Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 45

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 45[править]

Глава 45, в которой герои заглядывают в офис империалистов.

Локация: Административный район, столица Норланда (утро)[править]

Нэрнир, Чупакамака и Рудольф возвращаются от министра образования обратно на площадь.

Чупакамака: Интересное интервью. Есть о чём подумать.

Чупакамака: Однко… кхм… Затевать войны, выгнать челогекко с их исторических земель, спихнуть выплату репараций на трёх богатеев в обмен на баронство, а потом говорить, что виноваты челогекко. Вот она, разница интерпретаций истории… Но я не удивлена. Вот и с орками так же. Только орки, в отличие от нас, не ищут мира, а стараются вернуть себе выход к морю. Всё-таки надо их включать в альянс и дать им этот выход.

Чупакамака: Выходит, что образования Гусляндия предложить не может. Разве что обучение в монастыре беднякам из баронств, но тем еще и выездная виза нужна, бароны могут и не отпустить их… А вообще, они молодцы, что развивают образование и науку! И искусства тоже. Но на это нужны средства, выходит, у них есть. А откуда?

Рудольф: Коррупционные схемы. Правительство и органы власти не обращают внимания на преступные деяния и, возможно, даже им содействуют, а взамен получают долю, которая распределяется по отдельным министерствам по необходимости. Та же самая схема была и в Ассоциации магии, в которой свои аналоги министерств. Забавная такая дисциплина Специальной Олимпиады.

Чупакамака: Специальная Олимпиада это же для умственно отсталых. А для таких схем тонны хитрости нужны, чтобы делать всё шито-крыто. Потом, чтобы была коррупция, нужно чтобы было что красть. Значит, у Норланда есть ресурсы. И непохоже, чтобы тут выжимали соки из людей, как в баронстве Рюрика. В общем, надо разбираться, за счёт чего живёт страна.

Рудольф: Другое дело, что чаще всего страна и живет за счет умственно отсталых, которые не умеют вовремя остановиться. «Специальная Олимпиада — даже если ты выиграл, ты все равно закончишь в тюрьме». Если было бы иначе — не на кого было бы спускать собак.

Чупакамака: Я вообще-то про природные ресурсы думала. И про производство. Хотя, как устроено общество, тоже важно. Нам нужно с этим разобраться.


Чупакамака: Ладно, давай звать воронов?

Нэрнир ментально зовёт воронов.

Вороны МОМЕНТАЛЬНО возвращаются.

Первый ворон: Мой отдал все книги остальным двум и ушёл домой, в пригород, и мама накормила его борщом.

Второй ворон: Мой долго рылся в куче книг и забрал только одну из них. Потом он продал её одному из торговцев на рынке за 10 лир. Вернулся домой в Культурный переулок, сварил себе кашу сам.

Третий ворон: Мой взял все остальные книги и тележку. Он подцепил тележку к пони и быстро увёз книги на север, к горе, но до горы не дошёл — на полпути свернул к маленькому зданию и оставил все книги там. Серьёзный человек в мантии, который забрал книги, похвалил ребёнка и заплатил ему 3 лиры (за все книги, вместе взятые). Потом вернулся домой, в трёхэтажный дом в холодном поселении в заснеженных горах.

Чупакамака: Значит, те, что поинтереснее, они продают на рынке. А остальное отвозят в офис инквизиции.

Нэрнир отзывает воронов.

Нэрнир: Интересно…

Нэрнир пытается понять, сколько ещё времени до вечера.

Судя по положению солнца, сейчас 12-13 часов дня.

Нэрнир: Не знаю, какое время у них вечер, но думаю к 17:00 можно уже будет идти к королю.

Чупакамака: Почему к 17:00? Разве церемониймейстер так сказал? Это может быть в 20:00 и вообще ночью. Вот получим сову, будем знать. И мы не можем идти до того, как нас пригласят. Вообще и отложить визит могут…

Нэрнир: Могут, но он сказал вечером, а не ночью. Но главное пока заняться обеими фракциями. Мммм…

Нэрнир думает и гладит Кюри.

Малин: Вопрос: если мы будем говорить с представителями фракций перед визитом к королю, то что мы можем им рассказывать, а чего не можем? Если король откроет газету и прочитает там о предложении союза, о котором его никто не оповестил, то как он отреагирует?

Чупакамака: Как я поняла, одна фракция хочет унию с Ильменем, а другая — интегрировать баронства и сотрудничать с Гусляндией. Эти интересы не противоречат друг другу и не противоречат нашему проекту, мы же хотим объединить всех.

Нэрнир: А я понял, что юнионисты хотят стать вассалами Ильменя.

Чупакамака: Эммм… не ляпни это в офисе юнионистов.

Рудольф: Унию с Ильменем… (смеется) Как старший партнер или младший?

Нэрнир: Так сказал и церемониймейстер и писал офицер. Не было бы у них споров и не было бы фракций, если бы они хотели унии. Они хотят к Ильменю под крыло.

Чупакамака: Вот и ответ на вопрос. Давайте пока не будем говорить о наших планах. Давайте сегодня РАССПРОСИМ членов фракций, чего они хотят.

Нэрнир: Хорошо, как раз на каждого можно выделить равное время.

Чупакамака: Давайте пройдёмся по офисам? У империалистов вроде открыто. А где сейчас юнионисты и кто громил их офис, спросим. У дежурного, например.

Нэрнир: Да, лучше у дежурного.

Чупакамака: Идём?

Нэрнир: Да, давай.

Герои идут к офису империалистов.

Локация: Офис империалистов, Административный район, столица Норланда[править]

Прямо по офису разгуливает настоящая белая лошадь в полной амуниции, с седлом, уздечкой, мартингалом и так далее (а также, по соображениям чистоты помещения, с герметичным мусороприёмником у хвоста). Повсюду развешаны батальные полотна «Люди ловят в засаду коварных челогекко», «Укрощение полчища орков» и «Военные сборы объединённых армий Норланда добаронских времён», портреты королей и военноначальников древности, рисунки крепостей и башен и так далее.

За отдельным столиком записываются желающие вступить во фракцию. Как ни странно, в очереди есть не только люди, но и челогекко, и их тоже принимают в империалисты.

В другой стороне офиса бравый инструктор читает лекцию группе гражданских в камуфляжных куртках и обычных спортивных штанах — судя по отрывкам их разговора, они планируют практические учения по спасению кого-то от кого-то другого на пересечённой местности. В другой комнате гном-инженер учит новобранцев, как собирать катапульту из деталей и какой стороной лопаты копать окоп.

У тактического стола в дальней части офиса стоит обвешанный орденами боевой генерал. Ему 45-50 лет, он коротко подстрижен, и у него нет бороды, но есть усы и бакенбарды. На ногах у него трекинговые ботинки для дальних походов, и на них надеты конные шпоры. Он читает отчёты и рисует какие-то схемы со стрелочками.

В помещении нет рыцарей Норланда или волонтёров-правоохранителей. Все присутствующие, кроме генерала, похожи на гражданских.

Заходят герои.


Чупакамака — героям: Ну, что. С кем будем разговаривать?

Нэрнир: С лидером и новобранцами.

Чупакамака: И где тут лидер? Мы, конечно, можем спросить… А может, поговорим с вербовщиком? Он нам красиво, в красках изложит цели и программу.

Нэрнир: Можно к вербовщику, но как бы он кого не завербовал.

Чупакамака: А пусть! Тогда у нас будет свой челогекко во фракции. Или… хихих… свой полурослик… (хихикает) Ты меня насмешил!

Чупакамака подходит к лошади

Чупакамака: (на зверином) Скажите, пожалуйста, а вы тоже член фракции?

Лошадь: (на зверином) Нет, но я помогаю моему хозяину, который да. Вожу его к границе, на разведку, и в леса и горы, на учения.

Нэрнир: (на зверином) А кто ваш хозяин?

Лошадь: (на зверином) Генерал. (махнула носом в сторону человека с орденами)

Чупакамака: (на зверином) Ух, круто выглядит. Можно с ним познакомиться?

Лошадь: (на зверином) Не бойтесь, он не кусается.

Чупакамака: (на зверином) Спасибо. Тогда мы пойдём к нему.

Генерал[править]

Герои подходят к генералу

Чупакамака: Добрый день! Не могли бы вы рассказать нам о вашей замечательной фракции, её целях и задачах?

Генерал: (серьёзно) Людям да. Эльфу, гному, челогекко, двум полуросликам? Которые пришли сюда с котом и совой? В каких целях?

Нэрнир (серьёзно): В целях ознакомления с фракциями для послов дружественного королевства Гусляндии.

Генерал: Эльф, гном, челогекко и полурослики — послы Гусляндии? А я королева ЭГИЛ. Предъявите документы.

Нэрнир смотрит есть ли в документах что-либо про союз.

У героев есть приказ короля Пунтарха о назначении Ивана, Нэрнира и Чупакамаки особыми послами, уполномоченными вести дипломатические переговоры с Ильменем и Норландом от имени короля Пунтарха. Приказ не уточняет задачу послов, и в нём не упоминается союз.

Нэрнир показывает документы генералу.

Нэрнир (ехидно улыбаясь): Приятно познакомиться, ваше величество королева ЭГИЛ (запрещённого везде и т. д.).

Рудольф, скучая, катает коляску вперед-назад и поднимает ее на задние колеса, как будто пытаясь делать трюки на ней.

Генерал: (знакомится с приказом короля Пунтарха) Да… Надо же, послы. Старина Пунтарх так же хорошо выбирает себе послов, как и мужей своим дочерям.

Генерал: Я генерал-майор Наполеон Королёв. Знаете что, очень удачно, что вы сюда пришли, послы короля Пунтарха. Передайте своему королю наше глубокое недовольство тем, как он решает ситуацию со своими наследниками. Он создал нам всем проблемы на пустом месте, сделал плохо себе и нам. И ничего не делает по этому поводу.

Чупакамака: Очень приятно, генерал Королёв. По этому поводу, в частности, Его Величество и прислал нас. У наших стран общая проблема — бароны, и мы должны придумать, как её решить.

Генерал: Это основная цель нашей фракции — гарантировать обороноспособность Норланда и устранить внешние угрозы его суверенитету, где бы они ни находились. В том числе в баронствах.

Генерал: Наша фракция занимается двумя вещами. Первое — в Норланде существуют архаичные законодательные ограничения на максимальный размер армии, и на политическом фронте наша фракция добивается их отмены. Эти попытки упираются в вопли юнионистов и других подобных трусов «Не надо провоцировать баронов» и «[их драгоценные] эльфы подумают, что мы милитаристские варвары», и в нерешительность короля, который не подпишет указ, против которого выступает одна из фракций.

Генерал: Приходится искать обходные пути.

Чупакамака: Ваша фракция планирует решить проблемы баронов исключительно за счёт увеличения армии? Но хватит ли у Норланда ресурсов на большую армию? И ведь бароны тоже могут увеличить армию, особенно тот, который станет королём. Не лучше ли найти политическое решение, которое ограничит возможности баронов? Кстати, какие обходные пути вы видите?

Генерал: У Норланда значительно больше ресурсов, чем у баронов. Мы производим товары на экспорт. Они выращивают пшеницу. Даже если они будут морить солдат голодом и одевать их в деревянную броню для экономии железа, они не выдержат ресурсного противостояния.

Генерал: Что касается обходных путей… (прокашливается и перебирает пальцы на руке)

Генерал: Во-первых, законодательные ограничения говорят только о количестве регулярной армии Норланда, но не о качестве. Это позволило нам найти лазейку в законе — мы договорились с королём о том, чтобы рыцарей одевали в самую лучшую и самую элитную броню, вооружали новейшим и самым качественным вооружением, обучали лучшие лучники и фехтовальщики, снабжали катапультами, конями и так далее. Юнионисты не смогли этого запретить, потому что юридически как было 60 рыцарей, так и осталось. Но мы тратим на одного рыцаря в десятки раз больше средств, чем обычно тратят на одного элитного солдата в других странах.

Генерал: Во-вторых, эти ограничения действуют только на государственную армию. Никто не может запретить гражданским заниматься тренировками на всякий случай. Это то, зачем сюда записываются добровольцы. Если кто-то из королевских рыцарей заболеет или будет ранен — то мы можем немедленно выставить обученного человека на замену. Мы также можем заниматься разведкой и вербовать людей, которые живут в баронствах. Это происходит на уровне гражданских взаимоотношений и не требует разрешения парламента или короля.

Нэрнир: А есть особо выделяющиеся солдаты?

Генерал: Все наши рекруты очень хорошо обучены. Когда приходит время заменить королевского рыцаря, то среди них проводится турнир-конкурс для определения лучшего.


Нэрнир: А как вы относитесь к Ильменю и что можете рассказать о юнионистах?

Генерал: По моим оценкам, Ильмень не является угрозой для Норланда и не является полезным военным союзником. Рекомендую нейтралитет и торгово-культурные взаимоотношения.

Генерал: Юнионисты полагают, что раз Ильменю выгодно торговое сотрудничество, то они воспринимают Норланд как ценного партнёра и будут заинтересованы защищать нас. И так далее. Они ошибаются.

Чупакамака: Насколько мы понимаем, юнионисты желают объединения с эльфами. Если это произойдёт, сможет ли барон воевать с таким большим объединением?

Генерал: Барон сочтёт заявления эльфов о готовности защищать Норланд блефом. И я думаю, что он прав в этой оценке. Что если он и нападёт на Норланд, то эльфы передумают вмешиваться в это дело.

Нэрнир: А почему вы считаете эльфов плохими военными союзниками?

Генерал: Эльфов в целом — нет. Только эльфов Ильменя. Потому что у них в обществе сильны настроения «если люди нападают друг на друга, то это их проблема».

Чупакамака: А как насчёт договора с Гусляндией? О ненападении и взаимной поддержке в случае военных конфликтов?

Генерал: Договор о ненападении не имеет смысла. Король Пунтарх и так ни на кого не нападёт, а мы на Гусляндию тем более. А вот про взаимную поддержку поподробнее, пожалуйста. Вы предлагаете военный союз?

Чупакамака: Пока что мы только разрабатываем план. Вот именно, что война не нужна ни Гусляндии, ни Норланду. И нам нужно решение, что делать, если кто-то решится затеять гусляндско-норландскую войну. А вы полагаете, что военный союз мог бы сорвать планы баронов?

Генерал: Я думаю, что угрозу со стороны баронов может предотвратить только превентивный удар. Ничто так не демотивирует нападение на соседние королевства, как осада твоего собственного замка объединённой армией оных.

Генерал: Я в курсе, что король Пунтарх запустил не только ситуацию с наследниками, но и с подготовкой и вербовкой своих стражей. Но в случае военного союза мы можем их снарядить и экипировать за свой счёт.

Чупакамака: Что ж, мы оповестим Его Величество Пунтарха об этом предложении. Возможно, это хорошее решение проблемы.

Чупакамака: А может ли такой союз помочь решить проблему нападения орков?

Генерал: Думаю, да. Они нападают лишь тогда, когда чувствуют слабость людей. Два сильных государства людей, помогающих друг другу, даже не будут рассматриваться как цель. Если дополнительно построить смотровые башни и, быть может, стену на границе с орками, то их нападения уйдут в прошлое.

Нэрнир: Ну вот, значит может.


Нэрнир: А как часто офис юнионистов находится в таком состоянии?

Генерал: Раз в два-три месяца. Чаще всего — когда барон Фридрих устраивает показательные учения рядом с границей для запугивания нас, а половина наших рыцарей занята какими-то эльфийскими делами в Ильмене. Горячная молодёжь пикетирует офис юнионистов, обвиняя их в предательстве национальных интересов, а иногда даже забрасывает их яйцами или камнями.

Чупакамака: Почему они считают, что программа юнионистов противоречит национальным интересам?

Генерал: Они не против программы юнионистов. Они против того, чтобы мы сдавали наших рыцарей в аренду эльфам в такое время, когда они нужны дома. Для маловажных миссий — таких как зачистка эльфийских лесов от челогеккоядных пауков. Эльфы и сами могут с этим справиться, но не хотят рисковать своими драгоценными жизнями, и поэтому нанимают людей.

Нэрнир: А вы бывали в Ильмене? В Гусляндии? А кто глава юнионистов?

Генерал: Я много раз был в Гусляндии, но не был в Ильмене. Фракцию юнионистов возглавляет Линда Вайс, бывшая журналистка «Мнений», которая ушла в политику около пяти лет назад. Её родители были друидами, которые жили в Ильмене, и она росла и воспитывалась в окружении эльфов. Эльфами были все её учителя и все её друзья. Поэтому она не очень объективна, когда речь идёт о сотрудничестве с Ильменем.

Нэрнир: А где мы их сейчас можем найти, ну юнионистов?

Генерал: Я уверен, что их офис скоро откроется. Или можно постоять на улице с табличкой «Ищу юнионистов для интервью».

Нэрнир: Как вы относитесь к прессе?

Генерал: Мы их используем. Это необходимый инструмент. «Жареные факты» малоконтролируемы, но у меня есть знакомые во «Мнениях». Не недооценивайте и детские газеты. Это полноценное СМИ.

Чупакамака: А какие ещё тут есть газеты? Они независимые или ангажированные? И сложно ли общаться с журналистами?

Генерал: «Жареные факты» гоняются за максимальной популярностью и зарабатывают на рекламе. Чем безумнее репортаж, тем лучше для их журналистов. «Мнения» не так плохи, но они финансируются богатыми купцами и владельцами мануфактур. Они, например, не освещают вопросы экологии (чтобы не рассказывать о загрязнении природы от мануфактур). В Возвышенном районе есть местная газета «Северный вестник», но она именно что местная (считает «жителей равнин» менее важными). И газета бесплатных объявлений «Из уст в уши».

Генерал: Секрет в общении с прессой — давать ей интервью тогда, когда тебе это выгодно (например, сразу после учений Фридриха на границе), и куда-то пропадать и не давать комментариев, когда нет (эльфы оказали бескорыстную помощь, прислав бесплатных сухпайков из травы).

Нэрнир: Ясно… А представителей фракций равно количество? Или разное?

Генерал: Наших сторонников чуть больше, чем сторонников юнионистов. Но численное превосходство не имеет значения — для изменения законов король требует консенсуса, то есть согласия обеих фракций. Извините за прямоту, но он хочет спихнуть с себя ответственность за любые решения.

Чупакамака: А часто бывают ситуации, когда новый закон нравится всем? А инквизиция влияет на принятие законов? А баронства?

Генерал: По многим внутриполитическим вопросам достигается согласие: где что построить, как финансировать науку и образование, что продавать и закупать.

Генерал: Инквизиция не влияет ни на что. Её роль в обществе следующая: её представители могут в любой момент вломиться своими грязными ботинками в любое место (в том числе госучреждение) и начать придираться к тому, как всё делается, если ей покажется, что (сжал руки в кулаки и сделал синхронный жест указательными пальцами обеих рук, сгибая и разгибая их) замешана нечистая сила. (подавил смешок)

Генерал: Мы не имеем права запретить ей это. Но особым энтузиазмом помогать им тоже не горим.

Генерал: У инквизиции есть офис в Норланде, который арендовали 100 лет назад. Они хорошо платят за эту аренду короне, да и без этого… Король боится их выставить.

Генерал: У баронств нет никакого права голоса в вопросах управления Норландом. Они платят нам часть собираемых налогов, больше по традиции и ради пущей легитимности.

Чупакамака: А как вы считаете, есть ли способ вернуть баронства в состав Норланда ненасильственным путём?

Генерал: Есть. Сменить барона на симпатизирующего норландской короне.

Чупакамака: А такие бароны есть? Или их наследники? И как можно сменить барона?

Генерал: Мы изучаем возможности. Нынешние три барона точно не готовы поступиться своим постом.

Генерал: Сменить барона можно, опять же, любыми возможными способами, от подкупа претендующего на престол до устранения барона.

Нэрнир: А как вы относитесь к нынешним баронам?

Генерал: У меня есть пара идей о том, какие решётки поставить в их будущих камерах.

Чупакамака: А какие преступления они совершили? И может быть, можно с каким-нибудь из них как-то договориться?

Генерал: «Преступление» — это понятие, применимое к совершаемому рядовыми гражданами. А мы говорим о правителях, которые собирают армии против моей страны. Они описываются понятием «враг».

Нэрнир думает.

Чупакамака: Возможно, когда-нибудь будет международный суд, который будет судить королей и баронов за нападение на другие страны…

Генерал: А возможно, что они завоюют Норланд и вернут рабство, которое у них было до короля Тибериуса. У меня нет роскоши ничего не делать и ждать, как всё выйдет.

Чупакамака: Это понятно, что действовать надо сейчас. Для того мы и здесь.

Чупакамака: А как вы оцениваете наследников короля Тибериуса?

Генерал: Эм… Вообще они нормальные парни, все трое, старший из них даже учился у нас на будущего рыцаря. Средний часто путешествует и проводит много времени с сачком и микроскопом. Младший книжный червь, физически слабак, но честный малый.

Генерал: Но никто из них не станет королём в ближайшее время. Королю Тибериусу всего 40. И он в любом случае не хочет отдавать им престол — не хочет, чтобы его сыновей терзала пресса, как его в молодости…

Нэрнир: А им сколько лет?

Генерал: 16, 18 и 20.

Чупакамака: А что вы думаете о пропаже дочери барона Фридриха? И о пропаже младшей дочери короля Пунтарха?

Генерал: Я думаю, что бароны стоят за пропажей дочери короля Пунтарха. Даже если они не похитили её лично, то они могли на неё повлиять… О судьбе дочери барона Фридриха мне ничего не известно. Я её не похищал, если вы на это намекаете.

Чупакамака: И не думали намекать! Наоборот! Это единственная приличная наследница баронов. Мы хотим знать, кто стоит за её пропажей. Может быть, у вас есть версии… А кто и как мог повлиять на младшую дочь короля Пунтарха?

Генерал: Насколько мне известно, младшая дочь короля Пунтарха была очень дружна с его средней дочерью… Которая жена барона Рюрика. Возможно, она убедила принцессу «уступить место».

Чупакамака: Кому? Ей и барону Рюрику?

Генерал: Да. Они приоритетные наследники в случае её пропажи.

Чупакамака: А как же барон Фридрих?

Генерал: Они наследники одинакового приоритета, но если моя версия верна, то у Рюрика заранее был план, как победить Фридриха в гонке за престол.

Нэрнир: А что вы знаете о неженатом Норосе, который был будущим женихом пропавшей дочери Пунтарха?

Чупакамака: В самом деле! Ведь её высочество принцесса Минни была помолвлена с бароном Норосом. Если бы она не сбежала и этот брак состоялся, возможно, ситуация была бы ещё хуже…

Генерал: Наличие помолвки не означает, что нельзя отказаться от заключения брака. Я думаю, что когда Норос внезапно стал бароном (оба его старших брата погибли на войне), то король Пунтарх сразу стал думать, как бы избавиться от этой договорённости.

Чупакамака: А в каких отношениях нынешние бароны друг с другом?

Генерал: В сопернических. Каждый ждёт удобного момента, когда соседи-бароны будут ослаблены одновременно. Нападать первым барону невыгоднее всего (ему выгоднее ждать, пока два других барона устроят войну друг с другом), поэтому ситуация патовая.

Чупакамака: А вот если, например, принять закон, по которому управляющий баронством или барон не может быть одновременно занимать должности в другом государстве? То есть стал королём Гусляндии — передавай баронство и должность управляющего другому.

Генерал: И что же помешает передать баронство подставному лицу?

Чупакамака: А вообще, на ваш взгляд, существует ли дипломатическое решение проблемы баронов? Или только военный союз?

Генерал: «Дипломатическое» решение потребует согласия барона. Иначе он просто скажет «нет».

Чупакамака: А чем можно подкупить баронов, чтобы они согласились ввести баронства в состав Норланда? Ну или хотя бы отказались нападать?

Генерал: Не знаю. Крупным государственным постом в объединённом Норланде (министр или командующий войсками) — скорее всего, не подкупятся (это шаг вниз от их амбиций — королевского престола). Почётной отставкой, пожизненной пенсией и жизнью, полной роскоши? Жить в роскоши они могут и сейчас…


Нэрнир: Как вы относитесь к ЭГИЛ (запрещённой везде и т. д., ну вы поняли)?

Генерал: Эти эльфы, которые боятся людей и гномов как «вредных и опасных для эльфийского благополучия» — те ещё фанатики. К счастью, их не принимают всерьёз в их собственной эльфийской стране. Но если на Ильмень нападёт какая-то внешняя сила (что-то серьёзнее простых орков), то это может вызвать приступ ксенофобских настроений, и они поднимут голову.

Чупакамака: Может ли ЭГИЛ (запрещённой везде и т. д.) угрожать Норланду или Гусляндии, если из-за каких-либо событий он начнёт набирать популярность?

Генерал: Теоретически да. Ещё одна причина разрешить проблемы Норланда как можно скорее.

Чупакамака: Может ли союз Норланда и Ильменя противостоять ЭГИЛ?

Генерал: Вы, что ли, не понимаете? Если ЭГИЛ образуется, то Ильмень и будет ЭГИЛ!

Чупакамака: Если Ильмень не хочет стать ЭГИЛ, то ему выгодно бороться с этой организацией.

Генерал: Сторонники ЭГИЛ — это такие же эльфы, как и любые другие жители Ильменя. Представьте себя на месте эльфов Ильменя. Вы бы заключили союз с иностранным государством, направленный против части своего собственного населения?

Чупакамака: Если бы эта часть проводило политику, губительную для моей страны, то возможно. Конечно, если бы это был не военный союз! Невозможно создать «государство Ильменя и Лепронда», если Ильмень уже состоит в альянсе с другими странами Аларконда.

Генерал: Эльфы не считают их идеи губительными для своей страны. Даже если не согласны с ними.

Чупакамака: Это только потому, что, как вы сказали, большинство ильменцев не принимает ЭГИЛ всерьёз.

Нэрнир: А если бы большинство вышли из партии ЭГИЛ (запрещённый везде и т. п.)?

Генерал: Вы мыслите маловероятными сценариями, такими как внезапное ополчение части эльфов на другую часть эльфов, для чего нет никаких предпосылок. Более того, если вас поймают на подстрекании подобного, то вы станете врагами для всех эльфов Ильменя вместе взятых. Сторонники и противники ЭГИЛ сплотятся против вас как против общей угрозы извне.

Генерал: Из более-менее вероятных вариантов возможны два: либо никакого ЭГИЛ в Ильмене не будет, потому что его сторонники не станут большинством в Ильмене. Либо понадобится собирать союз против Ильменя, а не с ним.

Чупакамака: А с кем Норланд может создать союз против Ильменя (или ЭГИЛ)?

Генерал: С Гусляндией. Быть может, с гномами Шоколадных гор. Быть может, с другими граничащими с Ильменем государствами (кто-то же живёт на севере от них?). Стратегический план сторонников ЭГИЛ — расширять границы во все стороны, чтобы неэльфы не жили даже близко с их родными лесами.

Нэрнир: А какие у вас отношения с гномами шоколадных гор?

Генерал: Торговые. Они продают нам схемы разных новых устройств и помогают наладить мануфактуры. Поставляют нам руду и шоколад. Мы отправляем им обратно готовые товары, как и эльфам Ильменя. Инструменты и оружие они куют сами, но посуду, мебель и так далее делаем мы.

Генерал: Эти гномы не настроены враждебно, но у них бывают пограничные стычки с бароном Фридрихом.

Нэрнир: А чем торгуют с вами ильменцы? Что вы считаете об их политике? О защите лесов?

Генерал: Натуральными продуктами (в Норланде почти нет своих полей), книгами, магическими штуковинами (свитками, посохами, хрустальными шарами), лесными животными — это то, что продают нам они. Мы продаём готовые товары (которые нельзя произвести, не загрязняя окружающую среду) и услуги наших рыцарей.

Генерал: Ильмень старается быть самодостаточным. Они ведут свои дела довольно близко к натуральному хозяйству.

Нэрнир: Кстати, интересно, а почему горы называют шоколадными?

Генерал: Потому что там есть шоколадные шахты. С утра до вечера шахтёры гномов копают из этой горы шоколад.

Нэрнир: Я бы туда ни ногой…

Полурослик Маргарин: Шоколадные шахты… (восторженно блестит глазами)

Чупакамака смотрит на Нэрнира и вздыхает

Чупакамака: Вот видите, как выгодно объединение разных стран и рас.

Нэрнир чешет руки, как от аллергической чесотки от шоколада.

Нэрнир (на зверином): Гномы тоже могли бы быть в союзе.

Элронд: (на зверином) Гномы, совы и другие животные.

Чупакамака: Не обязательно есть шоколад или кузнечиков, чтобы состоять в союзе с гномами и челогекко. Я бы тоже эльфийскую копчёную травку даже не нюхала… фууу…

Генерал: Представляете, юнионисты хотели кормить этим наших рыцарей. Две недели покупал им еду из своего кармана.

Нэрнир: У тебя нет на неё аллергии, от которой начинается чесотка. Но к гномам ходить можно. В противонюхе или снаружи горных крепостей.

Чупакамака: Откуда ты знаешь про аллергию у челогекко? Хотя у нас такого действительно нет. А переговоры не в шахтах проводятся. Они в разных дворцах, парламента, ратушах бывают.

Нэрнир: Которые обычно тоже под землёй…

Чупакамака: Лучше бы вы закупили гусляндских овец. Представляете, в Гусляндии есть овцы, которых некуда девать. Пасутся, как дикие и достаются волкам. А могла бы быть польза и Гусляндии и Норланду.

Генерал: Если их некуда девать, то присылайте их бесплатно.

Нэрнир: А ещё в Гусляндии даже волки пушистые с шерстью, как у овец.

Генерал: А вот волков оставьте себе.

Чупакамака: У вас аллергия на волчатину? А мы в Вест-Норланде видели еду из неё…

Генерал: Практически уверен, что это была не волчатина, а мясо собак из приюта.

Чупакамака: А бесплатно… кхм… если только бартер: услуга за услугу.

Генерал: Что-нибудь ненужное в обмен на что-нибудь ненужное?

Нэрнир: Нужное одним, на нужное другим.

Чупакамака: На что-нибудь нужное не в таком количестве! Что-нибудь, чего избыток у Норланда, в обмен на что-нибудь, чего избыток у Гусляндии. Вот овец у Гусляндии изрядно.

Генерал: В случае военного союза — с нас оружие и снаряжение, с вас продовольствие.

Чупакамака: Полагаю, это возможно! Мы оповестим об этом предложении Его Величество Пунтарха!

Нэрнир: Обязательно оповестим.

Нэрнир: А какие технологии вам предоставили уже гномы?

Генерал: Я не готов разглашать эту информацию.

Нэрнир: Хорошо. Но вообще я слышал от одного гнома, что они собираются провести пути для дрезины. Но пресса его очерняла, хотя это уже Жаренные.

Генерал: У нас в городе есть два колодца без воды, дно которых соединено туннелем. Туда можно спуститься и ехать в дрезине до второго колодца, а потом подняться наверх.

Генерал: Как обычно бывает у гномов, всё это дело иногда ломается.

Нэрнир: Как вы и ваша фракция глядят на массовую индустриализацию и урбанизацию?

Генерал: У нас мало полей, и наша столица — город, живущий за счёт промышленности. Сами-то вы как думаете, как мы относимся к индустриализации и урбанизации?

Нэрнир: Тоже верно.

Нэрнир смотрит, есть ли рядом часы.

Время на часах — 14:30.

Чупакамака: В общем, подводя итоги, как ваша фракция намерена решать проблемы Норланда? И будет ли она поддерживать идею союза с Гусляндией?

Генерал: Мы предлагаем заключить военный союз между Норландом и Гусляндией прямо сейчас, и извлечь баронов с их постов любым возможным способом, не исключая и прямую совместную военную операцию. Это решит все проблемы Норланда и Гусляндии. Мы в любом случае не позволим никакому барону стать королём Гусляндии, и готовы на решительные меры для предотвращения такого варианта.

Чупакамака: Да уж, барон на престоле Гусляндии не нужен ни Гусляндии, ни Норланду! Что ж, спасибо за интервью!

Генерал: Благодарю за визит. (кивает) Заходите ещё.

Нэрнир: И вас благодарим, за то, что выслушали.

Нэрнир — Чупакамаке: Пойдём подойдём к новобранцам?

Чупакамака: Спросить, почему они поступают в эту фракцию? Да, мне очень нравится эта мысль! Давай!

Герои подходят к новобранцам-империалистам.

Новобранцы[править]

В очереди стоят несколько новобранцев — в основном молодые человеки и молодые челогекко. Те, чья очередь уже подошла, заполняют анкеты.

Чупакамака высматривает симпатичного молодого челогекко и обращается к нему.

Чупакамака: Добрый день! Вы вступаете во фракцию империалистов? А почему?

Челогекко-новобранец: Мои родные и друзья живут в землях челогекко на северо-востоке. Соседство с сельскохозяйственными территориями людей, в которых химически травят насекомых — это не очень хорошо для них. Ведь уже отравленные насекомые могут прилететь в наши земли, и кто-нибудь из нас ими отравится. Баронства занимаются сельским хозяйством и используют яды, а промышленный Норланд — нет. Поэтому мне выгодно, чтобы баронства оказались под управлением короны.

Нэрнир подходит к Чупакамаке и челогекко.

Нэрнир: То есть вы вступаете в их ряды по соображениям о безопасности своего народа?

Челогекко-новобранец: Да. Современный Норланд не представляет для нас проблем. Современные баронства представляют.

Чупакамака: А во фракцию принимают иностранцев? И какие требования к вступающим?

Челогекко-новобранец: Во фракцию принимают любых жителей Норланда, иностранцы они или граждане. Главное, чтобы здесь был их дом.

Чупакамака: То есть нужно иметь вид на жительство и постоянно проживать в Норланде? А как во фракции относятся к челогекко? А к эльфам?

Челогекко-новобранец: Достаточно длительного договора аренды. К челогекко здесь относятся нормально и не дискриминируют нас относительно людей. Эльфов в Норланде очень мало — они не любят жить на равнинах и бывают в Норланде только проездом.


Нэрнир подходит к одному из молодых людей-новобранцев.

Нэрнир: Добрый день! С какой целью вы вступаете в империалисты? По каким соображениям?

Человек-новобранец: В баронствах очень высокие налоги. Я не хочу, чтобы они завоевали страну, в которой у моих родителей есть дело по плетению корзин.

Чупакамака: А вы из какой страны? И почему вы опасаетесь, что барон может на неё напасть?

Человек-новобранец: Местный я. Живу в Культурном переулке.

Чупакамака: А родители ваши?

Человек-новобранец: (раздражённо) Вы меня слушаете вообще? Они живут здесь, в Норланде.

Нэрнир: Много вы считаете на данный момент шансов у баронов завоевать Норланд?

Человек-новобранец: Да. Как умрёт король Пунтарх, так они сразу и нападут на нас. Будет та ещё резня.

Чупакамака: А как фракция предлагает решить эту проблему?

Человек-новобранец: Я откуда знаю? Я сюда пришёл, чтобы обучиться военному делу, чтобы я мог помочь отражать их атаку.


Чупакамака подходит к другому новобранцу-человеку.

Чупакамака: Добрый день! Вы вступаете во фракцию империалистов? А почему?

Второй новобранец: Я родился в Вест-Норланде. Мои родители тяжело работали и влезли в жуткие долги только для того, чтобы купить мне выездную визу — ведь в баронстве я не мог бы получить образование. Мне повезло, а вот всем моим друзьям — нет.

Нэрнир: То есть вы за образование для всех?

Второй новобранец: Я против искусственных стен для отбирания денег у людей. Я против долговой кабалы. Я против всего того, за счёт чего баронства зарабатывают.

Чупакамака: И как же фракция предлагает решить эти проблемы?

Второй новобранец: Вернуть баронства под контроль короны. Это наша программа.

Чупакамака: А как их вернуть?

Второй новобранец: Спросите стратегов. Я пришёл помочь.

В очереди ещё четверо новобранцев.

Чупакамака рассматривает новобранцев. Человеки это, челогекко или ещё кто-нибудь? Есть ли признак интеллекта на лицах?

Это четверо молодых человеков. Один из них очень накачанный, второй волнуется, третий серьёзен, четвёртый в очках. Внешне они не похожи на тупиц.


Чупакамака подходит к серьёзному человеку и пристаёт с уже ставшим традиционным вопросом

Чупакамака: Добрый день! Вы вступаете во фракцию империалистов? А почему?

Серьёзный новобранец: (рассудительно) Я сторонник унитарного государства. Нет никакой причины, по которой мы должны позволять нашим областям держать свою собственную армию. Подконтрольную не королю, а непонятно кому. Это просто тупо.

Чупакамака: А бароны согласятся создать унитарное государство? И на каких условиях?

Серьёзный новобранец: Странный вопрос. Конечно же не согласятся! Им очень выгодно текущее положение вещей. Всем остальным, однако, оно невыгодно.

Чупакамака: И как же фракция намерена добиться создания унитарного государства?

Серьёзный новобранец: Отстранением баронов, тем или иным образом.

Чупакамака: А каким именно?

Серьёзный новобранец: (строго) Вы очень бестолковые шпионы.

Чупакамака: (тихо) Я вам открою тайну: (громче) Мы не шпионы! Мы послы его величества Пунтарха IV. (тихо) Кстати, он тоже очень не любит баронов. Только тссс.

Серьёзный новобранец: Того самого короля Пунтарха, который отдал замуж за барона свою наследницу? Из-за которого все наши проблемы? Знаете что, мы отрубим вашему любимому барону голову и повесим всех его так называемых наследников, в том числе его жену, дочь вашего короля. Такой способ устроит?

Чупакамака: Хм… Там видно будет.

Чупакамака: Удачи вам! И держите планы в секрете от всяких там. Родина вас не забудет.


Чупакамака подходит к его соседу в очках

Чупакамака: Здравствуйте! Вы вступаете во фракцию империалистов? А почему?

Новобранец в очках: Я пацифист, и мне не нравятся амбиции баронов. Если так или иначе их удастся отстранить, то Норланд будет самым мирным местом в этом регионе. Если не считать земли орков, то мы будем полностью окружены торговыми партнёрами или союзниками.

Чупакамака: А как вы отнесётесь к союзу Норланда с Гусляндией, с Ильменем, с гномами Шоколадных гор и челогекко на северо-востоке?

Новобранец в очках: Очень хорошо! Все они должны быть нашими друзьями. Полагая, что Гусляндия выйдет из своего сложного положения…

Чупакамака: Я рада это слышать! А проблемы Гусляндии… Вы имеете в виду проблему наследования престола?

Новобранец в очках: Да. Вы даже не знаете, кто станет её королём. В таких условиях никакие международные договора не имеют смысла — новый король просто их отменит.

Чупакамака: И какой же выход?

Новобранец в очках: Для Гусляндии — посадить кого-нибудь нормального на престол. Как это сделать — тот ещё вопрос…

Чупакамака: Ну, да…

Чупакамака: А для Норланда?

Новобранец в очках: Не знаю. Наши проблемы — внешние. Фракция юнионистов предлагает просто засунуть голову в песок и надеяться на лучшее. Поэтому я пришёл сюда, а не к ним.

Чупакамака: (задумчиво) Ну... спасибо за информацию! Удачи.


Чупакамака размышляет, стоит ли опросить оставшихся двух новобранцев. И решает опросить.

Чупакамака подходит к накачанному новобранцу

Чупакамака: Здравствуйте! Вы вступаете во фракцию империалистов? А почему?

Накачанный новобранец: Мне неинтересна политика. Я здесь потому, что хочу стать рыцарем. Конкурс — очень много человек на место, и нужно быть очень хорошим воином, чтобы тебя выбрали. А для этого надо пройти обучение. За этим я сюда и пришёл.

Чупакамака: Понятно. Удачи!


Чупакамака подходит к волнующемуся новобранцу

Чупакамака: Добрый день! Что привело вас во фракцию империалистов?

Волнующийся новобранец: Я пришёл сюда, когда узнал, что приезжающих к нам торговцев могут ограбить среди бела дня в наших собственных баронствах, если их не сопровождает рыцарь… Это унизительно для моей страны. Если я могу помочь это остановить, то помогу.

Чупакамака: Пройдёте обучение и станете рыцарем?

Волнующийся новобранец: (нервно улыбнулся) Вряд ли меня сделают рыцарем… но научиться обороне всё равно не помешает.

Чупакамака: Это да... Удачи вам!

Волнующийся новобранец: Спасибо... (уткнулся взглядом в стену)


Чупакамака — героям: Ну, что? Вроде, все остальные тут заняты делом. Пойдём на улицу, обсудим? А то я чувствую, что меня уже почти завербовали, так что хорошая порция скептических замечаний не помешает!

Герои выходят на площадь.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава