Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 56

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 56[править]

Глава 56, в которой герои узнают судьбу пропавших, узнают о богохульстве и знакомятся с врачами.

Локация: Возвышенный район, Норланд[править]

Нэрнир и Чупакамака находятся возле построенной Нэрниром снежной крепости. Рудольф и Алик осматривают окрестности неподалёку.

На площади присутствует роющийся в своих блокнотах инквизитор, который только что вышел из редакции «Северного вестника», а также трое врачей (один усталый и запариваемый прохожими, второй в необычной маске, похожей на голову птицы, а третий ругается с пикетчиком и периодически метает маленькие дротики в проползающих мимо гигантских змей), ботаник (изучающий Суповик пихтовый) и дрессировщик, который выгуливает на поводке гигантскую змею.

К эльфам из резиденции Крампуса подъехал курьер и доставил им две огромные клетки — одну пустую, а другую с милейшими и пушистейшими кроликами. Эльфы достают кроликов из клетки и раскрашивают их краской (рисуя на кроликах ужасные челюсти, кости и черепа и фальшивые следы крови), после чего пересаживают их во вторую клетку. Протестующий курьер куда-то ушёл. Где-то высоко в небе раздаётся совиное уханье и хлопанье крыльями, но издающих эти звуки сов не видно.

Малин Кешар только что зашёл в здание морга — перед входом тщательно проверив, не смотрят ли на него инквизиторы. Инквизиторы были заняты своими делами и совсем не обратили на него внимания, чего нельзя сказать о докторе в маске птицы, который резко повернул голову в сторону морга, едва услышав скрип входных дверей.

Герои осматриваются по сторонам.

Чупакамака: Кролики? О нет…

Чупакамака применяет заклинание Защитная стена (из подручных материалов: земли, или камушков, или снега, или что имеется строится стена) вокруг эльфов и клеток с кроликами

Нэрнир: Что? Кролики?! Ох… А ещё Драко пошёл в…

Нэрнир превращается в летучую лисицу и летит за Малином.

Входные двери морга очень тяжёлые и открываются наружу — их не открыть в облике летучей лисицы.
Доктор в маске птицы, судя по направлению его маски, смотрит прямо на входную дверь морга. В здании нет открытых окон.

Чупакамака: Уффф… (бежит в морг в своём собственном обличье)

Чупакамака подошла к дверям. Рядом летает летучая лисица в облике Нэрнира, то есть наоборот.

Нэрнир присаживается на дверь, цепляясь когтями.

Чупакамака приоткрывает дверь морга.

Локация: Морг, Возвышенный район, Норланд[править]

Здание морга наполовину засыпано снегом, в который закопаны ящики на колёсиках. У каждого ящика есть удобная ручка, позволяющий вытащить ящик из снега и привезти его на хорошо освещённую и незаснеженную половину морга. Имеется незапертый кубикл с медицинскими и следственными инструментами, от шестилинзовых микроскопов до набора для снятия отпечатков пальцев.

В данный момент из хранилища извлечены два ящика. Один из них лежит на полке неподалёку от входа. Через стеклянную крышку видно, что лежит там тело животного — необычайно тощей гигантской змеи. От ящика к входной двери ведут ещё не высохшие следы зимних ботинков.

Второй ящик находится в дальней части морга. Около него стоят два человека — один из них Малин Кешар, а второй полупрозрачный призрак с усами, в цилиндре, с галстуком-бабочкой, в расшитых красными нитями шароварах и в чёрно-жёлтом кафтане (который был бы неприлично ярким и радостным для этого места, если бы не был полупрозрачным — как и вся остальная одежда на призраке). Малин и призрак тихо разговаривают.

Чупакамака и летучая лисица Нэрнир заглядывают в здание.

Нэрнир садится на потолок над Малином и слушает разговор.

Чупакамака прислушивается, стоя у двери.

Призрак: Да, причиной смерти стал белый медведь. Я не был злым челогекко при жизни, но как же мне стало приятно, когда он наконец приступил к еде!

Малин: Где ты сейчас?

Призрак: Как ни странно, не помню!

Нэрнир пытается понять по внешности призрака, кем он был при жизни.

Одежда призрака довольно яркая и необыденная — возможно, он актёр театра или что-то в этом роде.

Нэрнир летает вокруг Малина и призрака.

Призрак: Если бы я был жив, то поймал бы это животное и показывал бы его за деньги. Оно как раз настолько шумное, насколько надо!

Нэрнир смотрит на содержимое второго ящика.

Во втором ящике лежит тело человека — и это тот же самый человек, что и призрак. Судя по ранам, его ударили кинжалом не менее 10 раз.

Чупакамака походит к Малину и Призраку

Чупакамака: Привет!

Малин: А-а-а! (отскакивает) А, это вы. (вздохнул с облегчением) (с подозрением посмотрел на летучую лисицу)

Призрак: (весело) Привет ныне живущим!

Нэрнир перелетает за спину Малина и превращается в себя.

Чупакамака: (разглядывая человека в ящике и призрака) Простите, а вы, случайно, не были при жизни директором цирка?

Призрак: Ни в коем случае! Чтобы стать директором, мне бы пришлось работать в цирке ещё 15 или 20 лет.

Чупакамака: Там, внизу, беспокоятся, что пропал какой-то очень важный цирковой артист.

Нэрнир: А вы случаем не конферансье?

Призрак: О, да, это я — точнее, я был таковым. На самом деле пропало двое циркачей, а не один, но второго не хватились, поскольку он уволился ещё вчера. Вчера относительно дня пропажи, а не вчера в смысле перед сегодня.

Призрак: Этот молодой человек призвал мой дух, чтобы узнать, что со мной случилось.

Малин: (грустно) Можно не рассказывать об этом направо и налево? Вдруг инквизиторы подслушивают?

Призрак: Глупости! Если бы инквизиторы подслушивали, то они бы уже давно напали на меня своим экзорцизмом!

Чупакамака — Малину: Инквизиторы на улице, а тебе спасибо!

Нэрнир: А где был ваш дух?

Призрак: Не помню. Я же не неупокоенный.

Малин: Как вы знаете, я умею использовать заклинание «Разговор с духами». Но оно работает только на неупокоенных — например, на вселившихся в предметы привидениях. Хотелось бы большего.

Малин: Поэтому последние недели я пытался изучить заклинание «Рассказ истории костьми». Если применить его к телу, то можно связаться с духом (где бы он ни находился) и кратковременно поговорить с ним. После разговора заклинание развеивается, и дух возвращается туда, откуда пришёл, а не остаётся призраком.

Малин: Понятное дело, что о таких экспериментах лучше не знать инквизиции.

Нэрнир: Понимаю.

Нэрнир: Я так понимаю эксперимент удался? И что ты будешь делать с ним теперь? М?

Малин: Ничего, просто сниму заклинание.

Чупакамака: А почему мертвец оказывается неупокоенным?

Малин: Если у него есть незаконченные дела — например, он хочет отомстить своему убийце. Тогда дух отказывается уходить и бродит по земле, пока не успокоится или пока его не изгонят.

Призрак: Я тоже некоторое время был неупокоенным, но потом всё разрешилось.

Нэрнир: А в чём было ваше дело и как оно разрешилось?

Призрак: Как я уже сказал, я ведущий циркового представления. Меня зовут Филандер.

Призрак: Меня убил другой работник цирка — клоун по имени Красти. Он претендовал на мою должность в цирке — зарплата там гораздо больше, чем у всяких клоунов. (трагично помолчал)

Чупакамака: Ох

Призрак: Клоуны хорошо разбираются в косметике и вживаются в образ… Он сложно загримировался под меня и решил делать вид, что Филандер — это он. Перед этим он сам уволился из цирка, чтобы его внезапная пропажа не вызвала вопросов.

Призрак: Для своего чёрного дела он выбрал день, когда я находился здесь, в горах Возвышенного района. Я отправился сюда один — в надежде найти каких-то редких зверей в горах. Свидетелей преступления не было. (прокашлялся)

Чупакамака: И что он сделал?

Призрак: Зарезал меня и выбросил в ущелье… И пошёл обратно в цирк. Но была метель, и он не заметил, что глубина ущелья была всего 10 метров, и что там внизу хижина отшельника…

Призрак: Курьеры долго ругались, когда тащили меня оттуда по сугробам.

Чупакамака: А потом… вы вселились?

Нэрнир: А что с ним стало вы знаете?

Призрак: Когда он меня убил, то он отправился обратно в цирк, но его осмеяли и не пустили обратно. Этому дураку не повезло, что перед уходом я по-крупному заключил особое пари с коллегами…

Призрак: Видите ли, другие не верили, что я поймаю необычного зверя один (как видите по моему духу, я не особо мускулист). Я принял вызов, заявив, что я могу вернуться в цирк только со зверем, а иначе буду погнан от ворот поганою метлою. Таков был мой уговор с остальными циркачами. Уговор, который они уважили.

Призрак: В общем, Красти пришлось возвращаться в горы за зверем, и там его немного поел белый медведь… Я это видел лично, поскольку превратился в призрака и тщательно следил за тем, что с ним произойдёт…

Призрак: Тут-то я и перестал быть неупокоенным и исчез, пока меня сюда не призвали пять минут назад.

Нэрнир: Нда… Хотел и птичку съесть и в тюрьму не сесть. А съел его медведь, хех…

Чупакамака: А теперь?.. Вы хотите вернуться или остаться здесь?

Малин: Он не может остаться здесь, поскольку он не здесь уже сейчас — его дух находится в другом месте. Заклинание лишь позволяет с ним общаться — подобно телепатии.

Нэрнир: И зачем тебе это заклинание?

Малин: Полезно для расследований — например, всегда можно расспросить свидетелей нападения орков, даже если орки не оставили никого в живых — узнать, куда орки пошли, сколько их было, чем они были вооружены…

Малин: И академический интерес. Это заклинание улучшает то, которое я уже умел читать ранее.

Чупакамака: И так можно с любым покойным пообщаться?

Малин: Предположительно да. Быть может, за исключением тех, которые являются неупокоенными в данный момент, или имеющих сопротивляемость к подобной магии (драконов?), или не желающих разговаривать.

Призрак: Ещё я помню меньше фактов, чем помнил при жизни. Я думаю, что со временем вещи забываются, и если призвать меня через год, то я могу уже и не вспомнить имя того клоуна…

Чупакамака: А вы что-нибудь можете рассказать про то место, где находитесь сейчас?

Призрак: Как ни странно, я о нём не помню, хотя логически я только что там был…

Чупакамака: (вздыхает) Жаль…

Призрак: Кстати, я тоже планировал поймать белого медведя. Но я бы сделал это успешно.

Нэрнир: Успешно отправились бы в его пасть?

Призрак: О, нет! У меня есть всё необходимое для приручения животного — одно лассо и одна банка лосося.

Нэрнир: А почему на вас не применят свиток воскрешения?

Малин: Потому что его дух уже покинул этот мир. Мы общаемся с ним удалённо.

Нэрнир: Так, а сейчас что с ним делать?

Призрак: Как же они в цирке будут без белого медведя?

Чупакамака: А по-моему, это хорошо, что медведь не попадёт в цирк. Медведи должны жить на воле. Это же не собака, которая живёт с человеком.

Призрак: Тем не менее, даже клоуны огорчатся и будут плакать.

Нэрнир: Вот магия бы им дело облегчила: можно призывать зверей магией.

Призрак: Кто же будет покупать билеты в цирк, если все будут знать, что зверей можно призывать магией? Все будут призывать зверей у себя дома.

Нэрнир: А как они узнают?

Призрак: Неужели призванные существа тоже кусают дрессировщика?

Нэрнир: Если им ментально приказать.

Призрак: Кто же возьмёт на себя такую ответственность? Вдруг он слишком сильно укусит? Гораздо лучше, когда звери кусаются в непредсказуемое время и с непредсказуемой силой — тогда как бы никто не виноват, если что!

Нэрнир: Кроме вас самих это никто не заметит, людям всё равно.

Призрак: Впрочем, мне всё равно, считайте меня уволенным по причине прогула.

Нэрнир пожимает плечами.

