Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 36

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 36[править]

Глава 36, в которой герои заглядывают в баронство Рюрика.

Локация: Выход из леса, Северный лес[править]

Не дождавшись гномов, герои собрали свои вещи (полурослик Маргарин распихал по карманам невероятное количество банок со сгущёнкой), навьючили Карла и вышли из леса.

На западе в лодке сидит орк-разведчик, который ест попкорн и подсматривает за героями в дальносмотрильную трубу. Его одежда всё ещё не высохла (он недавно выронил эту трубу в реку и плавал за ней на дно).

На востоке расположен пограничный пункт, похожий на газебо (согласно карте, здесь начинается баронство Рюрика). Караул недавно сменился, и там сидят два новых солдата — толстый и тонкий. На вид им лет 20, на них грубая кольчуга из некачественного металла, и они вооружены булавами (луков или шлема у них нет).

Новые солдаты привели с собой небольшую кудрявую собаку породы Нюхтерьер. За пограничным пунктом начинаются поля (что именно на них выращивается, с такого расстояния высмотреть сложно).

Герои осмотрелись по сторонам.

Чупакамака: Ну, что, нам туда.

Нэрнир: Интересно…

Чупакамака надевает мантию послушницы и причесывается.

Кюри заворачивается в сачок для насекомых и облизывается.

Чупакамака: Правильно, Кюри! (улыбается) Нэрнир, пожалуйста, поешь кофемёду. У остальных есть время причесаться и привести себя в должный вид.

Нэрнир надевает шутовской колпак и растрёпывается.

Полурослик Сам вытащил из кармана непропорционально большой галстук и завязал его у себя на шее так, что тот достаёт до карманов.

Чупакамака: Как мы будем представлять тебя, Малин, если у нас спросят имена?

Нэрнир поправляет бубенцы на носках сапогов и колпаке.

Нэрнир (смеётся): Мал-Кешар!

Малин: Представим меня другим учеником Гримфона. Драко Волк, ученик волшебника.

Чупакамака: Хорошо. Значит, ты, Малин — Драко Волк, а ты, Нэрнир — Малке Шар. Остальным брать псевдонимы не стоит, кто-то должен выступатьь под собственными именами.

Нэрнир: Это была шутка. Просто некоторые сокращают имена для показательности, что имя другое. Лишь шуточное представление выдуманного имени Малина.

Чупакамака: Значит, не Малке Шар, а Нэн-Морген?

Нэрнир: Мне и моего имени достаточно.


Нэрнир: А если скажут показать магию?

Малин: Посвечу посохом?

Нэрнир: Ты уже зачаровал?

Малин: Как постоянный фонарь — не совсем, но мигание получается.

Чупакамака: С каких пор для прохождения границы требуется показывать магию?

Полурослик Сам: (рассудительно) На границах иногда задают вопросы для проверки «Говорят ли въезжающие правду».

Чупакамака: Ну, магию мы показать всегда можем.

Чупакамака: А правда в том, что мы послы. Это их вряд ли обрадует, но скрывать не имеет смысла, так как после Норланда мы пойдём через баронства, и уже всё будет известно.

Нэрнир: Смысл есть, так мы хотя бы спокойнее пройдём через баронство.

Малин: Чем больше правды мы скажем, тем сложнее нас будет поймать на неправде.

Нэрнир: Лично я в шутовской наряд оделся не просто так, не для лжи.

Чупакамака: Ну, да. Они как тебя послушают, сразу поймут, что не просто так.

Нэрнир: Это официальный костюм, Чупакамака!

Полурослик Сам: (рассудительно) Все знатные эльфы такие носят. Об этом ещё Библио рассказывал.

Чупакамака: Однако, как мы будем говорить? Мы должны согласовать всё на случай, если они будут нас расспрашивать поодиночке.

Нэрнир: Лично я — шут. Ты — монашка. Малин — ученик чародея. А полурослики за компанию!

Чупакамака: Сам и Маргарин, и Драко Волк — официальные представители Гусляндии!

Нэрнир: Но не караванщики, которых можно ограбить.

Чупакамака: Цель визита изложена в имеющейся у нас бумаге от короля Пунтарха.

Нэрнир: Чтобы нам налили лжи в уши?

Чупакамака: Чем больше люди врут, тем больше информации выдают невольно. Так что ложь тоже всегда стоит слушать!

Полурослик Сам: Цель визита — «мы пришли с миром».

Нэрнир: Да, вот так. К этому не докопаются. А если докопаются, то их закопаем. Шутка.

Карл с невинным видом разминает копыта.

Чупакамака: Мы пришли с миром и ради мира. Это правда.

Нэрнир: Мне кажется не стоит так выделяться. Статус послов это хорошо, но всё же… Как знаешь, хотя лучше не сильно выделяться…

Чупакамака: Нэрнир, я не понимаю, о чём ты говоришь. Поясни.

Нэрнир: Нам не стоит сейчас говорить, что мы послы. Пришли с миром и всё. Странствующая монашка, шут, ученик волшебника, который ищет себя и полурослики. Ничего особенного… Нас вряд ли задержат.

Чупакамака: А если спросят? Делать будем так. Лишнего не говорить. Только отвечать на вопросы. Начнём с краткого: мы идём в Норланд. А дальше отвечаем только на то, что они спросят.

Нэрнир: Да. Идём? Или ещё что-то?

Чупакамака: О чём ещё нас могут спросить?

Малин: О провозимых товарах.

Чупакамака: У нас немного гусляндской валюты и личные вещи. Есть ли у них запреты на провоз чего-нибудь?

Малин: Не знаю. Мы не контрабандисты, так что должно обойтись. У меня есть амулет и посох, но они неопасные и самодельные.

Полурослик Маргарин: У меня есть сгущёнка.

Полурослик Сам: У меня в котомке говорящий доспех.

Чупакамака: Это всё личные вещи, не для продажи.

Нэрнир: У меня есть арбалет.

Иван: У меня есть меч.

Малин: Оружие, скорее всего, не является автоматически запрещённым к ввозу, если не скрывать его наличие.

Малин: Если ответить «оружия не везём», а его найдут при досмотре, то отнесутся к этому плохо.

Чупакамака: Хорошо, значит, арбалет, меч и кинжал сразу показываем. Что ещё?

Малин: Животные у нас неопасные. Могли бы придраться к сове (она орочья), но она сейчас не с нами…

Чупакамака задумчиво почёсывает шею Карлу

Полурослик Маргарин: Пойдёмте уже к барону, съедим у него весь мёд и всё варенье.

Чупакамака: Да, давайте пойдём.

Герои направились к пограничному пункту.

Локация: Юго-западный пограничный пункт, Баронство Рюрика[править]

Увидев прибывающих не приглашённых иностранцев, оба стража быстро выскочили из своей сторожки, нацепили на кольчугу номерные знаки и галстуки-бабочки (довольно пыльные — по-видимому, они давно не надевались), вытерли с носа Нюхтерьера пальмовое масло, в котором он каким-то образом измазался, и вышли навстречу пришельцам.

Толстый страж — рыжий и веснушчатый, с огненно-рыжими бровями. Тонкий страж — наголо выбритый, но с усами и в тактических очках, а также с модными часами, выглядывающими из-за рукава кольчуги.

Стены газебо обклеяны инструкциями и памятками (географические реквизиты места, в котором можно уплатить пошлину, примеры заполнения форм разных заявлений и декларации ввозимого, перечень запрещённых к ввозу предметов и так далее).

Кроме того, со стены на героев смотрит портрет рыжего человека (в полный рост) с очень умными и очень честными глазами. На вид ему примерно 30 лет. Он находится в зимнем лесу (непохожем на окрестности Гусляндии), одет он в дорогую медвежью губу, на нём качественные зимние сапоги и зимняя шапка, и в руке он держит удобный охотничий лук. На заднем плане изображены люди в простой одежде, которые разделывают оленя (возможно, его слуги).

Тонкий страж: Старший специалист Толстецкий, пограничный контроль.

Толстый страж: Младший специалист Голодец, дежурный кинолог.

Нюхтерьер: (на зверином) Варвара, исполняющая обязанности главноса по этому участку.

Кинолог: (собаке) Прекращай лаять. (путешественникам) Так, кто у нас тут? Человек, эльф, челогекко-монахиня (чудеса в решете!), гном, двое детей и лама… И все из Гусляндии, и не по торговой дороге. Давно такого не было.

Толстецкий: Вы пытаетесь пройти на территорию Вест-Норланда. (строго) Цель визита? (достаёт перо и большую бухгалтерского вида книгу)

Чупакамака: Добрый день. Мы здесь транзитом, мы направляемся в Норланд.

Толстецкий: Хм… А какие у вас дела в Центральном Норланде? Если сквозь наш пост проедет кто-то вредный для Норланда, то спрос будет с меня.

Чупакамака: Мы послы короля Пунтарха. Вот документ.

Толстецкий: (изучает документ) Хм… Очень хорошо.

Толстецкий: Послы разные бывают. У вас дружественные намерения или враждебные? Если дружественные, то я должен выписать вам визу класса Д, а если враждебные — то класса В.

Чупакамака: Намерения у нас дружественные.

Толстецкий: Так и запишем. Есть ли у вас паспорта, чтобы проставить туда визу?

Нэрнир (шёпотом): Ты взяла их?

Чупакамака: Его Величество Пунтарх предоставил нам только этот документ. Паспортов у нас нет.

Толстецкий: Ничего страшного, у меня есть бланки.

Толстецкий: 10 дукатов за оформление. Четверо взрослых, двое детей. 2 дуката взрослый паспорт, 1 дукат детский.

Чупакамака: Вы имеете в виду гусляндские дукаты?

Толстецкий: Это граница с Гусляндией, чем ещё вы можете заплатить пошлину? Едой?

Чупакамака выдаёт Толстецкому деньги за бланки

Толстецкий: Благодарю. (кинологу) Проверь их на субстанции, пока я выписываю бумажки.

Кинолог — Нюхтерьеру: Варвара, чуй!

Собака подходит ко всем присутствующим двуногим (кроме самих стражей) и принюхивается к их карманам.

Толстецкий достаёт маленькие складные книжечки и записывает туда расу и внешний вид гражданина, которому выдаётся документ, и вклеивает туда бумажечку с визой класса Д.

Нэрнир: Что-то ещё?

Толстецкий: Имена? В документе про послов только три имени — и не сказано, кто из вас кто.

Малин: Я Драко Волк. Это Сам, это Маргарин…

Кюри — Нюхтерьеру: (на зверином) Мой нос сильнее твоего!

Нюхтерьер проигнорировал это сомнительное заявление, но тщательно обнюхал котёнка (ничего подозрительного не нашлось).

Нэрнир гладит Кюри.

Чупакамака: Драко, Сам и Маргарин — сопровождающие нашу миссию представители Гусляндии

Нэрнир: Кто из нас кто? Я Нэрнир Моргендорффер. Эта челогекко — Чупакамака Ифрах. Гном — Иван Эрикссон. Вроде у тебя такая фамилия?

Иван: Нет, Эирик это моё второе имя. А фамилия Барбариоссон.

Толстецкий: Да, я так и подумал. Чупакамака — исконно челогеккское имя, Нэрнир — исконно эльфийское имя, Иван — исконно гномское имя… (дописывает)

Нюхтерьер засовывает морду в карман полурослика Маргарина (карман настолько топорщится, что собачья морда туда легко поместилась) и аккуратно вынимает оттуда банку со сгущёнкой.

Кинолог: Уж ты, банка со сгущёнкой из молока гусляндских волшебных коров! Мой сын обожает такую сгущёнку. Мы изымаем эту банку.

Чупакамака: Вы предлагаете взять её в качестве оплаты вместо дукатов?

Нэрнир: Род занятий указывать?

Толстецкий: Уже записал как послов. Потом допишете на страницу «Комментарии», которая может заполняться владельцем паспорта на его усмотрение.

Кинолог — Чупакамаке: Нет, я изымаю её на основании закона о том, что защита интересов детей важнее интересов взрослых. Например, сгущёнка нужна моему сыну, которому 4, а эти коротышки старше меня. Следовательно, я могу забрать сгущёнку.

Нэрнир: Этот человек на картине — это кто?

Толстецкий: Это барон Рюрик Холодный, генерал-губернатор Вест-Норланда.

Нэрнир: Разве он не барон?

Толстецкий: Барон — это знатный титул. Генерал-губернатор — это должность управляющего автономной территорией в составе королевства Норланд.

Чупакамака: Скажите, пожалуйста, разве Вест-Норланд не является независимым баронством? Он входит в состав Норланда?

Кинолог: Вест-Норланд является частью Норланда и, согласно договору между норландской короной и местной знатью, пользуется широкой и неотменяемой автономией, в том числе правами на сбор налогов и содержание собственных вооружённых сил.

Чупакамака: Очень хорошо. Значит, мы уже не территории государства назначения.

Нэрнир: А сколько идти отсюда до ближайшего населённого пункта?

Кинолог: Примерно 6 часов пешком, прямо по этой дороге. (показывает на дорогу на северо-восток)

Толстецкий: Вот ваши паспорта. (припечатывает книжечки и вручает каждому двуногому по международному паспорту для вклеивания виз)

Кинолог: Кстати, а вы знаете, что паспорт совершенно необязателен? Но многие за него платят. (смеётся)

Чупакамака: Мы непременно расскажем об этом Его Величеству Пунтарху… и Его Величеству Тибериусу Мягкому.

Кинолог: О, они это и так знают! Но многие путешественники нет. (смеётся)

Чупакамака: Их Величества сообщат это своим послам. А заодно, я полагаю, примут к сведению ситуацию на границе.

Толстецкий: Не вижу проблемы. Я предложил вам оформить паспорта за 10 дукатов, вы согласились. Я не говорил, что они обязательны. Бланки заполнял, чернила потратил…

Чупакамака: О, я вовсе не говорила, что мы собираемся отказываться от сделки. Паспорта нам ещё пригодятся.

Толстецкий: Вот и славно. Если кто-то очень добрый хочет заплатить тебе за необязательную услугу, то кто я такой, чтобы ограничивать эту добрую душу в этом светлом желании?

Кинолог: Тем не менее, если есть какие-то недовольства, то у нас есть книга жалоб и предложений.

Чупакамака: Понятно. Итак, можем ли мы уже пройти на территорию Норланда? Или сначала требуется сделать запись в этой книге?

Толстецкий — Чупакамаке: В целом, всё должно быть в порядке — мы доверяем монахиням храма Богини Любви. (шёпотом) Насколько хорошо вы знаете своих компаньонов? Выглядят они… (смотрит на Нэрнира) шутовато.

Нюхтерьер ничего не унюхал и ушёл ловить свой хвост и кувыркаться на травке.

ЧупакамакаТолстецкому: (шёпотом) Коллег не выбирают, особенно, если их назначил король. (обычным голосом) Это официальный костюм эльфийского герцога. А это — походный костюм гномского принца.

Толстецкий: (кивает, обычным голосом) Не вижу смысла обыскивать вас, учитывая поручительство монахини и так далее. Но закон требует, чтобы я устно опросил вас о том, не везёте ли вы с собой особо опасные предметы. (кинологу) Принеси список, чтобы ничего не забыть.

Кинолог приносит листочек-шпаргалку с перечнем предметов, подлежащих устному декларированию.

Толстецкий: (с официальным видом) Согласно закону, я официально предупреждаю вас об уголовной ответственности за недекларирование предметов, требующих особого разрешения на ввоз.

Толстецкий: (обычным голосом) В моих силах разрешить ввоз спорного предмета, если есть хорошая причина его перевозить. Но ложный ответ «Нет» на вопрос «Везёте ли вы такой предмет», если владение таким предметом впоследствии обнаружится, трактуется как дача заведомо ложных показаний.

Толстецкий: Готовы ли вы приступить к опросу?

Чупакамака: Приступайте.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой алкоголь из третьих стран (разлитый в бутылки не в Гусляндии или Норланде)?

Чупакамака: Есть маленький флакон медицинского спирта, не предназначенного для питья, им эльфийские целители протирают ранки и медицинские инструменты.

Толстецкий: (кивает) Не представляет проблемы.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой гномские магические механизмы или иные взрывчатые вещества?

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой предметы, обладающие неприятным запахом?

Чупакамака: У нас есть несколько плодов дуриана, используемого для приготовления зелий; в неочищенном виде они не издают запаха, но, если при очищении некотороые время держится очень неприятный.

Толстецкий: (кивает) Не представляют проблемы.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой злые магические артефакты?

Чупакамака: У нас есть магические свитки, изготовленные гусляндским магом по сертифицированным рецептам. Также имеется повреждённый доспех с привязанным к нему духом погибшего воина.

Толстецкий: Брр! Привидения. (пожимает плечами) Но в целом не представляет проблемы.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой холодное оружие или иные режущие или колющие предметы?

Чупакамака: Есть личное оружие: меч паладина, кинжал для разделки драконов и арбалет.

Кинолог: (смеётся) И многих драконов вы им разделали?

Толстецкий: Кинжал есть кинжал. Не представляет проблемы.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой предметы, вызывающие сильную зависимость? (смотрит на Кюри) Кроме котов.

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой инструменты для запугивания населения?

Чупакамака: Нет. И мы не собираемся запугивать население, мы собираемся установить дружеские отношения между нашими народами.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой мангу?

Чупакамака: У нас есть старая книга комиксов, я не уверена, написана ли она в стиле манги.

Толстецкий: (кивает) Не представляет проблемы. Это не из перечня — я хотел поменять на свою уже прочитанную мангу.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой контейнеры для скрытого хранения листов бумаги?

Чупакамака: У нас есть бумага и пергамент в обычных упаковках.

Толстецкий: (кивает) Не представляет проблемы.

Нюхтерьер подкрался к рюкзаку Нэрнира и вытащил оттуда пугало от птиц.

Кинолог: Ааа!

Толстецкий: Эм… не знаю насчёт всего населения, но как минимум одного человека эта штука запугала…

Нэрнир: Это от птиц.

Чупакамака: Это отпугиватели птиц. Картинка на шарике. Мы установили несколько таких на поле гусляндского фермера, и вороны перестали объедать его посадки. Только мы принесли несколько больше, чем ему требовалось, вот у нас и осталось 4 штуки. Можете потрогать, он не опасный.

Толстецкий: (кивает) Тогда ладно.

Толстецкий — кинологу: Тебя испугало пугало от цыплят! (смеётся)

Кинолог отбирает пугало у собаки и возвращает его обратно Нэрниру.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой замаскированную нежить или демонов?

Чупакамака: Только доспех, о котором мы уже вам рассказали.

Толстецкий: Есть ли у вас с собой порох в пороховницах?

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: Есть ли среди вас представители знати?

Нэрнир: Есть. Я — герцог, а тот гном принц. Вот.

Чупакамака: Позвольте представить: И́ван Эирик Барбариоссон, принц Стакандинавии. Нэрнир, эльфийский герцог из рода Моргендорффер.

Толстецкий: (слегка склоняет голову) Очень приятно.

Иван: Мне тоже приятно.

И я уже сказал, что я не Эрикссон. Funcold (обсуждение) 15:01, 12 октября 2019 (UTC)

Толстецкий: Есть ли среди вас лица, находящиеся в розыске?

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: Везёте ли вы с собой слуг, наложниц или рабов?

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: Бедняги… Двое знатных и ни одного слуги. Если понадобятся — загляните на рынок труда в столице. Там вечно ошиваются те, кто ищет работу.

Толстецкий: Не являются ли ваши животные взбешенными?

Чупакамака: Наши животные прошли ветеринарный контроль в столице Гусляндии. В пути мы смотрели за ними, они здоровы.

Толстецкий: Это хорошо… Десять лет назад был случай, когда одна лама взбесилась и съела взрослого челогекко.

Толстецкий: Несёте ли вы на себе проклятие?

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: Несёте ли вы свой крест?

Чупакамака: У нас нет крестов.

Толстецкий: Несёте ли вы чушь?

Чупакамака: Э… случается. В данный момент не несём.

Толстецкий: Так я и думал! (кивает)

Толстецкий: Есть ли среди вас агенты влияния эльфов?

Толстецкий: Есть ли среди вас агенты влияния орков?

Чупакамака: Мы послы Его Величества Пунтарха, короля ГУсляндии!

Толстецкий: Это ни о чём не говорит. Король Пунтарх плохо разбирается в людях. Он может назначить агента орков кем угодно.

Чупакамака: Тогда я скажу, что нет. Мы отстаиваем интересы Гусляндии, которые, в данный момент, противоречат интересам орков. И совпадают с интересами Норланда. А также, возможно, с интересами эльфов, которым также досаждали орки.

Кинолог: Это хорошо! С орками мы не дружим.

Толстецкий: … мягко скажем. Но они особо и не нападают — ведь у нас, в отличие от Гусляндии, воспринимают оборону всерьёз. Был крупный рейд из 200 орков, которые попали в засаду и были окружены тысячей наших солдат. Барон убил 199 орков и отправил последнего обратно — рассказать остальным оркам, что произошло. Больше они к нам не совались.

Толстецкий: Есть ли среди вас тролли?

Чупакамака: (осматривается) Нет. Среди нас есть гном, эльф, челогекко, человек и два молодых халфлинга.

Толстецкий: В последние 12 месяцев состояли ли вы в контактах с контрабандистами?

Чупакамака: В последние 12 месяцев мы их даже не встречали.

Толстецкий: (кивает) И правильно. Они в сговоре с орками.

Толстецкий: … состояли ли вы в контактах с похитителями детей?

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: … состояли ли вы в контактах с некромантами?

Чупакамака: Нет.

Толстецкий: … состояли ли вы в контактах с демонопоклонниками?

Чупакамака: Мы их однажды встретили на пути. Они не идут на контакт.

Толстецкий: Да, у нас они тоже бродили. Те ещё чудаки!

Толстецкий: … состояли ли вы в меню людоедов?

Чупакамака: Слава Свету, нет.

Толстецкий: … состояли ли вы в драке?

Чупакамака: Случалось пару раз отражать атаки: воинственно настроенных волков и сумасшедшего фермера. Но после отражения атаки мы переводили диалог в мирное и конструктивное русло.

Толстецкий: В общем, не вижу проблемы. Добро пожаловать в Вест-Норланд.

Чупакамака: Спасибо.

Толстецкий: Если у вас есть какие-то вопросы, то буду рад ответить. Когда сидишь весь день на погранпункте, каждый собеседник — это приключение.

Толстецкий: Может, поменять вам гусляндскую валюту на местную? Торговцы внутри страны не принимают гусляндские дукаты.

Нэрнир: Да, пожалуй.

Толстецкий — кинологу: Сходи за наличными лирами. Какой там сегодня курс?

Кинолог: 3 дуката за 2 лиры.

Толстецкий: Эх, лира подешевела на 10 %…

Чупакамака: Пожалуй, мы лучше обменяем валюту в столице. Разве что пару лир на дорогу.

Луна Цедрейтер: Вы с дуба рухнули менять валюту на погранпункте? Они заломили дикий курс, не видите? «справедливый курс должен быть где-то между 12 и 14 лир за 10 дукатов.»

Нэрнир: Можно на всякий случай обменять монет девять, если пригодятся, а?

Чупакамака: У нас есть еда на шесть часов. А дальше мы придём в город, там разберёмся с ценами… с тем, сколько нам нужно…

Толстецкий: Еда… Совсем забыл! В случае дружественной визы надо выдать им набор ХС-3. (кинологу) Принеси коробку…

Кинолог роется в сторожке и возвращается с картонной коробкой, которую торжественно передаёт путешественникам.

В коробке находится каравай (600 гр.) и баночка с солью (50 г.). В саму коробку легко сможет поместиться Кюри (пока не вырастет).

Нэрнир: Спасибо.

Чупакамака: Хлеб-соль, я слышала об этом чудесном обычае! Спасибо!

Нэрнир: Скажите, а вы бывали в Норланде?

Луна Цедрейтер: Это провокация? Мы уже в Норланде

Толстецкий: В смысле в центральном Норланде?

Нэрнир: Да в центральном.

Толстецкий: В детстве — до того, как меня призвали в армию. Солдатам не разрешено ездить за пределы баронства (без своего войска), чтобы их не могли взять в плен, пока они отдыхают у моря.

Толстецкий: Норланд — это как твой богатый сосед, которому от родителей достались все залежи природных ресурсов, все фабрики и весь международный статус. Зажравшиеся потребители. Когда челогекко победили Норланд в войне, жители центра даже раздали территории (так и появились баронства), только чтобы не затягивать пояса и не работать усерднее.

Толстецкий: Где бы они были, если бы мы не закрывали их от орков.

Кинолог: Дочка барона учится в Норланде.

Толстецкий: Дочка барона вундеркинд, она может учиться в любой школе, в которой захочет. Это она делает честь Норланду, что там учится, а не наоборот.

Нэрнир: Угу. Деньги мы если что менять пока не будем. Пока нам всего хватает.

Толстецкий: Кроме слуг.

Толстецкий: Пройдите прямо по этой дороге на северо-восток. Это кратчайший путь в центральный Норланд (всего двое суток пути), и она проходит сквозь столицу, где вы можете закупиться всем необходимым. Загляните также на биржу труда — таких рынков вы в Гусляндии или центральном Норланде не найдёте. С арендой места для постоя посоветовать ничего не могу. Возможно, дипломатам выделят бесплатное жильё, спросите у барона.

Чупакамака: Спасибо за советы.

Нэрнир: Пойдём дальше?

Кинолог: Приятного пути. Если в столице будет опрос «понравилась ли вам работа пограничников» — не забудьте поставить нам хорошую оценку. На премию я куплю пёсику вкусняшек.

Чупакамака: (помахивая паспортом) Непременно.

Пограничники вернулись в своё сторожевое газебо. Они кладут бланки, перечни и чернила на место, а также достают сок и бутерброды, чтобы перекусить после такой сложной работы.

Нэрнир: Фуф…

Успешно пересёкшие границу герои отправляются дальше.

Локация: Дорога через фермы, Баронство Рюрика[править]

Герои идут по дороге, которую посоветовал пограничник. Их путь лежит на северо-восток и проходит через неогороженные фермерские угодья (по обе стороны от дороги находятся поля).

Слева от дороги находятся поля с клевером и другой непромысловой травой. Эти поля не являются бесхозными пустырями (они размечены и являются строго прямоугольными) — по-видимому, что их засеяли травой специально (клевер — текущий этап ротации севооборота). На некоторых полях с травой пасутся овцы и коровы. После Гусляндии на контрасте понятно, что эти животные не заколдованы быть особо пушистыми или мясистыми.

Единственный участок со стенами (и крышей) — это закрытая со всех сторон металлом (и возможно даже бронированная) теплица. Согласно вывеске на стене, внутри выращивают насекомых для челогекко. Неочевидно, где у этой теплицы находятся двери.

Справа от дороги находятся кофейные плантации. Там летают кофейные пчёлы, пытающиеся воровать кофе, и работают крестьяне. Одного из крестьян ужалили пчёлы, и из-за влияния кофе на нервы он впал в состояние берсерка и гоняется за пчёлами с факелом. Другой крестьянин валяется на земле, и его бьёт кнутом надсмотрщик.

Герои проходят неподалёку.


Чупакамака: «Весёленькая» обстановочка

Нэрнир аккуратно подходит к надсмотрщику.

Надсмотрщик — крестьянину: Ты опять не выполнил план. Третий. Раз. За. Неделю. Это что, благотворительность, по-твоему? Наш работодатель дал тебе деньги, чтобы ты ленился?

Нэрнир: Извините что отвлекаю, но за что вы его бьёте?

Надсмотрщик: Провожу мотивирующие мероприятия среди рабочего состава предприятия. (раздражённо) Знаете, какие тут рабочие! Отойдёшь на полчаса, приходишь — а он вместо работы пьёт кофе!

Нэрнир: Мне кажется, что насилие это крайние меры.

Надсмотрщик: Я могу вычитать ему часы из отработанного, но…

Крестьянин: Нет! Только не это!!!

Надсмотрщик: … но они сами не хотят.

Нэрнир: Хм…

Мимо, посвистывая, прошёл попрошайка с ящиком для пожертвований на строительство храма. Несколько крестьян кинули ему по мелкой монете, а надсмотрщик — две крупные монеты.

Нэрнир подходит к попрошайке.

Попрошайка: (кричит направо и налево) Сложно копать грядку? Бог поможет! Если вы пожертвуете на строительство его храма.

Нэрнир: На храм какого бога Вы собираете деньги?

Попрошайка: На храм самого лучшего в мире бога, который делает людей сильными и выносливыми!

Нэрнир: Объясните подробнее.

Попрошайка: Сейчас люди уже не те, как в прошлом. Выживали сильнейшие, способные разорвать руками пасть льву или победить соседнее племя дубинками из необработанного дерева! Они были крепкие, мускулистые и не уставали, копая картошку.

Попрошайка: В последние годы — годы мира — все стали хилыми и слабыми, и не выдерживают даже обычного 16-часового рабочего дня, требуя перерывов каждые 6 часов или даже чаще.

Попрошайка: Это плохо для урожаев, плохо для голодных, которым не хватило урожаев, плохо для устающих рабочих, и плохо для Бога Войны, который — сюрприз — даёт нечеловеческую силу и выносливость как дар! Я предлагаю построить ему храм. Если ему будут поклоняться (или даже просто заходить в его храм за свечами), то он сможет сделать нас всех физически сильнее. Это будет выгодно всем.

Нэрнир: Ну интересно. Но денег местных у нас нет. Удачи!

Нэрнир идёт к Чупакамаке.

Нэрнир: Представляешь, он собирает деньги на храм Бога Войны.

Чупакамака: Я слышала. Нэрнир, у тебя кофемёд остался?

Нэрнир: Да, осталось немного.

Надсмотрщик: (проходит мимо) Боюсь, что даже бог не поможет этим лентяям выполнять план…

Чупакамака: Вероятно, они устают и не в силах работать так, как требует план.

Надсмотрщик: Тогда, возможно, им не следовало устраиваться на эту работу.

Нэрнир превращается в змею и осматривает всё тепловизором.

По соседнему полю, засеянному зерновыми, быстро бегает кот. Повсюду разбросаны ещё тёплые тушки мышей, которые пытались потырить пшеницу и наткнулись на кота. В стоге пшеницы неподалёку прячется крестьянин.

Чупакамака: А кто эту работу будет делать? Вот гномы используют машины, которые делают такую работу гораздо лучше. Человеку нужно только управлять машиной и время от времени заливать в неё машинную жидкость. А в Гусляндии используют дары Богини Любви, которая улучшает климат, и все посадки хорошо растут, а животные здоровые и мясистые (смотрит на овец), не то что эти…

Нэрнир: Хороший урожай это заслуги Плутония.

Надсмотрщик — Чупакамаке: У нас много желающих. Где им ещё заплатят предоплату на несколько лет вперёд?

Надсмотрщик — Нэрниру: Хороший урожай — это заслуга хороших рабочих, которых у нас нет, и хороших надсмотрщиков вроде меня, которые извлекают хоть что-то. Этот гусляндский колдун колдует только над своими землями, а на наши не заходит.

Чупакамака: Отец Плутоний не колдун, а жрец Богини Любви, и у него есть много учеников, начинающие не умеют изменять климат, но владеют, например, даром мгновенного сбора урожая.

Нэрнир: А обелиски ему Богиня любви заряжает? Он сильный волшебник, а только потом уже жрец. Вот.

Надсмотрщик: Я человек простой, всю эту магию-шмагию, которая всё время взрывается (у гномов) и создаёт песчаные бури на нашей южной границе (у гусляндцев) я делать не умею.

Нэрнир превращается в себя.

Чупакамака: Зато в Норланде хорошие воины. Я думаю, наши страны могли бы делать обмен: наша магия в обмен на ваших воинов…

Надсмотрщик: Про воинов я вам рассказать ничего не могу, но достаточно сказать, что над центральным Норландом тут все смеются. Наверное, потому, что по этой дороге каждый день проходит больше новобранцев, чем имеется солдат во всём центральном Норланде.

Надсмотрщик: Про обмен, опять же, к барону. Я не дипломат, я работаю на земле. Кнутом.

Надсмотрщик: Что до колдуна, то он был министром земледелия у короля Пунтарха и колдовал свой климат ещё тогда. Пока не перебрался на работу в храм, потому что там много красивых послушниц.

Нэрнир: Вот-вот!

Чупакамака: Если здесь будет хороший урожай, то ваши девушки тоже будут вырастать красавицами. Ну ладно, а кто хозяин этой плантации?

Надсмотрщик: Торговец Норман… Все соседние поля его. Сейчас он в налоговой, выбивает из этих кровопийц налоговый вычет.

Нэрнир: Налоговая в столице?

Надсмотрщик: Ну да. Если не считать баронского замка, то это самое шикарное здание во всём городе — не ошибётесь.

Нэрнир — Чупакамаке: Нам тут ещё что-нибудь нужно?

Чупакамака: Нам — нет, Ваше Герцогское Высочество. Однако, вы, если меня память не подводит, интересовались кофейными зёрнами.

Нэрнир: Только на что мы их купим? Обменяем? На что?

Надсмотрщик: Не берите в этом здании микрокредиты, а то живо окажетесь одними из моих работников. Понаберут микрокредитов на ерунду, и потом им срочно нужны деньги на год вперёд… Обычные кредиты и валютные операции — можно.

Чупакамака: Спасибо за совет. Мы ограничимся только обменом валюты… в случае необходимости.

Чупакамака — Нэрниру: Полагаю, мы можем обменять их на гусляндские сувениры, если они ещё остались.

Нэрнир: У меня остались только пугала.

Чупакамака: К сожалению, они действуют только на птиц. Хотя… некоторые люди тоже пугаются.

Нэрнир: Можно их расставить, чтобы рабочие работали, а не валяли дурака, боясь пугал.

Нэрнир: Хотите их обменять на кофе?

Надсмотрщик: А? Это вы мне?

Нэрнир: Да.

Надсмотрщик: Если появляется проблема птиц, я обычно вызываю солдат, и они прогоняют птиц дубиной… Но да, пугала могут пригодиться. Мало ли — отойду на полчаса, а они нажрутся пшеницы.

Надсмотрщик: Сегодняшняя партия урожая кофе ещё сушится. Свежесорванные плоды будете брать?

Нэрнир: Да, в дороге они как раз подсушатся.

Надсмотрщик: Давайте свои пугала, и возьмите кофе с… Вот этот кофейный куст подойдёт. Всё, что растёт на нём — ваше. (подаёт сигнал рукой «этот куст пропустить» крестьянину, работающему на этом поле)

Нэрнир отдаёт надсмотрщику пугала и собирает с куста плоды кофе.

Нэрнир отобрал примерно 50 плодов кофе.

Нэрнир: Спасибо.

Надсмотрщик достаёт из кармана маленький блокнотик (с привязанным к нему карандашом) и записывает, что он на что поменял, чтобы не забыть.

Нэрнир — Чупакамаке: Ну, идём в столицу?

Чупакамака: Да, нам пора. Надо как можно быстрее дойти до ближайшего населённого пункта.

Герои отправились в путь на северо-восток.

Локация: Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Из-за горизонта в этой стране бескрайних полей возвышается маленький, уютный, но не очень чистый городок. Горделиво вьются флаги на башнях генерал-губернаторского замка, из которого правит этой территорией барон Рюрик Холодный. В отличие от замка дракона или королевского замка Гусляндии, стены этого замка полны вооружённых солдат и оснащены катапультами, баллистами и гномскими технологическими пушками.

Дорога, по которой идут наши путешественники, проходит прямо через город (вливаясь в городскую улицу на юго-западе и выходя из города на северо-востоке). Нэрнир, Чупакамака, Иван, Малин и полурослики смогли беспрепятственно зайти в главные ворота. Город патрулируется множеством солдат в униформе, которые следят за порядком (их гораздо больше, чем было стражей в столице Гусляндии). Некоторые из солдат обратили внимание на пришедших героев, но не сочли необходимым подходить к ним.

Сам по себе город является идеально круглым — по периметру он окружён каменной оборонительной стеной, и задняя стена всех зданий (магазины, казармы, жилые дома и так далее) прислонена к этой внешней стене города. Парадный же вход всех зданий обращён к центру города, который является идеально круглой площадью. Телеги с товарами и пассажирами ездят по круговой дороге в двух метрах от зданий, не заезжая на центральную площадь, а по самой площади либо ходят пешком, либо ездят на конях.

Некоторые из зданий: казармы и тренировочные полигоны, две кузницы оружия и две кузницы доспехов, разного размера конюшни, богатого вида здание «Финансовые операции / Бухгалтерия / Налоговая», магазин бытовых вещей, необычный рынок с палатками вместо прилавков (над ним висит вывеска «Биржа труда»), продуктовый рынок, убогий хостел, качественная гостиница, частные дома, дендропарк, военная академия, полигон для магических экспериментов (вход закрыт на висячий замок), домики заводчиков породистых собак, приют для бездомных собак, приют для бездомных детей, приют для бездомных взрослых, аптека, бассейн и роддом. На некоторых домах нет никакой вывески (даже номера дома). Замок барона тоже находится в этом кольце из зданий. Из-за своего размера он не помещается внутри города, а высовывается за пределы крепостной стены и имеет вторую внешнюю стену и ров с разводным мостом.

Посередине площади стоит барон Рюрик в парадной военной униформе и фуражке (в присутствии трёх телохранителей и двух слуг). Занимается он тем, что широко улыбается и смотрит прямо на героев.

Герои почувствовали, что за ними наблюдают.

Чупакамака: Давайте присядем и обсудим парочку вопросов.

Рядом есть лавочки. Герои находятся достаточно далеко от ближайших солдат или барона, чтобы те не могли их слышать, но рядом ходят выгуливающие собак горожане и так далее.

Нэрнир: Он смотрит на нас.

Чупакамака: Пусть полюбуется. А мы посмотрим на него. (Садится)

Нэрнир: Какие вопросы ты хочешь обсудить?

Чупакамака: Сначала маленький, потом большой и серьезный. Маленький вот: что у нас с деньгами? Я тебе давала 8 дукатов на товары и оплатила паспорта. Давай, чтобы не класть все деньги в один карман, ты мне хотя бы те 8 дукатов вернёшь. И давайте решим, сколько валюты мы обменяем.

Нэрнир: Смотря какой курс. Дукаты нам абсолютно бесполезны. Мы не в Гусляндии.

Нэрнир отдаёт Чупакамаке 8 дукатов.

Чупакамака: Дукаты можно обменять на лиры. Так что вероятность краж не нулевая.

Чупакамака: Теперь про барона... Хотя нет, это будет третий вопрос. А второй вот. Нэрнир, ты понял, как работает их экономика?

Нэрнир: Судя по всему, они являются ремесленной страной из за невысокой плодородности. Также они используют рабочий труд. Также они сдирают деньги с берущих микрозаймы. Это де-факто независимое государство с некоторыми ограничениями. Бароны хотят его захватить ещё и потому, так как не могут отметь эту зависимость, судя по словам пограничников.

Чупакамака: И я так думаю. Вернее, я думаю, что они раздают микро-кредиты на очень нужные покупки, а потом те, кто их взял, вынуждены батрачить по 16 часов в день и платить проценты банкам.

Чупакамака: Вот. А теперь, прости, глупый вопрос: откуда мы всё это узнали?

Нэрнир: Через пограничников и надсмотрщика, то есть от местных.

Чупакамака: Вот. Теперь ты понимаешь, зачем я торчала на той плантации вместо того, чтобы сразу бежать в город? Пожалуйста, не дёргай меня, когда я кого-нибудь о чём-нибудь расспрашиваю. Я же не просто так... И сам задавай вопросы. Мы должны разобраться, что здесь происходит!

Нэрнир: Разобраться легче всего в самом городе на практике. А то будет как с жрицами Богини Любви. Вот.

Чупакамака: Ты считаешь, мы не должны были расспрашивать надсмотрщика?

Чупакамака: Как бы то ни было, прошу об одном: НЕ МЕШАЙ.

Малин: А что было со жрицами Богини Любви?

Нэрнир: Устаревшая информация от короля помноженная на паранойю.

Чупакамака: Выпей кофе...

Полурослик Сам: У короля паранойя?

Чупакамака: Я расскажу, если у вас есть минут пять, чтобы выслушать длинный рассказ.

Нэрнир: Ладно, если я вам мешаю, то я пойду в город погулять...

Чупакамака: Ты нужен здесь!!! Хватит издеваться! Я расскажу про монастырь, а затем мы обсудим барона!!!

Нэрнир: Тогда задавай вопросы, которые хотела. Ты сказала: НЕ МЕШАЙ. Ладно, давай думать.

Чупакамака: Я имела в виду: не мешай, когда я расспрашиваю кого-нибудь! Не дергай!



Чупакамака: Я обещала рассказать про монастырь. Ты тоже послушай. Я хочу, чтобы ты, наконец, меня понял.

Сначала король Пунтарх сказал, что монахини владеют даром мнгновенного исцеления. И что в храм пускают только женщин и там очень строгий устав. А мы думали, что принцессу похитил дракон. И я думала, что нам некогда терять время на то, чтобы я сидела в монастыре и училась исцелению.

Оказалось это не так. В смысле, там и мужчины есть, и пускают всех, даже гостей...

Потом мы пошли в монастырь, чтобы помочь призракам из винного погреба. Они там оказались по вине понахинь. Я их вызволила. Из сострадания. Оказалось, что это второе испытание: помощь монастырю. А первое — вылечить отца Плутония. И мне предложили сделать это, чтобы получить дар исцеления и эту вот мантию. И я это сделала ради команды.

Я не хотела связываться с богами! Помнишь, Малин, я спрашивала тебя, кто они и как это всё работает. Согласилась после нашего разговора.

Но мне всё равно не нравится. Особенно третье испытание. Рожать ребенка для монастыря — отвратительно. Раздавать дар харизмы кому не попадя — отвратительно. Но я понимаю, что Огродита делает много хорошего для Гусляндии. В общем, всё сложно. Я бы не носила эту мантию, но делаю это ради облегчения прохода через Норланд и переговоров.

А паранойей Нэрнир называет мою подозрительность и нерешительность. Может, это правда. Но иногда и эти качества очень помогают.

Малин: Третье испытание не обязательно такое. Третье испытание — каким-либо образом принести пользу будущему храма. Но умные идеи «Как бы всё улучшить» появляются не у всех, а дар красоты хотят многие…

Чупакамака: Дар красоты опасен. А дар харизмы ещё опаснее! Посмотри, как им пользуются гуру всяких сект, тираны, узурпаторы... (шепотом) да хоть тот же Рюрик. Нельзя такие дары давать кому попало. Призраки в погребе тоже получились из-за этих даров.

Нэрнир: Ну, мужчины его от неё не получают.

Малин: Я думаю, что если кто-то из послушниц станет применять дары для зла, то Богиня Любви заберёт свои дары обратно, чтобы её репутация не пострадала.

Нэрнир: Боги создали эту природу и ландшафт и наши народы, такими, какими они есть. Хотя уверен, что она не создала ничего полезного. Я ей не поклоняюсь.

Чупакамака: Представь себе, я тоже. Но... Вот и подумай, каково у меня на душе... И не пинай меня.

Нэрнир: Кому ты кстати поклоняешься?

Чупакамака: Я пантеистка. Слышал? «В каждом из нас Бог. Ибо вечность богам. Богово станет нам. И надо небом рискнуть...»

Нэрнир: Ме. Я поклоняюсь Богу Торговли, Богу Света, Драконихе-Матери и эльфийским богам. Ты их не знаешь.

Чупакамака: Бэ. Откуда ты знаешь, что я знаю и что нет?

Чупакамака: Пожалуйста, выпей кофе. Я хочу вернуться к серьёзным вопросам!

Нэрнир: Да, давай поговорим о бароне.

Чупакамака: Да. Вернёмся к наши баронам.

Мы расспросим горожан. Только вот что... Все говорят разное. Поэтому основные правила разведчика:

  • слушай всех,
  • не верь никому,
  • не болтай о важном
  • чтобы не сочли скрытным, болтай о не важном,
  • задавай вопросы,
  • особое внимание обращай на то, что расскажут без вопросов

Вот

Нэрнир: Это да. Но можно подойти к барону, попросить у него аудиенции. А потом сверить его информацию с информацией горожан. Логично.

Чупакамака: Барон, я думаю, захочет с нами поговорить. Что мы можем ему предложить? И что расскажем? Будем вести переговоры сейчас или после переговоров с Тибериусом? Если после, то достаточно нанести маленький дипломатический визит.

Нэрнир: Так да, сейчас небольшой визит с вопросами. После Норланда и Ильменя более серьёзный. Хм...

Чупакамака: Хорошо. О чём будем говорить во время визита?

Нэрнир: Спросим об отношении к Гусляндии, центральному, Ильменю, оркам. Где тут что можно купить. Стандартные вопросы. Можно немного об истории и семье.

Чупакамака: Если он попросит помочь баронству материально? Или расскажет, как будет хорошо, если он станет правителем всего Норланда и Гусляндии заодно? Если скажет, что Вест-Норланд - прекрасное гуманное государство, которое обожают его подданные?

Нэрнир: Можно пытаться сопротивляться. Думать о другом. Например, я могу быть безумен внутри не воспринимая ничего всерьёз. Нужно пытаться видеть его истинную натуру.

Малин: Зависит от того, бросает он послов в темницу или нет. Если нет, то можно разузнать, почему в его стране крестьян бьют кнутами.

Малин: Что о баронствах говорил король? Нужно ли приглашать их в союз? В чём заключаются злодейства этого барона и других?

Нэрнир: Но напрямую говорить не стоит.

Чупакамака: Король Пунтарх считает, что, как только любой из баронов унаследует престол Гусляндии, он попытается завоевать себе весь Норланд. В общем, будет война.

Чупакамака: Может быть, если будет создан союз Ильменя, Гусляндии и Норланда, то бароны сочтут выгодным войти в него. Это было бы хорошо... Чего мы не знали, это того, что баронства не независимые государства, а автономии в составе Норланда... Это я ещё даже не осмыслила.

Нэрнир: Вроде этих вопросов хватает. О баронстве, отношениях, столице, зависимости и союзе. Главное подать правильно.

Чупакамака: А как, по-твоему, правильно?

Малин: Наслать на барона говорящих призванных ворон, которые будут кричать, что он предатель — как ты сделал с принцессой?

Чупакамака: Давайте прекратим задирать друг друга. Мы команда, всё-таки...

Малин: Извините.

Нэрнир: Например: «Мы слышали, что в Гусляндии вас и остальных баронов считают не самыми хорошими людьми. Вы же не такой! Но почему? И в каких злодеяниях вас обвиняли.».

Чупакамака: Ни в коем случае! Никогда не передавай дурные слова, сказанные другими!

Полурослик Сам: Барон это услышит и, раз уж его спросили, немедленно расскажет нам всю правду обо всех своих злодеяниях.

Нэрнир: Ладно, давайте поговрим с ним не затрагивая эти темы про злодейства и всё.

Чупакамака: Гусляндия хочет установить с Норландом дипломатический контакт. Баронства - часть Норланда. О тех, с кем устанавливают дипломатические отношения, не отзываются дурно! Это сразу испортит всё. Бароны должны думать, что в Гусляндии их уважают.

Чупакамака: Пока не забыла. Ещё нам надо где-то разместиться. Не пойдём же мы во дворец с ламой и всеми вещами. И кого-то оставить при вещах, пока мы на аудиенции.

Нэрнир призывает трио кобольдов.

Нэрнир призвал трёх кобольдов.

Малин: Я останусь здесь. Если меня бросят в темницу, то кто-то может меня узнать. Если вас бросят в темницу, то я попробую вас вызволить.

Примерно 10 стражей подбежали к кобольдам и окружили их, выхватив оружие.

Городской страж: Это ещё что за чудовища?

Второй страж: Не знаю. Принесите сетку, там разберёмся.

Нэрнир: Это мои слуги! Их не трогать. Если они мешают, могу их отозвать.

Городской страж: Отзывай. Кто-нибудь увидит этих страхолюдин, отпрыгнет в сторону, оступится, разольёт масло, кто-нибудь на масле подскользнётся, а мимо будет ехать телега…

Нэрнир: Ип-ип!

Нэрнир отзывает кобольдов.

Городской страж: Так-то лучше. Горожане непривычны к этим вашим эльфийским штукам. Показывать не согласованные с властью фокусы — за город. (уходит)

Стражи расходятся.

Нэрнир: Хорошо, значит решили. Теперь осталось подойти к барону. Ффф...

Чупакамака: Давайте без магии. По возможности. Не надо этих демонстраций.

Нэрнир: Я хотел чтобы они помогли Малину, но ладно.

Чупакамака: Может быть, пойдём в город и поищем гостиницу? Или оставим троих при вещах, а трое назначенных послов пойдут к барону?

Полурослик Маргарин: Если будут кормить чем-то вкусным, унесите часть с собой.

Нэрнир: Вот мы как послы пойдём к барону, а остальные посторожат.

Кюри вцепилась лапками в штанину Нэрнира и не выпускает.

Нэрнир берёт Кюри на руки.

Нэрнир: Ты тоже с нами пойдёшь, Кюри.

Кюри мурчит.

Чупакамака: Хм... Может быть, обменяем валюту и купим еды? Пообедаем? Разместимся? Что скажете? Но если барон позовёт, тогда другое дело.

Нэрнир: А откуда барон знает, что мы послы? Он сперва должен назначить аудиенцию. Мы должны попросить её у него и потом, пока её ждём обменять валюту и т.д..

Чупакамака: Он знает, что мы иностранцы. Разоделись же... Что кто-то тут из Гусляндии, а кто-то из эльфийской знати. Это уже повод зазвать к себе. Напрашиваться раньше времени не будем. Пойдём в город?

Нэрнир: Да, нам надо поменять валюту.

Нэрнир думает.

Нэрнир: Идём менять?

Чупакамака: Почему именно менять? Пойдём, посмотрим, что там. Поймём, сколько денег нужно. Пообедаем.

Нэрнир: Ладно, пойдём.

К героям подходит юная девчушка (на вид лет 16) в шляпке-беретке и скромном сером платье.

Девочка: (делает реверанс) Извините за беспокойство, но барон Рюрик попросил передать, что приглашает вас на обед. (делает почтительный поклон и отходит)

Нэрнир: Вот, нас пригласили, видишь. (девочке) Благодарю. Мы непременно подойдём. Кхем.

Девочка подбирает какую-то запечатанную посылку с ближайшего прилавка и скрывается в здании бухгалтерии.

Нэрнир размышляет над тем, сколько до обеда времени.

Чупакамака: Ну ладно. Давайте я с Карлом останусь. Потом насекомых себе наловлю. А вы спросите, где нам можно разместиться и договоритесь об аудиенции.

Нэрнир: Мне кажется, обед и есть аудиенция — эта частая практика.

Чупакамака: Хорошо. Пошли все вместе. Не будем заставлять его ждать.

Нэрнир: Кто посмотрит за Карлом?

Уставшая от многократного повторения слова «пойдём» Чупакамака обнимает за шею Карла и выдвигается в сторону барона, уже не слыша Нэрнира

Нэрнир идёт за Чупакамакой к барону.

Наши герои и их лама отправились познакомиться с бароном. Полурослики увязались за ними. Малин отошёл в сторону и затерялся в толпе.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава