Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 53

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 53[править]

Глава 53, в которой герои нанимают паладина, получают посольское жалование, узнают гусляндские новости и разбираются с хулиганившими на рынке гремлинами.

Локация: Культурный переулок, столица Норланда[править]

На следующее утро Нэрнир, Чупакамака и Рудольф проснулись и вышли из дома, чтобы размять ноги.

Сегодня в Культурном переулке очень шумно — на площади творится ярмарка рабочих рук (отдалённо напоминающая биржу труда Вест-Норланда, но без полурабских контрактов на 5 лет вперёд). Ищущие работника стоят с плакатами «Требуются те-то и се-то» — в частности, им нужны фасовщики, курьеры, помощники кузнеца-оружейника, дрессировщики гигантских змей, кучеры, медсёстры и медбратья в помощь докторам частной практики (а также в клинику «Здоров как бык» в горах), а такие либо цирковые клоуны, либо идейные инквизиторы (но не одновременно то и другое).

В толпе соискателей (большой толпы репетиторов, и переписывателей книг, и извозчиков телег, и актёров погорелого театра, и охотников и рыболовов) особо выделяется один — сурового вида полный человек (на вид 50-55 лет) в таком заморском походно-полубронированном одеянии, которое не шьют и не куют нигде в Аларконде. В руках он держит табличку «Талантливый боец Вырвизуб, родом из Хормеля, предлагает профессиональные услуги по охране особо редких объектов, богатых караванов и робких путешественников, наведению порядка железной рукой, наказанию виноватых и спасению богатых/красивых принцесс от драконов, сокрушению трёхглавых львов и гидр и прочим великим подвигам». Несмотря на слово «боец» на плакате, по этому человеку сразу видно, что он не является простым воином или варваром — на его шее висит амулет с неизвестным божественным символом, а определённая упитанность и средняя накачанность наводит на мысль, что он побеждает в боях не просто чистой силой, а полагается на хитрость и смекалку.

По толпе соискателей и работодателей ходит журналистка «Жареных фактов». Она выбирает себе случайных жертв и расспрашивает их о том, ужасно ли опасна их работа для общественности или нет (не очень ужасно). Карл ходит по пятам за журналисткой и с интересом рассматривает металлическую ручку, которой она записывает свои интервью. Паролёт покамест не украден. Ночью прошёл дождь, и по отсутствию следов на земле рядом с паролётом можно предположить, что к нему не подходили посторонние. В Культурном переулке не видно беглых гремлинов или вызванных ими разрушений.

На улице продолжаются пикеты курьеров, которые протестуют против отправки в холодные горы. Трое протестующих-акционистов с плакатами «В горы больше ни ногой» картинно продают свои зимние куртки (за 10 лир штука).

Нэрнир, Чупакамака и Рудольф осматриваются по сторонам.

Нэрнир: Сколько странного народа! Актёры, охотники, писари, репетиторы, зарубежные воители… Зарубежные воители? Необычно.

Рудольф: Не такое уж необычное зрелище. Особенно в наши неспокойные времена.

Нэрнир: Знаете, а ведь если мы пойдём в Ильмень через Нороса, то нам нужен провожатый. А провожатый должен быть серьёзным воином, чтобы его боялись. Да и просто мне уж интересно узнать, что этого бойца сюда привело, необычно это.

Чупакамака: Ну, поищи воина, если хочешь. А я пока пойду погуляю. (Чупакамака прогуливается, обозревая окрестности)

Нэрнир подходит к бойцу из Хормеля.

Нэрнир: Добрый день. Что вас привело сюда? В смысле, почему вы ищете работу именно тут, а не на родине?

Алик: Обо мне говорили, наверное слышали многие, что я мол должен прийти и навести порядок. А вообще, скучно там стало. Надеюсь, я смону помочь. И таки приятно оказаться в компании добрых людей…

Нэрнир: Хм… А сколько берёте за услуги? Ну, за найм? И кто вы по профессии? На простого вояку вы не похожи…

Алик: А какие вообще расценки в этом государстве? Да и как я вижу не все похожи на людей. Но я негордый, мне все равно с кем работать. Вопрос главный в том, какая цель у вас. Точнее, у нас.

Нэрнир: Наша цель это в том, чтобы установить мир в этой части Аларконда. Сейчас, мы считаем, что сделать это может военно-торгово-культурный союз. В любом случае, мы думаем нанять вас в качестве охранника для того, чтобы мы могли спокойно пройти через баронства, а дальше можем посмотреть.

Алик: Как говорится, хочешь мира, готовься к войне, а уж к этому я всегда был гртов. Так что ж, идем тогда. Кстати кто из вас кто? Расскажите о себе тоже.

Нэрнир: Сперва медицинское обследование, на всякий случай.

Нэрнир использует заклинание «Проверка на вшивость» на волосах Алика.

Согласно заклинанию, уровень текущей вшивости не превышает статистической погрешности (уверенность в результатах обследования — 99 %).

Нэрнир: Хм… Ладно, давайте я вас познакомлю с остальными. Пойдёмте.

Нэрнир ведёт Алика к остальным героям.

Нэрнир — героям: Вот смотрите, этот наёмный воитель предлагает услуги в помощи и охране. Говорит, хочет присоединиться. Возмьём его, проведём собеседование?

Рудольф смотрит на Алика подозрительным взглядом.

Рудольф — Нэрниру: (издевательски) Если хочешь взять в команду первого попавшегося мужика — тебя жизнь точно ничему не учит.

Нэрнир: Так я же говорю, нужно собеседование.

Нэрнир — Алику: Какие у вас есть навыки?

Алик: В первую очередь я воин, паладин бога Войны. А вообще я по первому образованию врач-стоматолог. Откуда, думаете, назвали меня Вырвизубом?

Нэрнир: Мало ли кого как называют…

Рудольф — Алику: Дареному коню в зубы не смотрят. (саркастически) Но вы не конь и явно не дареный, так что — покажите зубы. Может, вас так назвали, потому что вы не разрезали щеки ножом, а вырывали себе зубы.

Нэрнир: Хорошо, как давно вы уже работаете?

Алик: В военном и околовоенном деле я уже 25 лет. Насчёт щёк и зубов — делать приходилось и то и другое. Правда, не себе, но уж тут такое дело война. И если где понадобятся эти навыки во имя наведения мира, то что ж, возможны варианты.

Нэрнир: На каком оружии специализируетесь?

Алик Булава прежде всего. Кстати, насчёт зубов (доставая челюсть с искуственными зубами) — если кому нужны, то обращайтесь, поставлю. Я же не только Вырвизуб на самом деле. А у вас какое есть оружие?

Нэрнир: Ну, эм… Мы заклинатели в общем. Ну и ещё арбалет есть…

Рудольф: Своего лука я лишился какое-то время назад. Все, что у меня есть — трость. Ну, еще магия там…

Карл (вьючная лама приключенцев) отошёл от журналистки и задумчиво рассматривает булаву паладина.

Нэрнир: А это наша вьючная лама Карл. Он добрый, но лучше его не обижать. А ещё он любитель металла. В буквальном смысле. Серьёзно, смотрите, чтобы он вашу булаву не зажевал.

Рудольф — Нэрниру: Кстати, как думаешь, нас ждут опасности на пути в Ильмень? Я вот задумался над тем, что мне может быть необходим лук.

Алик: Арбалет мне по нраву, ещё как! А вместо лука он не подойдёт?

Рудольф: Хороший арбалет денег стоит, а у меня их нет. Ну, почти.

Нэрнир: Думаю, недалеко от леса могут выползать ядовитые гигантские пауки. Так что можно сходить в оружейню и взять тебе там новый лук и стрелы. Тут должна быть.

