Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 40

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 40[править]

Глава 40, в которой герои заглядывают на биржу труда и знакомятся с Ледославом.

Локация: Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика (день)[править]

Поговорив с бароном, герои отправились искать рынок рабочей силы (так называемую «биржу труда»).


Чупакамака: Фуф… Ну что?

Чупакамака: Я не успела рассказать барону про девочку, хотя теперь решать будет уже инквизиция…

Малин: Магия огня не является запретной, и её, скорее всего, оправдают.

Нэрнир: Плюс она несовершеннолетняя. А вот с колдуньей можно улучшить защиту. Так что нужно будет найти Ледослава.

Чупакамака: Никто не хочет помочь ей сбежать? Колдунье.

Нэрнир: А ты хочешь?

Чупакамака: Нееет. Разве что перевести её в хорошую психиатрическую клинику, где её вылечат или хотя бы предоставят должный уход и присмотр.

Нэрнир: Сперва нужно будет составить психологическую классификацию, особенности содержания, рекомендации и уровень опасности.

Малин: В обычных условиях ответ был бы «нет». Она очень опасна и может натворить много бед в городе людей.

Малин: Но к западу отсюда живут орки, и они держат волков как домашних животных…

Чупакамака: И сжечь этих волков живьём — лучший способ привлечь внимание к проблеме? А заодно и орков сжечь, и людей?..

Нэрнир: А потом загорятся леса из-за её магии.

Малин: Проблемой в данном случае являются орки. Лес можно высадить снова. Убитых орками людей вернуть нельзя.

Малин: Если возможно поместить её в ситуацию, когда она будет занята орками, а не поджогом аптек в городах людей — то от неё может быть какая-то польза для общества.

Чупакамака: Не думаю, что ей кто-то может диктовать, что делать и кого поджигать. У неё свои идеи насчёт этого. А может быть, ей просто нравится поджигать дома и живых существ.

Нэрнир: А потом она пойдёт на нас — эльфов, потому, что мы боремся с вегетарианцами, едящими наши леса, и используем животных?

Малин: Я думаю, что она нападёт на ближайшую к ней цель. Если привезти её на территорию орков и выпустить её там, то такой целью станут орки. Для безопасности нужно каким-то образом отслеживать её перемещения. И перехватить её в дороге, если она попытается вернуться в земли людей, эльфов и других цивилизованных народов.

Чупакамака: Я думаю, что выпускать на свободу опасное и неуправляемое существо — очень плохая идея. И знаете что… нам пора научиться договариваться и с орками тоже. Они разумные существа. И нам надо искать общий язык и учиться жить в мире друг с другом. Да, я думаю, это возможно, хотя сейчас орки настроены против людей, а люди против орков…

Малин: Я не верю, что мир с этими существами возможен.

Чупакамака: В любом случае, сжечь всю планету — не выход…

Малин: Да. Даже если использовать её против орков, то впоследствии она в любом случае вернётся в камеру. Задержать её могут и сами орки.

Чупакамака: То есть ничего она оркам не сделает? Только сожжёт живьём волков и несколько тысяч гектаров леса…

Малин: Я надеюсь, что она сожжёт как можно больше орков, а волки и иные невинные создания успеют убежать. Готов помочь сажать саженцы и иными способами помогать восстановлению леса.

Чупакамака: Собаки не сбежали. Надо рассчитывать на худший вариант. И предпринимать соответствующие меры.

Малин: Согласен. Просто выпустить её в лесу без плана избежания невинных жертв было бы безответственно.

Чупакамака: Тогда, я думаю, у нас две задачи. Первая: безопасно перевести девочку в отдельную камеру от колдуньи. Вторая: добиться исследования колдуньи психиатрами.

Чупакамака: Для успешного перевода надо действовать совместно. Нужно несколько магов. Нужно обезопасить колдунью на время открытия двери для девочки. Может быть, колдунью заморозить. Или навести на неё сон. И другими способами обездвижить.

Нэрнир: Я считаю, что после этого нужно её изолировать. Сделать специально оборудованную камеру, перевести в особо охраняемую психиатрическую лечебницу и так далее. Хех.

Чупакамака: Рудольф, ты согласен?

Рудольф долго думает и не торопится отвечать.

Чупакамака: Так…

Нэрнир: А ещё нужно будет разработать саму защиту, та защита с водой всё равно может обойтись, нужно что-то ещё более совершенное.

Чупакамака: У нас двое за изоляцию колдуньи. Один хочет использовать её. И один молчит…

Рудольф: А что вы мне прикажете говорить?

Чупакамака: Считаешь ли ты, что твою сестру надо оставить в тюрьме? Или у тебя другие планы?

Рудольф: Она не останется в тюрьме. Скоро за ней приедут инквизиторы, которые будут с ней разбираться. Так что навряд ли ее отправят в лечебницу за то, что она устроила.

Чупакамака: Ты думаешь, нам не удастся убедить инквизиторов провести психиатрическую экспертизу?

Рудольф: Для чего?

Чупакамака: Сумасшедшие неподсудны. Их лечат, а не казнят.

Рудольф: Она демонолог. Что ее может оправдать?

Нэрнир: Если она демонолог, то где её демоны?

Рудольф: Подозреваю, что внутри.

Нэрнир: Тогда почему её не казнили раньше?

Чупакамака: Вот с демонами внутри психиатры и борются. Или говорят, что пациент здоров, просто злодей.

Чупакамака: Только не похожа она на здоровую, по-моему.

Чупакамака: Ну, ладно. Скажи-ка, Рудольф, мы правильно поняли, что ты пытался пойти на сделку с бароном, обменяв информацию о принцессе на сестру?

Рудольф: Это была идея мастера, но, в общем-то, все правильно.

Нэрнир: Ну, впрочем, барону эта информация была не очень нужна.

Чупакамака: А ты, Рудольф, ты сам что думаешь? В тюрьме ты её пугал тем, что она больше не увидит отца, что ты не будешь ей вытаскивать. А нам что ты скажешь?

Рудольф: А я ее не пугал. Мастер относительно недавно ушел из жизни, а родных родителей она помнить не должна.

Чупакамака: Уф… Ты за то, чтобы оставить её в тюрьме?

Чупакамака: Или так поставим вопрос. Ты не будешь помогать ей сбежать во время перевода девочки в отдельную камеру? Ты поможешь её нейтрализовать? Ты не будешь вмешиваться? Или что?

Рудольф: Я считаю, что ее надо наказать. Если слухи о ее деяниях подтвердятся, то это может поставить всю нашу приемную семью под удар. Собственно, для этого Фридрих и хотел вызволить Сабину из тюрьмы.

Нэрнир: То есть вы хотите её засудить и наказать лично, чтобы инквизиция не обвинила Данцингеров?

Чупакамака: Так. Ты уверен, что она не больная? Это раз. Если её оставить в тюрьме, то её и будут судить. У тебя есть возражения против такого исхода? Это два. И что ты предлагаешь сделать? Это три.

Рудольф: Безусловно она больная. Она и пять лет назад не была ангелом, но сейчас она слетела с катушек. Она сожгла конюшни, дома, аптеки, приюты, собак… Какой бы негодяйкой она не стала за эти годы — я сомневаюсь, что она могла сделать это по собственному желанию в одиночку. Вот я и пришел к выводу, что она одержима. Если инквизиция узнает об этом и ее экспериментах, то это может плохо закончиться. Фридрих предлагал судить ее в Ассоциации магов, где самолично позаботился бы о том, чтобы ее судили только за терроризм.

Чупакамака: В любом случае, договариваться об этом нужно с инквизицией или, возможно, с бароном. Может быть, стоит прислать представителя Ассоциации магов, которые убедят Рюрика выдать твою сестру им. Барону вряд ли нужны лишние проблемы с содержанием опасной преступницы, так что это может удаться.

Нэрнир: Если договариваться с инквизицией, то если к тому времени её не казнят. Да и инквизиция начнёт подозревать Данцингеров. Это, насколько я понимаю, твоему мастеру не нужно.

Чупакамака: Я так понимаю. Если она больна — надо её лечить. Если она одержима — надо проводить обряд экзорцизма. Если ни то, ни другое — судить. Разобраться в этом может Ассоциация магов и Коллегия психиатров. И надо убедить барона выдать её им. Если не успеем с бароном, тогда говорить с инквизицией.

Нэрнир: Кстати, Ма… Драко, а ты можешь понять с помощью магии света, есть ли у неё демоны? Или ещё как-нибудь?

Малин: Я могу использовать на себе заклинание Истинное зрение и посмотреть на неё. Если в неё вселился демон, то я его увижу.

Малин: Но если демон не вселился в неё, а загипнотизировал или убедил её творить злодейства, то Истинное зрение этого не обнаружит.

Нэрнир: Ладно, мне кажется, сейчас сперва стоит вывести из её камеры девочку.

Чупакамака: Согласна!

Нэрнир: Тогда пойдём на биржу?

Малин: Да. Нужно найти того мага, который заколдовал решётку.

Чупакамака: Давайте выведем из камеры девочку, а колдунью оставим в камере. Всё остальное решим потом. Кто за?

Малин: За.

Нэрнир: За.

Герои идут на биржу.

Локация: Биржа труда, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Биржа труда — торговый ряд с палатками, где вместо товаров выставлены люди, которые желают как можно скорее наняться на работу.

В частности, к найму предлагаются разнорабочие (разгруппированные на палатки по навыку, такие как «фермеры», «лесорубы», «строители» и так далее, а также по желаемому сроку трудового контракта — «на 1 год», «на 5 лет», «на подневную оплату» и так далее) и слуги всех возрастов и специализаций (от 15-летних посудомоек и нянь до пожилых дворецких и бухгалтеров, от учителей музыки до проверяющих еду на яд, от гладящих рубашки до точащих мечи, от дрессирующих собаку до моющих кота, посыльный, постельничий, конюх, мальчик для битья, спасатели утопающих, ловец комаров и так далее).

Кроме того, на бирже присутствуют полурослики Сам и Маргарин, причём Сам пытается устроить Маргарина на работу.

У входа на рынок дежурит клерк, который отвечает на вопросы покупателей и раздаёт желающим анкеты соискателя. Одну из таких анкет заполняет 27-летний фермер. Он застрял на разделе «Желаемые условия труда» и озадаченно чешет себе затылок.

В той части рынка, где представлены контракты сроком на 5 лет, особо выделяется палатка с тремя молодыми женщинами (на вид им 20-25 лет). По непростецкой одежде, причёске и поведению они похожи на аристократок, и непонятно, что они забыли на рынке труда. В их палатке много спортивного оборудования — три волшебных манекена (такие же манекены использовала послушница Ливия на своих курсах боевых искусств для монашек), канаты, вёдра с водой, набор мишеней, мячи для игры в бол, скакалки, шарики для пинг-понга и другое.

У первой женщины абсолютно белые волосы, и на шее у неё висит круглый амулет с изображением снежинки. Она одета значительно теплее, чем полагается по сезону (завёрнута в тёплую накидку, на руках у неё тёплые перчатки, на шее шарф, а на ногах короткие валенки). У второй женщины красно-оранжевые волосы, и одета она в длинное красное платье и туфельки. В волосах у неё серебряная брошь. Она о чём-то разговаривает с 35-летним бородатым покупателем, одетым в мантию волшебника. Третья женщина одета в бежевое платье с пуговицами и серебристую накидку. На её амулете написано слово «Телекинез».

В той части рынка, где представлены краткосрочные контракты, особо выделяется уродливая ведьма с изъеденным оспой лицом. На её шее висит бумажная бирка с надписью «Проклятия. 2-3 недели».

Герои осматриваются по сторонам.

Нэрнир: О, Сам и Маргарин!

Нэрнир подходит к клерку.

Полурослики[править]

Чупакамака: (полуросликам) Привет, ребята. Вы решили устроиться на работу?

Сам: Да. Я хочу устроить Маргарина на 5-летний трудовой контракт с предоплатой.

Маргарин: А потом я сбегу.

Чупакамака: Во-первых, это нечестно. Во-вторых, скорее всего, не удастся — и тогда ты, Маргарин, застрянешь тут на пять лет. И неизвестно ещё, какими будут условия труда.

Сам: (рассудительно) В этом случае будет виновато общество, которое допустило подобное.

Чупакамака: Вероятно, виновато. Но не стоит влипать в неприятности.

Маргарин: По крайней мере кормят здесь хорошо. Тортами.

Чупакамака: Это написано в контракте? В гостях у барона кормили тортами. А работодатель вряд ли будет так кормить.

Сам: Зависит от работодателя! Если найти того, который согласится кормить тортами, то будет кормить тортами.

Подходят два работодателя и Нэрнир.

Работодатель № 1: (рассматривает полурослика Маргарина) Какой низкий сотрудник! Ему будет очень просто подметать под обеденными столами.

Работодатель № 2: И, наверное, ему будет удобно лазить в окно. Пригодится в ювелирном магазине.

Чупакамака: А тортами вы его кормить будете? И вареньем, и сгущёнкой?

Работодатель № 2: Смотря сколько вынесет из магазина…

Работодатель № 1: Если гости не доедят, то сможет доесть. Всяко лучше, чем выбрасывать.

Чупакамака — Работодателю № 2: А чем будут кормить его тюремщики, когда поймают за вынос товара из магазина?

Работодатель № 2: Работодатели не несут материальной либо моральной ответственности за правонарушения, совершённые их сотрудниками… Это очень мотивирует не пойматься.

Чупакамака: Вы уверены, что заказчиков преступления не сажают? Впрочем, это ваше дело. Маргарин, не советую соглашаться. Попадёшься — будешь по 16 часов работать на ферме и есть что дают.

Маргарин: Это вряд ли, за 16 часов я десять раз засну.

Чупакамака — Работодателю № 1: А у вас часто посетители торты заказывают и не доедают?

Работодатель № 1: Каждые выходные. Обычно я скармливаю остатки свиньям, но могу и слугам.

Чупакамака — Работодателю № 1: Такие торты большие? Или такие невкусные?

Работодатель № 1: Нет, просто сложно рассчитать, сколько гости сожрут. Если приготовить слишком мало тортов, и им не хватит, то они обидятся. Обиженный ребёнок гостя-чиновника означает, что я не получу госзаказов по заведомо завышенной цене… Приходится готовить с запасом.

Подходят ещё два работодателя.

Работодатель № 3 — работодателю № 4: Пойдём дальше, это совсем ещё ребёнок.

Полурослик Сам: Но он уже почти взрослый! Ему 23, это всего 10 лет до совершеннолетия!

Работодатель № 3: Хм… Всё равно проверяющие потребуют взятку, если отправить его в шахту…

Работодатель № 4: Может, инвестировать в его образование?

Работодатель № 3: Да ну его, это образование! Наполучают своё образование и уезжают за границу! В те века, когда детей не учили грамоте, жить было гораздо лучше.

Чупакамака — Маргарину: Ты ещё не передумал?

Полурослик Маргарин: Изучаю. Мало ли, какие здесь ещё вакансии…

Полурослик Сам: Нет причин не соглашаться, если работник не я.

Нэрнир: Может вам не стоит?

Чупакамака — Маргарину: Смотри, один работодатель даже торты предлагает. По выходным. Но ты спроси об условиях труда и об оплате. А потом решай.

Полурослик Маргарин: Обязательно спрошу!

Полурослик Сам: Деньги нам очень пригодятся в походе. А его оставим здесь. (шёпотом) Временно, конечно.

Чупакамака: Мы можем заработать другим способом. Не оставляя здесь товарища на целых пять лет.

Работодатель № 4: Если ему требуются торты и контракт короче пяти лет, то я могу устроить его ко двору знакомого аристократа. Ему как раз нужна помощь с сыном-школьником, который иногда впадает в лентяйство и не делает домашнюю работу…

Чупакамака: Расскажите подробнее.

Работодатель № 4: Этот аристократ не может бить своего сына за неусердную учёбу, потому что подвергать аристократов телесным наказаниям — это неправильно. Это умаляет наш авторитет перед простолюдинами.

Работодатель № 4: Поэтому его сыну нужен хороший друг примерно его возраста (хотя бы на вид), который тоже будет жить в поместье. Он будет получать хорошую еду и образование, носить хорошую одежду…

Работодатель № 4: Если сын аристократа не сделает домашнюю работу, то физическому наказанию подвергнут его друга. Поскольку никто не хочет, чтобы его друга били, то сын аристократа непременно перестанет лениться и станет учиться хорошо.

Чупакамака: Хм… (смотрит на Маргарина)

Маргарин беседовал с другим работодателем и не слышал предложенного.

Нэрнир: Не может бить аристократа? Скажите это моей тринадцатилетней сестре, которая когда-то бегала по дому с тапком за моим старшим братом из-за того, что Эйвель притащил какую-то гномью штуку. Вроде бы ве-лос-ие-пел?…

Работодатель № 4: Дайте угадаю, вашу семью не уважали даже ваши слуги.

Нэрнир: Мы не пользуемся услугами слуг.

Чупакамака: Дети аристократов могут плохо поддаваться воспитанию и даже драться без причины. Вопрос в том, какие воспитательные меры в этом случае применяют родители и учителя.

Нэрнир: Проблема была не в том, что он притащил ве-ол-сипел (???), а в том, что хотел научить её на нём кататься. Она приняла это за оскорбление чести. Так-то они хорошо ладят.

Работодатель № 4 — Нэрниру: Не пользуетесь слугами? Никогда не поздно начать. Биржа труда для этого самое место.

Работодатель № 4 — Чупакамаке: Один психолог предлагал методы наказания, не связанные с физическими побоями. Например, отобрать у сына аристократа его коня на неделю, если тот плохо себя вёл. Неизвестно, работают ли эти теории — насколько мне известно, они никогда не применялись на практике.

Чупакамака: Я думаю, что лучший метод воспитания — позволить детям делать глупости и набивать шишки, при этом самостоятельно расхлёбывать последствия своих поступков.

Работодатель № 4: Но если проступок заключается в том, что ребёнок аристократа не выучил стихи Ушкина наизусть, то каким образом жизнь его научит?

Чупакамака: Только сегодня утром я видела девочку, которая эти стихи добровольно читала. Вот влюбится мальчик в такую девочку и обнаружит своё невежество, и она не станет с ним дружить. А потом придёт другой, который не только Ушкина знает, но и Монтова, и Красова… и тогда он поймёт ценность стихов.

Нэрнир: Вот влюююбится!!!

Нэрнир: Мы не пользуемся услугами слуг, так как моя прапрапра Пералина Моргендорффер смогла заколдовать одну из своих жемчужин таким образом, что она может превратиться на время в подобие самой Пералины, которая использует её превосходные навыки уборки и мойки, после чего возвращается в исходное состояние. Сама моя прапрапрабабушка живёт сейчас где-то в Лепронде. Вот так.

Чупакамака — Нэрниру: Очень актуально.

Чупакамака слушает, о чём Маргарин беседует с работодателем

Полурослик Маргарин — работодателю № 1: А что произойдёт, если меня, к примеру, похитят пираты или съедят дикие волки, и я не смогу проработать весь уговоренный срок?

Работодатель № 1: Тогда мы найдём того, кто получил оплату за сотрудника, и взыщем её обратно. Но только за неотработанные дни.

Чупакамака: Однако же, как хорошо, что мы не воспитатели этих двух. Можно с чистой совестью вмешаться и не дать им влипнуть.

Нэрнир: Ну вот устроишься ты на работу, а вдруг поймёшь, что это не твоё. Тебе нужно сперва получить образование. Тем более что с предоплатой работать может быть не всегда выгодно.

Чупакамака: И деньги придётся вернуть, если надумаешь уйти.

Полурослик Маргарин: Я могу отдать их Саму, тогда мне нечего будет возвращать.

Нэрнир: И придётся долго пахать, чтобы вернуть деньги.

Полурослик Маргарин: Нет, долго пахать я не хочу. У меня недостаточный рост, чтобы пользоваться плугом.

Чупакамака: Или ты будешь работать пять лет. Или Сам должен будет вернуть деньги. Или Сам будет работать за всё то время, которое не отработал ты.

Полурослик Маргарин: Выбираю последний вариант.

Чупакамака: Что скажешь, Сам?

Полурослик Сам: Первый вариант гораздо лучше.

Нэрнир: Вы ещё молоды и наивны. В этой ситуации вы поступаете глупо. Мы можем заработать например, на выступлениях. Но не надо вам сейчас устраиваться на работу. Тем более, что у нас сейчас важное дело.

Полурослик Сам: Возможно, вы и правы. Нам надо дойти до вулкана и выбросить туда броню. Это гораздо полезнее, чем работа.

Чупакамака: Вот и давайте сходим в Норланд, а затем через Ильмень до вулкана.

Полурослик Маргарин: Ладно. (работодателям) Я пока не готов приступить к работе. Возможно, вернусь сюда позже.

Работодатели расходятся смотреть других слуг.

Нэрнир: А сейчас, давайте пойдём к Ледославу.

Чупакамака: Да.

Герои идут к человеку в мантии, на которого указал клерк.

Клерк и фермер-соискатель[править]

Клерк — фермеру-соискателю: … и да, заполнение всех полей обязательно.

Фермер-соискатель: Но откуда я знаю, умру ли я в ближайшие 5 лет или нет?

Клерк: Попробуй угадать. Но если обещать работодателю, что не умрёшь, а на самом деле умрёшь, то за это будет штраф.

Фермер-соискатель: Ммм… (чешет затылок)

Подходит Нэрнир.

Нэрнир: Добрый день, сэр.

Клерк: И вам хорошо провести время. Соискатель или работодатель?

Нэрнир: Я хотел бы узнать у вас, на рынке ли сейчас маг Ледослав.

Клерк: Да. Вот он. (показывает на человека, который беседует с тремя аристократками)

Нэрнир: Благодарю.

Нэрнир идёт к полуросликам.

Ледослав и аристократки[править]

Разговаривающий с аристократками маг бородат, но хорошо причёсан, и его ботинки блестят. Он размахивает руками и, по-видимому, отчитывает одну из девушек.

Ледослав — блондинке: На всякий случай повторю, Эльза: я никак не могу одобрить присутствие на рынке моей племянницы.

Эльза: Но при этом сам ходишь на этот рынок.

Ледослав: У меня обязанность не растерять магический потенциал нашей семьи.

Эльза: И у меня.

Ледослав: Ох…

Подходят герои.

Нэрнир: Добрый день, господин Ледослав.

Волшебник поворачивается.

Ледослав: Чем обязан, господин эльф? В Ильмене закончилось мороженое?

Чупакамака: Добрый день. Вот. (Показывает письмо барона)

Ледослав: (читает) Расколдовать решётку, мешать заключённой сбежать, извлечь из камеры другую заключённую, заколдовать решётку обратно.

Ледослав: Проще мороженой репы. С учётом опасности, того, что сегодня у меня выходной, сложности заклинания, необходимости еды и отдыха после такой работы… 300 лир.

Чупакамака: Вы запросите 300 лир у барона или у тюремщиков?

Ледослав: А, вы прислуга барона? Я думал, вы пытаетесь меня нанять. 300 лир с вас, но если барон или тюрьма это оплатят за вас, то какая мне разница?

Нэрнир: Уф…

Чупакамака: Мы привлекли внимание барона к проблеме в тюрьме: несовершеннолетняя сидит в одной камере с опасной сумасшедшей. Барон выписал эту бумагу и посоветовал найти вас.

Ледослав: (кивает) Вы меня нашли. Я умею творить такую магию. Разумеется, не бесплатно.

Волосы Нэрнира покрываются инеем.

Ледослав захохотал.

Ледослав: (сквозь смех) Подражательская магия льда… От эльфа… Ой, не могу…

Чупакамака: Видите ли, мы здесь впервые и не знаем местных порядков. Мы предполагали, что это оплатит казна. Или тюрьма, раз это её ошибка.

Ледослав: Ну так возьмите у тюрьмы или казны 300 лир и заплатите их мне, за чем же дело стало. Думаете, я буду работать в долг и потом требовать деньги у барона?

Чупакамака: Нет. А смеётесь вы зря. Нэрнир действительно специализируется на магии льда. Если вы сомневаетесь, что тюрьма оплатит вам эту услугу, мы можем предложить вам другой заработок, хотя и существенно меньший, но более лёгкий. Интересует?

Нэрнир: Эх, будь бы здесь Элронд, я бы мог прямо сейчас написать, чтобы никуда не идти…

Ледослав: (снова ударился в смех) Специализируется…

Эльза: (спокойно) Дядя плохо относится к тем, кто появился на свет без прирождённых магических сил и пытается заменить это изучением элементальной магии по самоучителям…

Ледослав: Они пытаются компенсировать собственную неполноценность! «Учиться» магии, потому что завидуешь тем, кто происходит из славного рода волшебников… Это просто жалко.

Чупакамака: У Нэрнира врождённые магические способности. И очень высокие.

Ледослав: А лёд притворный! У эльфов не бывает генов, отвечающих за прирождённую магию льда. Огня бывает, а льда нет. Пытающийся колдовать льдом эльф — унизительное зрелище.

Чупакамака: А спорим, что может!

Ледослав: Что может? Пробормотать волшебные слова, выученные наизусть из учебника? Это даже попугай может! Настоящим магом это его не делает.

Ногти Нэрнира покрываются ледяными когтями, волосы белеют, земля под ногами замерзает. Он скрипит зубами. Его волосы превращаются в шипящих ледяных змей.

Чупакамака: Спорим, что Нэрнир сможет выполнить любое заклинание магии льда, которое вы ему закажете. Прямо здесь и сейчас! Спорим?

Ледослав: Вы не понимаете. Я не говорю, что он не может имитировать какую-либо магию по вычитанному из книг. Я говорю, что это против природы и омерзительно.

Ледослав: Жалкая пародия на магию. Эх, славное было время, когда за хранение магических книг сжигали на костре. Волшебниками становились только те, кому это суждено, а не каждая выскочка.

Чупакамака: Костёр это хоть сейчас! Рудольф, что скажешь?.. А может, вы предпочитаете закопаться под землю? Это могу обеспечить я.

Рудольф отвернулся и прикрыл лицо рукой.

Ледослав: Я уже запер двух злых ведьм, которые научились магии по книгам, понадобится — запру и других.

Ледослав: Кстати, за зачарование решётки я не взял ни децилиры! Я сделал это совершенно бесплатно, потому что они были выскочками, которые вздумали стать магами.

Нэрнир (на эльфийском, сквозь зубы): Сейчас договоришься, старикашка…

Эльза: Извините моего дядю. (ткнула Ледослава в бок) Мы из славного рода наследственных волшебников. Он очень этим гордится, и его сильно раздражает, когда обычные люди хвастаются знанием заклинаний.

Ледослав: А тем более обычные эльфы или обычные челогекко. Это ещё хуже, чем обычные люди.

Чупакамака: Так… значит, вы помогли запереть в тюрьму невинных, которые не являются магинями?

Чупакамака: А вы, Эльза, одобряете этот поступок?

Ледослав: Какие же они невинные? Они спалили столько зданий в этом городе.

Эльза: Я не знаю, что произошло, но в городе было два больших пожара…

Чупакамака: Девочка сделала это случайно, попробовав заклинания из книги, на самом деле она пыталась устроить фейерверк. Но от её эксперимента никто не пострадал, все отделались испугом. А вот вторая… она сумасшедшая. Она нарочно сжигала дома и собак. А теперь кидается огненными шарами в камере. И девочку держат вместе с этой ненормальной. Девочка боится её и плачет, прячется под кроватью от огненных шаров.

Чупакамака: Кстати, девочка намерена оставить колдовство, больше не пытаться даже, если её выпустят. А взрослая, наоборот, обещает сжечь всё. Серьёзно, мы слышали.

Ледослав: Девочка правильно решила. Это не её.

Ледослав: Такие катастрофы происходят, когда любой может взять книгу и стать так называемым магом. В нашем роду детей с детства учат ответственности, этике применения магии, исправлению последствий ошибок и так далее. Потому что родители знают, что мы станем магами, и у них есть время правильно нас воспитать. Когда на взрослого человека обрушивается (кхе-кхе) магическая сила, то появление среди таких самоучек злодеев — вопрос времени.

Чупакамака: И что говорит этика о запирании глупого ребёнка в одной камере с сумасшедшей пироманкой?

Ледослав: Магическая этика велит не наносить вреда «невинным», то есть не использующим магию. Использующий магию является либо добрым, либо злым магом. Добрые маги имеют право вредить злым магам.

Чупакамака: Девочка не маг! Она один раз попробовала и решила отказаться. И наказать за пожар на рынке и убить руками сумасшедшей — разные вещи. За пожар её накажут.

Нэрнир (яростно): Слушай сюда, тупоухий отморозок, не твоё дело кто что и как учит! Ты не приложил НИ МАЛЕЙШЕГО усилия, чтобы что-то делать, так что не вякай, индюк напыщенный! И если ты будешь презирать и оскорблять людей, идущих к мечте которым не дала природа дар, то ты будешь куда хуже и глупее, чем ты себе представляешь магов не от природы! Если бы не Чупакамака, ты, отмороженный хрыч, был бы уже ледяной статуей!

Эльза захохотала.

Чупакамака: Я могу отойти и не мешать… Но сначала я хочу спросить. Эльза, ведь вы же маг льда, если я правильно понимаю? Как вы смотрите на небольшую волонтёрскую работу по переводу ребёнка из камеры с сумасшедшей в отдельную камеру? Ну и на то, чтобы исправить семейную репутацию?

Ледослав — Нэрниру: Я тренировался в своей магии 30 лет, эльфийский шарлатан. Ты со своим грязным неуважительным языком позоришь славный термин «волшебник».

Эльза — Чупакамаке: У нашей семьи прекрасная репутация…

Чупакамака: …и сейчас она под угрозой.

Ледослав: Давайте, распустите слухов, что злой маг Ледослав не хочет выпускать из тюрьмы убийцу десятков людей.

Ледослав: Про десятков людей — это про младшенькую заключённую.

Чупакамака: Она убила несколько десятков людей?

Ледослав: Сколько, по-вашему, людей гуляют по рынку? Когда прилавки загорелись, была паника и толчея… Меньше сгорело, чем было передавивших друг друга…

Нэрнир (яростно): Шарлатан?! Ах ты, поганка замороженная! Провинциальная выскочка! Самый глупый гном и то способнее тебя в магии и уж точно уважительнее.

Нэрнир внезапно понял, что он заморожен.

Ледослав: Не беспокойтесь, он растает через минуту.

Ледослав: Знаете что? Давайте договоримся. Я вытащу эту девочку оттуда бесплатно, а она пообещает, что никогда не будет пытаться (кхе) учиться (кхе) магии (кхе), и выбросит свои магические книги, пока от её учебы не пострадал кто-то ещё.

Ледослав: Но если она нарушит своё обещание и совершит новый злой поступок при помощи магии, то…

Чупакамака: Я согласна. Думаю, девочка тоже согласится. Она уже так напугалась сделанным, что обещает больше никогда не пробовать

Чупакамака: К тому же, если люди погибли, ей ещё долго отбывать наказание и точно будет не до учёбы

Ледослав: Вот и отлично. Разовый заработок не так важен, как показать хороший пример обществу.

Нэрнир разморожен.

Чупакамака: Нэрнир, всё в порядке. Ледослав согласился перевести девочку в отдельную камеру

Нэрнир: И почему же?

Чупакамака: «Хороший пример обществу»

Ледослав: Если она откажется от (кхе) изучения (кхе) магии, то можно проявить к ней снисхождение. Узнавшие об этом деле будут знать — не используй магию, и у тебя не будет проблем.

Чупакамака: Давайте так и сделаем. Она уже согласна, вроде. Я предлагаю пойти прямо сейчас.

Ледослав: Пойдёмте.

Ледослав — Эльзе: Если я погибну, то можешь забрать моего коня.

Эльза: Не говори так.

Чупакамака: Драко, Нэрнир, вы с нами? Давайте посмотрим на работу настоящего мага!

Нэрнир (на эльфийском, шипя сквозь зубы): Поганый маг, если бы не девочка, то я бы…

Нэрнир: Хорошо.

Малин: Пойдём. Если волшебница попробует сбежать, то чем больше нас будет, тем лучше.

Герои и Ледослав выходят с биржи и идут в тюрьму.

Локация: Тюрьма, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Герои вернулись с биржи труда и привели с собой мага.

Охранник: Стой, кто идёт… А, это вы, с магом.

Ледослав: Меня вызвали перенести одну из ведьм в другую камеру, и потом заколдовать камеру обратно. Барон разрешил.

Чупакамака: Да, вот письмо. (показывает письмо)

Охранник: Будете открывать камеру с ведьмами? Эх, а я как раз забыл продлить страхование жизни и здоровья…

Ледослав — остальным: Пойдёте со мной к камере или постоите в безопасности рядом с охраной?

Чупакамака: Я с вами. Хочу посмотреть на работу настоящего мага!

Нэрнир: Я тоже. Хочется уж больно посмотреть, как работает «мастер». (натужно)Кхе-кхе.

Ледослав — Нэрниру: Если что-то пойдёт не так, то будет кого использовать в роли живого щита.

Охранник отпирает коридор с камерами и становится около двери.

Герои и Ледослав подходят к камере. Взрослая волшебница медитирует, не открывая глаз. Девочка сидит сидит на кровати и бормочет себе под нос успокаивающие стихи Ушкина.

Чупакамака: Смотрите-ка, перестала кидаться шарами…

Взрослая волшебница: (расслабленно, не открывая глаз) Мне нужно сэкономить ману до момента, когда я выберусь отсюда.

Чупакамака: (поёт на эбониксе) Mana-mana-mana! Must be funna in the magic’s world!

Нэрнир: Ну-с?

Чупакамака: Может быть, помощь нужна? Что-нибудь простое, чернорабочее?


Ледослав махнул рукой и, не произнося устного заклинания, выстрелил небольшим ледяным болтом в решётку. Текущая вверх магическая вода подёрнулась инеем, превратилась в тонкий слой льда и лопнула. Решётка не защищена.

Волшебница вскочила с кровати и собирается бросить огромный огненный шар в Ледослава.

Чупакамака готовится устроить песчаную бурю

Нэрнир пытается заморозить волшебницу.

Волшебница частично замедлена, но огненный шар её топит.

Ледослав топнул, и пол, стены и потолок камеры, верх, низ и стены кроватей и стола покрылись слоем льда, а девочка и взрослая волшебница превратились в ледяные статуи.

Огненный шар превратился в ледяной светильник, внутри которого пылает огонь. Он с грохотом упал на землю.

Нэрнир: Я тоже так могу!

Чупакамака: Тссс

Ледослав — охраннику: Неси сюда ключи от камеры. Заодно поможешь тащить свою заключённую.

Нэрнир садится на пол и ворчит себе под нос.

Чупакамака: Да ты смотри, как круто!

Нэрнир: Я тоже так могу!

Охранник приносит ключи и отпирает решётку.

Охранник: Она же проморожена насквозь! Ты что, её убил?

Ледослав: Нет, не в этот раз. Её можно разморозить.

Ледослав: Хватайте эту ледышку и несите её, куда хотите. Я вам не грузчик таскать ледяные статуи.

Нэрнир создаёт энергетическую тележку.

Призванная четырёхколёсная тележка подходит для перевозки вмороженных в лёд девочек.

Нэрнир: Чупакамака, Драко, пожалуйста, помогите охраннику её перенести, мне будет очень тяжело помогать нести.

Малин и охранник переносят замороженную девочку в тележку. Чупакамака приносит из камеры книгу стихов Ушкина.

Охранник запирает решётку камеры на ключ.

Нэрнир: Куда теперь везём?

Охранник: В любую пустую одиночную камеру? Подальше от этой.

Чупакамака: Угу.

Нэрнир помогает везти девочку к пустой камере, которая находится далеко от этой.

Чупакамака на всякий случай остаётся рядом с камерой колдуньи и Ледославом.

Ледослав проводит руками по решётке снизу вверх и дышит на неё морозным дыханием. По решётке снова начинает течь иллюзия воды. После этого Ледослав щёлкает пальцами, и содержимое камеры начинает постепенно оттаивать (но очень медленно).

Ледослав: С этой ведьмой готово.

Чупакамака: Здорово!..

Ледослав: Она будет в ярости, когда через час оттает.

Чупакамака: Надеюсь, решётка достаточно прочна для её шаров.

Нэрнир: Чего стоите, перенесите девочку.

Ледослав: Не моя работа…

Малин и охранник помогают Нэрниру довезти тележку до одиночной камеры и выгружают её из тележки.

Нэрнир: Может ваше «магическое чистокровие» разморозит девочку?

Чупакамака — Нэрниру: Ха. Судя по грубому тону, ты тоже впечатлён.

Ледослав: Может быть, и да! (умышленно медленно и никуда не торопясь идёт к камере с девочкой)

Нэрнир: Я впечатлён этими дурацкими трюками?! Ха! Ахахахаххахахахахаххахахахахаххаххахвхавихавхихвахчиахв! Нет, не впечатлён, я тоже так умею.

Чупакамака: Яааасенько (хихикает)

Чупакамака: (на зверином, тихо) Не беси ты его. Пусть скорее сделает эту работу!

Ледослав щёлкает пальцами четыре раза, и девочка тоже начинает размораживаться (гораздо быстрее, чем волшебница и её камера).

Ледослав: Минут через 15 оттает. Быстрее размораживаться вредно для здоровья.

Ледослав: Эту решётку тоже зачаровать?

Нэрнир: Зачем же?

Чупакамака: Наверное, лучше зачаровать, на всякий случай. А то вдруг попробует сбежать…

Ледослав: Мало ли…

Ледослав проводит пальцами по решётке так же, как в предыдущей камере, и текущая по решётке вода появляется и здесь.

Ледослав: Единственное, чему эта магия мешает — это кидаться огнём в камеру и из камеры.

Чупакамака: Хм…

Чупакамака: А говорить вы с ней будете? В смысле, о магии?

Ледослав: Нет. Но я буду её ловить, если она ещё чего-нибудь подожжёт.

Чупакамака: Ладно. Тогда мы сами поговорим, чтобы она не делала так больше.

Нэрнир: Слава Драконихе-Матери, он не будет вбивать ей в голову свой отмороженный бред.

Ледослав сделал вид, что не услышал этого.

Нэрнир чешет Кюри пузико.

Кюри мурчит и извивается.

Чупакамака спокойно ждёт, когда девочка оттает.

Ледослав: Если мои превосходные таланты уже решили все ваши (кхе) проблемы (кхе), то мне нужно вернуться к торговым переговорам.

Нэрнир: Угу, кхе кхе.

Чупакамака: Если она оттает благополучно, то это, вроде бы, всё. Спасибо Вам!

Ледослав: Пожалуйста. Если не оттает, то меня можно найти на бирже в том же самом месте, что и раньше.

Ледослав уходит.

Чупакамака: Фуууф… Теперь главное — успокоить ребёнка. Столько ужасов в один день… Теперь ей нужен психолог…

Прошло 15 минут, и ледяная статуя постепенно растаяла, полностью освободив замороженную магом девочку. Она дрожит, стучит зубами и закутывается в одеяло (похоже, что ей до сих пор очень холодно), но в остальном она в порядке.

Чупакамака: Ты в порядке? Видишь, теперь ты будешь в отдельной камере… А холод скоро пройдёт…

Девочка: В по-ря-ря-ря-рядке. (дрожит) Спасибо… Когда с потолка стала сыпаться крошка, я подумала, что меня завалит…

Чупакамака: Какая крошка?

Девочка: Каменная крошка… Кусочки потолка — от огненного шара, попавшего в потолок.

Нэрнир: Может тебе нужен плед?

Девочка: У меня есть одеяло. Оно тёплое. (заворачивается сильнее)

Чупакамака: Что-нибудь ещё?

Нэрнир: Ты не волнуйся, злая волшебница находится в камере, далеко от тебя.

Девочка: Она очень жуткая… Всё время меня хвалила за произошедшее, хотя я нечаянно…

Чупакамака: Да. Теперь тебя никто не будет пугать…

Нэрнир: Но Ледослав такая выскочка…

Чупакамака: (сердито, на зверином) Об этом потом! На улице!

Чупакамака: У тебя есть какие-нибудь просьбы, пожелания?

Девочка: Я… мне нужно просто посидеть в тишине, отогреться и успокоиться… (уверенно) Я буду в порядке. (заворачивается в одеяло потеплее)

Чупакамака: Вот и хорошо, отдыхай.

Нэрнир: Хорошо. Зато теперь ты поняла, что небезопасно делать заклинания без подготовки. Если надумаешь стать волшебницей, но не магии огня, то найди того, кто сможет тебя обучить.

Девочка: (мотает головой) Я больше не буду делать магию.

Чупакамака — героям: Пойдём?

Нэрнир: Да.

Герои возвращаются на центральную площадь.

Локация: Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика (вечер)[править]

Переселив девочку из камеры с сумасшедшей волшебницей в другую, герои вышли из тюрьмы и собрались на центральной площади города.

Чупакамака: Фуууф… Ну и нравы тут, однако

Нэрнир: Н-да… А что ты хотела сказать про Ледослава? А? М?

Чупакамака: Ха. Всё дело в конкуренции. Семейка хочет монополию на колдовство. И уничтожает конкурентов. Даже потенциальных, из числа начинающих магов. Чтобы никого не допустить в этот бизнес, они и придумали эту теорию. Наверное, поэтому тут почти нет магов, что на магию монополия у 2-3 семей, а талантливых детей из других семей не учат.

Чупакамака: Ледослав с племянницей водно-лёдные. А та, в красном, из другой семьи, огненная. Очень удобно — для монополистов. И можно заламывать цены в 300 лир на работу, которая занимает полчаса. А остальных отпугивать, загонять в тюрьму, да просто не учить…

Нэрнир: Но врождённый талант у него есть, он не читает заклинания.

Чупакамака: Есть. И ещё какой.

Чупакамака: А нрав ужасный… Характер, понятия о жизни… Грустно всё это.

Нэрнир: Конечно же ужасный! Если бы все узнали о них правду, то тут могло бы стать больше магов. Выскочки.

Чупакамака: Вот, что могут предложить Норланду и Гусляндия, и Ильмень. Обучение магии.

Нэрнир: Я это говорил в замке, когда писал письмо королю.

Чупакамака: Я помню. А теперь нужно рассказать королю Тибериусу. И барону Рюрику, может быть.

Нэрнир: Можно было бы ещё письмо кое-какое отправить продавцу свитков. Интересно, как там Элронд… Скучаю по нему. Но со мной всегда моя любимая Кюри!


Нэрнир: Возможно стоит расспросить Эльзу об их семье. И спросить тех остальных волшебниц. Чем они занимаются и какие цены используют.

Чупакамака: Да, мне нравится твоя мысль. Обязательно спросим.

Нэрнир: А сейчас что? Пока волшебница тает и одна в камере есть время подумать, можно сходить куда-нибудь. Снова на биржу труда, в приют для собак…

Чупакамака: Если он ещё открыт… Однако где мы будем ночевать?

Нэрнир: Не знаю. Можно посмотреть хостел, всё равно завтра выйдем в Норланд. Валюта местная у нас имеется.

Малин: Здесь есть хостел, где можно снять одну комнату на всех. Это очень дёшево, если там нет шестилапых друзей путешественника. Ещё можно снять комнаты в гостинице, но вряд ли в них более двух кроватей. Ещё можно постучаться в частные дома и спросить, нет ли у кого комнаты. Ещё где-то в этом городе я видел вывеску «добро пожаловать», но не могу вспомнить, где.

Чупакамака: Уж не в тюрьме ли? А цену на хостел давайте спросим. Если есть там шестилапые, это будет мне ужин!

Нэрнир: Видел ты эту вывеску в тюрьме.

Малин: В тюрьме я уже ночевал в Гусляндии. Не понравилось.

Чупакамака: Не-не, давайте лучше в хостел. В тюрьме колдунья будет всю ночь беситься.

Нэрнир: Кто ещё за хостел? Сам? Маргарин? Рудольф?

Полурослик Сам: Можем вырыть нору.

Чупакамака: Ну, для этого надо выйти из города... В городе нам не разрешат

Полурослик Сам: В дендрарии мягкая земля. Нора в корнях энта - это уютно.

Чупакамака: Надо выяснять, не закрыт ли он. И разрешат ли там копать. К тому же, энт может взять и уйти.

Нэрнир: Тем более нас могут засыпать землёй, подумав, что в норе никого нет.

Малин: И пока мы выроем эту нору, наступит утро.

Полурослик Сам: Хорошо, хостел так хостел.

Нэрнир: Пойдёмте, посмотрим, что там за хостел.

Чупакамака: А Карл и Квока будут в конюшне?

Нэрнир: А что? Им там хорошо. А Кюри пойдёт со мной.

Чупакамака: Деньги сдерут, небось...

Малин: Как и за всё в этом баронстве.

Герои идут в хостел.

Локация: Хостел, Баронство Рюрика[править]

Хостел — это трёхэтажное общежитие с каменными стенами без обоев, покрашенными в больнично-зелёный свет. Дверь одной из комнат на первом этаже приоткрыта. Видно, что там пять двухэтажных кроватей, и 7 мест из 10 заняты.

На входе сидит бабушка в очках с бухгалтерской книгой и маленькой собачкой, гуляющей по столу.

Собачка: Гавк! Гавк! (на зверином) Я их раньше не видел!

Сотрудница хостела: Ась? Новенькие?

Рудольф осматривается вокруг и засовывает руки в карманы брюк.

На полу коридора валяются бесхозные сумки (некоторые приоткрыты - они набиты грязной одеждой, овощами и так далее). В дальнем конце коридора - общая кухня, кто-то варит что-то пахнущее кабан-травой. Имеется дверь во внутренний дворик гостиницы, и один из постояльцев стирает свои носки и майки в тазике. Одна из дверей опечатана (с клеем и пломбами).

Чупакамака: Добрый вечер! Сколько стоит снять комнату на ночь? А койку?

Сотрудница хостела: Одна койка поллиры... Комнаты на 4, 8 и 10 челогекко... (пересчитывает пришедших)

Сотрудница хостела: Один эльф — 1, один гном — 2, одна челогекко — 3, один человек — 4, второй человек — 5, два ребёнка — 6 и 7, кот — 8. Есть свободная комната на 8 персон. И есть комната на 10 персон с двумя постояльцами.

Нэрнир: Какую возьмём?

Чупакамака: А какие цены? На ту и на ту?

Рудольф случайно обнаруживает в правом кармане ключ и вытаскивает его.

Рудольф: (в смятении) Оу.

Чупакамака: Поллиры за койку? Тогда на 8 персон. Это 4 лиры выходит?

Сотрудница хостела: Да. Можно кинуть кота в кладовку, это обойдётся в одну децилиру вместо 5. Но тогда на восьмое место кто-то может заселиться позже.

Нэрнир: Ой, нет, не надо её туда, в кладовку.

Сотрудница хостела: Это хорошая, тёплая кладовка. Заодно мышей поймает...

Чупакамака: Да, наверное, Кюри лучше будет с нами?

Нэрнир: Да, она любит с нами быть. А мышей я могу словить. Я маг и друид.

Сотрудница хостела: Если мышь вдруг забежит в комнату, то не бойтесь, она не кусается.

Рудольф: Кстати, я тут вспомнил, что у меня уже есть номер в гостинице. Можете сэкономить на мне.

Сотрудница хостела: Брр! Эта гостиница… Там мыши бывают взбешенными, а у нас нет.

Нэрнир: Взбешенные мыши...

Рудольф: У меня в детстве было бешенство. Вещь не из приятных.

Сотрудница хостела: Взбешенство ещё хуже.

Чупакамака: М... ну, как, возьмем семь коек и кого-нибудь подселят? Или даже 6? А Кюри может спать в одной койке с Нэрниром...

Нэрнир: Ну да, можем взять шесть или семь коек.

Сотрудница хостела: Нет, размещение кота в жилой комнате считается за оказание услуги одной персоне. Если, конечно, вы не принесли с собой свой ящик с песочком и когтеточилку...

Рудольф: Мне, к слову, завтра выселяться из номера. Кто-нибудь может помочь мне собрать вещи и полы… (кашляет) помыть?

Нэрнир создаёт ящик из корней и деревце-когтеточку.

Чупакамака: Вот завтра и поможем. Давайте заселимся уже

Нэрнир: Можешь насыпать песка, Чупа?

Нэрнир — Рудольфу: Не проблема с магией воды.

Рудольф: Подозреваю, что там не только магия воды понадобится.

Малин: Чем же этот номер загрязнён, что воды недостаточно?

Чупакамака: Запросто, Нэнчик. (устраивает мини-хамсин и направляет его в ящик)

Рудольф: Будет не очень прилично говорить об этом здесь. Выйдем на улицу?

Чупакамака: Ты хочешь, чтобы мы вышли прямо сейчас? Или сначала мы заселимся, а потом проводим тебя до гостиницы и ты нам расскажешь?

Рудольф: Как вам угодно. А я пока направляюсь в гостиницу.

Нэрнир: Да, давай заселимся.

Рудольф вышел из хостела и убежал в сторону гостиницы.

Сотрудница хостела: Шесть коек — 3 лиры.

Полурослик Маргарин: Меня можно в кладовку.

Сотрудница хостела: Детей в кладовку нельзя, только котов.

Нэрнир передал сотруднице хостела 3 лиры и получил ключ с номером комнаты.

Сотрудница хостела: Это на втором этаже.

Остальные герои поспешили за Рудольфом. Их терзали мысли о том, что необходимо купить кандалы с тяжёлым шаром для ноги и лассо.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава