Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 7

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 7[править]

Глава 7, в которой герои посещают святые места в поисках вина и призраков.

На входе в монастырь герои замечают их недавнего знакомого Миналгыза. Похоже, что он продолжает своё расследование слухов о монахинях — он спрятался в кустах и следит за тем, чтобы жрицы не занимались ничем подозрительным. Герои машут Миналгызу и показывают жестами, куда они идут, чтобы он мог подойти к ним в любое удобное для него время, когда освободится от своих занятий.
Ужаснувшись тому, как сильно Букварь Иваныч натёр ноги, четыре монашки хватают его за руки-ноги, поднимают его в воздух и уносят его лечиться в неизвестном направлении.

Локация: Центральная площадь, Монастырь[править]

Территория монастыря огромна. По периметру она окружена садами, огородами, декоративными деревцами, фонтанами, бассейнами, парками камней и так далее. Через территорию монастыря протекает речка с пресной водой. Кристально чистая и пахнущая цветами вода кишит рыбой, из неё периодически выпрыгивают летучие рыбы из семейства клинобрюхих.

В центре монастыря находится большой каменный храм, щедро разрисованный граффити, обвешанный плакатами и окружённый любительскими скульптурами в разном стиле, от аларконд-необарокко до экзистенциального оркреализма. Кажется, что над зданием трудились все художники мира — здесь есть даже стена, расписанная лапой волшебной курицы.

К востоку и западу от храма находятся два современных и практичных жилых здания — одно с мужскими, другое с женскими кельями. К югу от храма находится общая трапезная, от неё исходят приятные запахи свежеиспечённого хлеба и варёной картошечки.

Кроме того, на территории монастыря есть небольшая открытая спортплощадка. Около дюжины девушек в спортивных костюмах тренируются прямо сейчас. Их дисциплина — что-то среднее между фитнесом и боевой подготовкой, они сражаются с зачарованными манекенами, которые уворачиваются от ударов и пытаются сбить людей с ног. Герои сразу узнают инструктора — это послушница Ливия. Если в городе она выглядела хрупкой и беззащитной, то во время тренировки она выглядит очень грозно и серьёзно, как будто она сейчас махнёт ручкой и сметёт трёх орков.

На территории монастыря очень много посторонних — обычных людей, не являющихся монахами или монахинями. Некоторые из них ранены, некоторые заплаканы, некоторые светятся (в прямом и/или переносном смысле), а некоторые несут ящики с фруктами и овощами. Среди гостей есть дети с родителями. Некоторые дети школьного возраста носят накидки, похожие на монашеские, но без символа щенка и котёнка.

Монахини храма (в основном люди, но есть несколько эльфиек) крутятся около посетителей и самого храма, а также гуляют по саду и занимаются своими делами. Некоторые из них несут на руках грудного ребёнка. Монахи-мужчины (в основном люди, но есть несколько челогекко) слоняются среди садов и огородов и осуществляют ритуалы над деревьями, травами и рекой.

На одной из яблонь у входа в монастырь сидит молодой парень-челогекко (на вид ему 19 лет) в накидке жреца. Каждый раз, когда мимо проходят девушки-посетительницы (не жрицы), он громко спрашивает, не нужен ли им автограф самого сильного челогекко в мире. Непохоже, чтобы это помогло ему с кем-то познакомиться — все лишь смеются и игнорируют его попытки хвастовства, хотя он и кричит им вслед, что может доказать свои слова.

Около реки на корточках сидит брутальный человек-чужеземец с трезубцем, он показывает молодой монашке раненого дельфина. Несколько королевских стражей патрулируют территорию. На монастырской травке пасутся ослики.

На одной из лавочек в парке сидит подозрительного вида волшебник. Он держит вывеску «Студенту магических искусств для практической работы требуются добровольцы, плачу 10 дукатов».

К юго-востоку от храма находится вход в винный погреб. На его дверях висит выбитая в бронзе табличка «Жрецам-мужчинам вход воспрещён». Под ней висит написанная от руки записка «Временно закрыто: привидения не пускают женщин». Дверь закрыта на висячий замок.

Пожилой строитель срывает титанически крупное яблоко с соседней яблони и (помыв его водой из бутылочки) начинает с нескрываемым удовольствием уплетать этот фрукт.

Чупакамака: Какая идиллия!

Иван: — что-то это всё как-то не по-монашески. Ну ладно, позовите, когда будете делать что-то интереснее.

Чупакамака — Ивану: У нас члена команды утащили, уж куда интереснее. Может быть, займешься полезным: присмотришь за ламой, курицей и вещами, пока мы выясняем, что там с призраками?

Чупакамака — Строителю: Спасибо, что проводили! Скажите, пожалуйста, где мы можем развьючить нашу ламу и попасти его? И где сложить вещи? И с кем побеседовать про призраков?

Нэрнир: Интересно, куда они потащили Букваря?

Пожилой строитель — Чупакамаке: Видите навесы от дождя в парке? Прямо там и побросайте, а ламу пустите гулять по парку. Никто не посмеет воровать в монастыре. А трава в парке особенная, очень быстро отрастает обратно.

Пожилой строитель — Нэрниру: Скорее всего, в кельи… Лечебный массаж и всё такое. Не будем им мешать…

Пожилой строитель — Чупакамаке: Призраков, которые сидят как собаки на сене на вине? Винным погребом заведуют монахини, они лучше знают, что там происходит. Мне они даже ключ не дадут, с этим тут строго.

Чупакамака — Строителю: Понятно, спасибо Вам. Значит, будем говорить с монахинями.

Чупакамака развьючивает Карла и складывает поклажу по навес.

Нэрнир присаживается на землю и чешет Кюри за ушком.

Чупакамака наливает воду в котелок и поит Квоку. А также предлагает Карлу попить из котелка или ведерка.

Карл и Квока пьют воду из котелка. Несмотря на то, что сервалы — хищники, Кюри жуёт местную травку (по-видимому, она богата витаминами или просто хороша на вкус).

Иван — вот этим я и займусь.

Нэрнир: Чем?

Нэрнир использует заклинание Форма ворона, полностью превращается в ворона и летит к монашкам, после чего становясь вновь эльфом.

Открыв дверь женской кельи, Нэрнир обнаруживает творческий беспорядок а-ля студенческое общежитие. Монахини читают книги, практикуются в игре на флейте, играют с небольшими домашними животными, пишут письма, дремлют, жуют сухофрукты. На одной из кроватей на животе лежит Букварь Иваныч без сознания, ему делают лечебный массаж ступней. На полках разбросаны пакеты с соком, зеркальца, расчёски и прочие предметы. Ни на одном столов нет ни следа какой-либо косметики. Многие монахини находятся в обычной одежде, а не в обычном строгом облачении с накидкой.

Нэрнир: Здравствуйте. Мы по проблеме с призраками. Можете рассказать нам что-нибудь о этих призраках, мы хотим выявить корень проблемы.

Одна из послушниц выходит поговорить к Нэрниру.

Послушница Гелла: Два месяца назад у храма начались неприятности — сначала заболел отец Плутоний, сразу после этого на храм напали разбойники (к счастью, королевская стража их победила), а сразу после этого завелись эти призраки… Они антропоморфны — призраки бородатых мужчин. У них нет оружия, они ещё никому не навредили, и они никогда не выходят из погреба. Но когда в винный погреб пытается спуститься женщина, то они начинают летать вокруг неё и выть малопонятные стихи, пока она не убежит. Причём воют они так, что это слышно в голове, даже если закрыть уши. Это действует как магия отпугивания — обращает в бегство независимо от личной храбрости. А мужчин-жрецов мы не пускаем в винный погреб по понятным причинам. Поэтому мы просто заперли подвал и оставили призраков там.

Нэрнир: Благодарю, за информацию.

Нэрнир превращается в змею и уползает к Ливии и Чумакамаке.

Чупакамака отводит Карла на пастбище.

Чупакамака накопала червячков для Квоки.

Курица клюёт червячков, но рисовательная лапа у неё пока не чешется. Карл чувствует себя как дома — не глядя обходит кочки и корни, как будто помнит, где они находятся.

Чупакамака (про себя) Нэрнир куда-то улетел. А уже пора бы поговорить с кем-нибудь про призраков. *осматривается и ищет, с кем бы поговорить о призраках*

Чупакамака видит, что их знакомая послушница Ливия, учившая других монашек боевым искусствам на спортплощадке, только что завершила свой урок. Ученицы постепенно расходятся, а сама Ливия чинит повреждённые манекены — сильно разрушенные восстанавливает свитками, немного повреждённые зашивает ниткой и иголкой.

Чупакамака подходит к Ливии

Чупакамака — Ливии: Добрый день. Вот мы и пришли, как обещали. Что, призраки всё ещё там?

Послушница Ливия — Чупакамаке: Да, так и сидят. Дать вам ключ от винного погреба?

Чупакамака: Да, я хочу на это взглянуть.

Послушница Ливия: Пожалуйста. (передаёт ключ от висячего замка) Учтите, что призраки могут не разобраться, послушница вы или нет, и всё равно напасть.

Один из манекенов оживает и пытается толкнуть Ливию, но она ловко уворачивается и поворачивает рычажок на спине манекена. Манекен выключается.

Чупакамака: Спасибо. Какой смешной манекен. А вы их спустить в подвал пробовали?

Нэрнир приползает и обвивается вокруг плеч Чупакамаки.

Нэрнир— Чупакамаке: Что ты узнала? А и да добрый день, Ливия. Рады Вассс видеть.

Ливия кивает Нэрниру и продолжает выключать и чинить манекены.

Чупакамака: А, Нэрнир! Призраки там. И мне дали ключик. Вот хочу пойти посмотреть, что они там вытворяют.

Послушница Ливия: Я буду ждать у входа в погреб на случай, если кому-нибудь понадобится лечение.

Чупакамака — Нэрниру: Ну, что. Я хочу попробовать прямо сейчас. Подождёшь у входа или пойдёшь со мной? Кстати, наверное, можно во что-нибудь превратиться. Например в завывающий кедр. Или в попугая, натасканного на стихи Сафо. А?

Нэрнир: Тогда пойдём! Кюри, поссссиди ссс друзьями. Мы ссскоро придём.

ЧупакамакаНэрниром-змеёй на плечах, отпирает замок и начинает спускаться в подвал

Отперев висячий замок и спустившись по каменной лестнице, герои заходят в первую комнату подвала. Изо всех сторон на Чупакамаку налетают около десяти призраков и начинают читать откровенные стишки, перебивая друг друга (сложно даже разобрать отдельные слова). У Чупакамаки немедленно начинает болеть голова, и ноги несут её к выходу.

Послушница Ливия — Чупакамаке: Я бы спросила, чем всё закончилось, но я уже пробовала туда спускаться…

Призраки подлетают к Нэрниру, но тут же расстроенно разлетаются.

Призрак — Нэрниру: Э, да это не монашка. Так неинтересно. Нам нужна монашка, а не какие-то посторонние полуэльфы-полузмеи.

Чупакамака: Ах, так? Превращается в попугая и залетает в подвал.

Чупакамака-попугай: читает лесбийские стихи древнехормельской поэтессы Сафо в переводе на аларкондский:

Как ветер бросила страсть мысли,
как ветер, что в горах дубы качает.
Пришла, как славно сделала, я так тебя искала.
Росой смочила душу мне, что страстию пылала.

Белее молока,
влажней воды,
нежнее вуали,
невинней розы,
золота дороже
и лиры песни слаще.
Прошли года, когда-то тебя любила я, Аттида.
но ты похожа мне была на маленькую славную девчонку.
Ты, что завораживаешь смертных,  произведение Афродиты
из всех прекрасней ты, ты как звезда.

Призрак: Говорящие животные — это ещё хуже. Смеётесь над нашими чувствами…

Чупакамака-попугай: Я и похуже стихи знаю! А что у вас чувствами? Это чувства загнали вас в этот мрачный подвал?

Призрак: Мы духи разбойников. Два месяца назад мы хотели немного ограбить этот храм — ну вы же понимаете, тут и произведения искусства, и редкие книги, и вино? Получилось бы — можно было бы год не работать. Жалко, что ли. Разве можно нас за это осуждать?

Чупакамака-попугай: Да никто и не осуждает вроде. А там, на улице весна. Коты орут. Малиновки вьют гнёзда. Все размножаются со страшной силой…

Чупакамака-попугай: Кстати, вы и не работаете теперь. А зачем? Есть не надо, одеваться не надо. Можно бесплатно путешествовать по всему миру… Благодать же! Так зачем тут сидеть и страдать?

Призрак: Я бы порадовался весне, но призраки не чувствуют запахов свежей травы и не радуются солнцу. Покушать я тоже любил, пока не стал призраком… Жить гораздо лучше.

Призрак: Король послал своих стражей, но нас было 50, а их 10, и мы достаточно успешно пробились к стенам монастыря. Стражи отступили к ближайшим деревьям и постреливали в нас из лука, но мы прятались за повозкой, в которой собирались увезти честно награбленное. И тут ворота монастыря отворяются, и нам навстречу выходит Она.

Все присутствующие призраки тяжко вздыхают.

Чупакамака-попугай: Она? Кто она?

Нэрнир: Всё ясссно…

Призрак: Молодая монашка, очень красивая и опасная. В обтекающем лёгком доспехе. Она навела на нас какие-то чары вечной любви, и мы побросали оружие, упали на колени и не могли двигаться. Стражи пришли нас арестовывать, но кто-то вырвался из-под действия заклинания и ударил стража… Они психанули и зарубили нас всех мечами…

Чупакамака-попугай: Бедняги… И что, с тех пор вы её так и не видели?

Призрак: Может, и видели… Когда становишься призраком, то воспоминания со временем становятся расплывчатыми. Мы запомнили фигуру светящегося ангела, но её лицо как во сне. И чары влияют на разум, мешают мыслить ясно…

Призрак: Подвох в том, что чары никуда не делись. Мы все влюблены в неё сильнее смерти, и поэтому мы не можем упокоиться с миром. Эти чары сами по себе проходят с возрастом, но мы же призраки, у нас не увеличивается возраст…

Все присутствующие призраки снова вздыхают.

Чупакамака-попугай: Вот же ситуация… А вы хотели бы избавиться от этой любви и спокойно умереть?

Призрак: Да, было бы неплохо. Каким-нибудь способом… Не можем же мы вечно сидеть в этом монастыре, но и отлучиться от этого места нам не хватает силы воли.

Нэрнир: Мы поссстараемся вам помочь сссс этим.

Второй призрак: Например, можно найти эту монашку и убить её, тогда она сможет отправиться с нами.

Чупакамака-попугай: Если её убить, она просто-напросто умрёт и вы её вообще никогда не увидите.

Чупакамака-попугай: Мы можем разыскать ту монахиню и попросить её снять заклятие. Но как она это сделает, если вы будете кричать ей в уши стихи?

Второй призрак — Чупакамаке: Мы заперты там, где находится её дух. Если она отправится на небеса, то и мы тоже. На мой взгляд, идеальное решение.

Призрак — Чупакамаке: Мы не будем кричать ей в уши стихи, если она действительно придёт снимать заклятие. Мы начали кричать стихи лишь тогда, когда монашки попытались нас игнорировать и носить бочонки мимо нас, как будто мы пустое место.

Чупакамака-попугай: Да, игнорировать других нехорошо. Что ж, мы пойдём её искать. Не унывайте.

Чупакамака-попугай: Нэрнир, пойдём, найдём её. *вылетает из подвала*

Послушница Ливия: Как успехи? Вы не выглядите особо израненными.

Чупакамака: *расколдовывается из попугая в челогекко* Силы природы, какие раны? Призраки ранить не могут. Только что слегка оглушить. А в виде змеи и попугая мы очень славно побеседовали и обсудили проблему.

Чупакамака: Эти бедняги застряли тут, потому что находятся под заклятием. И снять его может одна из ваши монахинь. Вы присутствовали при сражении с теми разбойниками?

Нэрнир: приобретает обычный облик Эти призраки — разбойники, которые хотели разграбить вас. Но их заколдовала одна из ваших монашек и они не могут уйти в мир иной из-за любви к ней. И мы её ищем.

Послушница Ливия: С теми разбойниками сражалась я. Но эти чары невозможно «снять». Они сами развеиваются, когда Богиня решает, что они больше не нужны, или через несколько часов, или если монахиня находится достаточно далеко. А прошло два месяца, и я часто бывала в городе и на отдалённых фермах. Быть может, дело в том, что они погибли под действием чар? А снять заклятие… это вообще не заклинание — мы не волшебницы, мы лишь взываем к помощи Богини, и она нам помогает. Я не творю магию сама и поэтому не могу её снять.

Чупакамака: В таком случае не советую Вам подходить к подвалу. Они там ждут ту, которая наложила на них заклятие вечной любви, и активно желают ей поскорее умереть, чтобы отправиться в царство мёртвых вместе.

Чупакамака: Вот, цитирую: «Мы заперты там, где находится её дух. Если она отправится на небеса, то и мы тоже…»

Послушница Ливия: Оригинальное решение проблемы, но мне оно не очень нравится…

Чупакамака: Вы можете предложить другое?

Послушница Ливия: Не могу.

Чупакамака: Почему бы вам всем не устроить молебен? Воззвать к богине и попросить, чтобы она освободила бедных призраков от чар «любви» и дала им спокойно умереть? Я готова поговорить об этом с вашей настоятельницей…

Послушница Ливия: Количество молящихся не имеет значения — я могу об этом попросить самостоятельно. Но Богиня не сможет помочь с этой проблемой. Она обладает властью только над живыми, но не над мёртвыми. Просить её помочь с призраками — это всё равно что просить Бога Охоты о помощи в лечении, или Бога Океана о помощи с климатом в горах.

Послушница Ливия: Раньше в этих землях был Храм Света, в котором занимались такими вещами, как неупокоенные духи. Если бы его не разрушили орки, то у нас бы не было такой проблемы. Но я даже не помню, как давно я видела одного из их жрецов.

Чупакамака: Духи не вещи!

Чупакамака: Так соберитесь все вместе и опросите всех, кто тут есть, видел ли он или она жрецов Храма Света. Наверняка найдётся тот, кто их видел, или видел тех, то их видел. Так как поговорить с вашей настоятельницей?

Послушница Ливия: У нас нет настоятельницы. Это смешанный монастырь, его возглавляет отец Плутоний. И пока у него болит спина, он принимает посетителей только по двум вопросам — урожая и собственного лечения. Необходимость достать немного вина не входит в их число.

Чупакамака: А необходимость избавить неупокоенных духов от страданий приоритетной задачей не является?

Послушница Ливия: Не поймите неправильно, он должен проходить по 10 километров в день с больной спиной. Иначе в масштабах всей страны упадёт урожайность. Он не примет вас по вопросу призраков, которые сидят в каком-то погребе два месяца без каких-либо последствий, кроме нехватки вина. Мы его лечим, но… Может, научить вас лечению и отправить вас к нему на аудиенцию под предлогом лечения?

Чупакамака: Я не против научиться лечению. Но почему же вы его не вылечили, если умеете?

Послушница Ливия: Мы его лечим, но через некоторое время у него снова начинает болеть спина, и приходится лечить его снова.

Послушница Ливия: Как я уже говорила, мы не волшебницы — когда мы кого-то лечим, то мы не читаем заклинания, а лишь сообщаем Богине, что кому-то нужно лечение, и она лечит этого человека сама. Лечение наложением рук, которое вы, наверное, уже видели — это условный сигнал (такое прикосновение воспринимается как просьба «этого человека необходимо вылечить»). Если Богиня не отслеживает ваши путешествия и не благоволит вам, то такое же прикосновение не будет иметь никакого эффекта. Чтобы заслужить благосклонность Богини, необходимо вылечить одного нуждающегося, о беде которого она уже знает — как правило, это один из жрецов храма. Официально это называется «первым испытанием», но занимает всего несколько минут, не считая времени запоминания «как держать руки». После того, как жрец вылечен, дальнейшие попытки лечения срабатывают на любой цели.

Послушница Ливия: Я могу научить вас лечебному умению «потрогать человека так, чтобы он почувствовал себя очень хорошо», если вы попробуете этот навык на отце Плутонии. Мы лечим его практически каждый день, но чем больше в храме молодых целительниц, тем лучше ему становится. Даже не знаю, почему.

Чупакамака: Что ж, научите меня. Конечно, я буду помогать тем, кто нуждается в такой помощи. И вашему отцу Плутонию помогу.

Послушница Ливия показывает Чупакамаке на манекене, на пробегавшем мимо казуаре и на Кюри, как правильно держать руки, чтобы вылечить цель. Они некоторое время практикуются, пока Ливия не убеждается, что всё запомнено правильно.

Послушница Ливия: Отец Плутоний возвращается с полей примерно через час. Вы сможете найти его в здании храма, белая дверь справа от кафедры. До тех пор вы можете осмотреться по сторонам, поесть, отдохнуть. Для гостей вся еда в трапезной бесплатна, равно как и фрукты-овощи в садах (кроме тех, над модификацией которых прямо сейчас работают жрецы).

Чупакамака: Спасибо. Кстати, если мы захотим ещё раз зайти в подвал, чтобы уточнить кое-что у призраков, у кого мы можем спросить ключ?

Послушница Ливия: Возьмите ключ. (передаёт ключ от погреба Чупакамаке) Можете заходить в погреб в любой момент, когда понадобится.

Чупакамака: Спасибо.

Чупакамака отправляется искать Нэрнира, а также Строителя или ещё какого-нибудь жреца с лицом, выдающим наличие интеллекта.

Пожилой строитель сидит на лавочке около яблони и уплетает очередное яблоко. На яблоне сидит тот челогекко-хвастун, которого герои видели ранее. Лицо строителя говорит о наличии интеллекта, лицо хвастуна — не очень.

Послушница Ливия возвращается на спортплощадку и собирает новую группу тренирующихся.

Миналгыз Кугерсенин (подбегая к подвалу)(радостно): Здравствуйте! Хорошие вести! (далее Нэрниру) Мне нужно с тобой поговорить!

Нэрнир: Что?

Миналгыз Кугерсенин (тихо): Еретик говорил, что монашки — демоны. Я так торопился, чтобы расследовать это. Оказалось, он неправ. Теперь я отправляюсь в город сообщить ему. Могу что-нибудь купить. Вопрос: Что купить?

Нэрнир: У нас всё что нужно есть.

Нэрнир идёт к Чупакамаке.

Нэрнир: И что мы будем делать с призраками?

Миналгыз Кугерсенин: Ну ладно. Если что, я в городе!

Миналгыз Кугерсенин идёт в город. В кармане гремело 11 дукатов, а душу грела одна рыбка. Миналгыз шёл помочь одному человеку осознать свою ошибку. Он хотел и порыбачить, но времени было в обрез.

Чупакамака — Нэрниру: А этот торопыга опять убежал? О-о-ох… мало общения с послушницей на букву Л. теперь ещё и этот будет всё время с нами… Что он там про монашек говорил?

Чупакамака — Нэрниру: А с призраками вот что. (пересказывает свой разговор с Ливией).

  • Во-первых, давай проконсультируемся со Строителем. Мне интересно, может ли подействовать на призраках свиток массовой сопротивляемости очарованию. И ещё надо расспросить про жрецов Света. Если есть лёгкий путь, то используем его и уйдём поскорее из этого места… если бы ты знал, как мне тут не нравится. Да, активировать свиток будешь ты, потому что я не смогу это сделать в попугайском виде.
  • Во-вторых, если лёгких путей нет, можно навестить Плутония. Я не знаю, к чему я подключусь в итоге… но почему бы не рискнуть? Кстати, я не знаю, что там выяснил этот Миналгыз, но я бы проверила этого их гуру свитком идентификации. А после лечения, если оно пройдёт удачно, надо попросить Плутония организовать опрос всех присутствующих про жрецов Света. И заодно расспросить про бочонки того бармена.

Нэрнир: Тогда пойдём к Плутонию или будем его ждать.

Чупакамака — Нэрниру: Он будет через час. Пока я поговорю со Строителем. Вдруг есть другой способ.

Чупакамака подходит к Пожилому строителю.

Чупакамака — Строителю: Здравствуйте ещё раз. Вы сейчас не заняты? Можете ли Вы сейчас ответить на несколько вопросов?

Пожилой строитель: Конечно, отвечу. Я тут надолго — сами поглядите, какой приятный ветерок, одно удовольствие посидеть на лавочке и поболтать ногами. Особенно если перед этим весь день копать ямы. Хотите волшебное яблочко?

Чупакамака — Строителю: Спасибо, но у челогекко другая пища. Вот если друга моего угостите, он, может быть, будет рад.

Пожилой строитель — Чупакамаке: Хищники могут есть растительную пищу. От всеядных они отличаются тем, что недостаточно эффективно её усваивают, и она не может утолить их голод или дать все необходимые им питательные вещества. Но пожевать яблочко для вкуса и витаминов — почему бы и нет? Даже собаки и кошки едят траву.

Пожилой строитель — Нэрниру: Попробуйте яблочко. (указывает на ветку яблони) Вкуснотища.

Нэрнир берёт яблоко и сполоснув его, ест.

Яблоко чрезвычайно вкусное и сочное.

Чупакамака — Строителю: Знаете, мы с Нэрниром спускались в подвал. И призраки рассказали нам, что с ними случилось. Они говорят, что они — души разбойников, которые недавно напали на монастырь. И тут какая-то женщина наложила на них проклятие вечной «любви». А потом их сразу убили. И теперь они там, где её дух. Не могут избавиться от своего чувства и очень мучаются. И умереть не могут, потому что её дух держит их души здесь. Такие дела.

Чупакамака — Строителю: Ну, вот одна послушница призналась, что это сделала она; вернее богиня Любви по её молитве. Но помолиться, чтобы богиня сняла с них заклятие, не хочет. Я вот думаю: а что если попробовать на них свиток массовой сопротивляемости очарованию? Как вы думаете, такой свиток может подействовать на призраков?

Пожилой строитель — Чупакамаке: Да, их нельзя было убивать под таким эффектом. Эти чары, которые используют монахини, могут накладываться только на живых существ и сниматься только с живых существ. Если чары были наложены на живое существо, и оно стало призраком, то монахиня не сможет снять с призрака чары.

Пожилой строитель — Чупакамаке: Этот свиток может сработать. Он полностью нейтрализует все тёплые чувства на большом расстоянии вокруг места применения. Если призраков действительно удерживает в этом мире то, что они влюблены, то если они перестанут быть влюблены, то они станут свободны и смогут покинуть этот мир.

Чупакамака — Строителю: Я не знаю, насколько теплы их чувства. Это больше похоже на тяжёлую зависимость. Они желают этой послушнице смерти, чтобы вместе с ней отправиться на небеса.

Чупакамака — Строителю: Но всё же мы попробуем свиток. А ещё нам сказали, что неупокоенными духами занимались жрецы Света. Но теперь их храм разрушен, и их давно не видели. Но не могли же они исчезнуть? Может быть, Вы или Ваши знакомые встречали их?

Пожилой строитель — Чупакамаке: Привязанности иногда перерастают в манию. Эта послушница — человек? Может, просто запечатать подвал и подождать 70-80 лет? Хотят попасть на небеса — на здоровье…

Чупакамака — Строителю: Зачем же мучить их так долго, если можно помочь? Лучше мы попробуем свиток. Да, она человек.

Пожилой строитель — Чупакамаке: Когда храм Света был разрушен, почти все его жрецы разъехались в другие страны. Я слышал, что здесь есть один монах, который раньше был жрецом Бога Света, а потом прошёл обучение у нас. Но я не знаю, какой именно.

Чупакамака — Строителю: Как жаль…

Чупакамака — Строителю: А Вы можете рассказать что-нибудь про дар исцеления? Как это действует? Мне послушница Ливия показала, как накладывать руки, но сказала, что первый раз надо попробовать на ком-то, кого знает богиня Любви. Признаться, я очень озадачена всем этим. И почему это передаётся только женщинам?

Пожилой строитель — Чупакамаке: Само по себе наложение рук никого не лечит, оно «нацеливает» лечение. На самом деле лечат не монахини (у них нет никаких магических сил), а сама Богиня. Но она не следит за всеми людьми на свете (мало ли кто к кому как прикасается, рехнуться можно за ними следить). Так называемые испытания — это способ привлечь внимание Богини к новой послушнице, чтобы та в дальнейшем отслеживала её путь и помогала ей.

Пожилой строитель — Чупакамаке: У нас разделение труда, жрецы и жрицы занимаются совершенно разными вещами. Когда я говорил, что помогаю фермерам с земледелием, я не имел в виду, что я копаю огороды. Я могу прикоснуться к дереву, и на нём за день вырастут фрукты. Особо опытные жрецы могут «улучшать» природу на большом расстоянии от себя.

Чупакамака — Строителю: То есть для активации дара надо стать послушницей? Чьей? Богини любви?

Пожилой строитель — Чупакамаке: Ну можно и так сказать. От учениц не требуется жить при храме или совершать какие-то регулярные ритуалы. Можно пройти обучение и сразу уйти, многие так и делают. Если первое испытание проходят почти все, то уже второе, как правило, требует смекалки и размышлений.

Чупакамака — Строителю: Но ведь призвание не зависит от пола. Я была бы рада, если бы могла лечить деревья и животных. Я знаю кое-какую друидскую магию, но другие знания не помешали бы. Мне кажется странным так ограничивать себя только по признакам пола. Вдруг среди мужчин появится гениальный целитель, а среди женщин — генаильная помощница фермеров?

Пожилой строитель — Чупакамаке: Касательно разделения труда — это воля Богини, кому какие силы давать (если я использую лечебное прикосновение, то просто ничего не произойдёт), но я полагаю, что это вопрос узнаваемости. Всегда знаешь, что если тебе нужно лечение — можно обратиться к монахине, а если нужна помощь с огородом — то к монаху. Не бывает так, что ты дёргаешь за лечением кого-то, кто не специализируется в этой дисциплине, и он вынужден извиняться, что не может помочь.

Пожилой строитель — Чупакамаке: Ни гениальному целителю, ни гениальной целительнице не нужна помощь Богини. Они могут изучить соответствующую магию или даже изобрести свою. Лечение монахинь не зависит от их персонального таланта.

Чупакамака — Строителю: Ну что же, спасибо большое. Это всё надо обдумать.

Чупакамака — Нэрниру: Ну, что ж. Пойдём, опробуем свиток на призраках. Хотя… думаю, лучше не активировать его, будучи там вдвоём. Вот что, если не вернусь, ищите меня в погребе.

Чупакамака забирает свиток массовой сопротивляемости очарованию из рюкзака и идёт к винному погребу.

Чупакамака отпирает дверь в погреб, превращается в попугая, берёт свиток в клюв и влетает внутрь. Затем садится и перекладывает свиток из клюва в лапку.

Чупакамака-попугай (Призракам) Вот я и вернулась. Сейчас я попробую избавить вас от заклятия. Для этого я на минутку превращусь в челогекко-женщину. Пожалуйста, одну минуту помолчите, чтобы я смогла осуществить снятие заклятия.

Призрак: Договорились.

Призрак — другим призракам: Шшшш!

Чупакамака принимает свой обычный облик челогекко и активирует свиток.

Ранее взволнованные лица призраков стали пустыми и безразличными. Они стали похожи на обычных привидений из заброшенных замков. Призраки начали постепенно растворяться в воздухе и исчезать — одни быстрее, другие медленнее.

Призрак: Спасибо вам. Даже не знаю, почему мы так парились по поводу какой-то монашки.

Второй призрак: Впрочем, мы её ещё не наказали за то, что она помешала нам ограбить монастырь… Но лень. (быстро исчезает)

Призрак: Передайте девчонке, что мы на неё не сердимся. Возможно, становиться разбойниками было не лучшей бизнес-идеей…

Дождавшись, когда улетит последний призрак, усталая Чупакамака выходит из погреба.

Чупакамака: Ну вот и всё. И что они сами не могли за два месяца это сделать? А впрочем, всё равно…

Чупакамака идёт под навес, где герои оставили вещи, и устраивается в тени поспать.

Похоже, что действие свитка распространилось на большее расстояние, чем ожидала Чупакамака — около входа в погреб стало тише, а выражение лица прохожих выдаёт в них закоренелых флегматиков. Даже челогекко-хвастун слез с дерева и прекратил обращать внимание на прохожих — теперь он тренируется так бить кулаком по ветке дерева, чтобы с неё упали несколько яблок сразу. К счастью, продавец свитков упоминал, что эффект свитка проходит со временем. Лишь малая часть территории монастыря затронута заклинанием.

Через северные ворота на территорию монастыря вошёл добрый старичок с палочкой и в смешной шапке. Многие из монахов и посетителей снимают головные уборы, когда он проходит мимо. Старичок скрылся в здании храма.

Пожилой строитель более не сидит под яблоней. Он подошёл к подозрительному волшебнику с табличкой «[…] требуются добровольцы, плачу 10 дукатов», которого герои видели ранее.

Нэрнир будит Чупакамаку, превращается в ворона и схватят свиток идентификации летит за старичком.

Чупакамака: акуна матата акуна матаааатааа (засыпает)


Нэрнир подлетает к Плутонию, так, чтобы ворона-Нэрнира не было видно, и активирует на нём свиток.

Свиток идентификации начинает светиться, и Нэрниру становится известно следующее:

  • Имя: Плутоний
  • Должность: Верховный жрец храма Богини Любви
  • Возраст: 95 лет
  • Вид: человек
  • Магические таланты: цель является могущественным волшебником (более 50 лет стажа) с талантами в многочисленных школах магии (воды, ветра, света, молний, друидической магии и некоторых неизвестных дисциплинах). Непрактикующий анимаг (форма орла, последнее применение — около 30 лет назад).
  • Последнее использованное заклинание: массовая инженерная модификация экосистемы (сложность: титанически сложное).
  • Домашние животные: почтовая сова.
  • Предыдущие домашние животные: лама, чудо-юдо рыба-кит, чёрная кошка.
  • Физическое состояние: остеохондроз позвоночника, в остальном здоров.
  • Снаряжение: посох упорного путешественника (+5 к выносливости, иммунитет к натиранию ног), шляпа магического призыва зайцев, защитный амулет.
  • Особенности характера: бабник.
  • Родственники: около пятидесяти родных детей, старшему сыну 75, младшей дочери 8.
  • Предупреждение: цель окружена сильной сенсорной магией. Этот человек теоретически может знать, что к нему применили свиток идентификации.

Свиток идентификации гаснет и превращается в пустой лист.

Отец Плутоний оглядывается по сторонам, но не замечает никого подозрительного и идёт дальше.

Нэрнир быстро улетает к Чупакамаке.

Чупакамака просыпается и отправляется побродить по территории монастыря.

Луна Цедрейтер: Действие свитка ещё не кончилось? Вижу ли я людей, эльфов, челогекко с пустыми лицами? Есть ли заброшенные дети или животные?

Действие свитка закончилось. Прохожие выглядят достаточно счастливыми, кроме челогекко-хвастуна, который с грустным видом сидит на земле под яблоней. Неподалёку нет заброшенных детей или наземных животных, однако из пресной реки выглядывает и осматривается по сторонам морской дельфин.
Челогекко-хвастун.jpg

Чупакамака подходит к грустному челогекко.

Чупакамака: Привет! Это ты самый сильный челогекко в мире? Автограф дашь?

Челогекко-хвастун — Чупакамаке: Да ну этот автограф, его берут только из жалости… Моё прозвище — Челогекко Одного Удара, я самый сильный челогекко в мире. А грустный я потому, что я уже неделю хвастаюсь, а никто не верит.

Чупакамака: Ну, так, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Может покажешь, что ты умеешь?

Нэрнир прилетает и садится на ветку дерева рядом с Чупакамакой.

Челогекко кивает, подходит к дереву и бьёт по нему кулаком. Добрая половина всех яблок на дереве моментально упали на землю. Однако сидящий на ветке Нэрнир (в форме ворона) ничего не почувствовал и продолжает сидеть на ветке.

Нэрнир: Ван Панч Геккооо!

Челогекко-хвастун: Вот видите, даже птицы заговорили от удивления.

Чупакамака: Круто! А мы тут с друзьями на дракона идём. Может, пойдёшь с нами? Нам такой силач в команде очень бы пригодился. Ну или хотя бы автограф дай, а? *протягивает пергамент из-под использованного свитка*

Челогекко нацарапывает когтем по пергаменту надпись «с наилучшими пожеланиями» и закорючку.

Чупакамака: Ой! Спасибо!

Нэрнир превращается в змею и обвивает св вокруг ветки.

Челогекко-хвастун: Нет, я не могу сражаться с драконом. Я могу случайно победить его одним ударом, а это будет нечестно. Лучше буду сидеть в безопасности и хвастаться.

Нэрнир: Хе. А где у тебя ученик механочеловек? А монстра с одно удара ложишь?

Челогекко-хвастун — Нэрниру: Разве вы не заметили, что вокруг нет никаких монстров? Это всё благодаря мне.

Чупакамака: Пока не заметила ни монстров, ни их отсутствия. А что, правда, нет? Вот сейчас пойду, осмотрюсь… Заодно перед девчонками похвастаюсь! *помахивает свитком* (Нэрниру) Змейка-змейка, пойдёшь со мной?

Челогекко-хвастун: Да тут монстров никогда и не… то есть я их всех победил, да. Осмотритесь, конечно, и не забудьте рассказать всем своим знакомым, какой я сильный. Но не говорите об этом другим монахам, а то будут завидовать.

Чупакамака: Монахам? Ни за что! Только девчонкам! *уходит*

Отойдя подальше, Чупакамака прячется за кусты, валится на землю и хохочет.

Нэрнир громко смеётся.

Нэрнир ползёт к Чупакамаке.

Чупакамака — Нэрниру: пойдём к Ивану. Расскажешь нам, что там вышло с этим Плутонием.

Нэрнир: Ну пойдём.

Нэрнир приобретает свой обычный облик.

Встреча с Миналгызом[править]

Чупакамака, Нэрнир и Иван сидят на полянке.

Чупакамака: Так что там с Плутонием?

Нэрнир рассказывает то, что узнал из свитка.

Чупакамака: Понятно. Ничего особенного. И свиток ничего не сказал про склонность к воровству. Как же выяснить, что там с бочонками этого Гуго? Может, ему письмо отправить с рассказом о призраках и как мы их выгнали. А там пусть сам спрашивает?

Чупакамака: Интересно, можно ли вылечить его остеохондроз?

Нэрнир: Думаю да, у меня же есть медицинское образование.

Из столицы возвращается Миналгыз Кугерсенин. Он подходит к героям.

Миналгыз Кугерсенин: Я вспомнил, что свиток сказал про ту монашку, что она была контрабандисткой. Это насторожило меня. Преступница-монашка? А может, она просто поставила защиту от свитка идеинтификации, и она выдаёт неверный результат? В общем, я взял ещё свиток идеинтификации, два — малого экзорцизма и два — невидимости. Это защита от них. Если нападут — направляем свиток экзорцизма в воздух. Он нас защитит. (протягивает один свиток Нэрниру) Держи. На случай если разделимся.

Миналгыз Кугерсенин вспоминает, а затем рассказывает Нэрниру про сомнительное содержимое её сумочки (зеркальце он не вспомнил — он, слушая, на него даже внимания не обратил)

Чупакамака превращается в попугая и кружит над Нэрниром и Миналгызом.

Чупакамака-попугай: Карррамба! Покайтесь неверррные! Офелия, иди в монастырррь!

Чупакамака: (принимает обычный облик) Да мало ли раскаявшихся разбойников идёт в монахи. Обычное дело.

Нэрнир рассказывает Миналгызу, что рассказал ему свиток про Плутония

Миналгыз Кугерсенин: В принципе, яд фугу (показывает содержимое сапога) в малой дозе может лечить. Но вдруг мы передозируем и убъем его? Нэрнир, что скажешь?

Нэрнир: Вообще зачем она тебе?

Нэрнир играет с Кюри заводной птичкой.

Кюри прыгает вокруг птички и трогает её лапкой.

Гуляющий по парку Карл нашёл где-то трёх ягнят и пасёт их (собрал их в группу и гуляет вокруг, охраняя их). Квока подошла к «куриной» стене храма и добавила пару штрихов.

Чупакамака (смотрит на Карла и Квоку): Какая идиллия. Надо же, им тут хорошо…

Нэрнир ищет огнекорень.

В парке нет огнекорнеплода. Огороды около монастыря огромны по площади, самостоятельный поиск огнекорнеплода по всем огородам занял бы значительное время.

Нэрнир идёт к Плутонию.

Нэрнир заходит в храм. В данный момент там не происходит никакого служения, и несколько монахов и монахинь что-то обсуждают и занимаются своими делами. Нэрнир подходит к двери справа от кафедры. Эта дверь закрыта на ключ. Ближайшая послушница подходит к Нэрниру.

Послушница Мари — Нэрниру: Отец Плутоний только что вернулся из путешествия и очень устал. Но если вы по вопросу урожая, то я открою вам дверь. По другим вопросам он вас всё равно не примет.

Нэрнир: Хммм… Знаете, я зайду попозже. Пускай отдохнёт.

Миналгыз Кугерсенин прочёсывает глазами местность а поисках странностей.

0: Что видит Миналгыз?

На лавочке неподалёку сидят и разговаривают два человека — волшебник очень подозрительного вида и пожилой строитель, которого Миналгыз видел ранее. Около волшебника лежит табличка «Студенту магических искусств для практической работы требуются добровольцы, плачу 10 дукатов». Из соседней пресной реки выглядывает морской дельфин.

Чупакамака — Миналгызу: Миналгыз, а что ещё рассказал свиток? Например, откуда у монашек способность к исцелению? Это выученная магия, дар, заклятье?

Миналгыз Кугерсенин вспоминает аравскую методику точек, нажимает на голове точки памяти и тут же вспоминает точный текст:

Миналгыз Кугерсенин: Он сказал: «…цель не обладает врождёнными магическими способностями. На цель извне наложены заклинания дара лечения, дара харизмы и дара неземной красоты, все эти эффекты действуют неограниченное время…». (нажимает точку вывода из транса) Брррр! Ого! Я и забыл! Хорошо что Вы напомнили!

Чупакамака — Миналгызу: Ух, ты. Выходит, что-то нечисто с этим даром исцеления, которым они спешат поделиться. Выходит, это заклятие, которое на них накладывают! А кто накладывает? Плутоний? Сама «богиня»? Непонятно.

Миналгыз Кугерсенин (тыкая в точки на голове): Ого!… Ай!!! БОЛЬНО!!! Уфффф… Не на ту точку нажал! Теперь 2 часа болеть будет!… АААЙ!!! Не стоило пользоваться этой методикой…

Чупакамака — Миналгызу: Минутку. *проводит руками над головой Миналгыза, едва касаясь, делая лёгкий массаж.* Легче?

Чупакамака — Миналгызу: Между прочим, про харизму и неземную красоту. Знаете, что тут одна послушница и несколько стражников сделали? *рассказывает Миналгызу историю про зачарованных разбойников, превратившихся после смерти в призраков и спасение их с помощью свитка*

Миналгыз Кугерсенин: Спасибо, вроде легче. Насчёт зачарования: Это — гипноз. Свет ввёл их в транс, и она им что-то внушила. Один оказался не особо восприимчивым. А с мёртвых гипноз снять можно, например, как это сделали вы. Но это по аравской теории… именно аравы придумали методику точек.

Чупакамака — Миналгызу: Это очень интересно.

Чупакамака: Зайду-ка теперь я в этот храм… *отправляется в храм *

Расследование дела монашек[править]

Пока герои были в монастыре, Миналгыз Кугерсенин достал сапог с рыбой фугу, нож, свиток определения. Он направил свиток на ближайшую монашку и использовал, после чего засунул в сапог (чтобы приглушить звук), прильнул к нему ухом и начал слушать…

Свиток идентификации начинает светиться. Он не издаёт никаких звуков, но начинает разговаривать с Миналгызом телепатически. О монашке становится известно следующее:

  • Имя: Мари
  • Возраст: 25
  • Вид: человек (на 1/64 эльф)
  • Магические свойства: цель не обладает врождёнными магическими способностями. На цель извне наложены заклинания дара лечения, дара харизмы и дара неземной красоты, все эти эффекты действуют неограниченное время.
  • Предыдущие профессии: бард (1-3 года назад), контрабандистка (3-4 года назад), тренер ездовых зебр (4-5 лет назад).
  • Прочие свойства (здоровье): кормящая мать (есть молоко).
  • Содержимое сумочки: зеркальце, журнал «Самые красивые эльфы года», ручная летучая мышь.

Свиток идентификации гаснет и превращается в пустой лист.

Миналгыз Кугерсенин (про себя): Фух! Еретик неправ. Пойду, сообщу им радостное известие. Думаю, стоит сказать тому эльфу (имеет в виду Нэрнира)

Миналгыз Кугерсенин завернул в бумажку рыбу фугу (не дотрагиваясь до ядовитой рыбки), убрал обратно в сапог, свернул его и убрал. Потом спрятал нож. Внимательно прошерстил всю траву в радиусе метра, дабы ничего не потерять. После он пошёл к друзьям.

Локация: Рынок, столица Гусляндии[править]

Проверив свиток идентификации на монашке, Миналгыз вернулся на столичный рынок Гусляндии с намерением чего-нибудь купить, а потом снова встретиться в командой в монастыре.

Миналгыз Кугерсенин, по причине нехватки времени, решил, что поговорит с еретиком не сейчас. Он пошёл прямиком в магазин «Всё по 5 дукатов»

Продавец: Добро пожаловать обратно! Хорошо поохотились? От вас пахнет кустами и монастырём.

Миналгыз Кугерсенин: Здравствуйте. Да, я действительно долго сидел в кустах около монастыря. Что же до охоты, то она не удалась. Зато нашёл единомышленников. У вас есть антиперен для одежды (зелье, которым обрабатывают одежду, чтобы та не горела)?

Продавец: У нас нет зелий, волшебных порошков и веществ магии огня (да и нигде в городе их нет). Это магазин обычных предметов, без оружия и магии.

Миналгыз Кугерсенин: Ой! Не зелье, а химический состав! Назвал не тем словом! А что, действительно нету?

Продавец: К сожалению, химия — это раздел магии.

Миналгыз Кугерсенин (хихикая): Ловлю Вас на слове. Значит, я, будучи просто жрецом, смог изготовить буквально на коленке Свиток Смерти. Я не шучу. Я сейчас пойду его продавать. А Вам — большое спасибо!

Миналгыз Кугерсенин направляется к магазину свитков.

Продавец свитков: Здравствуй, охотник. Лесные звери оказались настолько чудными, что одного свитка идентификации не хватило?

Миналгыз Кугерсенин: Да нет! Кстати, продавец магазина «Всё по 5 дукатов» сказал, что химия — тоже магия. То есть если я сделал свиток химического действия, он будет волшебным. Так вот, таким образом я, оказывается, сделал… свиток Смерти! Им даже дышать не стоит, не говоря уже о том, чтобы трогать (эффект от яда рыбы фугу). Вы не желаете приобрести? Правда, для него необходимо особое хранение…

Продавец свитков: Нет, спасибо. Я и сам магический аптекарь и могу самостоятельно написать многие свитки, если у меня будут необходимые ингредиенты. Я покупаю только очень редкие свитки, такие как свиток воскрешения. А во «всё по 5» продаются обычные предметы, у него любая необычная вещь считается магией.

Миналгыз Кугерсенин: На самом деле я пошутил. В пустую бумажку от свитка я завернул рыбу фугу, и теперь бумажка ядовита. Я сейчас подумаю, какие свитки надо взять…

Миналгыз Кугерсенин внимательно рассматривает прилавок и вспоминает назначение свитков.

Миналгыз Кугерсенин: С моего ухода ваш ассортимент поменялся?

Продавец свитков: Нет, всё то же самое:

  • Свиток идентификации — 2 дуката за штуку. (количество не ограничено)
  • Свиток погони — 1 дукат. (осталось: 1 шт.)
  • Свиток малого экзорцизма — 1 дукат. (осталось: 2 шт.)
  • Свиток невидимости — 1 дукат. (осталось: 3 шт.)
  • Свиток высокого прыжка — 1 дукат. (осталось: 2 шт.)
  • Свиток разъярения животного — 1 дукат. (осталось: 1 шт.)

Миналгыз Кугерсенин: А что делает свиток экзорцизма?

Продавец свитков: Свиток малого экзорцизма уничтожает одно существо из числа демонов или нежити, либо (если нацелить свиток на воздух) в течение двух минут отталкивает большую группу таких существ от заклинателя, но не наносит им вреда.

Миналгыз Кугерсенин: Демонов?! Я, пожалуй, возьму 2 свитка экзорцизма, 2 невидимости, 1 определения. (даёт 6 дукатов, но потом немного передумывает) А точно нет свитков воскрешения? Если их нет у вас, то тогда беру вышеназванные свитки.

Продавец свитков: Свитки воскрешения мне и самому нужны. Если найдёте такой — куплю его у вас за 15 дукатов.

Миналгыз купил свиток малого экзорцизма (2 шт.), свиток невидимости (2 шт.), свиток идентификации (1 шт.), потратив 6 дукатов.

Миналгыз Кугерсенин собирался уже идти и разубеждать еретика, но тут его заклинило: он вспомнил, что свиток сказал ему, что монашка была контрабандисткой. «Преступницу взяли? Странно…» Это заставило его подумать о том, что свиток определения можно и обмануть. Он, конечно, слабо верил в это, но всё же…

Миналгыз Кугерсенин поспешил к храму, к своим новым знакомым, он боялся за них: Вдруг демоны нападут! Он быстро шагал по дороге.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава