисный сотрудник в белом воротничке и охранник-инкассатор, который сторожит кладовку за кубиклом.

Офисный сотрудник: (нудным офисным голосом) Добро пожаловать. Какую валюту на какую меняем?

Нэрнир: Какой курс гусляндского дуката на лиру?

Офисный сотрудник: (нудным офисным голосом) Сейчас проверю.

Офисный сотрудник роется в бумажках с таблицами котировок валют.

Офисный сотрудник: Курс на сегодня: 1 дукат королевства Гусляндия покупается за 1.2 лиры Норланда, продаётся за 1.4 лиры Норланда.

Нэрнир: Хм, да хорошо, сейчас подумаю.

Офисный сотрудник: Одолжить вам калькулятор, чтобы было проще думать?

Луна Цедрейтер: Офицер писал: «справедливый курс должен быть где-то между 12 и 14 лир за 10 дукатов».

Нэрнир: Хорошо, я меняю 15 дукатов!

Офисный сотрудник забирает 15 дукатов.

Офисный сотрудник: (нудным офисным голосом) Вот ваши 15*1.2 = 18 лир.

Нэрнир: Благодарю!

Нэрнир идёт в дендрарий, прихватив с собой Кюри.

Локация: Дендрарий, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Кроме разнообразных кустов, деревьев, кактусов, трав разной степени психотропности и гоняющегося за колорадскими жуками человека с огнемётом, здесь выставлены гигантские растения-ловушки (в которые поместится даже эльф), шевелящиеся плющи (которые шевелят своими побегами и умышленно подставляют прохожим подножки), а также несколько энтов, наполовину закопанный землю.

Около берёзового энта стоит безумного вида человек с ножом. Он пьёт берёзовый сок прямо из ствола. Берёзовый энт комментирует ситуацию недипломатичными терминами, оскорбительно характеризующими этого обжору.

В дальней части дендрария двое человек, вооружённые пилой, топором и ломом, выкорчёвывают погибшего старого энта, чтобы высадить на его место новый саженец. Кроме того, они распиливают его ветки на бруски и сваливают их в большой кучу древесины. Третий человек наблюдает за их работой и держит в руках купюру с местной валютой.

В дендрарий заходит Нэрнир.

Лесоруб — наблюдающему за рубкой человеку: Возьми этот брусок на пробу. Это живая древесина, магический материал. Из неё и делают такие посохи, о которых ты спрашивал. Остальные 9 брусков можешь забрать позже, я их оставлю прямо здесь.

Человек забирает брусок живой древесины (1 шт.) и оборачивается. Это Рудольф.

Нэрнир: О, привет, Рудольф!

Рудольф подходит к Нэрниру, опираясь на трость, и протягивает ему руку.

Рудольф: Какие лю... кхм-кхм... эльфы. Какими судьбами.

Нэрнир жмёт Рудольфу руку.

Нэрнир: А мы теперь послы!

Рудольф: (издевательски) А я теперь инвалид. Надо по этим поводам выпить. Что думаешь?

Нэрнир: Где ты был и что с тобой? И как ты тут очутился. М?

Рудольф: В смысле где? Разве вы не читали мое письмо?

Нэрнир (недоумевающе): Какое письмо?

Рудольф: Письмо, в котором я писал о своей встрече с мастером. Кажется, я его в гостиной оставил.

Соседний энт — другому энту: Эй, Багряный, ты случайно не съел его почтовую сову своим дуплом?

Второй энт: Нет, я давно бросил эту дурную привычку!

Нэрнир: Нет, мы письма не видели. А что с мастером? Расскажи, пожалуйста, поподробней.

Рудольф: Поподробней… (задумался) Мастер узнал о том, что наша сестра Сабина была задержана по подозрению в ведовстве. По этому случаю он вызвал меня сюда. (вздыхает) Он хотел, чтобы мы пошли на сделку с бароном.

Нэрнир: Ты имеешь ввиду запрещённую магию? Хм, ну что же, барон нам сказал... Ах, а, точно, он говорил, что ты ему рассказывал о принцессе. Это часть сделки?

Рудольф: (посмеивается) Ну, скажем так, что это был один из вариантов. Мне он не понравился. Однако, мастер был иного мнения.

Рудольф поворачивает голову на бок, поднимает свою панамку и демонстрирует Нэрниру разорванное правое ухо.

Нэрнир: Дай-ка я тебе его залечу.

Нэрнир использует на ухе Рудольфа заклинание друидической магии Регенерация, чтобы его ухо стало цело.

Ухо со смешным скрипящим звуком поворачивается и склеивается обратно в целое. На ухе остался небольшой шрам.

Нэрнир: Так-то лучше. Хм... А где сейчас твоя сестра, знаешь?

Рудольф: Понятия не имею, если быть честным.

Нэрнир: Может проверим местную темницу, если ты уж к этому барону обратился?

Рудольф: Что характерно, не я к нему обращался. Я лишь был на подхвате.

Нэрнир: Но информацию о принцессе рассказывал ему ты. Я всё же считаю, что стоит будет наведаться в темницу. После Вест-Норланда мы идём в центральный, а потом в Ильмень.

Нэрнир: Хочешь идти с нами?

Рудольф: А я вам нужен?


Нэрнир: Добрый день, господа энты, как живётся вам тут?

В дендрарий заходит Чупакамака.

Соседний энт: У меня всё железно хорошо, а точнее, деревянно…

Другой энт: У меня отрубили ветку и сделали из неё говорящий меч…

Берёзовый энт: Вампиры! Ко мне приходят вампиры-вегетарианцы и пьют мою кровь! Это ужасно!

Нэрнир: Мда... А давно у вас появлялись новые энты? И почему вы не защищаетесь от пьющих сок?

Соседний энт: Периодически подсаживают новичков. А заросших и некрасивых энтов переселяют наружу. Как это объяснял один заезжий эльф, "дендрарий должен быть красивым".

Берёзовый энт: Э... А почему люди не защищаются от пьющих кровь вампиров? Потому что не могут!

Нэрнир — берёзовому энту: Может вам отрастить шипы?

Берёзовый энт: Хорошо бы... Каждый, кто попробует пить мой сок, напоит мои корни своей кровью... (безумно) А-ха-ха-ха-ха! Му-а-ха-ха-ха-ха!

Соседний энт: Вампиры-вегетарианцы тоже превращают свой обед в вампиров?

Нэрнир: Или я могу магией уплотнить вашу кору, чтобы её было очень трудно пробить.

Берёзовый энт: Ну вот ещё. Вампиры будут нападать на меня с топорами и молотами...

Нэрнир: А если твой сок будет горьким и неприятным на вкус?

Берёзовый энт: Ничего, что сок мне самому нужен для питания?

Нэрнир: А если ты будешь источать резкий запах, когда кору будут резать?

Соседний энт: То его выбросят из дендрария и посадят здесь приятнее пахнущего энта.

Нэрнир: А почему вы не ходите?

Соседний энт: А какая разница, тут стоять или куда-то идти?

Нэрнир: А если создать вокруг тебя шипастые кустарники?

Берёзовый энт: Почему бы и нет? Вампиры должны страдать, особенно вегетарианцы.

Чупакамака подходит к героям

Нэрнир — Рудольфу: Ну, вдруг тебе по пути. Да и ты сейчас не в лучшем состоянии. О, Чупакамака пришла!

Чупакамака: Привет! (замечает Рудольфа) О, какие люди! Привет! Какими судьбами?

Рудольф: Знаешь, неплохо. Пришлось поменять свой теплый плащ вместе с оружием на панамку и грязную кофту. Чтобы это было честно — мне сломали колено и разрезали ухо. Как по мне, справедливая цена.

Чупакамака: М... Ну, тёплых вещей мы можем наделать из шерсти Карла, помнишь его? Он с нами и регулярно обрастает. А для уха и колена есть друидическая регенерация и лечение Огродиты. И все три опции - тадам - бесплатно.

Нэрнир: Ухо я ему если что вылечил.

Нэрнир смотрит, есть ли ещё кто-нибудь из людей в дендрарии.

Трое детей играют с гигантским плотоядным растением, кидая в него кусочки курицы. Они пытаются научить его команде «Сидеть» (способность этого растения слышать звуки неочевидна). Садовник подстригает разросшиеся кусты. Лесорубы закончили свою работу и ходят туда-сюда, вынося бруски живого дерева на улицу. Недавно напившийся берёзового сока вампир прислонился ко стене и задремал прямо в помещении дендрария.

Чупакамака: Если нужна помощь с коленом, обращайся. Мы не Молли, чтобы лечить без запроса насильно. Но если надо, говори.

Кюри смешно чихнула и каким-то образом оказалась на голове Нэрнира. Нэрнир не уверен в том, что произошло, но определённо не заметил её прыжка. В один момент Кюри была на земле, а в другой момент внезапно появилась в другом месте.

Нэрнир: Интересно, долго ли она так будет ещё чихать...

Чупакамака: (на зверином) Что ж ты всё чихаешь, миленькая?

Кюри: (на зверином) Ура! Уиии! (снова чихнула, но осталась на месте)

Нэрнир — лесорубам: А можно тут что-нибудь своё сажать или как сюда завозят растения?

Лесоруб: Можно, на свободные места. Пошлина за разрешение на посадку — 1 лира за растение. Государство не выделяет финансирования на дендрарий, поэтому растения высаживают те люди, которым они нужны для хозяйственных нужд. Например, этого распиленного энта посадили мы (5 лет назад), чтобы потом собрать живую древесину.

Чупакамака: Я слышала, энты жалуются на покушения: то сок у них берут, то ветки. Может быть, стоит их оградить от этого? А сок можно у простых берёз брать.

Нэрнир: Я думаю, нам стоит посадить берёзу и колючие ежевичные кусты возле энтов.

Лесоруб: Можно посоветовать барону ввести пошлины за сбор растений, которые высадил кто-то другой. Хочешь попить сок энта - плати. Это их научит.

Чупакамака: И кто-нибудь сделает из этого аттракцион: объявит, что сок энта какой-нибудь особенный, и будет брать деньги за возможность попить. Вот если штраф ввести, другое дело.

Лесоруб: Аттракцион? Хорошая идея...

Чупакамака: Не очень... Энты сбегут, если их сильно достать.

Нэрнир: Кстати, Рудольф говорил что-то опять про своего мастера и про свою сестру.

Чупакамака: Может быть, прогуляемся где-нибудь подальше от говорящих существ и обсудим?

Нэрнир: Да, давайте присядем куда-нибудь вне дендрария.

Соседний энт: Я могу заткнуть себе уши, если вы меня стесняетесь.

Другой энт: Не можешь! Мы же слышим через колебания коры.

Соседний энт: Эх, зачем ты им сказал! Я хотел подслушать!

Чупакамака: Наши разговоры скучны для посторонних. Мы к вам как-нибудь потом зайдём и побеседуем о чём-нибудь интересном.

Нэрнир: Ну что, пойдём поговорим?

Герои выходят на площадь.