Малин: Развеивать заклинание?

Чупакамака: Может быть, у вас есть к нам вопросы или просьбы?

Призрак: О, нет. Я уже отмщён, белого медведя вы ловить не хотите, проблем с неупокоенностью не имею… Пожалуй, дальше я как-нибудь сам.

Чупакамака: Тогда счастливого вам упокоенния!

Нэрнир кивает.

Малин развеивает заклинание «Рассказ истории костьми», и призрак очень быстро исчезает. После этого Малин возвращает ящик обратно в холодное хранилище.

Нэрнир: Пойдём наружу?

Чупакамака: Может, с другими поговорим? Если Малин не против.

Малин: Это сложное заклинание. Сегодня я могу использовать его ещё дважды, потом мне понадобится отдохнуть.

Чупакамака: Тогда, может быть, лучше отдохнуть? Можно спросить, есть ли тут неопознанные трупы или нерасследованные смерти: тогда имеет смысл применить разговор, а так только ради науки…

Малин: Хорошо. Вдруг мы встретим кого-то, кто занимается расследованиями — кроме инквизиторов, конечно. Волонтёров я в горах пока не видел. Но в этом здании лежат немедицинские инструменты, такие как набор для снятия отпечатков пальцев — значит, кто-то ими пользуется.

Нэрнир: Возможно…

Нэрнир, Чупакамака и Малин выходят из здания.

Локация: Возвышенный район, Норланд (после разговора с призраком)[править]

Малин, Нэрнир и Чупакамака вышли из здания морга.

Доктор в маске птицы использовал заклинание «Быстрая карантинная проверка» (сенсорная магия) на всех вышедших из здания морга. Прочитав появившиеся в воздухе информационные руны, он с облегчением вздохнул, отвернулся от героев и вернулся к разговору с другим доктором.

Нэрнир идёт в свою крепость.

Крепость в том же состоянии, что и раньше, не считая играющих там детей, которые туда залезли в отсутствие Нэрнира.

Чупакамака: Смотри, твоя крепость им тоже понравилась.

Нэрнир создаёт для крепости снежные ноги, подобные ногам сороконожки, только способные выдержать крепость и её содержимое.

Кюри пытается попробовать ноги на вкус (но потом понимает, что ест снег, и прекращает).

Чупакамака: Хорошенькие ножки. А зачем они?

Нэрнир забирается на одну из башенок крепости и приказывает ей переместиться немного вперёд.

Крепость бредёт куда глаза глядят. Пройдя два метра, она останавливается.


Нечто совершенно невидимое, ухающее и хлопающее крыльями пролетело над Чупакамакой и уронило ей в руки письмо:

Aquote1.png

Чупакамака, Нэрнир,

подход одобряю.

Без одобрения парламента я могу выделить не более 38 тысяч лир из резервного фонда, расходование средств из которого я могу осуществлять единолично. Более крупные государственные затраты потребуют длительного и, что особенно важно, публичного согласования. Обычно гласность — это здорово, но если пресса будет болтать об этом плане за месяц до того, как дополнительные средства будут выделены (при том, что не факт, что их вообще выделят), то это понизит шансы.

Такая договорённость необязательно должна быть со всеми из них. Если удастся найти хотя бы одного, который согласится, то это уже изменит расклад сил в лучшую сторону.

Т.

P.S. Энтуазиазм империалистов насчёт сотрудничества очень быстро улетучится, если оно будет обременено такими ограничениями.

P.P.S. Связаться с ней можно только отправкой курьера (что будет не очень уместно). Храм Бога Торговли, в который она отправилась, защищён от любых видов удалённого доступа, включая совиную почту, волшебные артефакты, передачу сообщений при помощи сенсорной магии и так далее — как под предлогом безопасности (в его стенах заключаются наиболее секретные и выгодные сделки), так и по другим соображениям.

Aquote2.png

Чупакамака чешет в затылке

Нэрнир смотрит на происходящее в крепости и вне неё.

Дети спорят, безопасно ли им вылезать из снежной крепости — после того, как крепость приобрела снежные лапы, её вход оказался гораздо выше над землёй, чем ранее.
Доктор, который спорит с пикетчиком, продолжает швыряться дротиками в проползающих мимо змей. Достаётся и пробегавшей мимо собаке.

Нэрнир создаёт раздвижную снежную лестницу.

Дети спускаются вниз по лестнице и забрасывают лапы крепости снежками. Возможно, они полагают, что крепость живая?

Чупакамака: Нэрнир, нам письмо! Хочешь посмотреть?

Нэрнир превращается в ворона, садится на плечо Чупакамаки, читает письмо и снова залетает в крепость.

Доктор с дротиками кидает дротиком в Нэрнира-ворона, но промахивается.

Чупакамака: Оно и правильно. Я подумаю об этом завтра…

Нэрнир превращается в себя и приказывает крепости идти к тому доктору.

Крепость подходит к докторам (все они стоят рядом друг с другом).

Чупакамака: Тихо льдинками шурша, едет крепость не спеша…

Чупакамака смотрит, как врачи отреагируют на крепость.

Доктор в маске птицы: Посмотрите, в нашу сторону идёт снежное чудовище на больших снежных лапах.

Усталый доктор: (стоит спиной к крепости, не поворачиваясь) Чудовища — это не по моей части. Им не положены отпуски, и я не хочу проверять их язык…

Доктор с дротиками: Возможно, в его организме чего-то не хватает.

Нэрнир — доктора с дротиками: А почему вы стреляете в животных дротиками?

Доктор с дротиками: В дротиках антибиотики. Зимой были необычно сильные заморозки, и многие звери ослаблены. Не навредит.

Пикетчик: На самом деле он ставит ужасные эксперименты, в том числе и на людях.

Доктор с дротиками: (раздражённо) Экий ты невежда.

Нэрнир: Эм… А что вы имеете ввиду? Какие такие эксперименты?

Пикетчик: Он умышленно заражает людей звериной оспой. Когда его на этом разоблачили, то он прямым текстом сказал: «Да, я так и делаю, ну и что?»

Нэрнир: Вакцинация?

Пикетчик: Да, так он это и называет. Но на самом деле в том, что он колет пациентам, есть самые настоящие вызывающие болезни вещи!

Нэрнир: Вы настоящие или искусственные образцы вводите?

Доктор с дротиками: Самая настоящая, натуральная коровья оспа. Никакой синтетики.

Доктор с дротиками: Меня зовут доктор Дженнер. Вопреки диким слухам паникёров, как врач-иммунолог я хорошо знаю, чем можно заражать пациентов, а чем нельзя.

Нэрнир: Вы ослабляете вирусы?

Доктор с дротиками: Коровью оспу? Нет. Она бушует в полную силу.

Нэрнир: А как же она потом проходит?

Доктор с дротиками: Вскакивает один волдырь на левой руке. Через некоторое время он покрывается корочкой, потом она отпадает, и оставшийся шрам становится почти незаметным.

Доктор с дротиками: Пережив этот ужас, человек потом уже никогда не может заболеть обычной оспой.

Нэрнир создаёт вокруг себя купол и приказывает крепости идти в сторону эльфов.

Пикетчик — вслед уходящему Нэрниру: Вот видите, он признаёт свою вину!

Чупакамака догоняет Нэрнира

Чупакамака: Лучше не ходи туда. Там всякая гадость.

Нэрнир: Я в своей надёжной крепости!

Чупакамака: Вот и хорошо. Ты передавишь кроликов, возникнет дипломатический скандал, нас выгонят и я с чистой совестью махну рукой на все эти сумасшедшие страны и поеду домой отдыхать!

Нэрнир: Пока кролики удерживаются, на них мне плевать!

Нэрнир ждёт, пока крепость дойдёт.

Крепость Нэрнира подошла к эльфам, которые раскрашивают кроликов. И эльфы, и клетки с кроликами окружены заклинанием Защитная стена, которое на них ранее направила Чупакамака.

Нэрнир оценивает прочность стены.

Стена не очень прочна и может быть разрушена цепом, топором или тяжёлыми булыжниками, но не кусками снега.

Нэрнир призывает небольшого ящера-таран.

Чупакамака: Я строила, а ты разрушить хочешь?

Чупакамака призывает Каменного Челогекко

Нэрнир: А как мне ещё общаться с теми, кто за ней?

Нэрнир создаёт ледяные щиты для крепости.

В каменной стене открылось окошко.

Эльф: Я вас слушаю. (угрожающе помахивает кистью, щедро разбрызгивая краску на проползающих мимо змей)

Чупакамака: Осторожно, вокруг бродят кроликофобы!

Эльф: Принесём им кроликов на Новый год.

Чупакамака — Каменному Челогекко: Тебя зовут Йосеф. Ты будешь охранять эту стену и тех, кто за ней.

Каменный Челогекко делает салют, прикладывая каменную лапу с каменными когтями к своему каменному виску.

Нэрнир: А что вы тут делаете?

Эльф: Мы готовим подарки. Те, кто хотел милое домашнее животное, но плохо себя вёл в течение года, получит ужасно раскрашенного чудовищного зверя.

Эльф: Правда, некоторым нравятся уродливые звери (например, собаки породы мопс), поэтому мы привозим и обычных милых зверей — а потом забираем их обратно, подобно обычным подаркам для плохо себя ведущих.

Нэрнир: Кролики милые?!

Эльф: Конечно. Посмотрите, какая няшность. (хватает маленького нераскрашенного кролика и высовывает его из окна)

Нэрнир: А-а-а-а! Уберите! Уберите эту тварюгу!

Эльф: (оперативно убирает кролика) Этой реакции дедушка Крампус и хочет от клиентов нашей компании.

Чупакамака: А я предупреждала.

Чупакамака: Но вообще, нельзя издеваться над больными. Одно дело — слегка подначить здорового, другое — наступить на фобию. Мало ли чем это может кончиться: нервным срывом, инфарктом, даже летальным исходом…

Эльф: Какими ещё больными? Предъявите справку, в которой будет написано, что ему вредят кролики.

Чупакамака: Нэрнир, где у тебя справка?

Нэрнир ищет в рюкзаке справку.

У Нэрнира нет с собой справки о наличии либо отсутствии у него фобий.

Нэрнир: А я кажется её забыл…

Эльф: Вот видите! Значит, к нам никаких претензий. Оставляю за собой право демонстрировать кроликов и далее…

Чупакамака: Тогда пошли к врачу. Пусть осмотрит, новую выпишет… Пошли-пошли…

Нэрнир: А где тут психиатр или психолог?

Эльф: Отродясь таких не было. В Норланде все либо здоровы, либо притворяются оными. Но дежурный торопевт вам выпишет микстуру от кроликобоязни…

Нэрнир: Отлично. Пойдём?

Нэрнир и Чупакамака отходят от эльфов и кроликов и подходят к врачам.

Усталый доктор — местному жителю: И не пить холодных напитков неделю, даже безалкогольных.

Нэрнир: Вы можете выписывать справки по фобиям?

Усталый доктор: Я выписываю всё — справки, больничные, рецепты и научно-популярные журналы. С утра до вечера я что-нибудь да и выписываю. (вздохнул) Дежурный торопевт доктор Ватсон.

Усталый доктор: Фобии… Да. На что конкретно жалуетесь, какие симптомы проявляются?

Нэрнир: Кроликофобия. Я испытываю страх перед кроликами. Если их очень много я могу и в обморок упасть.

Усталый доктор: Насколько мне известно, кролики не влияют на физиологию и психологию людей. Однако в рамках моей компетенции я установил, что вы эльф. Поэтому я готов выписать вам больничный на неделю.

Усталый доктор: Вы также можете стать эльфом со справкой, если пожелаете, но информация о выдаче справки подлежит обязательной публикации, и потом в некоторых королевствах вам могут не выдать права на вождение коня. Если кролики не представляют острой угрозы для вашей жизни и здоровья, то советую не заставлять меня выписывать справку, а притвориться, что кролики неопасны.

Доктор в маске птицы: Обморок от кроликов… Оригинальный симптом. Не после посещения морга ли это началось?

Нэрнир: Ладно… Наверное… Может быть…

Чупакамака: У тебя же и раньше кроликофобия была! Вспомни тот концерт в Гусляндии! Вспомни кроличью ферму! Давно пора что-то с этим делать!

Нэрнир: Справка разве поможет?

Доктор в маске птицы: (с облегчением) Если симптомы уже были раньше, то это не по моей части. Вот если что-нибудь начнётся после морга, то зовите…

Чупакамака: Но лечение от этого есть? А справку можно показывать любителям демонстрировать кроликов, чтобы не показывали их больному эльфу…

Усталый доктор: Могу прописать валеринку, фуфломицин или остолбин. Либо доктор Дженнер может намешать 50 вакцин и поставить прививку ассорти — вдруг какая-нибудь из них да поможет… Ещё можно поесть витаминов. Ещё можно поместить кролика в специальный защитный костюм, из которого его почти не будет видно (так симптомы не проявятся), и заставить пациента его повсюду с собой таскать. Пока не привыкнет, что повсюду рядом кролики…

Чупакамака: Нэрнир, что скажешь?

Нэрнир: Это странно…

Нэрнир: Вы считаете это может помочь?

Усталый доктор: Валерианка снизит последствия. Вы всё ещё будете бояться кроликов, но без разрушительных последствий. Как превращение запаха ядовитого газа в запах сгоревшего обеда. Неприятно, но не смертельно.

Усталый доктор: Фуфломицин, возможно, вылечит кроликобоязнь, а может, и не вылечит. У этого препарата недостаточно клинических испытаний, чтобы сказать наверняка….

Усталый доктор: Остолбин временно сделает вас безразличным к кроликам (срок действия — от 18 до 24 часов), но у него есть побочный эффект — вы станете безразличным и к другим вещам, а при передозировке даже запишетесь в жрецы Бога Безразличия (но потом передумаете, когда действие препарата истечёт).

Усталый доктор: Витамины и другие добавки помогут в том случае, если нервность по поводу кроликов является следствием нехватки чего-то в организме. В иных случаях они не окажут эффекта.

Усталый доктор: Прививка ассорти — аналогично, она поможет в том случае, если кроликобоязнь вызвана каким-то вторичным заболеванием (единственным симптомом которого является кроликобоязнь).

Усталый доктор: Эксперимент с изолированным кроликом — поможет в том случае, если причиной кроликобоязни является неприязнь запаха или аллергия на шерсть, ведь эти факторы не будут присутствовать, и возникнет ситуация «кролик есть, а проблемы нет».

Усталый доктор: Комплексную диагностику я здесь не провожу, я просто торопевт. Я лишь рассказал, что может помочь в разных возможных случаях.

Нэрнир: Ладно, буду принимать валерианку.

Кюри радостно трётся о ноги Нэрнира.

Усталый доктор: Она свободно продаётся без рецепта (зевнул) Главное не давайте её котам.

Нэрнир гладит Кюри.

Чупакамака — доктору в маске: Кстати, можно поинтересоваться: а зачем вам эта маска?

Доктор в маске птицы: Это маска для защиты от инфекционных заболеваний, таких как чума и холера. Внутри носа птицы — множество продвинутых фильтров, как физических, так и магических.

Чупакамака: Я думала, такие уже давно не используются… А много здесь случаев чумы?

Доктор в маске птицы: В Норланде — десять лет без единого случая… Я приехал из Хормеля — меня вызвали по случаю недавних анонимок.

Доктор в маске птицы: Кто-то симпатизирующий протестующим против морга (вы, наверное, об этом уже знаете) прислал анонимку, угрожая наложить заклинание Чума на присылаемые тела. А это было бы очень нехорошо.

Чупакамака: Это было бы ужасно!

Доктор в маске птицы: Поэтому я и дежурю здесь, в горах, и регулярно проверяю территорию.

Усталый доктор: Повезло ему, у него меньше всех работы. (полусонно выписывает больничные двум местным рабочим)

Чупакамака: Кстати, мы не просто так в морг ходили. Мы нашли там труп пропавшего человека, о котором давно беспокоятся внизу. А у вас там есть какие-нибудь неопознанные трупы? А то внизу говорят, что ещё двое пропали, одного даже видели здесь, а потом он ушёл, предположительно вниз, домой, да вот только домой он не вернулся…

Доктор в маске птицы — усталому доктору: Ватсон, как у вас в Норланде с опознанием?

Усталый доктор: В Норланде действует принцип доброкачественной халатности. Если нет следов преступления, и никто из разыскивающих пропавшего не пришёл проверить, не здесь ли он, то опознавать необязательно. Многие даже не опознаются перед погребением… Но их хранят в холодном хранилище несколько месяцев на всякий случай.

Чупакамака: А… а потом что? Если кого-то не опознали, что будет с трупом?

Усталый доктор: Просто так погребут. Заодно и экономия на месте и граните — если имя неизвестно, то табличка не нужна.

Чупакамака: Ну, а всё-таки много сейчас неопознанных?

Усталый доктор: Человек 8… Если будет, как бывает в среднем, то через неделю из них опознают шестерых, и ещё шестеро неопознанных привезут…

Чупакамака: Наверное, можно делать фоторисунки умерших и рассылать по Норланду или публиковать в газете. Вдруг кто-то увидит и опознает.

Усталый доктор: Когда в газете закончится обыск, я им это предложу. Им как региональной газете всё равно нечего писать, постоянно выпускают репортажи вида «Известный торговец такой-то посетил рынок» или «Известный кузнец такой-то поскользнулся на кожуре»…

Чупакамака: Вот и хорошо!

Прохожий: Доктор, пропишите мне остолбин, меня перевели из овощного в мясной отдел, а я вегетарианец…

Усталый доктор: (выписывает) Вот ваш рецепт…

Усталый доктор — Чупакамаке: С газетой произошло вот что — они хотели обругать промышленников из столицы (им тут принадлежат почти все предприятия, но живут они в долине, ведь никто из состоятельных людей не хочет жить в горах), и заодно очень жёстко прошлись по Богу Торговли…

Чупакамака: И что: Бог Торговли за это устроит дефолт или какой-нибудь ещё кризис?

Усталый доктор: Это вряд ли. Ругать богов вполне разрешено, и это часто делают. Чего делать никак нельзя (по версии инквизиции) — это убеждать людей не благодарить богов. Ведь от этого они станут слабее, и в случае нападения демонов (о чём у инквизиции профессиональная паранойя) возможности богов по оказанию нам помощи будут гораздо меньше, чем могли бы быть…

Усталый доктор: Газета перегнула палку ещё дальше — она пыталась убедить, что Бог Торговли вообще не существует.

Нэрнир: Это уже что-то абсурдное.

Доктор с дротиками: Довольно сложно убедить людей в несуществовании богов, которые дают волшебные дары. Но какие у Бога Торговли дары? Способность чувствовать обман? Чутье, кому что нужно? Всё это бывает и у обычных людей, которые никакими жрецами не являются.

Усталый доктор: Газета утверждала, что наиболее успешные и предприимчивые люди состоят в сговоре — они делают вид, что им помогает Бог Торговли, тогда как на самом деле они всего добиваются сами. Это позволяет им наложить лапу на деньги, на которые всегда может рассчитывать организованная церковь…

Нэрнир: А суперскорость?

Доктор с дротиками: Предположительно какая-то магия.

Чупакамака: Хм… Ну есть же возможность проверить. Испытания и Дары! Если кто-то потратил огромную сумму на общественно полезное дело, и получил дары Бога Торговли: внезапно стал отличать правду от лжи, дела пошли в гору — значит, всё правильно, он есть…

Доктор с дротиками: В том-то и подвох! Как же он заработает эту огромную сумму изначально, если он не умеет отличать правду ото лжи и его дела не идут в гору?

Нэрнир: Ну а вот выдать экспериментатору-желающему сумму необходимую для испытания.

Доктор с дротиками: (уверенно) Желающие раздавать такие суммы посторонним теоретически есть, но я их никогда не видел.

Нэрнир: Я имею ввиду в качестве эксперимента. Кхм. Хм…

Чупакамака: Раздавать-то надо свои деньги. Хотя… можно попробовать провернуть сбор средств. Но тогда Бог Торговли должен наградить всех участников сбора. Хм…

Доктор с дротиками: Эксперименты — это хорошо. (прячет по карманам дротики с антибиотиками, достаёт дротики с витаминами и прицеливается в мимоползущих гигантских змей)

Нэрнир осматривается на предмет инквизиторов, журналистов и ассасинов.

Поблизости есть трое инквизиторов. Один копается в своём блокноте руками, а ногами выкапывает себя из сугроба, в который случайно забрёл. Второй засел в кустах и следит за ботаником. Третий только что вышел из редакции «Северного вестника», передал ключи от здания толстенькому низенькому человечку (судя по жестикуляции обоих, инквизитор его за что-то ругает). Рядом нет ассасинов или иных лиц, которые похожи на планирующих убийство, не считая за лицо маленькую гигантскую змею, которая ползает неподалёку от Нэрнира и пытается примериться, поместится ли в её желудке Кюри.

Нэрнир берёт Кюри на руки и идёт к инквизитору и толстенькому и низенькому человеку.

Чупакамака: А знаю! У нас есть короли и бароны! У них есть деньги! Надо предложить им вложить эти деньги в развитие производства. Пусть построят в баронствах фабрики, мануфактуры. А Бог Торговли наградит их, послав им заказчиков и чутье, что именно производить. Тогда дела у всех пойдут в гору!

Усталый доктор: (зевнул) Боги никогда не дают даров правителям. Это не имеет никакого смысла для богов.

Усталый доктор: Допустим, король применит дары некоего бога и сделает с их помощью много хороших и полезных дел для рядовых жителей. Кого за это поблагодарят жители — короля или бога? Правильно, короля. Они скажут «при короле таком-то стало жить лучше», а не «благодаря жрецу бога такого-то стало жить лучше». И божество не получит никакой благодарности, даже если бы король ничего не смог бы сделать без его даров.

Чупакамака: У правителя много средств для популяризации бога. Если король скажет: «Бог одарил нашу страну благами. Всему, что у меня есть, всему, что у меня получилось, я обязан богу такому-то» — это услышат миллионы.

Усталый доктор: Боги не любят такие вещи, ведь правитель может оказаться и плохим, и вот тогда-то все будут ругать именно бога, что допустил.

Чупакамака: Плохому можно не давать даров. Если же правитель пустил деньги на полезное для общества дело, то, наверное, что-то хорошее в этом правителе есть.

Усталый доктор: Расскажите это богам. Наш король специально женился на жрице, потому что никаким иным способом не смог получить помощь свыше…

Чупакамака: Вот! Король женился на жрице — и Норланд процветает: развивается производство, их других стран заказы шлют. А в соседних баронствах всё плохо.

Доктор в маске птицы: (философски) Надо всех королей женить на жрицах, и всё будет хорошо в этом мире.

Чупакамака: А принцесс на жрецах… Вот бы опубликовать такую статью в газетах и в каком-нибудь серьёзном журнале. Чтобы будущие короли и королевы прочитали это.

Доктор с дротиками: В газете Мнения. Несмотря на то, что её владельцы тесно связаны с промышленниками и замалчивают множество проблем (таких как экология), её по крайней мере воспринимают всерьёз.

Чупакамака: Спасибо за идею! Мы предложим им это.

Нэрнир возвращается от инквизитора и редактора.

Чупакамака: Нэрнир, ну что там, в газете?

Нэрнир: Теперь там будут печатать фоторисунки неопознанных трупов, хех.

Чупакамака: Круто!

Доктор в маске птицы: Отписываюсь от этой газеты, мне этого на работе хватает.

Чупакамака: А вы были на неё подписаны? Вы же не местный житель!

Доктор в маске птицы: Это крылатое выражение. Его обычно говорят вообще те, кто никогда не читал того, от чего он заявляет, что отписывается.

Чупакамака: А… А вы зато подумайте, как это полезно: теперь родственники и знакомые будут узнавать о гибели своих знакомых и родственников, сами будут их хоронить, будет мало неопознанных трупов и, соответственно, инквизиторских расследований!

Усталый доктор: Если инквизиторам будет нечего расследовать, то они всё равно найдут чем заняться… Они считают, что если они ничего не нашли, то это не признак того, что всё в порядке, а их недоработка.

Нэрнир: За то что это будут публиковать, стоит отчасти отблагодарить инквизиторов, без их «предусмотрительности» могло бы быть тяжело.

Нэрнир: Так, ладно, а чем займёмся сейчас? Можно по офисам пройтись или ещё что поделать. А?

Чупакамака: Предлагаю предложить инквизиторам расследовать пропажу картографа. Нэрнир, давай их расспросим про него, и, если они ничего не знают, то предложим расследовать. А то слон разморозится в каком-нибудь ущелье, зараза пойдёт… надо срочно искать и картографа и слона!

Чупакамака: А перед посещением офисов нам самим надо обсудить, что нам э… заинтересованные стороны понаписали.

Нэрнир: Хорошо, давай.

Чупакамака: К кому из инквизиторов пойдём с вопросом?

Нэрнир: К любому кроме того, с кем я разговаривал, чтобы не вызывать подозрений.

Чупакамака: Ну, тогда к тому, который с блокнотом? Может, там про картографа записано.

Нэрнир: Давай.

Чупакамака и Нэрнир подходят к инквизитору с блокнотом.

Инквизитор с блокнотом: (раздражённо) Ваша снежная крепость забросала меня снежками, когда проходила мимо.

Чупакамака: Помочь вам откопаться?

Инквизитор с блокнотом: Уже почти. (прячет блокнот в карман и рассекает сугроб руками, как заправский пловец)

Чупакамака помогает отгребать снег.

Раскопки инквизитора увенчались успехом, и он был успешно извлечён из сугроба.

Нэрнир: Фуф...

Чупакамака: Ну, вот и готово.

Чупакамака: Скажите, пожалуйста, а вы, случайно, не видели тут чудака, который искал снежного челогекко, а нашёл доисторического саблезубого слона?

Инквизитор с блокнотом: Конечно же видели. Мы его арестовали и удерживаем его под стражей на время расследования.

Чупакамака: Вот как! А внизу о нём беспокоятся! Сам Его Величество Тибериус вчера обеспокоенность выразил. Всё-таки известная личность, картограф...

Чупакамака: А в чём его обвиняют?

Инквизитор с блокнотом: В некромантии. Он вёз по дороге труп слона и на всю округу пел песни о том, как он вернёт этот труп к жизни.

Нэрнир: Хм...

Чупакамака: Он же хотел его клонировать! Он тут всем это разболтал. А клонирование, вроде бы, не запрещено. Конечно, это был бы не тот же самый слон, но генетически точно такой же.

Инквизитор с блокнотом: Да, после ареста он рассказывал про эту версию. Но из его песней это было неочевидно, поэтому расследование продолжается.

Инквизитор с блокнотом: Ещё есть свидетели, которые нам подтвердили, что в перерывах между пением он радостно жестикулировал и вопил, что когда он довезёт слона, то наконец-то он всем покажет...

Инквизитор с блокнотом: Особые опасения вызывает и то, что слон является саблезубым. Саблезубый слон-нежить мог бы стать могущественной боевой единицах в руках некромантов.

Чупакамака: Ну, да, покажет живого саблезубого слона... клонированного.

Нэрнир: Живого в плане того что он живой живой, а не живой неживой.

Инквизитор с блокнотом: Скажу напрямик — и среди настоящих некромантов, и среди оправданных (доносы по которым не были подтверждены) довольно много откровенных фриков. Требуется время, чтобы отличить желающего показать научный экспонат учёным-скептикам (чтобы получить их уважение) от желающего натравить на учёных-скептиков поднятого некромантией неживого слона. У него на лбу не написано, что именно он собирается сделать...

Чупакамака: Поэтому вы на всякий случай арестовываете тех, кто ничего плохого пока не сделал. Но как узнать о настоящих планах такого арестованного? Вот уже свершившееся событие можно расследовать. А планы... как?

Нэрнир: Есть же свитки идентификации, например.

Инквизитор с блокнотом: Не беспокойтесь, действует презумпция невиновности. Пока мы не докажем вину, то он ни в коем случае не будет приговорён. Будем держать его взаперти, пока не убедимся, что доказательств не находится.

Чупакамака: Но находящемуся взаперти очень плохо. Это тоже как наказание. Можно же как-то расследовать и без арестов.

Инквизитор с блокнотом: Это верно — и очень помогает нам в нашей работе. Если человек не хочет находиться взаперти, то расскажет нам всю правду.

Нэрнир: А что с его картами?

Инквизитор с блокнотом: С собой у него не было карт. У него был слон, лопаты, телега, походное снаряжение и так далее.

Чупакамака: Понятно...

Нэрнир: Ндам... Спасибо за информацию. Меньше поводов волноваться.

Чупакамака: А дело пропавших циркачей кто-нибудь расследует? Внизу говорили, что пропал конферансье. И мы видели в морге его труп...

Инквизитор с блокнотом: Пропавших? Нет, совсем наоборот — мы расследуем дела циркачей, которые до сих пор не пропали. На их клоунов поступает много жалоб.

Чупакамака: Внизу говорили, что пропал конферансье. А в морг его труп с признаками насильственной смерти! А кто его убил? Может, убийца ходит по этому району и ещё кого-нибудь убьёт! И ещё пропал уволившийся клоун. Ходят слухи, что он пошёл высоко в горы и его съел белый медведь. Или он сам съел медведя...

Инквизитор с блокнотом: Ходящие по району убийцы — это недостаточно серьёзная угроза. Мы спасаем целый континент от злых магов и вторжения нечистой силы, а не белого медведя от гурманов и гурманов от белого медведя. Для расследования таких неважных дел, как убийства, существуют правоохранительные органы.

Чупакамака: Понятно... А что с гремлинами, которых мы привезли в офис? Удалось узнать что-то новое?

Инквизитор с блокнотом: Гремлинами? Я с утра работаю в горах и не знаю, что сейчас происходит в офисе.

Чупакамака: Ну, хорошо. Спасибо за информацию.

Нэрнир кивает.

Инквизитор с блокнотом: (назидательным тоном) Не сочтите, что мы придираемся к картографу и так далее. Некромантия - это серьёзная штука: один злоумышленник может поставить под арбалет целую армию. Приходится быть очень строгими и внимательными, чтобы никто не изучал на практике таких вещей...

Чупакамака: Ладно. Только картограф вряд ли некромант: он до сих пор в подобных интересах не замечен.

Чупакамака и Нэрнир отходят подальше, чтобы посовещаться наедине

Чупакамака: Я думаю, нам пора опять писать Тибериусу. Мы узнали из письма Дракона про Офицера. Мы видели труп конферансье. И мы слышали от инквизитора, что случилось с картографом. Надо сообщить королю. А по дороге можно заглянуть в офисы...

Нэрнир: Давай напишем.

Чупакамака: Может быть, напишем уже внизу? Начнём писать, когда спустимся, в по дороге подумаем, как. И может быть, мы внизу ещё что-то узнаем в офисах и допишем письмо. И у тебя ещё какие-то планы для этого района есть?

Нэрнир: Никаких. Ладно, давай в офисы. В каком порядке?

Эльфы-маляры довольно невнимательны и красят не только кроликов, но и всё, что подвернётся им под руку — проползающих мимо змей, пробегающих мимо собак и так далее. В данный момент один из эльфов раскрашивает ящера, которого призвал Нэрнир.

Чупакамака: Тогда отзовём наших чудищ и пойдём?

Нэрнир щёлкает пальцами и отзывает ящера.

Нэрнир: Агась.

Чупакамака отзывает Каменного Челогекко Йосефа.

Чупакамака: А теперь, пожалуйста, отвернись.

Нэрнир стоит отвернувшись.

Чупакамака заклинанием разбирает защитную стену.

Эльфы покрасили примерно половину кроликов. У них есть две клетки — одна наполовину набита милыми пушистыми белыми кроликами, а вторая — жуткими скалящими нарисованные зубы чудовищами в форме кроликов.

Нэрнир и Чупакамака отозвали призванных существ, нашли шатающихся по району Рудольфа, Алика и Малина и вернулись к подножию горы - в Административный район.

Локация: Вход в редакцию, Возвышенный район, Норланд[править]

Инквизитор: … и само упоминание этого имени, которым ваш журналист назвал смертного, который якобы притворяется Богом Торговли, тоже будет восприниматься как богохульство…

Толстенький человечек: Мориарти?

Инквизитор: (сердито) Прекратите богохульство!

Подходит Нэрнир.

Нэрнир: Что происходит тут?

Инквизитор: (торжественным тоном) Пресечение правонарушений еретического характера. Не беспокойтесь, гражданин, благодаря нам вы в безопасности!

Толстенький человечек: (грустно) Если вы за свежим выпуском, то он изъят. Новый выпуск будет только послезавтра.

Нэрнир: А в чём его еретичество?

Инквизитор: Не его лично. Журналист, который совершил проступок, увезён на допрос в наш офис у подножия гор. Проступком его является депопуляризация богов, описание профессии жреца как неприличной и так далее.

Инквизитор: Это может привести к тому, что-то кто-то из мечтавших стать жрецом не станет им, и не спасёт жизнь какого-то челогекко, который бы через 10 лет стал пожарным, и в итоге из-за отсутствия этого челогекко не будет потушен пожар, и сгорит деревня, в которой разводили кроликов, и в результате земля будет заселена нашествием дикой моркови, рост популяции которой окажется неподконтрольным ввиду отсутствия у этого вида естественных хищников, кроме кроликов.

Инквизитор: Мы в инквизиции очень серьёзно относимся к последствиям любых поступков. И смотрим далеко в будущее.

Нэрнир: А это тогда кто?

Толстенький человечек: Главный редактор. (вздохнул) Это я не досмотрел — велел неопытному журналисту мочить жителей низин, а он всё перепутал и наоборот стал возводить хулу на небожителей…

Нэрнир: Слушайте... А вообще у нас к вам такой вопрос, хотя скорее предложение. Почему бы вам не публиковать фоторисунки трупов из морга, чтобы их могли опознать?

Инквизитор: Публиковать в газетах рисунки трупов? Как интересно! Наверняка здесь есть какая-то скрытая причина...

Толстенький человечек грустно вздохнул.

Нэрнир: Ну вот смотрите: нашли труп какого-нибудь кузнеца, его жена начала скорбить по пропавшему мужу, которого даже не нашли и самоубилась от горя, остались дети, которые через какое-то время должны были стать искусными кузнецами и только их оружие помогло бы рыцарям одолеть некроманта и его нежить, который бы подчинил бы себе всех, собрав бы в тайне армию, в которой были бы костяные драконы и ожившие трупы орков, но эти дети ушли в приют и стали бы ремесленниками-корзиноплётами и некромант поработил всех.

Нэрнир: А сам труп этого кузнеца стал бы вдохновением для этого самого некроманта, который бы выкупил этот неопознанный труп.

Инквизитор: Да, это было бы ужасно! Я согласен, что необходимо публиковать фоторисунки трупов кузнецов во всех газетах. И, возможно, даже обязать газеты это делать.

Нэрнир: И не только кузнецов. Ведь такое может произойти не только из-за неопознания трупа кузнеца, но и других людей. Так что да это очень важно.

Инквизитор: Я абсолютно поддерживаю эту идею. Осталось лишь придумать, как бы принудить газеты это делать. (строго посмотрел на редактора)

Нэрнир: Я думаю, что редакторы поддержат эту идею ради общего блага.

Инквизитор: Я тоже так думаю — они же не хотят, чтобы их в чём-нибудь обвинили.

Нэрнир: Вы согласны — господин редактор?

Толстенький человечек: У меня, похоже, нет выбора... Не в нынешней ситуации, то есть. (инквизитору) Как приказано, следующий же выпуск выйдет с трупами на заглавной странице.

Нэрнир кивает и идёт обратно к Чупакамаке.

Успешно убедив подозревающего всех и вся инквизитора сделать доброе дело, Нэрнир потерял негативный временный статус «пострадавшая самооценка (-2 к харизме)».


Прошлая глава ←————→ Следующая глава