Нэрнир — Алику: Арбалет это моё оружие, я им не зря учился стрелять, но мой профиль в основном — магия.

Нэрнир создаёт на голове Алика иллюзию зубной феи.

Подходит Чупакамака

Рудольф: Ага, я отлично помню, как ты стрелял…

Нэрнир: Я умею стрелять, ты просто не видел…

Рудольф: Я знаю, что ты умеешь. Ты и во времена наших приключений не то, что бы плохо стрелял. Правда, я никогда не упускал возможности подколоть тебя. (смеется)

Чупакамака хихикает

Нэрнир: Кстати, Рудольф, почему бы тебе не заказать композитный лук у местных ремесленников?

Рудольф: Не знаю… Надо будет спросить.

Нэрнир — Алику: Ну, вроде, вы человек компетентный. Если наша подруга будет согласна, то мы вас возьмём. Хм…

Алик: Спасибо. Я согласен.

Чупакамака: Я не против: нам идти через баронство с разбойниками, через лес с пауками и другими разбойниками. Так что работа, вероятно, найдётся. Однако мы не обговорили расценки. И мы ещё не знаем, сколько будет нам платить Его Величество Пунтарх.

Чупакамака: Кстати, позвольте представиться, Чупакамака!


Курьеры, которые протестуют против поездок в горы, начали скандировать «Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт».

Челогекко-журналистка — протестующему: (восторженно) Вы продаёте зимнюю одежду для гор — означает ли это, что вы считаете покупателей дураками?

Рудольф — Нэрниру: Как говорится, если курьер не пойдет к горе, то курьер пойдет лесом. Народная мудрость. Сам придумал.

Чупакамака: Лишь бы гора не пришла к курьеру. Интересно, тут бывают землетрясения? Извержения? Или хотя бы лавины?


С юга вернулся Элронд. Он сел на плечо Нэрнира и выронил ему на руки почтовый конверт и звенящий мешочек.

Элронд: (на зверином) Король закрылся в помещении без окон, в которое я не смог попасть. Письмо забрал какой-то человек из замка короля, он же и написал ответ.

Нэрнир: Хм, а вот и письмо, с жалованием!

Нэрнир заглядывает в мешочек.

В мешочке лежат 150 дукатов Гусляндии, разделённые на три маленьких мешочка по 50 дукатов в каждом.

Чупакамака: Ну, что там, в письме? Открывай скорее!

Нэрнир открывает письмо.

Принесённое Элрондом письмо гласит:

Aquote1.png

Чупакамака, Нэрнир, Иван,

это советник Норман (тот самый, который просил одного из вас увести из нашего города ламу).

Когда король узнал, что его дочь непонятно где (что даже хуже, чем у дракона), то впал в глубокую депрессию, а её монахини не лечат. Приглашённый зарубежный доктор прописал ему терапию животными, и король уже несколько дней как заперся в конюшнях со своим летающим котёнком и другими редкими зверями, посвящая всё своё свободное время столь необходимой реабилитации.

Я присматриваю за ситуацией в столице (всё нормально), но все торговые переговоры с покупателями из-за моря (на которых король Пунтарх лично рассказывал и показывал гостям, каких волшебных зверей мы можем им предложить) пришлось отложить на неопределённый срок. И у меня прямой приказ короля не доверять такие переговоры непроверенным людям. Если это возможно, то пригласите к нам с дипломатическим визитом королеву Аквареллу — у неё безупречная репутация и она, в отличие от меня, хорошо разбирается в таких сделках.

По поводу юной волшебницы. Пришлите её сюда, ко двору короля (транспортные расходы будут мною компенсированы, но я не могу отправить за ней стражей на территорию баронства). Это очень хорошая идея, но я опасаюсь, что король откажется по разным незначительным соображениям (от общего скептицизма до ощущения неэтичности нового брака в то время, когда ему положено грустить о пропаже дочери). Лучше всего будет, если король увидит леди Ванду и поговорит с ней до того, как я посоветую её в королевы. Если она действительно такая красивая и умная, как вы говорите, то ему будет сложнее отказаться. Передаваемые по наследству магические способности — это тоже большой плюс: сейчас в королевском роду Гусляндии нет прирождённых волшебников (и принцесса Минни, и другие применяющие магию научились этому научно).

Военный союз очень выгоден Гусляндии. Это практически благотворительность в нашу пользу, ведь наши стражи практически всегда заняты и едва ли смогут помогать в военных операциях за рубежом. Половина ловит конокрадов, а вторая половина патрулирует границу с орками. Демон, как говорится, кроется в деталях — боюсь, что империалисты откажутся от своего предложения, если мы не обязуемся поддерживать и наступательные операции, которые они инициируют или хотят инициировать.

Когда Его Величество выздоровеет, то я обсужу с ним кандидатов в регенты. Сам я регентом быть не хочу, потому что на него возможны покушения. Из не имеющих соблазна захватить престол — возможно, регентом согласится быть кто-то из старших монахинь, или кто-то из родственников короля Тибериуса (самому ему эта идея очень не понравится), или даже наёмный управляющий, который будет связан деловым контрактом.

К позиции короля Тибериуса (по союзу) предлагаю отнестись с оптимистичным скептицизмом. Он очень осторожный человек и скован желанием всем угодить, особенно своему парламенту. Но он вполне может согласиться на неофициальную помощь за пределами официальных договоров (на уровне указов, не нуждающихся в одобрении его парламента), и король Пунтарх тоже рассмотрит эти варианты.

В Гусляндии произошло следующее:

к сожалению, мы потеряли Дичайший лес (не преувеличение). Там больше ничего не растёт — вся листва осыпалась, и весь лес заполнен скрюченными и таинственно скрипящими стволами мёртвых деревьев. Почти все звери перекочевали в Северный лес, а одна из стай лесных волков даже переквалифицировались в степных. Небо над верхушкой серых, безжизненных сосен подёрнуто дымкой, а ночью из чащи леса издаются таинственные звуки. Среди фермеров ходят ничем не подтверждённые слухи, что там завелись привидения. По другим слухам, дикие звери по глупости съели архимага Гримфона, а на него было наложено особое «Заклинание мести», которое обрекает виновников его гибели — в данном случае обитателей леса. Король сказал, что не может рисковать талантливыми волшебниками, и объявил Дичайший лес карантинной зоной для всех (не только для охотников, как раньше).

Более-менее хорошая новость — мы раскрыли, как именно контрабандисты провозили к нам товары все последние месяцы. Они продавали не предмет, а записку с координатами и временем. А потом привязывали ящик с предметом к языку кита и выбрасывали этого кита на берег — там и тогда, где кита ожидал покупатель.

О принцессе Минни был ряд странных слухов (фермеры якобы видели её в двух разных местах в Гусляндии), но их не удалось подтвердить.

Согласно внутреннему расследованию в монастыре, в день перед пропажей послушница Мари получила письмо с совой, собрала многие (но не все) личные вещи, попросила другую монахиню присмотреть за ребёнком, после чего вышла из монастыря пешком на запад. Во внутреннем журнале монастыря она указала, что отправилась на внеочередной обход фермы «100 тысяч кроликов», потому что там кто-то заболел. Больше её никто не видел. На этой ферме утверждают, что она туда не приходила. По словам её знакомых, у неё не было недоброжелателей или каких-то причин уйти из монастыря. Её брат также ничего не видел (в день её пропажи он весь день тренировался в магии при множестве свидетелей).

Отец Плутоний на удивление здоров и бодр. Погоду немного лихорадит (он пропустил часть обычных обходов, чтобы поставить какие-то эксперименты над обелисками), но урожаю это пока не помешало.

Один из наших стражей-разведчиков смог обнаружить и разведать лагерь орков. Он подтвердил, что поголовье военных волков существенно увеличилось после их бегства из Дичайшего леса — эти волки примкнули к оркам и, по всей видимости, будут использованы и против нас. Несмотря на ежедневные тренировки и шпионаж за нашими границами, орки пока что не мобилизуются и не готовят наступление — по-видимому, они ждут приказа или подкрепления от своих вождей или шаманов, ну или кто там у них управляет их ордой.

Поскольку король отдыхает, то я не могу разузнать, какую именно оплату он вам обещал. Пока что отправляю 50 дукатов каждому (150 в сумме). Если закончатся или не хватит на планируемые траты, то запросите ещё.

Удачи,
советник Норман.

Aquote2.png

Нэрнир: Ндам…

Чупакамака хватается за голову

Чупакамака: События происходят быстрее, чем мы можем на них реагировать. Или всё-таки можем? Ох… Как это всё переварить? (думает)

Чупакамака В любом случае, думаю, нам нужно продолжить нашу работу, тем более, если советник Пунтарха согласен на военный союз

(достаёт письмо к королю Тибериусу и дописывает):
Aquote1.png

P.S. Только что получили ответ из Гусляндии.

Гусляндия согласна на военный союз. Однако король и его советники не испытывают желания начинать какие-либо войны и беспричинно вторгаться в баронства. Другое дело — справедливый, оборонительные войны и увеличение армии.

Aquote2.png

Нэрнир: Да это важно. Хм… Кстати, а куда денем 50 дукатов для Ивана?

Чупакамака:(ещё дописывает):

Aquote1.png

P.P.S. Король Пунтарх и советник Норман просят, если это возможно, пригласить в Гусляндию Её Величество Аквареллу для консультации по вопросам важных международных торговых сделок

Aquote2.png

Чупакамака: Почему ты не спросишь, что мы будем делать с пропажей Ивана? Целый принц пропал. К тому же наш товарищ… Будем искать его. Если ему, подобно принцессе Минни, надоело быть принцем и он решил сбежать и путешествовать как частное лицо, то возьмём эти деньги себе. А если с ним беда, его надо выручать. Хоть бы записку какую-нибудь оставил, прежде чем вот так исчезать… Как бы это не беда какая случилась…

Нэрнир: Кстати, Акварелла же сейчас в храме бога торговли, так что придётся приглашать её лично.

Чупакамака: Акварелле её муж может написать письмо или как-то ещё с ней связаться: рыцарей с депешей послать, например. Если он попросит нас это сделать, сделаем.

Нэрнир: Он сказал, что письмо туда нельзя послать. Он попросил туда зайти и проведать её. Если ты не забыла.

Чупакамака: Прямо сейчас пойти? Давай пойдём отправим королю Тибериусу письмо с дополнениями и получим ответ. Там и решим, когда и куда идти.

Нэрнир: Не прямо сейчас. Но вообще храм стоит на границе между Шоколоадными горами и землями челогекко. Вот.

Чупакамака: А дукаты Ивана давай отложим на чёрный день. Если найдём его и он останется с нами — отдадим, если он не с нами, возьмём их себе. Деньги нам сейчас очень нужны: вон нас сколько, а если мы ещё охранника наймём, ему ещё надо будет платить… Согласен?

Нэрнир: Хорошо.

Чупакамака: Я помню, король Тибериус поминал королеву Аквареллу на аудиенции: в таких вопросах лучше разбирается королева, королева могла бы посоветовать… и т. д. Её присутствие здесь важно для наших переговоров. Видимо, действительно выдающаяся личность, раз столько королей на её мнение полагается.

Нэрнир: Она по торговым делам мастер, если судить по его словам.

Чупакамака: Угу… (смотрит письмо) Чуяло моё сердце, что надо идти в Дичайший лес… Интересно, что с нашим другом Хроносом? Может быть, написать ему, спросить, жив ли он и что там, в лесу, происходило?

Нэрнир: Можно написать, но он вероятно пошёл за зверьми.

Чупакамака: К оркам? Ещё лучше: расскажет, что было в лесу раньше и что происходит у орков сейчас! А может, он и Офицера видел?

Нэрнир: Напишем, напишем. Правда у него очень неудобная манера письма. С этими тчк-ами и так далее.

Чупакамака: Вообще, история с лесом показывает, что нельзя абсолютно всё брать на себя: мы не можем разорваться на десять частей, и даже на 2-3 части не можем, и быть в трёх местах сразу. Я считаю, что к Леди Ванде и в Монастырь Торговли можно спокойно послать не нас, а рыцарей. Тем более, им же ещё Её Величество и леди Ванду сопровождать в дороге придётся.

Чупакамака: А в Возвышенный район можно Алика отправить, если мы его наймём. Хотя мы можем и вместе сходить, пока ждём ответа от Тибериуса. А Ванде написать письмо: если это богатая семья, они смогут нанять рыцаря для путешествия леди Ванды в Гусляндию.

Нэрнир: В целом, когда пойдём к гномам или челогекко, то можно зайти в храм.

Чупакамака: А если королева нужна срочно?

Нэрнир: Не уверен пока в этом, но вроде как король отнёс это к делам «с которыми неудобно обращаться к рыцарям».

Чупакамака: Неудобно идти в три места сразу. Одна нога тут, другая — там, голова — сям…


Из гостевого дома, потягиваясь и зевая, вышли полурослики. Вскоре появился и Малин. Они гуляют по Культурному переулку и смотрят за происходящим на ярмарке.

Чупакамака: Смотри, Малин вышел… Может быть, покажем ему, что Пунтарх пишет про Лес, Гримфона и орков?

Нэрнир: Драко привет! Айда сюда, у нас новости! Из Гусляндии!

Малин: (подходит) Лишь бы не новое нападение орков…

Нэрнир: Вот, читай.

Малин: (читает) Я уверен, что Гримфон в порядке. Он бы никогда не позволил обычному зверю себя съесть…

Малин: (читает) У орков стало больше волков… Это очень плохо. Надо что-то делать… (заметно нервничает)

Чупакамака: А что они могут сделать с помощью волков?

Нэрнир: Устраивать набеги.

Чупакамака: Малин?

Малин: Нэрнир прав, использование волков при набеге — обычная тактика устрашения у орков.

Чупакамака: Как они это делают?

Малин: Морят волков голодом несколько дней, а потом выпускают их у атакуемого города.

Чупакамака: Нда… Однако, если Хронос там, он не позволит морить волков голодом. И тогда… конфликт с орками? попытка переманить волков на свою сторону? Хм…

Нэрнир: А почему ты так считаешь? Разве они волков не кормят? Или как?

Малин: Орки очень жестоки. Если они могут сделать так, чтобы волки ели людей — то сделают.

Нэрнир: Я слышал, иногда орки ездят на них.

Малин: (мрачно) По головам пленных и раненых.

Чупакамака: Значит, при нападении орков надо обороняться мясом?

Малин: (серьёзно) Это известная тактика из учебников. Когда враги используют хищных зверей — закидать их овцами из катапульты. Все звери будут заняты едой, а не войной.

Чупакамака: Тогда Гусляндия может отразить атаку волками, надо только возле каждого города устроить пастбище и поместить туда бесхозных овец.

Малин: (задумчиво) Минусом этой тактики является то, что волки бывают оборотнями. Перекусанное оборотнем стадо овец превращается в стадо оборотней…

Чупакамака: Ох…

Нэрнир: Ясно…

Чупакамака: (задумчиво) Интересно, Мари отправилась в сторону фермы, потому что неподалёку развилка дорог на Рюрика и на Фридриха, то есть поехала спасать семью, или её заманили туда и похитили? Или она вообще не на ферму отправилась… Хотя, наверное, она понимала, что уходит надолго…

Малин: (задумчиво) Эта ферма не так далеко от замка дракона… Совпадение?

Нэрнир: В чём совпадение?

Малин: Там часто пропадают родственницы короля.

Нэрнир: Не забывай, что дракон их не ест.

Малин: Да. Они сами к нему ездят…

Чупакамака: Ты думаешь, Мари скрывается в замке Дракона? Как Минни до этого?

Малин: Нет. Просто дежавю от того, что она направлялась куда-то рядом с замком. Минни взяла коня на прогулку, уехала в ту же сторону и тоже не вернулась…

Нэрнир: Послать заодно письмо для Дракона Гру?

Чупакамака: Так он нам и ответил… С чего бы ему выдавать своих гостей, особенно тем, кто этих гостей атакует?

Нэрнир: Он же нам потом написал.

Чупакамака: Ладно. Давай тогда сходим сейчас к Церемониймейстеру, отправим письмо Тибериусу, заодно посмотрим, что там гремлины на рыночной площади вытворяют. А потом напишем Гру, а потом Хроносу.

Нэрнир: Давай.

Малин: Я с вами. Полурослики присмотрят за ламой и паролётом.

Чупакамака: (тихо) Или Карл присмотрит за ними.

Герои и Малин уходят в административный район.

Локация: Административный район, столица Норланда[править]

Приключенцы и Малин подходят к зданию административного комплекса. Из нововведений — тот рупор, в который положено кричать число «Десять», отныне щедро намазан горчицей, чтобы его не жевали животные. Поблизости нет признаков присутствия гремлинов.


Чупакамака: Хех. Неужели Карл и на рупор покушался? Надо всё-таки купить ему какой-нибудь еды.

Малин: В оружейной мастерской было много необычных изделий из металла. Может, попросить мастеровых выковать Карлу металлические баранки для жевания, которые можно повесить ему на шею, как ожерелье?

Чупакамака: Идея!

Чупакамака: Ну, что: кричим «Десять» или сразу в двенадцатую дверь стучатся будем?

Нэрнир: Сразу к церемониймейстеру.

Чупакамака стучит в дверь № 12.

Из двери № 12 выглядывает добрая бабушка в очках.

Сотрудница офиса № 12: Служба социальных работников и социальных работниц. (осматривает Нэрнира) Такой тощий, наверняка очень голодный! Накормить тебя горячей пастой, внучок?

Нэрнир: А мы к церемониймейстру.

Сотрудница офиса № 12: Офис № 10. (кивает на дверь неподалёку)

Чупакамака: Спасибо. (стучится в дверь № 10)

Из офиса № 10 никто не отвечает, но оттуда доносится хруст еды, мурчание кота и птичье пение.

Нэрнир: Покричи в рупор.

Чупакамака: (выходит на улицу и берёт рупор) Десять!!!

Рупор не работает. Громкость крика не усилена.

Нэрнир (кричит): Ну, что там?

Дверь кабинета № 10 немного покачивается от сквозняка в коридоре. Похоже, что она не заперта.

Нэрнир открывает дверь.

Локация: Офис церемониймейстера, Административный район, столица Норланда[править]

Нэрнир заглядывает в офис № 10.

Церемониймейстер находится в халате. Его голые ступни лежат в тазике с горячей водой, рядом стоят мягкие заячьи тапочки с помпончиком. Он попивает превосходный дорогущий чай, закусывает хрустящим жареным картофелем и полусонно смотрит утреннюю передачу «Жизнь рыб» по стоящему в комнате ящику с водой и рыбами (так называемому «аквариуму»). Его правая рука лежит на коте, а в левое ухо ему поёт попугайчик-корелла. На глазах у него солнцезащитные очки, а в правом ухе (обращённом к окну) — вата.

Церемониймейстер: (широко открывает глаза) Ааа! Прямое вторжение любопытных во время работы! Как бесцеремонно!

Нэрнир зовёт Чупакамаку.

Чупакамака входит.

Чупакамака: Добрый день!

Нэрнир: У нас к вам дело.

Церемониймейстер обувается, убирает солнцезащитные очки, вату, попугая и пытается убрать кота (кот возражает).

Нэрнир: Нам нужно отправить письмо напрямую королю.

Церемониймейстер: Защищённая корреспонденция государственной важности — первому лицу? Да, я компетентен совершить такую транзакцию.

Чупакамака: Вот и славно. Вот письмо. (передаёт письмо Церемониймейстеру)

Церемониймейстер использует Свиток идентификации на письме, проверяя его на опасности.
Церемониймейстер пакует письмо в особую герметично-бронированную упаковку.
Церемониймейстер подписывает упаковку и бросает письмо в чёрный ящик с надписью «Совершенно секретно».

Церемониймейстер: Имеющий доступ к государственной тайне курьер заберёт это письмо в ближайшие шесть часов.

Чупакамака: Спасибо.

Нэрнир: Благодарю.

Церемониймейстер: Теперь соизвольте удалиться. (сажает попугая обратно на ухо, достаёт солнцезащитные очки, кота, жареный картофель и усаживается обратно в уютное кресло)

Чупакамака: Вы очень любезны.

Нэрнир выходит на улицу.

Чупакамака выходит на улицу.

Чупакамака: Давай на колёса посмотрим?

Нэрнир: Да, неплохо бы.

Герои идут на рынок — проверить, что там у гремлинов.

Локация: Рынок, столица Норланда[править]

На рынке происходит облава на гремлинов — бегающие по площади волонтёры ищут и ловят гремлинов и сажают их в большую крепкую клетку (поймано уже 6). Один из волонтёров спорит с клоуном из цирка — клоун поймал гремлина в банку и не хочет отдавать его в клетку, а хочет использовать его в цирковых представлениях.

Поломанные/сгоревшие колёса возле озера пропали. Осталось только шесть хорошо работающих, не взрывающихся и даже не дымящих колёс. Гремлина-капитана и пожилого гремлина внутри нет (по-видимому, они прячутся от облавы).

На одном из прилавков объявлена распродажа зимней одежды — 8 лир за комплект «куртка, шапка и перчатки» (вся эта одежда — бывшая в употреблении: перчатки изрядно протёрты, а на куртках есть следы укусов животных).

Путешественники прибыли из Административного района.


Чупакамака — волонтёрам: Что тут происходит? Куда вы их?

Волонтёр: Поступила анонимная жалоба, что эти гремлины мешают проходу граждан.

Чупакамака: Ффф… А куда вы их отправите?

Волонтёр: Не знаю. Возможно, в зоопарк. Или выпустим далеко в лесу, где нечего ломать. Возможно, отправим их обратно гномам, в горы — гномы их сюда наверняка и завезли, сами пусть и разбираются.

Чупакамака: В зоопарк не годится: они разумные. Вы знаете, среди них есть говорящие по-человечески. Эти говорящие говорят, что они живут в механизмах. Что если мы поможем вам разместить их в лесу? Надо только устроить им простенькие механизмы: вот такие колёса, всякие качели, крутилки…

Рудольф: Далеко в лесу… Ну, туда им всем и дорога.

Волонтёр: Можете забрать их на утилизацию, в лес, в степь, в горы, за океан или в любое другое отдалённое место… Моя забота — чтобы они не связывали шнурки прохожим в городе.

Волонтёр: В любом случае, мы ещё не всех поймали. И желающие взять их как домашнее животное (неодобрительно посмотрел на клоуна) не упрощают задачу.

Чупакамака: Они не животные! Да, в лесу и им, и нам будет лучше. Мы можем построить механизмы для них. Взрывы они устраивают потому, что не умеют жить в нашем мире. В их мире от взрывов получались новые механизмы. А в нашем не получаются. Мы объяснили это нескольким говорящим гремлинам, и они тихо устроились в колёсах и обещали объяснить остальным, что здесь взрывы не работают. Их нужно научить жить в этом мире. В лесу они не будут мешать проходу граждан.

Волонтёр: В лесу они могут мешать проходу волков на водопой. Но поскольку волки не являются гражданами, то принцип «доброкачественной халатности» предписывает мне не беспокоиться об этом.

Чупакамака — героям: Ну, что: доставим гремлинов в лес?

Нэрнир: Мы?

Чупакамака: Если не мы, то кто? Если нам не выделят транспорт, погрузим клетку на Карла и сходим до леса.

Нэрнир: Их могут съесть там звери.

Малин: А давайте погрузим их в подарочную посылку и отправим их совой в подарок оркам. Может, гремлины чего-нибудь сломают в их лагере.

Чупакамака: А давайте пошлём оркам посылку с разведчиком-некромантом?

Чупакамака: впадает в поэтическое настроение

Проходу граждан и прогулу лам
Мешает горстка гремлинов. Дойстойно ль 
Несчатье это океана слёз? 
Иль надо оказать сопротивленье
Ударам злой судьбы и разместить
Существ докучливых подалее от граждан?
В лесу дремучем гражданам не будут
Они мешать. Трусливые косули
И злые волки разбегутся прочь,
К иным полянам, к зарослям иным.
А гремлины построят механизмы,
Затем взорвут и заново отстроят.
Так вертится сансары колесо,
Проходит слава мировая лесом...

Волонтёр: Некромантом?

Чупакамака: Ну, да. Взять в офисе инквизиции и отправить к оркам. Можно ещё всяких убийц туда ссылать. В спецконтейнерах.

Волонтёр: Ссылать проблемных граждан к орками… Хорошая идея! Впрочем, в Норланде нет убийц, а в офисе инквизиции не хранятся некроманты (не считая того короля-лича, которого они вморозили в кристалл и выставили в Возвышенном районе).

Нэрнир: Короля-лича?

Волонтёр: Это был какой-то злой маг древности. Инквизиция его поймала очень много лет назад, но зачем-то не сожгла, а вморозила его тело в магический лёд. Оно выставлено как музейный экспонат.

Нэрнир: А ещё объявить орков некромантами и демонами и прислать им туда инквизиторов.

Малин: Самая лучшая идея. Две проблемы будут бороться друг с другом.

Чупакамака: Если без шуток. Давайте мы поможем с доставкой их в лес? Только в цирк и зоопарк не отдавайте.

Волонтёр: Мы примем такую помощь.

Волонтёр: В цирк мы их и так не отдаём. Этот клоун поймал зверька самостоятельно.

Чупакамака: (рассматривает гремлина в руках у клоуна) Вы говорить по-человечески умеете?

Клоун: Нет. Не умею.

Чупакамака: (грустно) Вижу. (Гремлину, заглядывая в банку) А вы?

Гремлин безмолвствует, грустно царапая внутреннюю стенку банки (очень толстую и, возможно, звукоизолирующую).

Чупакамака — клоуну: Гремлины разумные. Их нельзя держать в цирке, как зверюшек. А ещё они могут там всё взорвать.

Клоун: Я на это рассчитываю. Я хочу поселить его в зеркалах — и он их поломает так, что они будут показывать отражение неправильно. Это будет очень забавно. И ему будет приятно, что что-то смог поломать.

Чупакамака: Можно сразу сделать кривое зеркало. А вдруг он всё разнесёт на мелкие осколочки, в которых уже ничего не увидишь. Ещё и наступит на битое кто-нибудь.

Клоун: Тоже будет смешно. (улыбается) Хочешь узнать, откуда у меня эти шрамы?

Чупакамака: Да. Откуда?

Клоун: Когда я был маленьким и прибился к цирку, а наш цирк выступал не в Аларконде (и не должен был бояться инквизиции), мой сенсей-фокусник шутки ради открыл портал и отправил меня в параллельный мир, в котором животные разумные, а люди нет, большие животные очень маленькие, а маленькие большие. Я выступал в параллельном цирке с весёлым трюком — открывал свою пасть, и туда засовывал голову цирковой лев. Зрители хлопали храбрости льва — ведь я мог в любой момент перекусить его шею. (до неприличного довольно захихикал) Однажды я чихнул, и неопытный лев подумал, что я сейчас его съем, и стал царапаться и сделал всё это с моим лицом… Думаете, красные пятна — это краска? Нет, натуральный продукт! Смеху-то было! (смеётся)

Чупакамака: Ну, ты и кло… В смысле, ты настоящий клоун. Но их смех какой-то жестокий. Троглодитский юмор.

Клоун: (совершенно серьёзным голосом) Ни над чем так искренне и радостно не смеются, как над страданиями других людей. (ударился в хихиканье)

Чупакамака: Ну, да… А разве порталы не запрещены? Кстати, сами гремлины говорят, что используют порталы в своём мире. А в наш переносятся, когда кто-то тут делает какой-нибудь механизм, особенно новый. Небось с их стороны проблема: доигрались с порталами и теперь их поневоле переносит.

Клоун: В Хормеле не были запрещены. Возможно, что запрещены сейчас, давно там не был.

Клоун: Ещё хорошая причина держать гремлинов при цирке — если инквизиция придёт по мою душу, то можно отдать им гремлина. Им всё равно, на ком делать статистику следственных действий…

Чупакамака задумчиво чешет в затылке.

Клоун: Инквизиторы — такие скучные зрители! Не так-то и сильно я их разыграл, по крайней мере в последний раз…

Клоун: Я всего-то прислал им пустую коробку с прикрученной гномской кнопкой и надписью «Нажатие на эту кнопку откроет портал, через который демоны завоюют Лепронд». С письмом о том, что в Лепронд тоже прислали такую же коробку, которая вызовет вторжение демонов в Аларконд. И что сработает только та коробка, на которую нажмут первой. А если ни на одну коробку не нажмут в течение трёх часов, то откроются оба портала и демоны завоюют весь мир.

Клоун: Заметьте, что через три часа ничего не открылось (коробка была совершенно пустой), но инквизиторы всё равно были в бешенстве. Им надо чаще улыбаться, как я. (улыбается)


Алик: А в военных целях гремлинов никак нельзя использовать?

Чупакамака: Если сумеем с ними договориться. Они же разумные!

Нэрнир: Кстати, почему бы нам не обсудить условия найма?

Чупакамака: М… Ну, давайте обсудим, пока они гремлинов ловят. (Алику) На каких условиях вы хотите работать? И почему выбрали именно нас? Мы, вообще говоря, очень странная компания…

Алик: Оплата помесячная. 100 лир в месяц, думаю, устроит. Мне, собственно, всё равно, с кем работать.

Чупакамака: Жаль. У нас столько лир в запасе нет. Вам бы к королю наняться. Или к империалистам. Они хотят воевать и им нужны опытные военные, может быть, у генерала Наполеона Королёва найдётся такая сумма. А у нас — увы.

Чупакамака внимательно обозревает окрестности: не найдётся ли старый знакомый пожилой гремлин.

Пожилой гремлин поблизости не обнаружен. Его нет в клетке с пойманными. По-видимому, он хорошо спрятался или не находится на рынке вовсе.

Чупакамака вздыхает

Алик: А сколько есть? И какие цены в этом королевстве вообще на продукты и прочее?

Нэрнир: Скажу так: кило гречки стоит 5 децилир.

Малин: То есть на 100 лир можно было бы купить 200 килограммов гречки. При том что 150 граммами на обед можно довольно сытно объесться.

Чупакамака: Ну, да… Реально мы могли бы выплачивать по 10 лир при полугодовом контракте или по 20 при трёхмесячном. То есть на порядок меньше, чем вы просите. Боюсь, что 100 лир в месяц может платить только король.

Алик: Ну коль так, можно и 10 лир в месяц, если такие цены. Остальными вещами воин себя обеспечить может.

Чупакамака: Отлично. А как вы относитесь к путешествиям? Нам придётся ходить из страны в страну, где-то оставаться надолго, а какие-то проходить, не задерживаясь дольше, чем на ночь. Какое-то время мы пробудем тут.

Алик: Я и так хожу из страны в страну. Не привыкать.

Чупакамака: Ну, хорошо. (героям) Ну, как берём охранника?

Нэрнир: Согласен.

Малин: Я не посол, но я тоже думаю, что это хорошая идея. Среди нас слишком много магов, и для баланса нужен кто-то, кто хорошо обращается с оружием.

Чупакамака: Можно разместить его в номере Ивана, всё равно Иван где-то бродит. (на зверином) И зарплату из 50 дукатов Ивана выплачивать.

Чупакамака: Ну, что, будем составлять какую-нибудь бумагу или достаточно устной договорённости?

Нэрнир: Давайте пока по устной, нам же тратиться на бумаги.

Чупакамака: Это решать Алику.


Чупакамака: Я бы поменяла валюту и купила зимний костюм. Теперь у нас есть средства на это. Может, ещё риса купить и мяса на ужин? Сделаем и плов, и бульон. А вообще, пора составлять письма Гру, Хроносу, Ванде… Или это уже дома сделаем? Можно писать, пока ждём волонтёров, чтобы время зря не тратить. Давайте, пока ждём, тоже займёмся делом…

Волонтёры продолжают ловить гремлинов. В клетке их уже восемь.

Нэрнир: Давайте сперва валюты поменяем.

Чупакамака: Ну, меняй. Я тогда тут подожду, чтобы не увезли гремлинов без нас. Или ты попиши и подожди, а я обменяю и посмотрю вон те костюмы.

Нэрнир ищет обменщика.

На рынке присутствует меняла.

Чупакамака: (себе под нос) Только бы костюмы не раскупили…


Нэрнир подходит к меняле.

Меняла: (негромко, в сторону проходящих мимо) Обмен без скрытых комиссий! Любая валюта на другую, кроме фальшивой и крышечек от бутылок!

Нэрнир: Какой курс дуката и лиры?

Меняла: Продаю 1 гусляндский дукат за 1.38 лир Норланда, покупаю за 1.28 лир.

Нэрнир: Обменяйте 25 дукатов на лиры.

Меняла: (забирает 25 дукатов у Нэрнира) Вот ваши 32 лиры. (передаёт)

Нэрнир забирает лиры и идёт к остальным.


Чупакамака: (заглядывает в клетку к гремлинам) Тут кто-нибудь говорит по-местному? Чем вам помочь?

Гремлины: Открой клетку и отвлеки тюремщика. Остальное мы сделаем сами. (перехихикиваются на непонятном языке)

Чупакамака: Хм… А почему бы вам не переехать в лес? Или в снежные горы? Там вас никто ловить не будет, а вы можете экспериментировать с машинами, сколько хотите.

Чупакамака: Кстати, вы знаете, что в этом мире, если устроить взрыв, то механизм просто разлетится на кусочки и никакой новый механизм не появится. Чтобы получить новый, надо самим делать детали, собирать машину…

Гремлин: Ваш мир очень примитивен. Стоит ли удивляться, что нам не понравилось, когда нас сюда перенесли?

Гремлин: Находиться здесь, а не в лесу, принципиально важно — только здесь мы можем мстить за то, что нас похитили.

Чупакамака: Никто не думал вас похищать! Мы просто делаем свои дела. Делаем детали, собираем машины. Для себя! И никаких гостей не ждём! А потом неожиданно появляетесь вы. Вы, наверное, со своими порталами доигрались… Или что-то ещё сработало. Но мы тут ни при чём.

Гремлин: Вы собираете, мы ломаем. Почти одно и то же. Не вижу превосходства вашей моральной позиции над нашей.

Чупакамака: Вы нам не нужны, понимаете? Мы вас не звали. Мы не знаем, что вас переносит сюда!

Гремлин: Смелое заявление про нашу ненужность — от тех, кто только что поймал нас в клетку.

Чупакамака: Поймали потому, что вы ломали наши машины и нападали на прохожих! Чтобы увезти подальше. Если бы вы не нападали на нас, никто бы вас не ловил!

Гремлин: Да, мы действительно ломали ваши машины и огорчали ваших прохожих. Такова жизнь.

Чупакамака: Мы можем договориться. Вы перестаёте нападать на нас и ломать наши машины. Мы вас не ловим и не трогаем. Можем даже вместе подумать, как вам вернуться в ваш мир. У нас есть специалисты.

Чупакамака: Драко! Можешь подойти сюда?

Гремлин: Правда есть? Откройте портал в наш мир, и мы с удовольствием эвакуируемся и не будем ничего ломать.

Подходит Малин.

Малин: Что случилось?

Чупакамака: Вот послушай. Гремлины в своём мире используют порталы, я даже слышала, что они в них ездят на работу. В наш мир они попадают поневоле. Но и мы ведь их сюда не вызываем. Например, вчера мы просто купили ткань, сшили купол, подвесили корзину, поставили в неё ёмкость с углями и водой — получился паролёт. Но когда мы спускали его с высоты, там сидели гремлины… Вопрос: как это случилось? И главный вопрос: как их отправить в их мир?

Малин: Возможно, гремлинов в новые машины подсаживают луддиты? Это такие волшебники, которые выступают против технического прогресса — они думают, что из-за новых машин рабочие маги останутся без работы.

Чупакамака: Наш паролёт был под защитным куполом и в нём никого не было. Потом он упёрся в потолок купола, а мы хотели, чтоб он улетел выше. Тогда я сняла купол. Паролёт улетел ещё выше. Когда Нэрнир поднялся, чтобы потушить подогреватель воды, там были гремлины. Какие луддиты в небе? Боюсь, что про порталы это правда…

Малин: Если злонамеренный волшебник использует портальную магию, то он может открыть портал и под куполом — находясь за его пределами. Ещё ему понадобится мастерское знание сенсорной магии — чтобы следить за тем, где именно изобретают механизмы… Это довольно сложно (и магия порталов незаконна), но я не исключаю существование таких злоумышленников.

Чупакамака: Это ужасно. И этим тогда должна заняться инквизиция. Это было бы очень важное и полезное дело! Лучше, чем детей, рисующих пентаграммы, пугать. А может, это сами гремлины доигрались с порталами, в их мире они не запрещены.

Чупакамака: В любом случае, если гремлины из другого мира, они должны разрешить открыть портал. И только они могут это разрешить.

Чупакамака — гремлинам: Мы поговорим с людьми, которые могут разрешить открыть портал. Но их уговорить сложно. Может быть, при личной встрече вы их убедите.

Гремлин: Хорошо. Если разрешат, то обещаю не связывать им шнурки!

Малин: Положительное решение возможно — инквизиция иногда делает исключения. Например, однажды она не уничтожила злого мага, а заморозила его заклинанием — потому что было какое-то пророчество, что в будущем этот маг понадобится силам добра…

Малин: Конечно же, я не в том положении, чтобы вести переговоры с инквизицией или заходить к ним в офис. Но они выслушивают обращения обычных граждан.

Чупакамака: Вести переговоры будем мы с Нэрниром. Всё равно собирались в их офис из-за кое-чьей сестры.

Чупакамака пересказывает одному из волонтёров разговор с гремлинами.

Волонтёр: Экие они наглые. А мы ведь их сперва даже не ловили — принцип «доброкачественной халатности» говорит махать рукой на странных существ, бегающих по рынку, пока они не наносят никакого вреда… А они связывают шнурки, и им даже не стыдно. Да…

Волонтёр: В общем, если вам нужна клетка с этими гремлинами, то вы можете её забрать — главное не выпускайте их на населённых территориях.

В клетке набралось 9 гремлинов. Волонтёры уже некоторое время как перестали находить новых гремлинов и постепенно сворачивают облаву. Гремлин-капитан и пожилой гремлин остались непойманными.

Чупакамака: Спасибо.

Чупакамака: Надо подумать, как лучше: везти их в офис или вести инквизиторов сюда. Во втором случае, надо выходить как можно скорее и кто-то должен будет посторожить.

Волонтёр: Очень желательно не приводить сюда инквизиторов. Они нервируют продавцов и горожан.

Чупакамака: Хорошо.


Нэрнир пишет:

Aquote1.png

Добрый день, господин Гру! Пишут вам приключенцы-журналисты. Хотели бы узнать, как у вас дела? Как дела у Джона? Происходило ли что-нибудь необычное? Приходили к вам новые гости? Как ваше подземелье?

Aquote2.png
— С уважением, Нэрнир и Чупакамака

Чупакамака: Стой! У нас же куча запросов от доспехов! Помнишь? В прошлый раз мы забыли про них. Давай сейчас в письме опишем, что они просили!

Нэрнир: Ух, напомни мне, что они просили, я забыл.

Чупакамака: Вот же список:

Разбитый доспех: починить разбитый живой доспех или вселить его дух в новый доспех	
Кавалерийский доспех: покатать кавалерийский доспех на слоне		
Невидимый доспех: популяризовать невидимый доспех		
Антимагический доспех: подарить антимагический доспех тому, кто ненавидит магов	
Детский доспех: подарить детский доспех воину, у которого есть сын		
Накачанный доспех: надеть накачанный доспех и собрать 10 филейных частей медведя или 30 диких кабанчиков		
Очень тощий доспех: установить в обтекаемый доспех скрытую фоторисовальную машину	

Малин: (заглядывает в список) Без последнего, думаю, обойдутся.

Нэрнир дописывает:

Aquote1.png

Также хотим передать просьбы от доспехов:

Разбитый доспех: починить разбитый живой доспех или вселить его дух в новый доспех
Кавалерийский доспех: покатать кавалерийский доспех на слоне
Невидимый доспех: популяризовать невидимый доспех
Антимагический доспех: подарить антимагический доспех тому, кто ненавидит магов
Детский доспех: подарить детский доспех воину, у которого есть сын
Накачанный доспех: надеть накачанный доспех и собрать 10 филейных частей медведя или 30 диких кабанчиков
Aquote2.png

Чупакамака: Нормально. Можно отправить наверное… Может быть, спросить прямо про Мари, раз она на соседней ферме пропала?

Нэрнир дописывает:

Aquote1.png

Слышали ли вы что-нибудь о пропавшей послушнице по имени Мари?

Aquote2.png

Чупакамака: А за что тощий доспех обидели?

Нэрнир дописывает просьбу тощего доспеха.

Нэрнир: Чупакамака, мне за всех купить одежду?

Чупакамака: Каждый покупает себе. Надо же мерить! Полурослики только если захотят идти в Возвышенный район. Нам-то туда надо, а им необязательно. А там и лето наступит. Но если захотят, придётся скинуться… Ох, только у нас маловато тогда останется.

Нэрнир: Ладно, им можно и из шерсти Карла свалять, они небольшие.

Нэрнир ходит на распродаже зимней одежды и ищет себе одежду под свой размер.

Чупакамака задумчиво смотрит Нэрниру вслед…


На распродаже есть взрослая одежда многих размеров (включая подходящую Нэрниру), а также «Свиток усадки штанов» (2 лиры штука), который (согласно вывеске) способен необратимо превращать слишком большую одежду (любую — куртку, перчатки, свитер и так далее) в одежду меньшего размера.

Нэрнир смотрит, какие есть шапки, перчатки, тёплая верхняя одежда.

Имеются обычные шапки, шапки-ушанки, похожие на шлем шапки со стеклянным экраном спереди (выглядят довольно глупо, но отлично закрывают лицо от ветра), детские шапки в форме лягушки, медведя, кота, обычная шапка с заячьими ушами и шапка с остроконечными ушами, шапка с прорезами для длинных ушей, а также шапочка для плавания в проруби.
Имеются толстые и тёплые вязаные варежки, более тонкие зимние перчатки (для игры в снежки и лепки снеговиков), тоже из ткани, и совсем тонкие кожаные перчатки.
Имеется лёгкая зимняя куртка без капюшона (достаточно тёплая для −10 °C), толстенная-претолстенная куртка с капюшоном (потенциально сковывающая движения, но защищающая от серьёзного мороза), и также спортивная куртка, вполне пригодная лишь для короткой пробежки на морозе, но достаточно тёплая при температуре +5 °C и выше.
Имеются лыжи (4 лиры пара, включая сами лыжи и палки к ним) и коньки (2 лиры штука), а также зимние ботинки (2 лиры штука).

Нэрнир: А сколько стоят шапки с прорезами? А в острые уши шапки с острыми ушами можно засовывать уши? А сколько стоит лёгкая зимняя куртка и варежки? Перчатки?

Все шапки (включая шапку с прорезами) участвуют в акции «комплект куртка+шапка+перчатки за 8 лир». Кроме того, шапка может быть куплена отдельно — за 2 лиры, куртка — за 5 лир, а варежки — за 2 лиры (9 лир за весь костюм, если покупать предметы по отдельности).
Острые уши на шапке являются декоративными (прикреплены к такой шапке сверху), внутри такой шапки нет дополнительного пространства для ушей.

Нэрнир покупает шапку с прорезями, зимние ботинки, зимнюю куртку без капюшона, варежки.

Нэрнир купил комплект зимней одежды (включая ботинки) за 10 лир.


Чупакамака: Ну, как: купил одежду?

Нэрнир показывает купленное.

Нэрнир: Купил, купил.

Чупакамака: Здорово!

Чупакамака: Ну, что. Надо бы нам, не откладывая, сходить в офис Инквизиции. Не держать же их в клетке. Вопрос только, сможем ли мы её дотащить, или мне сбегать за Карлом.

Нэрнир: Надо бы. Интересно, они как-нибудь отреагируют на Карла? Вообще, неплохо бы обезопасить себя от их паранойи.

Малин: Если у них не возникнет паранойи, то они решат, что это подозрительно.

Нэрнир: Интересно, а может ли у инквизитора возникнуть паранойя насчёт себя и он сам себя приговорит к сожжению?

Чупакамака: Думаю, они знают про Карла. Моя паранойя говорит, что они Карлу могут не понравиться. Давайте попробуем поднять клетку? И куда делись Алик с Рудольфом? Вчетвером бы мы дотащили, а вдвоём… не знаю. Давайте попробуем.

Нэрнир: Сейчас попробую облегчить задачу.

Нэрнир создаёт ледяную тележку, способную выдержать клетку с гремлинами.

Чупакамака: А не холодно будет её везти?

Нэрнир: У меня есть варежки.

Малин проверяет клетку на тяжёлость.

Малин: Килограмм 10-15. Эти гремлины очень лёгкие.

С силой 5 Чупакамака может некоторое время нести клетку самостоятельно, но вскоре устанет. С силой 3 Нэрнир может привязать к клетке верёвку и волочить её по земле.

Чупакамака: Хм… Может, задержаться немного? Я себе тоже куплю костюм и покатим вместе.

Нэрнир: Покупай, у нас достаточно времени.

Чупакамака: Жалко их это недолгое время клетке держать! Ладно, сейчас куплю. Только ты не отлучайся, пожалуйста! (шёпотом) Может, сделаешь пока я хожу, какую-нибудь защиту, чтобы они всё не взорвали?

Чупакамака — гремлинам: Я сейчас вернусь. А потом мы отвезём вас к людям, которые отвечают за порталы.

Гремлин: Это хорошо, что они ответят за порталы.

Нэрнир кивает и создаёт вокруг клетки защитный купол.

Луна Цедрейтер: Ещё можно отправить Элронда к Гру

Нэрнир (на зверином): Элронд, отнесёшь письмо Дракону Гру?

Элронд: (на зверином) Отнесу. Не съест же он меня.

Элронд берёт письмо и улетает.

Нэрнир смотрит, что происходит на рынке.

Из оружейной мастерской выходит человек в спортивном костюме с битой, радостно помахивая оной. На площади появится посол Огурцов — он с подозрением рассматривает клетку с гремлинами и всё ещё присматривающего за ней волонтёра. Волонтёры прекратили облаву и разошлись в разные стороны пешком (а некоторые разъехались на 300-килограммовых свиньях). Один покупатель купил 300-килограммовую свинью, но не может её увезти, потому что она с громким храпом спит и отказывается просыпаться.

Нэрнир смотрит, на рынке ли Рудольф.

Рудольф куда-то подевался.

Чупакамака ищет менялу, чтобы обменять дукаты на лиры

Меняла: (гуляет по рынку) Обмен коллекционных монет… обычных монет… отмывание грязных монет… Хорошие курсы…

Чупакамака: Каков у вас курс лиры к гусляндскому дукату?

Меняла: Курс на сегодня — покупаю гусляндский дукат за 1.28 лир Норланда, продаю за 1.38 лир.

Чупакамака: Пожалуйста, обменяйте мне 15 дукатов. (протягивает дукаты Меняле)

Меняла: (берёт 15 дукатов) Вот ваши 19 лир и 2 децилиры.

Чупакамака: Спасибо. А что вы скажете насчёт вот таких монет? (показывает Меняле одну из монет, найденных в ущелье)

Меняла: Ооо! Это самые настоящие монеты графа Генри Дефолта, знаменитого экономиста древности — первые не обеспеченные золотом монеты в мире!

Меняла: Когда их только выпустили, то за них давали весьма хорошую сумму в настоящей валюте. Потом он напечатал их так много, что их переплавили в медный бисер и стали метать перед свиньями, потому что это было единственным возможным применением.

Меняла: Тем не менее, их нередко увидишь в наши дни — возможно, удастся сплавить их в какие-нибудь музеи. Могу купить одну такую монету за 5 децилир.

Чупакамака: А вот ещё. (показывает ещё одну монету) Две купите?

Меняла: Могу купить несколько, но не более десяти.

Чупакамака: (про себя) А вдруг где-нибудь в Ильмене за них дадут больше? А… была не была! (вслух) Вот вам 10 штук. (отдаёт Меняле 10 монет)

Меняла: (берёт 10 странных монет) Вот ваши 5 лир.

Чупакамака: Спасибо.

Чупакамака смотрит, есть ли среди акционной одежды костюм для челогекко её размера.

Имеется челогеккский костюм (шапка+перчатки+укреплённая куртка с утеплённым капюшоном) за 8 лир. Кроме того, неподалёку продаются факелы за 5 децилир штука и бутылка зелья «Для обогрева» за 2 лиры.

Чупакамака: (подходит к продавцу) Пожалуйста, вот этот челогеккский костюм. Можно примерить?

Продавец: Можно.(снимает костюм с вешалки) Этот костюм стоит 8 лир.

Чупакамака примеряет костюм.

Челогеккский зимний костюм подходит Чупакамаке. Эти куртка, шапка и перчатки плотно закрывают практически всё, кроме глаз и носа. К сожалению, эстетические свойства шапки оставляют желать лучшего (она похожа на маски, в которых грабители нападают на телеги ростовщиков).

Чупакамака: Подходит! Беру. (протягивает продавцу 8 лир)

Продавец: (берёт 8 лир) Очень здорово. Я бы даже соврал, что костюм вам идёт, но по правде в этом костюме даже вашего лица почти не видно.

Чупакамака: Когда идёшь высоко в горы, где ледяной холод, лицо надо полностью закрыть. А что об этом подумают горные орлы, меня не волнует. (улыбается) А тёплые непромокаемые ботинки у вас есть?

Продавец: Есть! Челогекко покупают вот такие — они гораздо шире у подошвы, чем человеческие, но достаточно узкие выше. И ногти стричь необязательно, и ботинок с ноги не спадает. 2.5 лир пара.

Чупакамака: (пробует ботинок) Давайте! (протягивает продавцу деньги)

Продавец: (берёт 2.5 лир) Ещё более здорово, чем ранее было здорово!

Чупакамака: Пусть и дальше будет не хуже!


Чупакамака возвращается к Нэрниру и гремлинам.

Чупакамака: Уффф… Купила. Спасибо, что дождался. Ну, что, покатили? (надевает перчатки)

Нэрнир: Сперва нужно погрузить, что я делать не буду.

Чупакамака: То есть я одна грузить буду?

Нэрнир пожимает плечами.

Мимо проходит посол Огурцов.

Посол Огурцов — волонтёру: Почему вы сторожите пустую клетку?

Волонтёр: Она не пустая, там сидят девять маленьких гремлинов.

Гремлины действительно всё ещё в клетке и никуда не сбежали.

Посол Огурцов: Вот оно что! Я дальнозоркий — моё зрение неспособно увидеть зверя мельче полурослика.

Посол Огурцов уходит.


Чупакамака: Трепещите, эльфы! 15 кг одной левой! Ать-два! (грузит клетку на ледяную телегу)

С силой 5 Чупакамака успешно погрузила клетку на телегу. По её оценке клетка весит примерно 12 килограмм.

Нэрнир: Ну, это тебе легко.

Чупакамака: Ха!

Чупакамака: Ну, поехали! Би-би ту-ту! Дззз… джжж… бррр… бррр… брррррррррррр (хватается руками в перчатках за ручки и катит телегу) Вперёд!

Нэрнир надевает варежки и помогает Чупакамаке.

Чупакамака: Да, ладно, я и сама докачу. Тут и 15 кило нет.

Нэрнир: Как хочешь.

Нэрнир снимает варежки и просто идёт рядом с Чупакамакой.

Чупакамака: Да нормально всё. (улыбается Нэрниру) Я рада, что мы не тащим туда Карла.

Нэрнир: Малин, присмотрит за ним?

Чупакамака: Он дома остался. С Самом и Маргарином.

Нэрнир: Вот и хорошо.

Малин: (тихо) А они знают, что он бессмертный сверхсильный демон?

Чупакамака: (тихо) Нет. Но у него же стёрта память. Сейчас он просто лама: ест, спит, пасёт овец, жуёт металл… А ты с нами пойдёшь? Или только немного проводишь?

Малин: Я пойду в Возвышенный район — так что нам по дороге. Если вы зайдёте туда после инквизиции, то там и встретимся.

Герои поворачивают на северную дорогу, ведущую в Возвышенный район и Офис Инквизиции.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава