Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 64

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 64[править]

Глава 64, в которой герои фрахтуют караван и готовятся к походу в Ильмень.

Локация: Возвышенный район, Норланд[править]

Местные жители постепенно расходятся из резиденции Крампуса — некоторые мирно, некоторые побрасывают в строения бутылками с зажигательной смесью. Доктора уносят перенервничавших родителей. Не найдя гнома Механуса, инквизиторы снимают посты с дорог. На площади осталось только два инквизитора — один уже знакомый нам инквизитор-пироман, а второй дежурит около свежерасклеенных постеров («В цирке новый импрессарио — вы никогда такого не видели») и внимательно присматривается ко всем прохожим в капюшонах и накидках. На площади ошивается меняла.

Карл распугал всех гигантских змей, которые жевали кусты Суповика пихтового, и жуёт эти кусты сам. Кюри занимается тем, что прыгает в самые глубокие сугробы, какие только может найти, терпеливо ждёт, пока мимо пройдёт человек, и внезапно выпрыгивает из сугроба, пугая и умиляя беднягу. Элронд незаметно стырил и уже почти полностью доел летучую мышь Малина.

Около клиники «Здоров как бык» стоит конный караван, забитый бинтами, склянками с йодом, белыми халатами, деревянными ногами и так далее. За погрузкой мешочков, баночек, пластырей и склянок вполглаза следит довольно скрюченный изморщенный коротышка с коричневой кожей и носом крючком — ниже полурослика, и явно не человек. Однако ругается на рабочих он как заправский морской эльф. На шее у него висит золотая цепь, а на руке у него дорогие солнечные часы. Ещё у него есть золотой зуб, галстук-бабочка и крепкий пони. Он беседует с рыцарем Норланда в полном боевом облачении (антимагические доспехи и так далее).

Нэрнир и Чупакамака оглядываются по сторонам.

Нэрнир: Чупакамака, ты помнишь, о каком караване нам рассказывал Огурцов?

Чупакамака: Какой-то каравае идёт в Норланд… может, этот?

Нэрнир: Я точно помню, что он должен быть перед днём открытых дверей. Хм… Ну, давай проверим, спросим.

Чупакамака: Караван отправляется ночью после праздника от резиденции Крампуса. И, поскольку других караванов тут нет, скорее всего, это он. Давай, спросим.

Нэрнир: Ну давай.

Караван и планы[править]

Герои подходят к караванщикам

Чупакамака: Добрый день! Это вы направляетесь на север?

Сморщенный коротышка: Мой караван направляется в баронство Нороса, а потом — в Ильмень. Я везу бинты и горькие лекарства для наёмников Нороса, а потом сделаю крюк и привезу им сухпайки из Ильменя.

Рыцарь: Я всё думаю, защищать мне ваш караван или задержать его за поставку припасов нелегальной военной организации?

Сморщенный коротышка: Ни то, ни другое не понадобится! На земле, которая нуждается в моих товарах, не останется ни одиной бронзовой монетки — не будь я Гоголь-моголь, если это не так. Я выпью последнюю кровь из этой вашей организации, которая вас так беспокоит.

Рыцарь: Тогда ладно…

Чупакамака: Гоголь-моголь… я слышала это имя. Так это вы?

Гоголь-моголь: Всё, что обо мне говорили, неправда! На самом деле я честный торговец, честнее многих из Хормеля, и выполняю важную социальную миссию — снаряжаю миротворцев. Если эти миротворцы окажутся разорены в результате — разве можно в этом винить меня?

Рыцарь: Ну по крайней мере он не снимает скальп с людей и не ест их, как некоторые другие гоблины.

Гоголь-моголь: Тем не менее я оставляю за собой такое право, если они нападут на мой караван.

Чупакамака: А что вы со скальпами делаете? Сдаёте в музей?

Гоголь-моголь: Нет, что вы, мы очень практичный народ. Одежду, одеяла, подушки, перчатки…

Нэрнир: Миротворцев? Погодите… Хм… А что за миротворцы?

Гоголь-моголь: Славная наёмническая компания мистера Нороса защищает мирные народы на границе Хормеля и Лепронда, где идёт кровопролитная война из-за свиньи.

Нэрнир: Война из-за свиньи, хм. Где-то я уже слышал подобное… Можете рассказать поподробнее?

Гоголь-моголь: На границе Хормеля и Лепронда воюют три страны: королевство полуорков Ордор (со стороны Хормеля), королевство людей Ондор и королевство эльфов Аздол (со стороны Лепронда). Это очень серьёзный конфликт, так называемая «Война из-за свиньи». Кто-то из хормельцев украл свинью у фермера людей, потому что та ходила рыть канавы на его участке, за это фермер людей ударил вилами домашнего льва хормельца, который точил когти об его яблоню. За это хормелец потребовал реституцию и украл урожай лепрондца, и лепрондец собрал односельчан и напал на село хормельца и побил там все стёкла. Хормелец нажаловался в свою армию, что на него набег из соседней страны, и та выставила охрану, трое лепрондских нападавших были ранены — при этом охрана была вооружённой, а набегающие фермеры нет. Люди Ондора потребовали прекратить агрессию в отношении некомбатантов, король послал свою армию и взял в плен охрану полуорков, те послали свою армию и прогнали армию за границу, а потом пошли в наступление… Тут эльфам не понравилось, что полуорки без визы в Лепронде, и они тоже присоединились… В общем, сейчас там кровопролитная горячая война, которой конца-края не видно. Из-за свиньи. С диверсиями, торговыми санкциями, осадами замков, наёмниками и так далее.

Чупакамака: Угу. Была бы канава, а свиньи найдутся.

Нэрнир: Один взмах крыльев свиньи может вызвать ураган. Или там про бабочку было? Не важно.

Чупакамака: И как же Норос собирается их всех пере…мирить?

Гоголь-моголь: Ну, при полном истреблении армий одной из сторон война естественным образом прекратится…

Чупакамака: Поскольку сторон три, истребить нужно по крайней мере две. То есть, нет, три, ведь с армией Нороса сторон четыре будет. То есть, это если ещё какая-нибудь сторона не вмешается… По-моему, выход тут один: заморозить этот конфликт. В общем, без магии льда тут не обойтись.

Гоголь-моголь: Ещё вариант — поскольку у армии Нороса почасовая оплата (они наняты не до победы и просто уедут, когда деньги закончатся), то с крахом экономики нанимающей стороны война тоже прекратится естественным образом.


Нэрнир: Слушайте…А вы скоро собираетесь в баронство и Ильмень ехать? М?

Гоголь-моголь: К вечеру догрузят товары… Вечером выедем, утром будем у главного замка баронства… День-два пробудем в баронстве, смотря как они будут торговаться… Вечером выедем в Ильмень…

Гоголь-моголь: Вероятность задержания минимальна. Как гражданин Ордора, будь он неладен, я считаюсь союзником. Кроме того, я вообще ничего не боюсь.

Нэрнир: А какова вероятность того, что кого-то, кто просто проезжает мимо, задержат и заставят стать рекрутами?

Гоголь-моголь: Когда Норос занят на войне? Примерно 100 %. Ему платят за каждого отправленного в горячую зону — неважно, успели их обучить или нет.

Гоголь-моголь: Конечно, некоторые категории населения никогда не заберут в армию — например, детей моложе 10 лет, эльфов, циркачей, иностранных военных, могучих путешественников и волшебников, жрецов Бога Торговли и так далее.

Чупакамака: Почему? Ну, про детей понятно. А могучих или военных почему не рекрутируют?

Гоголь-моголь: Ну могучие могут и сдачи дать, если их попытаться задержать… А военные давали присягу и имеют всякие вредные, с точки зрения Нороса, идеи — такие как верность отчизне, честь, совесть и так далее. Это неприемлемо для наёмника, который должен сражаться ради денег, а не отвлекаться на всякие высокими материи.

Нэрнир: А эльфов почему не берут?

Гоголь-моголь: Давят на психику офицеров. Сложно отдавать глупый приказ тому, что в двадцать раз тебя старше.

Чупакамака: Жалко. Мы как раз идём в Ильмень через Нороса и достаточно могучи, чтобы навалять каждому, кто покусится на наши миролюбивые планы. Но если они не попытаются даже, то драка не состоится. Жаль…

Чупакамака: Кстати, а давайте вместе пойдём? Вдруг кто нападёт на караван, тогда у нас таки будет шанс немного помиротворить.

Нэрнир: Да, мы в этом специалисты.

Гоголь-моголь: Нападение на караван со мной довольно маловероятно, ведь я бесстрашнее орла. Если вы так хотите, чтобы на ваши планы покусились, то советую разодеться фермерами, нагрузить тележку всякими лопатами и пойти по главной дороге самостоятельно…


Кюри выскакивает из сугроба и тянет лапки к гоблину.

Гоголь-моголь: Ааа!!! Кыш, хищник!

Кюри мурчит и не уходит.

Гоблин залезает на телегу с товарами, принимает оборонительную стойку и отчаянно машет в воздухе веником.

Чупакамака: Кииисаааа, кииисааа… (чешет Кюри за ушком)

Чупакамака: Вы не волнуйтесь, это наш боевой сервал. Он гоблинов не ест, он на огров натаскан.

Гоголь-моголь: Конечно же ест! Вы разве не знаете, почему сервалы не едят обычного челогекко? Потому что они «малые кошки», и видят вас как более крупного хищника! Их инстинкт говорит им в случае конфликта убегать!

Гоголь-моголь: Гоблин для взрослого сервала — как эльф для льва — обед!

Гоголь-моголь: Они съедят гоблина без сожалений и колебаний, и с большим аппетитом!

Чупакамака: (берёт Кюри на руки спрашивает на зверином) Кюри, ты хочешь съесть вот это? (показывает на гоблина)

Кюри: (на зверином) Рыбка… Вкусненькая рыбка… кюри, кюри… (облизывается и потягивает лапки с вытянутыми когтьми)

Будучи котёнком, Кюри недостаточно крупна, чтобы съесть даже самого маленького гоблина.

Чупакамака: Вот видите? Она от меня не убегает. Она ручная. Кстати, она сказала, что не против поесть рыбки. У вас, случайно, рыбки нет?

Гоголь-моголь: Нет, но полуорки с их нюхом часто жаловались, что от гоблинов пахнет рыбой.


Нэрнир (на зверином): И как нам теперь проситься к каравану, раз мы могучие путешественники?

Элронд: (на зверином) Животным с таким выражением лица часто нравятся блестящие металлические кружочки.

Чупакамака (на зверином): Правильно. Проситься надо за деньги. Которые он нам заплатит за честь сопровождать нас. Ну и за охрану. Если только он не решит, что деньги деньгами, а быть съеденным котёнком сервала себе дороже. (хихикает)

Нэрнир (на зверином): Очень смешно. А знаешь, что ещё смешнее? Идти пешком до баронства, где тебя могут призвать в армию!

Чупакамака (на зверином): Эльфов не призывают.

Нэрнир (на зверином): А челогекко, людей и полуросликов — да.

Чупакамака: Ну, вот. Наша Кюри наотрез отказалась вас есть.

Гоголь-моголь: Это успокаивает, но только пока она не вырастет.

Гоголь-моголь: Кстати, а что за товары вы повезёте в Ильмень? С пустыми руками там очень сложно.

Нэрнир: А почему?

Чупакамака: Ну, мы не по торговым делам едем. Мы с посольской миссией. Личные вещи только везём: немного одежды, немного еды.

Гоголь-моголь: Тут такое дело… В Ильмене не очень жалуют монеты. То есть они там в ходу, но некоторые заведения даже откажутся их брать. Ильменцы любят бартер — обмен чего-нибудь полезного на что-то полезное.

Гоголь-моголь: Если ты эльф и живёшь там долго, то это удобно — у твоей семьи всегда есть длительный контракт с продавцом того-то, с продавцом сего-то, с сапожником, с парикмахером… А вот путешественникам это сложно (когда покупаешь ботинки, какой шанс, что у тебя будет необходимый сапожнику предмет?), поэтому они используют «обещалки» — специальные бумаги вида «Обещаю доставить полезного (и/или оказать полезную услугу) на цену, эквивалентную цене предмета такого-то. Дата, подпись».

Гоголь-моголь: Некоторые путешественники раздают много обещалок, набирают на них товара и сбегают, но тогда эльфы очень злятся и объявляют беглеца в международный розыск.

Гоголь-моголь: Когда я еду в Ильмень, предпочитаю не полагаться на обещалки, а везу туда россыпь разного барахла. Мало ли что кому понадобится.

Нэрнир: Понятно… Скажите, а вы подвозите с собой людей? Ну, до Ильменя.

Гоголь-моголь: Почему бы и нет? Людей, эльфов, гномов… (посмотрел на Кюри и подёрнулся в ужасе)

Чупакамака: Она же маленькая. Как она может съесть такого большого гоблина? И за несколько дней она не подрастёт настолько. А полуросликов подвозите? А лам?

Гоголь-моголь: Полуросликов подвожу… Мы, гоблины, называем их полутораросликами. Их, кстати, тоже рано или поздно съест этот кот.

Гоголь-моголь: В тележку лама точно не поместится… Насколько она сильная? Если привязать её к тележке, чтобы бежала следом — не отстанет?

Чупакамака: Сильная. Думаю, не отстанет.

Гоголь-моголь: Я делаю остановку в баронстве, но не беспокойтесь, у замка барона вас никто в армию не заберёт — призыв осуществляется только на безлюдных дорогах на подъезде к замку.

Чупакамака: Мы как раз хотим взглянуть, что в этом баронстве творится, но не задерживаться там надолго. Так что нам это очень подходит.

Гоголь-моголь: Баронство Нороса живёт в двух режимах. Во время войны у него много денег, но всюду сущий беспорядок и везде не хватает рабочих рук — нельзя даже нанять домашнего слугу (кроме рекрутов с не истёкшим сроком контракта, которые были признаны бесполезными или непригодными). После войны они постепенно растрачивают накопленный жирок. Если новой войны не случается слишком долго, то даже евшие чёрную икру во время войны могут впасть в нищету.

Чупакамака: А почему они не придумают какой-нибудь другой источник дохода на мирное время?

Гоголь-моголь: На кой демон им это нужно? Мирного времени бывает максимум полгода, ну сбросят немного веса… Где-нибудь в мире всегда идёт война, без наёмнических контрактов не останутся.

Чупакамака: Когда-нибудь народы сумеют договориться… А какие вещи нужны в Ильмене? И какая там погода сейчас?

Нэрнир: И какой там климат?

Гоголь-моголь: В Ильмене вечная весна и лес, а в лесу светло, сухо и медведь. Температура воздуха днём всегда 20 °C. Температура воздуха ночью всегда 15 °C. Температура ручьёв всегда 10 °C. Температура пещер всегда 5 °C. Температура плавления льда всегда 0 °C. Это никогда не меняется.

Чупакамака: А температура кипения воды там какая?

Гоголь-моголь: Всегда 95 °C. Ни градусом больше, ни градусом меньше.

Чупакамака: Значит, там возвышенность… Любимый некоторыми чай плохо завариваться будет…

Гоголь-моголь: Что касается товаров, то обычно я беру всякие вещи, которые эльфы не делают — например, тапочки. Эльфы ходят по дому босиком и тапочек не шьют. Но рано или поздно они что-то разобьют или рассыпят, и тапки им внезапно понадобятся… Ещё я беру всякую руду (эльфы не могут копать её у себя — не хотят выкорчёвывать деревья), промышленные товары, сувениры, инвазивные виды животных… Свитки гномской технологической магии…

Гоголь-моголь: Если вы послы, то сможете торговать особыми товарами — например, секретной информацией. У меня есть знакомый посол, который так часто делает.

Гоголь-моголь: В этот раз я еду без своих товаров — в Ильмене меня уже ждёт большой груз эльфийских сухпайков (та самая дрянь из травы), которые я немедленно погружу на телегу и уеду впаривать их обратно Норосу.

Чупакамака: Ха. Впарить наёмникам траву — отличная идея. А посол, случайно, не Огурцов?

Гоголь-моголь: Точно не помню, как его звали… Может, огурцов, а может, и помидоров…

Малин: Его работа — синекура без обязанностей или полномочий, но похоже, что у него действительно много связей. Я бы никогда не получил награду за ту идею с орками (и даже не знал бы об этой награде), если бы Огурцов не сказал, с кем и как связаться…

Нэрнир: Наверняка это он.

Чупакамака: Значит, не такая уж и синекура. Связи, информация — это то, чего ждут от послов.

Чупакамака — Гоголю-моголю: Так вы нас подвезёте?

Гоголь-моголь: Конечно, подвезу. Что касается цены… Вы друзья этого Огурцова-Помидорова?

Нэрнир: Да. И от части коллеги. Но в целом да, друзья.

Гоголь-моголь: Тогда для вас бесплатно. Я тут обещал доставить ему кое-какие свитки из Ильменя, и он их с нетерпением ждёт… Если я допишу цену вашей перевозки к его счёту, то смогу стрясти гораздо больше, чем если бы платили вы…

Нэрнир: Согласна, Чупакамака?

Чупакамака: Идёт!

Нэрнир: Вот и отлично! Нужно только проверить, не забыли ли мы что-нибудь… Так…

Гоголь-моголь: Я отправляюсь в путь сегодня поздним вечером. У вас полным-полно времени, чтобы закупиться всем необходимым, прицепить свою тележку к каравану, спрятать кошку от моего горла и так далее. Завтрак пассажирам не предоставляется, но вот в этой телеге лежит мешок непроданных сушек, а по этой телеге иногда пробегают тараканы.

Чупакамака: Спасибо вам большое!

Гоголь-моголь: Как там говорят люди, «спасибо на хлеб не намажешь»? А я намажу, так что пожалуйста.

Чупакамака — Нэрниру: Так… Ну, я обещала Маргарину сгущёнку. Придётся выполнять обещание. Может, ещё какой-нибудь еды прикупить в дорогу, а то в баронстве не покормишься, я чувствую. Насчёт товаров для бартера… не знаю. Что ты думаешь об этом?

Нэрнир: Можем конечно напокупать чего-нибудь. Ещё вроде-бы в поместье есть куча хлама. Но эти вещи никому особо-то и не нужны.

Чупакамака: Слушай, твоё поместье рядом с парламентом (или какой там в Ильмене правительственный орган) или нам от поместья до парламента двести миль ехать?

Нэрнир: Если честно, то без понятия.

Чупакамака: Может, нам какой-нибудь транспорт понадобится. Хотя, похоже, нам и так тележку покупать, Гоголь-моголь говорил про тележку…

Нэрнир: Можно и в зверей превращаться.

Чупакамака: Ладно. Давай, что ли, на рынок сходим, там разберёмся, чего докупить.

Нэрнир: Давай, время есть до вечера.

Нэрнир: Давай-ка сперва составим список покупок.

Чупакамака: Я не знаю, что покупать. Еды на дорогу, в Ильмене уже наловим что-нибудь в лесу. Тележку? Переноску для Кюри? А больше, вроде, и не нужно ничего. Вот, может, на рынке что увижу, и вспомню. Или кого-нибудь увидим, разговоры наведут на мысль. Но ты пиши, если считаешь нужным. Вставь сгущёнку только.


Малин: Если мы идём в Ильмень, в котором не в ходу монеты, то можно потратить вообще все деньги. Лиры ещё могут пригодиться для покупок в баронстве Нороса, но гусляндские дукаты нет…

Нэрнир: Меняла тут, кстати. Так что можем обменять всё на лиры. Идём!

Нэрнир идёт к меняле.

Меняла: О, надо же, эльф! Поменять вам деньги на листья или наоборот?

Нэрнир: Какой сейчас курс дукатов на лиры?

'Меняла: Ммм… (смотрит в шпаргалку) Покупаю гусляндский дукат за 1.25 лир, продаю за 1.35.

Нэрнир: Можете всё это обменять.

Нэрнир показывает все свои дукаты.

'Меняла: 35.66 дукатов? С округлением копеек в мою пользу это будет 28 лир и 5 децилир.

Нэрнир: Погодите, но 35 дукатов это 43,75 лир!

Меняла: Ой, точно, я случайно обсчитался! А 35.66 дукатов — это 44 лиры. С кем не бывает!

Нэрнир: Вот и хорошо. Меняю. Вот, держите.

Меняла: (берёт 35.66 дукатов и передаёт Нэрниру 44 лиры) Заходите ещё.

Чупакамака: Поменял? (роется в рюкзаке) Так… 20 дукатов я хотела оставить на выкуп Карла… Стоп. А что делать с дукатами пропавшего посла? А вообще… стоит ли терять на всех этих обменах? Может, мы ещё вернёмся в Гусляндию или пойдём ещё в какую-нибудь страну, где валюта есть, и опять менять придётся? (думает)

Нэрнир: Можно и не через Гусляндию путешествовать.

Чупакамака: А можно и через неё, никто не знает. Но даже если не через Гусляндию. На двойном обмене теряешь больше, чем на одинароном!

Нэрнир: Ладно, давай подумаем над покупками. Хм… Будем набирать вещи для бартера?

Чупакамака: Слушай, я не знаю, как быть с деньгами Ивана. Он пропал, я отложила его жалование в отдельный мешочек. Менять или нет? Или пусть сам меняет, если найдётся?

Нэрнир: Половину можем поменять, остальную оставить.

Малин: Согласно торговцу, расплатиться в Ильмене можно и письменными обещаниями как-нибудь заплатить позже… Хотя влезать в долги при наличии лишних денег — это странно.

Нэрнир: А ещё он сказал, что можно платить услугами.

Малин: Выгулять собаку сапожника и купить на это ботинки.


Чупакамака: Хм… Можно и так. Значит, поменяю своих 30 и Ивановых 25, итого 55. Пойду тогда. А куплю я сгущёнки, как обещала, и немного челогеккской еды (чипсов тех или сущёных кузнечиков, что будет), и ещё какой-нибудь полуросликово-человеческой еды впиши.

Чупакамака идёт к Меняле

Чупакамака: Добрый день! Пожалуйста, поменяйте мне 55 гусляндских дукатов на норландские лиры.

Меняла: Сегодняшний курс 1.25… Итого 44 лиры.

Чупакамака: 68,75. 68 лир и 75 децилир.

Меняла: Ой, точно, что-то я напутал. 68… 67… (вертит в руках умножательные счёты) Да, всё правильно, 67.5… Вы правы, получается 65 лир и 7 децилир. Извините за перепутку.

Чупакамака: 68 лир и 7.5 децилир.

Меняла: (задумчиво бубнит под нос, перебирая пальцы) У меня получилось 68.75 лир, это 68 лир и 7.5 децилир… Но дробной децилировой монеты нет, так что 68 лир и 7 децилир.

Меняла: (с картинным удивлением смотрит на умножательные счёты) Это всё гномские счёты, вечно они ошибаются… Наверное, их поломали гремлины, поэтому они посчитали неправильно. Приношу вам извинения за гномов.

Чупакамака: Неужели и здесь гремлины постарались? Но, как бы то ни было, 68 лир и 7 децилир — это правильно.

Меняла: Согласен. (достаёт 68 лир и 7 децилир и тщательно пересчитывает их) Гремлины, они такие… Вечно из-за них люди ошибаются на пустом месте…

Чупакамака тщательно отсчитывает 55 дукатов и протягивает из Меняле.

Меняла: (берёт 55 дукатов и передаёт Чупакамаке 68 лир и 7 децилир)

Чупакамака кладёт 37 лир и 5 децилир себе и 33 лиры и 2 децилиры в мешок пропавшего посла.


Нэрнир делает список:

  • Сухпайки на три дня на всех всеядных
  • Корм для сервалов
  • Банка сушёных кузнечиков
  • Две банки сгущёнки
  • Переноска для сервала
  • Крупа (рисовая)
  • Котелок
  • Походные сапоги

Нэрнир: На, глянь!

Малин: У меня нет лишних денег, но… Производят ли эльфы стекло? Плавление песка — это не то, что ожидается в эльфийском лесу… Если нет, то, может быть, купить немного бисера?

Малин: Если эльфы Ильменя изучают магию в школах, то они могут знать одни и те же стандартные заклинания… Возможно, какие-нибудь бесполезные и дешёвые свитки, написанные людьми в порядке импровизации, будут куплены как экзотика?

Сломанный Меч Предупреждения — Нэрниру: (голос из рюкзака Нэрнира) Осторожно, этот меняла пытается тебя обсчитать!

Нэрнир: Ого. А где второй? Или он опаздывает?

Второй Сломанный Меч Предупреждения: (голос из рюкзака) Осторожно, этот меч бежит впереди паровой телеги!

Нэрнир: Хм, интересно, сколько стоит бисер.

Малин: В Норланде много мануфактур, и он должен быть очень дешёвым. Но если у эльфов его нет…

Полурослик Сам: К слову о бисере, можно купить 300-килограммовую ездовую свинью.

Нэрнир: Зачем она вам?

Полурослик Сам: Ильменцы купят то, чего у них нет, верно? Сомневаюсь, что у них в лесу пасутся 300-килограммовые свиньи.

Нэрнир: Кто знает, кто знает.

Малин: Изделия из дерева тоже могут быть в дефиците. Не рубят же они свои собственные леса.

Нэрнир: Есть магия друидизма, для формования деревьев.

Малин: Многие в Норланде упоминали, что какие-то товары не производят в Ильмене, потому что это загрязнит воду и почву… Что бы это могло быть? (задумался)

Чупакамака: Хм... сухпайки. У нас же есть целый пищевой тюк и ещё есть начатый. Может, какой-нибудь хорошей еды взять? Я-то себе беру сушёное, потому тут не сезон насекомых. А вот котелок... наш куда-то делся? И зажигалки у нас нет, а огниво у Ивана осталось.

Чупакамака: А, помню, на рынке были экспериментальные свитки, написанные на бумажке каким-то подростком. Неужели купят?

Нэрнир заменяет котелок на огниво.

Луна Цедрейтер: Я смотрю Состояние героев: у нас и впрямь котелок куда-то делся

Нэрнир: Котелок... Ой, а он же у Киргиза был! Уф...

Нэрнир записывает котелок.

Чупакамака: А нам разрешат на телеге подъехать или надо будет еще и телегу покупать?

Нэрнир: Можно её призывать по очереди.

Малин: Торговец говорил, что в его собственной телеге нет места для ламы… Наверное, он имел в виду, что мы поедем в его телеге? А своя телега нам для своего груза, если он у нас есть.

Чупакамака: До сих пор наш груз вёз Карл. Если мы не накупим сто мешков тапочек, то и дальше справится.

Нэрнир: Должен.

Полурослик Сам: Он будет бежать за телегой, которую везут быстроногие кони...

Нэрнир: Ладно, купим небольшую телегу...

Нэрнир: Так, это всё?

Чупакамака: Давай пока всё. И насчёт телеги я не уверена... разве что мы её потом продадим.

Малин: Давайте разойдёмся по рынку и так далее и встретимся здесь вечером.

Малин: Ой, мы оставили паролёт привязанным в Культурном переулке... Мы берём его с собой в Ильмень? Он довольно громоздкий.

Нэрнир: Можно его держать в воздухе и привязывать к телеге.

Малин: У меня нет денег на покупки и уже есть не очень полезный посох, который можно продать в случае необходимости. Я схожу в Культурный переулок и принесу паролёт сюда.

Чупакамака: Спасибо. А мы купим еды для всех.

Малин уходит в Культурный переулок за паролётом. Нэрнир и Чупакамака уходят на рынок за покупками, забрав с собой Карла на случай навьючивания. Полурослик Сам увязался за ними, чтобы и дальше уговаривать их купить 300-килограммовую свинью. Полурослик Маргарин остаётся и праздношатается по Возвышенному району.

Шопинг перед выездом в Ильмень[править]

Полурослик Сам: Покупаем 300-килограммовую свинью? Она стоит 15 лир.

Чупакамака: Что? Только свиньи нам не хватало. Кто её (на свои деньги) купит, тот и будет её на свои деньги кормить. А также позаботится о стойле, уборке и о том, чтобы она шла туда, куда нам надо.

Нэрнир: Только свиньи нам не хватало! На кой демон она вам сдалась? Где она жить будет? Кто её будет кормить? И даже если вы её собрались использовать для бартера, то где что она в лесу будет со своими трёхста килограммами делать? Если у вас есть средства на её содержание то можете покупать хоть бармаглота. А так мы вам на неё деньги давать не будем. За животным уход нужен…

Полурослик Сам: Ну ладно. Справедливо, что если я хочу купить себе 300-килограммовую свинью, то я должен заработать на это денег. (подходит к торговцам за советом «подскажите, как разбогатеть»)

В ходе неистового шопинга Нэрнир и Чупакамака купили:

  • запас сухпайков (12 порций — на 4 человек на 3 дня) за 3 лиры;
  • двухкилограммовый пакет корма для сервалов за 1.2 лиры (уже после покупки выяснилось, что он из совятины);
  • большую банку сушёных кузнечиков для Чупакамаки (за 6 децилир);
  • открытую банку сгущёнки с кузнечиками (для полуросликов) за 2 децилиры (кузнечики случайно упали в открытую банку сгущёнки, и она продавалась с большой скидкой) — эту банку немедленно заклеили, чтобы сгущёнка не разлилась в сумке;
  • обычную сгущёнку (2 банки) за 1.4 лиры;
  • клетку-переноску для Кюри — вместо обычной продавец впарил телескопическую за 4 лиры (эту клетку можно дважды раздвинуть, если котёнок так вырастет, что перестанет помещаться — по словам продавца, сервалу этого должно хватить до 6-7 месяцев).
  • три килограмма риса за 12 децилир,
  • котелок из жести за 1.5 лиры,
  • огниво за 8 децилир,
  • походные сапоги (5 пар) за 8 лир,
  • огромный мешок декоративного бисера за 4 лиры, а также маленький мешочек метательного бисера за 4 децилиры.

В поисках телеги Нэрнир наткнулся на продавца скейтбордов. После долгих и неубедительных уговоров «на той дороге не очень много кочек» и «потом обменяете их на что-то в Ильмене» нашим героям таки впарили вместо телеги (которая бы обошлась в 12 лир) четыре скейтборда (по 1 лире штука — итого 4 лиры). Скейтборды привязали их к копытам Карла и привязали самого Карла к телеге торговца, чтобы он катился вслед за караваном без особого труда.

В сумме Нэрнир и Чупакамака потратили 3+1.2+0.6+0.2+1.4+4+1.2+1.5+0.8+8+4+0.4+4 = 30.3 лир.
К вечеру караван отправился в сторону Ильменя. В телеге поместились все двуногие. Карл мирно катится за телегой на своих колёсиках.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава