Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 61

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 61[править]

Глава 61, в которой герои идентифицируют и изучают гремлина-коптильщика.

Локация: Административный район, столица Норланда[править]

Нэрнир и Чупакамака вышли из офиса империалистов.

Вечереет, и солнце кланится к закату. Офис юнионистов ещё работает — из трубы идёт дым и пахнет копчёной рыбой. Одинокий курьер расклеивает по стенам рекламные постеры о грядущем Дне открытых дверей у Крампуса.

Около одного из постеров ошивается низенькая подозрительная фигура в чёрной накидке с капюшоном. Подозвав одного из проходивших мимо клерков, фигура что-то ему рассказала, передала ему немного блестящих монет и отвела его за угол. Не прошло и минуты, как подозрительная фигура вернулась обратно — одна, без клерка. Проходя мимо, Нэрнир из любопытства посмотрел на улочку, куда увели клерка, но эта улица оказалась тупиком без каких-либо дверей. Никаких следов клерка там нет — он пропал без следа. Подозрительная фигура всё ещё на площади и ошивается около другого постера о Крампусе.

На площади нет инквизиторов или волонтёров, но есть передвижная тележка-ларёк с мороженым (от 4 до 12 децилир за штуку). Административный корпус уже закрывается, и (на минуту останавливаясь прикупить рожок или пломбир) по домам расходятся его сотрудники. Они спокойно ходят мимо обычных людей без каких-либо телохранителей или другой охраны, и на костюме каждого из них есть бирка — министр образования, налоговик, церемониймейстер, социальные работники, заведующий медведями, королевский выгуливатель кошек, военный логистик, ответственный за надои, цирковой ревизор и другие очень важные чиновники.

Нэрнир и Чупакамака осматриваются по сторонам.

Нэрнир: Подозрительная эта… Фигура. Очень подозрительная.

Чупакамака: Да уж. Может быть, проследить за ним?

Нэрнир: В зверином обличье или как?

Чупакамака: В птичьем.

Нэрнир превращается в ворона.

Элронд, который ранее сидел на плече Нэрнира, открывает глаза и перелетает на ближайший фонарь.

Чупакамака превращается в голубя

Нэрнир (на зверином): Ну, полетели?

Оставшаяся в одиночестве Кюри смешно чихнула и телепортировалась на фонарь, на котором сидит Элронд.

Чупакамака: Угу. (летит)

Нэрнир летит за Чупакамакой.

Нэрнир и Чупакамака подлетают к подозрительной фигуре, которая разговаривает с одним из горожан.

Подозрительная фигура — горожанину: (звонким женским голосом) Представление через три дня, верно? А ты остановился в хостеле.

Горожанин: Ждать три дня в хостеле… Это я не подумал перед поездкой.

Подозрительная фигура: Если ты согласишься, то три дня пройдут сразу.

Горожанин: (чешет затылок) Ммм, не знаю. Всё это очень странно.

Подозрительная фигура: Да, инквизиторы тоже так говорят. Но им всегда не нравился научно-магический прогресс!

Чупакамака: Гул-гули-гули… (пытается всмотреться в лицо незнакомки)

Незнакомка очень тщательно завернулась в накидку — она явно не хочет, чтобы её личность узнали.

Горожанин: Я согласен на 2 лиры за день.

Подозрительная фигура: 1 лира день и ни децилирой больше. Имей совесть, тебе ничего не придётся делать. Даже ману трачу я…

Горожанин: Ладно. (подозрительная фигура и горожанин медленно идут в сторону тупика. Подозрительная фигура параноидально осматривается по сторонам, но на птиц внимания не обращает)

Чупакамака пытается припомнить, не слышала ли она раньше этот голос

С памятью 9 Чупакамака уверена, что никогда ранее не слышала этот голос.

Чупакамака летит в тупичок.

Подозрительная фигура и горожанин свернули в тупичок.

Подозрительная фигура: Сначала расчёт — я не собираюсь тебя ждать. Вот тебе три лиры за все три дня. (передаёт три монеты)

Горожанин: (берёт монеты и прячет их по карманам) Кстати, а зачем тебе это?

Подозрительная фигура: Есть покупатель.

Горожанин: Кому на белом свете может понадобится? Ладно, я готов.

Подозрительная фигура: Смотри вот сюда и не двигайся. (достаёт светящуюся зелёным цветом коробочку, открывает её и направляет её на горожанина)

Подозрительная фигура читает неизвестное заклинание на неизвестном языке, и горожанин растворяется в воздухе.

Подозрительная фигура прячет коробочку и, присвистывая, с невинным видом выходит из тупика.

Нэрнир садится рядом с Чупакамакой.

Чупакамака беспорядочно летает кругами, пытаясь понять, растворился ли Горожанин в воздухе или стал невидимым

Чупакамака не наталкивается ни на каких невидимых людей, а также не ощущает колебаний воздуха, которые были бы объяснимы проходящим мимо человеком.

Подозрительная фигура остаётся на площади и продолжает ошиваться возле постеров.

Нэрнир принюхивается.

В воздухе не пахнет жареным. Будучи вороном, Нэрнир имеет лучшее обоняние, чем многие птицы, и улавливает остаточный запах человека там, где он прошёл перед пропажей. Однако от того места, где он пропал, обонятельный след не ведёт никуда — ни в стену, ни в воздух, ни под землю.

Чупакамака: (на зверином) Не в коробочку же она его спрятала!

Нэрнир:(на зверином) Кажется, она владеет какой-то магией, так что или в коробочке есть карманное измерение или она его телепортировала.

Чупакамака: (на зверином) Ха! Вопрос, что именно сделала эта коробочка.

Чупакамака: (на зверином) Карманное измерение… а что если посмотреть на огонёк и проникнуть в коробочку. Правда, оставшемуся придётся ждать 3 дня.

Подозрительная фигура побеседовала ещё с одним горожанином, который смотрел на постер, но тот отрицательно помотал головой и пошёл к ларьку с мороженым.

Чупакамака подлетает к постеру, садится на землю и начинает прогуливаться, поклёвывая крошки и поглядывая на постер, чтобы прочитать, что там написано.

На постере написано, что через 4 дня в резиденции Дедушки Крампуса будет большой праздник — с отъёмом подарков, сжиганием чучела ёлки и с комнатой ужаса. Также там написано, что это мероприятие проходит только два раза в год, поэтому «Не пропустите», и что вход для взрослых 1 лира, а для детей 5 лир.

Чупакамака — Нэрниру: Пожалуй, имеет смысл вернуть себе свой собственный облик и послушать, что она нам скажет. Кажется, она всем подряд что-то предлагает.

Нэрнир: Ну да, главное чтобы она не добивалась своего предложения силой.

Нэрнир превращается в себя.

Чупакамака: Ага. (тоже превращается в себя и разглядывает постер)

Подозрительная фигура: (подходит к разглядывающей постер Чупакамаке) Не можете дождаться представления? Я думала, что только люди так нетерпеливы. (захихикала) Зовите меня Клементина. (завернулась в накидку ещё сильнее, чтобы лица уж точно не было видно) Да, иногда так хочется, чтобы наступило послезавтра — и никакого терпения не хватает…

Чупакамака: Ну, время не подгонишь и не задержишь, хотя иногда хотелось бы.

Нэрнир подходит к Чупакамаке.

Клементина: Возможно, невозможно, а возможно, и возможно…

Клементина — Чупакамаке: Один из ваших товарищей?

Чупакамака: Да, мы вместе путешествуем. Интересные у вас тут праздники. Дядюшка Крампус… впечатляет.

Клементина: Я волшебница, и я учусь малоизвестным, странным заклинаниям. Хотите поучаствовать в эксперименте? Я прочитаю заклинание, вы откроете глаза, и сразу станет послезавтра!

Нэрнир: Как-то это странно и подозрительно.

Чупакамака: А что со мной будет в промежутке?

Клементина: В промежутке вас не будет. Вы появитесь послезавтра в точности в таком же виде, как в момент, когда я прочитаю заклинание. До послезавтра даже я не смогу вернуть вас обратно.

Клементина — Нэрниру: Да. Поэтому я практикуюсь с добровольцами, а не в школах магии — я же не могу сделать так, чтобы мой учитель или сосед по парте исчез до завтра, верно? Скандалу-то будет. Совсем другое дело — если есть эльф, которому полезно, чтобы завтра наступило побыстрее…


Нэрнир: Время не властно надо мною и не стараюсь я… А мне нужно пропускать время? Мне от этого вреда конечно не будет скорее всего, но для смертных народов это потеря драгоценного времени.


Чупакамака: Ну не может же челогекко просто так исчезнуть. Я могу это время проспать, не ощутить, но где-то же я буду? Перемещаться во времени не умеет даже магия.

Нэрнир: Может же, правда эта магия запрещена.

Клементина: (захихикала) Перемещения во времени очень незаконны. Тут повсюду ходят инквизиторы, даже я не рискую изучать такие вещи. Но есть способ проще — я могу забрать у вас день времени и спрятать это время вот в эту специальную копилку. (показала странную коробочку и тут же спрятала её)

Клементина: Конечно, и это бы инквизиторам не понравилось, почему я и прячу лицо — но что им вообще нравится, кроме денег и допросов?

Клементина — Чупакамаке: Ваш знакомый-эльф прав — пропущенный таким образом день не продлевает жизнь на один день. Он считается так же, как если бы этот день был прожит сполна.

Чупакамака: А потом это время можно выпустить из копилки? И что тогда?

Клементина: Да. Я выпускаю накопленное в копилке время вечером перед экзаменами, когда мне не хватает времени на подготовку. И могу зубрить на 10 или 15 часов больше.

Чупакамака: Я всё равно не понимаю, как это работает…

Клементина: Время, которое существо существует — это ресурс. Его можно отдать другому существу. Это я и делаю — а точнее, учусь делать.

Клементина: Только не рассказывайте об этом инквизиторам и жаждущим вечной жизни. (захихикала) Использование времени из копилки на себя — это очень депрессивно. Вечер не дует, листья на деревьях не колышутся… Двигаться и что-то делать может только потративший время из копилки, всё остальное будет ждать, пока выпущенное на свободу время не истечёт…

Клементина: Я делилась временем со знакомыми, и все они согласились, что это удобно только для лишнего сна. Если не высыпаешься, а завтра рано вставать, то можно использовать копилку и спать на 3 часа дольше.

Нэрнир: Ну я думаю, что Чупакамака не хочет терять время, м?

Чупакамака: Но если время тратит только потративший, а листья не движутся, то и страницы не листаются, и карандаш не пишет, то как же готовиться к экзаменам? И что вообще можно делать? И потом… ведь должно быть очень холодно в это время? Потративший сидит, вокруг всё неподвижно — холод. То есть… или наоборот? Птративший бежит, значит, воздух движется с бешеной скоростью… так и до пожара недалеко… Что-то я запуталась… Как оно происходит? Каково это?

Клементина: Страницы можно листать — с особенностями. Обычно страницу достаточно слегка подтолкнуть, и она перелистнётся. Когда используется время из копилки, то нужно схватить каждую страницу, поднять её со следующего листа и положить на предыдущий лист. Под действием тяжести она самостоятельно не упадёт. Учиться так не очень удобно, но возможно.

Клементина: Окружающая среда не меняется — по крайней мере, за одни сутки. Я никогда не выпускала более суток времени одновременно, потому что выпущенное время нельзя убрать обратно в копилку — пока оно не закончится, то время будет идти только для меня. Такое существование быстро надоедает.

Чупакамака: Да, но если кто-то с огромной скоростью бежит, он может загореться. Разве нет? Ему кажется, что скорость маленькая. А относительно окружающей среды она огромная. Вот и пожар.

Клементина: Возможно. Я по понятным причинам не экспериментирую с действиями, которые могли бы меня убить. Я использовала копилку в безопасных условиях — в помещении с открытым окном, за учебным столом. Также я не продаю время из копилки людям, которые используют его неизвестно как. Её испытывали только знакомые волшебники, и они изучают гораздо более опасную магию.

Нэрнир: Надеюсь, Чупакамака, ты не хочешь испытать эту магию?

Чупакамака: Ещё не знаю… Надо сначала выяснить, что и как.

Чупакамака: А вот когда отдавший отдаёт время, он исчезает из пространства тоже? То есть… образуется дырка? А когда он возвращается, он должен втиснуться в окружающую среду? А если все разом вернутся, на праздник, например, это будет буря?

Клементина: Да. Это не проблема, потому что в окружающей среде много воздуха. Воздух, как и любой другой газ, легко разрежается при исчезновении человека и сжимается, когда человек появляется снова.

Чупакамака: А что будет, если копилка сломается? Разобьётся и накопленное время вылетит из неё? Оно вернётся к тем, кто его отдал? Или всё вокруг застынет, потому что выйдет, что это все его потратили?

Клементина: Чтобы выпустить время с пользой, нужно сначала прочитать особое заклинание. Если копилка просто сломается (например, физически разобьётся), то всё накопленное в ней время потеряется.

Чупакамака: Да, интересно… Только я вспомнила, что у нас много дел на эти дни до праздника. Может, не очень интересные, но делать их надо. Даже и не знаю, как мы всё успеем. Так что не смогу я воспользоваться… Интересно, а многие вот так отдают время? Его же чаще не хватает, чем наоборот?

Клементина: (понимающе) Если передумаете, то я буду здесь, на площади. Пока последний офис не закроется.

Клементина: Немногие, но такие люди всегда есть. Те, кто с нетерпением ждёт следующего дня. Или важной даты. Или хорошей погоды для пикника. Или письма или посылки из другой страны.

Чупакамака: Да, бывает… Ну, спасибо за рассказ. Может, и надумаем. (Нэрниру) Пойдём?

Нэрнир: Да, уже поздно, пора ужинать и спать…

Клементина ещё сильнее закутывается в накидку и отходит к другому постеру.

Из офиса юнионистов вкусно пахнет копчёной рыбой.

Нэрнир: Опять от гремлинов рыбу коптят. Может зайдём, возьмём? А?

Чупакамака: Давай. Заодно расскажем про цветы и объясним про лабиринт, чтобы Линда курьера не ругала.

Элронд и Кюри возвращаются на плечо и на рюкзак Нэрнира.

Нэрнир и Чупакамака заходят в офис юнионистов.

Локация: Офис юнионистов, Административный район, столица Норланда[править]

Офис юнионистов вот-вот закроется — на втором этаже уже не горит свет (кроме однонаправленных волшебных факелов, которые нацелены на энта), и там убирают полы уборщик (своим веником) и призванное существо занткрон (своей чистой тушей).

Несколько местных жителей, пара курьеров и Линда Вайс ужинают на кухне самообслуживания. Энт тоже ужинает — в одной руке-ветке он держит бочонок с водой, а другой — мешок с питательными удобрениями. В рыбокоптильной машине, установленной вместо камина, расселся бледного вида гремлин, который яростно курит какую-то дрянь. Он выпускает такие огромные и плотные облака дыма, что от них даже рыба коптится.

Нэрнир и Чупакамака зашли в офис юнионистов.

Чупакамака: Приятного аппетита всем! А мы добрались до оранжереи и полили цветы! Вот только лабиринт того… захвачен и разрушен, пришлось столько народу задействовать, чтобы пройти по земле, а потом с потолка секцию снимать, потом вставлять обратно…

Линда Вайс: Спасибо большое! (похлопала в ладоши) Не правда ли, мои цветочки очень милые? Мало кто может похвастаться… быть в эльфийском заповеднике — большая честь и ценность!

Линда Вайс: Лабиринт разрушен… Да, курьеры вечно всё рушат, потому что у них ножки болят туда ходить… (сердито хмыкнула)

Нэрнир (цинично): Большая честь и ценность остаться там в живых.

Линда Вайс: (легкомысленно) Эльфы живут в гармонии с природой, природа им не навредит.

Чупакамака: Лабиринт сломали не курьеры! Всё очень плохо. Это пришельцы из другого мира. Дикие существа, которые рушат машины. Сейчас их заперли в лабиринте, в надежде, что этого приключения им хватит надолго, но кто знает, что будет дальше… Сейчас у выходов дежурят инквизиторы и вся королевская рать… боги им в помощь.

Линда Вайс: (легкомысленно) Пришельцы… Да, всякое бывает.

Посетитель кухни — другому: У нас в Норланде появились пришельцы.

Другой посетитель кухни — первому: Не бойся, инквизиция умеет ловить пришельцев!

Энт: Когда я был маленьким, меня посадили возле лабиринта, и я тоже его немного разрушил — вырос большим и тяжёлым и провалился в тоннель… Меня потом неделю выкапывали из-под завалов…

Чупакамака — Линде: (тихо) Скажите, пожалуйста, а как вы договорились с гремлином, чтобы он вам рыбу коптил?

Линда Вайс: (обычным голосом) Эту машину сюда привезли уже в таком виде, с этим зверем внутри. Её купили в Шоколадных горах. С тех пор он не переставал дымить…

Чупакамака: Хм… Вообще-то он разумный, и даже разговаривает.

Нэрнир: Подтверждаю.

Линда Вайс: Мой попугай тоже разговаривает. Мне не мешает, лишь бы не распугивал гостей…

Чупакамака: Он задаёт разумные вопросы. А попугаи повторяют выученные фразы, правда, зачастую очень к месту.

Чупакамака — Нэрниру: Как ты думаешь, имеет смысл опробовать идентификацию на нём? Или наши сегодняшние знакомцы могут быть из другого места?

Нэрнир: Навряд ли. Давай попробуем, а там будь что будет. Эххх, была не была!

Линда Вайс: (сердито) Вы намекаете, что я держу разумное существо против его воли? О, нет! Его здесь никто не держит. Если он не хочет здесь сидеть, то рыбу можно покоптить и без него.

Энт: А если я не хочу здесь сидеть, то я пошёл?

Линда Вайс: (строго) А разломанное здание кто чинить будет?

Энт: Ох…

Чупакамака — Линде: Почему же против воли? Он вполне может сидеть по своей! Например, потому что ему интересно тут. И сбежать он тоже вполне может. А вы бы, чем злиться на нас, поговорили бы с ним.

Чупакамака — Энту: Починить здание могут помочь друзья. Если вы с ними договоритесь.

Энт: Друзья леса — это эльфы, но умеют ли они чинить здания? (задумчиво) Я пока никуда не хочу идти, но если захочу, то тогда об этом и подумаю.

Чупакамака подходит к домику, в котором сидит гремлин, и активирует Свиток Идентификации

Свиток идентификации начинает светиться, и о гремлине-курильщике становится известно следующее:

  • Имя: N5
  • Возраст: 42 (в годах Олсена)
  • Вид: живая деталь («гремлин»)
  • Характер: законопослушный нейтральный
  • Особые способности: технологический симбиоз-синкретизм — механизм, в котором обитает гремлин, самопроизвольно чинится/улучшается или наоборот ухудшается/ломается в зависимости от того, нравится ли гремлину текущее состояние и местонахождение устройства. Довольные гремлины способны усилять снаряжение, включая техническое оружие, а недовольные — полностью выводить его из строя. Гремлин не в состоянии контролировать этот процесс (починить механизм, который он ненавидит, или поломать механизм, который ему по нраву).
  • Магические сопротивляемости: устойчив к огню (свойство конкретно этого индивидуума, а не всего вида).
  • Уровень интеллекта: на 15 % ниже, чем у среднестатистического челогекко.
  • Уровень мстительности: очень высокий.
  • Вредные привычки: курение под рыбой.
  • Предыдущее место жительства: олимпийский факел.
  • Состояние здоровья: не лёгкие здорового гремлина, а лёгкие гремлина-курильщика.
  • Содержимое карманов: ветка для самофоторисунков, миниатюрная рогатка для фруктовых косточек.
  • Домашние животные: божья коровка (2 шт.).

Свиток идентификации гаснет и превращается в пустой лист.

Чупакамака садится на землю и с ошеломлённым видом чешет в затылке

Нэрнир задумчиво чешет подбородок.

Кюри обнаруживает, что на энта надета цепочка-ожерелье, и ходит по цепи кругом.

Чупакамака: Доигрались… снятся ли гномоидам механические жуки? Восстание роботов. И что ещё на эту тему писали? И вот… дожили…

Нэрнир: То есть гремлин — живая деталь. Может… Может они какой-нибудь гномский эксперимент? И сказано, что они могут улучшать предмет, то есть от них может быть практическая польза.

Чупакамака: Уж не с порталами ли они экспериментируют? Всё-таки все гремлины говорят одно и то же про затягивание их в наш мир из их мира.

Нэрнир: Может когда-то гномы хотели притащить их в наш мир для улучшения своей механической лабуды, но в итоге из-за какого-то искривления пространства гремлины стали проявляться при новых изобретениях?

Чупакамака: Загадка… Может быть, за разъяснением надо идти к гномам в их горы…

Нэрнир: Как-нибудь сходим.

Чупакамака — Гремлину: Привет! Всё ещё дымите?

Гремлин: Нет границы моей мести! Пока хоть один человек, гном, эльф или кот неподалёку, я буду дымить на них как можно сильнее!

Гремлин: (неуверенно) Это, конечно же, никак не связано с тем, что у меня зависимость от дымления… Да и нет у меня никакой зависимости, да… (поджигает ещё клочок сена)

Чупакамака: А в том измерении, в котором вы жили раньше, у вас был такой же дом? И вы там тоже дымили?

Гремлин: Нет, откуда у меня дома сено? Это всё дурное влияние вашего мира. (прокашлялся от дыма)

Гремлин: Мой дом был немного другим. Уже в вашем мире меня из него похитили и переселили сюда.

Чупакамака: А потом переносили с места на место вместе с домом? А здесь дымить вы сразу после перенесения начали или потом, когда увидели, что гномы не любят дыма?

Гремлин: Когда заметил, что гномы не любят дыма. Ещё они принесли сюда эту траву (и до сих пор подбрасывают новую), которая, по-видимому, обладает большой для них ценностью… Уничтожать эту траву в огне, нанося им материальный ущерб — тоже часть моей мести.

Гремлин: Ещё я заметил, что гномы едят так называемую рыбу, а дым её портит — она становится не такой, как раньше. Поэтому когда тут есть рыба, то я курю в два раза интенсивнее, чтобы испортить её как можно надёжнее.

Гремлин: Так им, гномам!

Нэрнир берёт одну рыбину и принюхивается к ней.

Рыба хорошо прокоптилась и пахнет сеном и дымом.

Чупакамака: И рыба становится тёмная и пахучая…

Чупакамака: Скажите, а в таком круглом доме на длинной ножке вы не жили?

Нэрнир ест рыбину.

Гремлин — Чупакамаке: О, да! Я разводил там огонь, чтобы согреться, и когда глупые гномы совали туда свёрнутые газеты и другие куски бумаги, то я умышленно их поджигал. Целая толпа из них впадала в бешенство и визжала от возмущения, когда газета наконец загоралась!

Гремлин: Потом, на следующий год, эти гномы пытались мне отомстить — приносили уже горящую газету и пытались развести огонь в моём доме… Они-то, глупые, не знали, что огонь мне не вредит…

Нэрнир: А почему он вам не вредит?

Гремлин: У гремлинов есть иммунитеты в зависимости от того, в какой башне они родились. Моя родная башня извергала огонь, и в ней конструировали огненные инструменты. Все родившиеся там гремлины устойчивы к огню.

Чупакамака: Мне рассказывали про гремлина из круглого дома. Его надолго запомнили! Ха-ха! А почему вы в этот домик переселились?

Гремлин: Меня переселили. Раньше мой круглый дом был очень нужен гномам — они выставляли его на обзор толпы каждый год, но потом кто-то из гномов подменил какую-то жидкость, был большой скандал, и гномы обо всём забыли, даже перестали приносить газеты…

Чупакамака: А, да, была такая история. Они потому газеты не приносили, что там написали, что гномы — жулики. Вот им и стало стыдно.

Чупакамака: А в том мире, где вы жили раньше, у вас какой дом был?

Гремлин: Похожий на часы с этой деталью… кукушечкой. Рядом почти всегда горел огонь, и когда стрелка поворачивалась по циферблату, то огонь менялся от очень сильного до очень слабого, а потом наоборот. В центре дома была кукушечка — нажимаемая кнопка… если на неё нажать, то она зажигала огонь, если он потух. Мы как молодые гремлины любили заниматься поджигательством, тогда как пожилые гремлины перематывали стрелку на 0 часов и выключали огонь полностью, чтобы спокойно выспаться без треска. (закурил ещё мини-сноп сена)

Чупакамака: Интересно, должно быть, там было... А в этом мире вы попали в такой же дом или сразу в тот круглый?

Гремлин: В такой же. Его поставили на кухне, и гномы готовили на его огне.

Гремлин: Я постоянно подкручивал стрелочку в сторону более сильного огня, и их еда подгорала.

Нэрнир: А почему вы не хотите с смириться с жизнью тут и перестать вредительствовать?

Гремлин: (назидательным тоном) Это вопрос справедливости — то, чего гномы вроде вас никогда не поймут. Деяния гномов должны быть отмщены сполна. (выпустил облако дыма на рыбу)

Чупакамака: Вы думаете, гномы нарочно вас в этот мир притаскивают?

Гремлин: Без сомнения — чтобы украсть наши дома.

Нэрнир: Но тут же есть и много не-гномов.

Гремлин: Их дома не такие полезные, как наши...


Чупакамака: Ой... вот мы с вами беседуем, а сами забыли спросить, как вас зовут. Меня, кстати, зовут Чупакамака, а вот его Нэрнир. А вас?

Гремлин: Мы, гремлины, не используем персональные словесные имена… Мы узнаём друг друга по виду. Гномы, которые переселяли меня из одного дома в другой, называли меня Нпять.

Гремлин: Но я совершенно не против, чтобы меня называли «гремлин».

Чупакамака: Да уж, умеют гномы имена придумывать. А другие гремлины, которые жили в том доме в вашем мире, тоже перенеслись в этот, когда гномы часы с огнём и кукушечкой сделали?

Гремлин: Да. После этого кто куда разъехался и разбежался — кто-то до сих пор ломает механизмы в шахтах, а кто-то путешествует по миру в смотрильной трубе на палубе корабля… Я вот осел тут.

Чупакамака: А вам тут нравится?

Гремлин: Чему же не нравиться? Дом есть, кресло есть, сено есть, стольких гномов каждый день мучаю — следовательно, хобби тоже есть…

Гремлин: Ко мне совсем недавно приходили новые гремлины, которых только что притащили в ваш мир… Звали строить вместе с ними какой-то большой лабиринт на тысячу гремлинов. Отказался — лень. У меня для себя уже всё построено.

Нэрнир: А гномы что говорят о вас?

Гремлин: Люто гневятся! Особо удачные из нас даже прячутся, когда гномы проходят мимо, и вынуждены ломать механизмы под покровом ночи. Мне повезло — комфортные условия, можно спокойно использовать их механизм против них самих.

Нэрнир: А вам нравится ломать вещи?

Гремлин: Нет, но мне нравится расстраивать гномов. Если расстраивать гномов можно работающим механизмом, то он будет работать в лучшем виде.

Нэрнир: А вот вам вообще нравится в этом мире?

Гремлин: Мир как мир. Здесь меньше механизмов, чем я привык, но зато необязательно их строить… Можно поселиться в заброшенном. В моём родном мире все дома были заселены. И ещё было очень тесно. Только здесь можно получить целый дом на всего одного гремлина.

Гремлин: И забавное тут есть… даже четвероногие гномы с хвостом — если, конечно, не пытаются облизать тебе пятки. (поджёг ещё сена) Однажды в наш мир вторглись демоны, хотели его завоевать. Вот у них, как говорят разведчики, очень уродливый мир. (задымил рыбу) Всё такое красное и пыльное… У вас ещё нормально.

Нэрнир: Гномы с хвостом,хм... А кто я по вашему? А моя подруга?

Гремлин: Более вежливые разновидности гномов. Ещё ни разу не бросили в меня гаечным ключом. (рассудительно) Что никак не освобождает вас от моей праведной мести.

Нэрнир: Но вообще-то мы не гномы. Я и такие же остроухие и тощие, это эльфы, мы хорошие. Такие как моя подруга, хвостатые, когтистые, прямоходящие и чешуйчатые — это челогекко, они хорошие. А четвероногие хвостатые, которые лают это собаки.

Чупакамака: Да, четвероногие бывают разные, вот это называется сервал. Четвероногие не такие разумные, они не умеют строить машины.

Гремлин: Ладно, тогда я не буду вам мстить, пока вы не бросите в меня гаечным ключом. Ресурсы мести, знаете ли, ограничены. (задумался) Сейчас, когда вы об этом сказали — и правда, я ещё не слышал о таком гремлине, которого бы в этот мир притащили четвероногие…

Чупакамака: Да, они не умеют строить машины и перетаскивать существ из мира в мир. И двуногие не все это умеют. Гремлинов, похоже, перетаскивают случайно. Гномы, эльфы, люди, челогекко просто придумывают удобные машинки...

Гремлин: Экие они выдумщики... Я им напридумываю...

Нэрнир: А вы общались тут с кем-нибудь кроме гремлинов и нас?

Гремлин: С парой магов - они расспрашивали меня о том, как работает моё волшебство... Как будто бы оно у меня есть! С парой туристов - они хотели узнать, можно ли съездить в наш мир... С парой поваров - спрашивали, съедобен ли я... Особо наглому даже обжёг руку... Гномы (как бородатые, так и обитающие в этом городе) с нами не разговаривают, да и не о чем мне с ними говорить - они же гномы! (погрозил кулачком)

Нэрнир: А вам может не хватает чего-то?

Гремлин: Немного рабов, что ли… Вроде тех четвероногих, но не таких крупных. Я тут поймал пару насекомых, но они ничего не умеют. (показывает божью коровку) Каких-нибудь специй и так далее - посыпать эту рыбу, чтобы она лучше пахла, пока портится... Про порталы домой я уже спрашивал многих - никто либо не умеет их строить, либо... Да уж. Может быть, какого-нибудь способа регулярно узнавать информацию о том, что происходит с другими гремлинами - непривычно слышать новости о них раз в месяц или даже год... (прихихикнувши вздохнул)

Нэрнир: Ну мы знаем одних гремлинов, которые ломают и «чинят» лабиринт, а точнее комнату управления.

Гремлин: Да. У них там полно работы, прежде чем можно будет нормально расслабиться в кресле-качалке... Если бы я к ним пошёл, то неделю бы спал в кладовке. Комфорт - не очень приоритетная вещь, когда чинишь такую огромную махину. Хотя они мне хвастались, что наприглашали больше полусотни работников...

Чупакамака: Да, гремлинов в лабиринте очень много. Мы видели. И откуда только они взялись?

Гремлин: Их представитель сказал, что гномы призвали примерно двадцать гремлинов всего пару дней назад. Сначала они запаниковали - ну, знаете, как и все новички делают. (прихихикнул)

Гремлин: Но потом капитан их всех построил и нашёл это большое бесхозное устройство, где рядом не живут гномы - этот их лабиринт. И они там строят себе большое постоянное жилище. Для этого они прошлись по всей округе и наприглашали туда тех гремлинов, которые жили в этом городе уже давно. Я отказался, но многие согласились.

Гремлин: Кроме лени и комфорта здесь, я отказался ещё и потому, что это звучало как ловушка. По их словам, дорогу к этому лабиринту им показал один человек… это которые небородатые гномы. И он сделал это добровольно — подошёл к ним и сказал «Ищете хорошее устройство? Давайте я покажу вам дорогу». (рассудительно) Я вот гномам не доверяю, бородатые они или нет.

Чупакамака: Вот в чём вопрос! Как их призвали?! Если бы мы знали, как гремлины попадают сюда, то, может быть, поняли бы и как можно отправить их обратно! И все гремлины уехали бы домой... Неужели от того, что кто-то купил короб и ткань, сшил купол, подвесил короб и поставил подогреватель с водой, в этот мир попали гремлины? Может, тут замешана злая магия? Разобраться бы...

Гремлин: Как я уже говорил магам, которые расспрашивали меня в прошлом - в магии я не разбираюсь.

Чупакамака: Интересно, не замешан ли в этом тот человек, который показал гремлинам лабиринт? Может быть, он нарочно призвал гремлинов, а потом показал лабиринт, чтобы навредить сразу и жителям города, которым этот лабиринт нужен, и гремлинам?

Гремлин: Я их сразу спросил, не был ли этот человек каким-то странным магом и так далее, но они сказали, что это простой житель, ничем не отличающийся от тех, у которых они заимствовали товары на рынке. Они описали его как расслабленного и даже глуповатого.


Чупакамака: Другое дело демоны. Они и сами в другие миры ломятся, и позвать их можно, но для этого нужно особое волшебство, которое, к счастью, запретили. Демоны и в этот мир вторгались. И все из-за глупых волшебников. А потом уже сами ходили, пока их не выгнали. А как демоны попали в ваш мир?

Гремлин: Демоны открыли портал в наш мир. Этот портал тоже был механизмом, но не родом из нашего мира — они заполучили его каким-то иным образом. Демоны открывают порталы в самые разные миры, не только наш и ваш, и пытаются награбить оттуда ресурсы. С нашим миром у них не очень получилось — мы просто поломали их портал. (задумчиво) После этого демоны не пытались попасть в наш мир снова — либо они не умеют построить второй такой же портал, либо они делают их таким образом, что это очень сложно и дорого.

Чупакамака: А ещё какие-нибудь существа в ваш мир заходили?

Гремлин: Нет, у нас очень изолированный мир. И среда не очень пригодная для других видов... Солдаты демонов дышали через маски...

Чупакамака: А вы в любом мире дышать можете?

Гремлин: Да. Воздухом, водой, магмой, дымом, маной — всё одно.

Нэрнир: А вы состоите из плоти?

Гремлин: (в картинном возмущении) О, нет, ещё один повар! (спокойно) Шучу. Я состою из материи, а не из маны и так далее, но не из мяса или рыбы.

Нэрнир и Чупакамака ужинают в офисе юнионистов, уворачиваясь от колечек дыма гремлина-коптильщика.

Линда Вайс — Чупакамаке и Нэрниру: Завтра и послезавтра внеочередные заседания парламента — по сами знаете каким вопросам.

Энт: По вопросам повышения удобрений для пожилых энтов?

Линда Вайс: (холодно) Нет.

Энт: (неразборчиво) Хрум-бурарум.

Гремлин: (хихикая) Давайте, передеритесь между собой. (Нэрниру и Чупакамаке) Приятно было познакомиться, не гномы! Придумаете новый способ мстить гномам — обращайтесь, буду рад помочь. (помахал ухом)

Чупакамака: По вопросом интеграции и союзов?

Линда Вайс поперхнулась берёзовым соком.

Линда Вайс: По разным дипломатическим вопросам.

Рядовые юнионисты на кухне заинтересованно переглянулись. В окно заглянула челогекко-журналистка из «Жареных фактов» и тут же спряталась обратно.

Нэрнир смотрит, что есть поесть.

Имеются вегетарианские бутерброды с мясом помидора, а также обычные бутерброды с мясом куропатки, мясом оленя и сыром пальмы, салатик из целебных трав и салатик из съедобных трав, а также рагу из всего.

Нэрнир ест бутерброд с мясом оленя.

Мясо оленя более мягкое и нежное, чем обычная говядина или поросятина.
Кюри ест стыренный с полки бутерброд с мясом куропатки. Энт ест удобрения из мешка.

Чупакамака — Нэрниру: Если ты такой голодный после рыбы, то как же оголодали Сэм с Маргарином… Надо бы всё-таки продуктов купить.

Нэрнир — Чупакамаке: С учётом их веса, им не помешала бы диета.

Чупакамака — Нэрниру: «Диета» и «морить голодом» — разные понятия.

Чупакамака — Линде: Заседание закрытое? Дипломатов приглашают? А прессу?

Линда Вайс: Закрытое на три замка, особенно от прессы. Дипломатов раньше приглашали, но потом оказалось, что подробности любых секретных заседаний, на которых присутствовал ваш посол Огурцов, оперативно оказываются у барона Рюрика…

Чупакамака: Ну, что же, подождём результатов.

Линда Вайс: Будем надеяться, что эти милитаристы не будут блокировать наши разумные поправки, как они это любят делать.

Нэрнир: А в чём эти поправки заключаются обычно?

Линда Вайс: В необходимости обосновать расходы по каждой статье. Империалисты любят безответственно сорить деньгами — и яростно возражают. Ещё они не любят наши пункты «что делать в случае, если всё пройдёт не так, как планировалось».

Дремавший на плече Нэрнира Элронд проснулся.

Элронд: (на зверином) Кажется, ночь собирается. Слетать бы куда-нибудь, размять крылья…

Чупакамака: Я думаю, нам пора дописать письмо королю Тибериусу. Ты можешь отнести его Церемониймейстеру или даже прямо королю.

Нэрнир: Наверное стоит, но если честно то… Хотя ладно. Домой придём, расскажу.

Чупакамака: Тогда давай быстро продуктов купим и домой. Только если офисы закроются, то Элронду придётся разминаться уже завтра.

Нэрнир: Тогда давай, за рисом и мясом.

Энт: Мясом кентавра.

Чупакамака: Давай. (Линде) До встречи!

Линда Вайс: (сложнопереводимый эльфийский фразеологизм с упоминанием звёзд, глади воды и попутного ветра)

Чупакамака и Нэрнир выходят из офиса юнионистов.

Локация: Административный район, столица Норланда (позже)[править]

Нэрнир и Чупакамака вышли из офиса юнионистов.

Клементина более не ошивается у постеров. Вместо неё по площади ходит знакомый Нэрнира и Чупакамаки — тот самый инквизитор с рынка, который накупил взрывных зелий и хотел замуровать лабиринт. Он подозрительно рассматривает тупичок, в котором ранее пропал горожанин, и землю возле постеров. Инквизитор всецело погружён в своё расследование, не замечает наших героев и стоит в стороне от дорог к рынку и Культурному переулку, по которым можно покинуть площадь.

Офисы уже закрыты (поздний вечер), и почти все сотрудники разошлись по домам — за исключением тех, которые застряли в длинной очереди у киоска с мороженым.

Нэрнир и Чупакамака осматриваются по сторонам.

Чупакамака: Как ты думаешь, стоит ли рассказать инквизитору о безобразии, которые учинила Клементина? Конечно, нехорошо, но время они все же отдавали добровольно. А все же, хранилище времени — опасная штука. Да и кто-нибудь по глупости может всю жизнь туда положить.

Нэрнир: Посмотрим последствия, на дне открытых дверей дядюшки Крампуса.

Чупакамака: Ладно. (идёт в сторону продуктового магазина)

Нэрнир и Чупакамака вернулись на рынок — ровно за 10 минут до закрытия магазина «Не только тюки для туристов, но и нормальная еда».

Чупакамака заходит в магазин и смотрит, есть ли там рис, мясо, еда для челогекко.

В магазине есть рис — круглозёрный и длиннозёрный (и тот, и тот — 4 децилиры за килограмм), мясо (свинина, говядина, баранина и мясо с нарисованным на ценнике знаком вопроса вместо названия), коробка с сушёными жуками, варенье из саранчи.

Нэрнир: Предлагаю взять свинины и длиннозёрного риса.

Чупакамака: Может, лучше баранины? Сделаем плов, это сытно. А себе я возьму жуков, это лучше, чем чипсы.

Продавец: Кстати, на неизвестное мясо действует скидка — теперь оно стоит 7 децилир килограмм вместо обычных восьми.

Нэрнир: Да мне вообще постного риса хватит. Но не люблю запах баранины. Ну да мне всё равно.

Чупакамака: Я думаю про Сэма с Маргарином. У них же нет денег, а есть им надо. Впрочем, баранина еще есть, если они её не съели.

Чупакамака — продавцу: Пожалуйста, килограмм риса, килограмм свинины и коробку жуков.

Продавец: 4 децилиры рис, 1 лира свинина, коробка жуков — 6 децилир. С вас 2 лиры. (начинает заворачивать товары в бумажный пакет)

Чупакамака отдаёт продавцу 2 лиры.

Продавец: Пожалуйста. (передаёт Чупакамаке 1 килограмм длиннозёрного риса, 1 килограмм свинины и коробку жуков)

Чупакамака: Спасибо.

Нэрнир: Ну, пошли ужинать, а потом спа-а-а-а-ать…

Чупакамака: Ага. До свидания.

Кюри пытается стащить с прилавка полукилограммовый пакет мяса со знаком вопроса.


Нэрнир и Чупакамака возвращаются к посольскому дому в Культурном переулке.

Локация: Культурный переулок, столица Норланда[править]

Малин, полурослики и Карл ужинают в небольшой беседке возле дома — в меню жареные грибы, сгущёнка и железный заборчик у цветочной клумбы. Выглядят они довольными. К стене рядом с Малином прислонён новый волшебный посох, и не самый дешёвый. У Карла светится переднее левое копыто. Рядом на лавочке лежат пустые почтовые коробки из картона, рулон ярко-красной ленты, крошечная клетка с крошечной летучей мышью и полулитровая банка мёда.

Подходят Нэрнир и Чупакамака.

Нэрнир: Всем привет!

Чупакамака: А мы мяса, принесли, риса… Что тут без нас было? Откуда грибочки?

Нэрнир: И откуда посох?

Малин: Грибами поделился Огурцов — он был в очень хорошем настроении сегодня. А посох я себе купил. Он умеет приманивать и отпугивать летучих мышей — пригодится в эльфийском лесу.

Полурослик Маргарин: А я выгуливал ламу и учился колдовать.

Чупакамака: Ну и как? Получилось?

Полурослик Маргарин: (помахал руками) Длительный свет! (ложка, которой полурослик ест сгущёнку, засветилась)

Полурослик Сам: А выключать обратно не умеет. Как засветил копыто два часа назад, так оно и светится.

Нэрнир: Ну, всё равно выключится, когда мана закончится.

Чупакамака: Красиво! Пусть светится!

Малин: (виновато) Это самое лёгкое заклинание магии света, которому я только мог его научить. Мана может не закончиться днями.

Полурослик Сам: Особенно если есть даже больше сгущёнки, чем я — ходят слухи, что она отлично восстанавливает ману.

Чупакамака: Правда, красиво. Пусть себе светится.


Чупакамака: Надо мясо положить в холодильник. Кстати, это для всех.

Чупакамака относит на кухню рис и мясо и возвращается с пшеном для Квоки.

Квока клюёт пшено и виновато посматривает на свою поцарапавшуюся обо что-то рисовательную лапу.

Чупакамака садится поесть жуков из коробки.

Чупакамака: (на зверином) Квокочка, а что у тебя с лапкой?

Нэрнир отрезает немного мяса Кюри и Элронду.

Квока: (на зверином) Пыталась поклевать ростки энта, и он наступил мне на лапу веткой.

Чупакамака: (на зверином) Больше не делай так.

Квока: (на зверином) Ладно. Я даже не знала, что это энт, пока он не начал ругаться…

Нэрнир кормит Кюри и Элронда.

Наевшись баранины, Кюри слепила последний кусочек баранины в шарик и катает его по земле.

Чупакамака пишет письмо.


Полурослик Сам: Ещё мы отправили подарок Дедушке Крампусу — коробку с надписью «очень много золота» на коробке и запиской «шучу» внутри.

Малин: (задумчиво) Посол Огурцов одолжил им сову, которая знала, куда ей лететь.

Чупакамака: Нэрнир, а что ты хотел сказать по поводу письма Тибериусу? Я думаю, мы должны рассказать про пропавших в Возвышенном районе. Ну и про переговоры во фракциях тоже. А ты что думаешь?

Нэрнир: Я думаю стоит рассказать о том, что мы помогли лидерам фракций и возможно, это как-то склонит чашу весов в нашу сторону.

Чупакамака: Да, ну, это же мелочи: принесли луки, ключ садовнику отдали… Подумаешь… Мы и должны помогать друг другу. Вот с гремлинами было жарко… К тому же, мы же не знаем, была ли доставка оружия секретно. А я почему-то думала, ты не хочешь писать.


Чупакамака: Ну, ладно, про цветы допишу, хотя он и так знает… (пишет) Вот, читай. Если что не так, вычёркивай, дописывай…

Aquote1.png

Ваше Величество!

1. Мы договорились с гремлинами, что они будут сидеть в лабиринте. Надеюсь, этого приключения им хватит надолго, хотя бы на несколько дней, потому что верить их обещаниям нельзя: в конце концов, они наиграются и вылезут. Очень хорошо, что там стоит охрана.

К сожалению, ничего не известно про происхождение гремлинов. Свиток идентификации назвал их живой деталью. А сами они утверждают, что мы их притаскиваем из их мира, когда придумываем машины; если это так, непонятно, кто это делает и как их отправить обратно.


2. Мы посетили Возвышенный район. Нашли в морге труп пропавшего ведущего цирковых представлений. Его труп нашли в ущелье, предположительно, он погиб насильственной смертью, возможно, его кто-то убил. Также пропал клоун, который недавно уволился из цирка, ходят слухи, что его съел медведь (в морге его трупа нет).

А картографа арестовала инквизиция. Жители Возвышенного района рассказывали, что он не нашёл снежного челогекко, но нашёл вмороженный в лёд труп саблезубого слона, похвастался, что сможет этого слона клонировать, и повёз его вниз. Вот там его и арестовали за то, что он пел песню про то, как он оживит слона и всем покажет.


3. Мы получили вести из Гусляндии. Офицер нашёлся, но он ничего не помнит, даже своего имени. Те, кто его нашёл, собираются отвезти его на лечение в монастырь Огродиты.

4. Военный союз в Гусляндии считают выгодным, но вот участвовать в завоевательных войнах Гусляндия может отказаться, другое дело — оборона.

Идею обмена рекрутами поддерживают и советники Гусляндии и генерал Королев.

Империалисты поддерживают идею мирной интеграции и согласны, чтобы Норланд вкладывал средства в этот проект. Однако генерал опасается, что бароны могут взять деньги и отказаться от обязательств. С другой стороны, генерал полагает, что Фридриха можно уговорить, так как в баронстве мало денег. А если уговорить и Рюрика, то Норосу придётся согласиться тоже.

Мы же предлагаем

  • В баронстве Рюрика можно построить мануфактуры и ремесленные лавки, переквалифицировать ставших ненужными солдат, а также крестьян на ремесленников и рабочих, предоставить им обучение и рабочие места в Центральном Норланде, а затем и на местах.
  • Армия баронства Нороса войдёт в состав армии Норланда, его рыцари будут патрулировать границы Норланда, получать командировки в Ильмень и Гусляндию. При этом там также можно строить предприятия и обучать жителей ремёслам и рабочим специальностям.

Линда Вайс, лидер юнионистов, заявила, что никогда не возражала против интеграции. Но она против расширения армии. К тому же опасается, что бароны потратят деньги не на развитие промышленности, а если дать деньги промышленникам, то им не прикажешь, где именно строить.

Но ведь можно предоставить частникам, которые захотят строить предприятия в баронствах, большие налоговые льготы лет на 10. На это Линда Вайс согласна. И еще она считает, что для успеха переговоров их надо проводить в тайне от прессы.

Думаю, подробнее они изложат свои взгляды на завтрашнем заседании парламента.

Чупакамака, Нэрнир

PS Спасибо за подсказку насчёт пути к теплицам. Мы отдали садовнику ключ, и он полили цветы. Линда Вайс довольна.

Aquote2.png

Нэрнир: Вроде неплохо.

Чупакамака: Я сонная уже. Может, что-то упустила… Уж очень много всего был сегодня. Посмотри, пожалуйста, всё ли правильно, не надо ли что-то добавить.

Карл прогрыз решётку клетки с летучей мышью, и она улетела.

Нэрнир: Ещё напиши про возможность отправить безработных солдат на разведку незастроенных земель у побережья.

Чупакамака: Ага. Пишет

Aquote1.png

PPS Солдат можно переобучить на мирные профессии. А армию можно использовать в мирных целях, например, отправить на разведку незастроенных земель у побережья: там может быть опасно, тролли, дикие звери, так что умение сражаться пригодится, а привычка к длинным переходам по пересечённой местности пригодится уж точно.

Aquote2.png

Нэрнир: Ну вот, теперь всё!

Чупакамака: Ладно. Долетит ли Элронд до короля? Или придётся ждать утра и отправлять его к церемониймейстеру?

Нэрнир: Давай попробуем Элрондом.

Чупакамака: Давай. (Отдаёт Нэрниру письмо)

Нэрнир: Сможешь отнести королю Тибериусу, Элронд?

Элронд: (на зверином) Дело несложное, это же король. Не найду сходу — буду ловить летучих мышей и допрашивать их, пока не расскажут, куда мне лететь. (берёт письмо)

Нэрнир: Удачи.

Элронд улетел с письмом.


Чупакамака: Кстати, насчёт летучих мышей… Всё-таки Карлу явно не хватает еды. Надо бы купить ему хотя бы сена. Может быть, у циркачей оно есть.

Нэрнир: Разве Карлу нужно питаться?

Чупакамака: А с чего он всё время железо грызёт? Когда нормально кормили, так почти и не грыз.

Нэрнир: Ему наверное просто нужно что-то жевать.

Полурослик Сам: В цирке есть шпагоглотатель, можно купить еду для ламы у него.

Чупакамака: Спасибо, Сам. Завтра, надеюсь, будет время, заглянем к нему. Да и на рынке поищем тоже.

Полурослик Сам: Циркачи очень хотели эту ламу — говорят, что трюки с ламами чрезвычайно популярны, на ламах можно катать детей после представления, и она поможет в перевозке цирка между городами. Может, отдадим её? Не посмеют же они плохо с ней обращаться — ведь она пнёт их копытом.

Чупакамака: Никого мы продавать не будем! Он мне самой нравится. А ещё он возит наши грузы.

Нэрнир: И вас тоже.

Полурослик Сам: (втянул живот, чтобы казаться менее пухлым) Маргарину полезно ходить пешком, а то совсем растолстеет.

Малин: С гремлинами, я так понимаю, проблема решилась? Паролёт всё это время был привязан на балконе, и в него так никто и не залез. Единственные гремлины, которых видели в Культурном переулке — те шестеро, которые забрались к курьерам ломать их телегу, и их сразу поймали.

Чупакамака: Гремлины сидят в лабиринте. Не знаю, на сколько им хватит этого развлечения. Лабиринт большой, но в конце концов, они его весь исследуют, и что тогда?

Малин: Всё равно хорошо, что они собрались в одном месте. Можно поставить мышеловки у всех выходов, поймать их всех и вывезти их из страны.

Полурослик Маргарин: Умеют ли они копать землю? Ведь земля не механизм, чтобы её сломать.

Чупакамака: Они умеют взрывать. Уже переломали перегородки между комнатами, между проходами, раздвоили туннель номер 3.

Малин: (задумчиво) Находчивые создания.

Чупакамака: Как узнать, откуда они берутся?

Малин: У гномов. Большая часть гремлинов завозится из гномских королевств — даже если гномы не призывают их сами, то наверняка изучали феномен их появления. И в какой-то мере гномы несут ответственность за их распространение в страны людей.

Малин: С бесхозными овцами Гусляндия поступает так же. Если их расплодилось больше, чем необходимо экономике, то их отвозят к границе и ждут, пока они не мигрируют куда-либо ещё.

Чупакамака: Ну, насчёт разумного использования овец у нас есть планы. Главное, чтобы с этими планами согласились. А гномы… может, они и не хотели появления гремлинов. Но есть отдельные личности, которые научились использовать гремлинов как рабов. Даже странно, что «Жареные факты» не слишком преувеличили. А в итоге и гремлины страдают, и люди.

Чупакамака: Если мы узнаем, как именно гремлины попадают сюда, то сможем отправить их обратно и закрыть проход.

Малин: (задумчиво) Если бы архимаг Гримфон был здесь, то он бы взял гремлина как ученика…

Чупакамака: А чему бы Гримфон учил гремлина?

Малин: Я вот что думаю… Возможно, это просто совпадение — но я только сейчас понял одну вещь. Всех учеников Гримфона (включая меня) объединяет то, что все они изучали какую-то область магии, в которой он сам никогда не специализировался.

Малин: Например, когда я втайне изучал некромантию (которую Гримфон, естественно, не знал — иначе бы и его изнали), и для этого мне нужно было разбираться в накоплении энергии, амулетах и так далее. Гримфон взял меня как ученика и научил меня всему этому.

Малин: При этом у него была возможность наблюдать, какие амулеты я зачаровываю, какими заклинаниями интересуюсь… Мои учебные тетради (в том числе конспекты о некромантии — с информацией, которую я по крупицам искал в книгах) не были заперты в сундуке… Возможно, он берёт учениками людей, чтобы они изучали сложные дисциплины за него? Тогда бы он взял гремлина как ученика, ведь гремлины не от мира сего и могут научить его (Гримфона) чему-то новому.

Чупакамака: Интересно… (думает) Он для чего он делает это?

Малин: Он жаждет знаний, чтобы стать самым сильным волшебником в мире. Но он не может изучить всё самостоятельно.

Нэрнир: А каким считали Гримфона в народе?

Малин: Высокомерным, замкнутым, человеком, который отвечал на просьбу о помощи вопросом «А какая мне с этого выгода».

Чупакамака: Получается, что самый сильный волшебник — это волшебное сообщество, в котором каждый что-то знает и владеет своей магией, которой не владеют другие?

Малин: Полагаю, что Гримфон в итоге узнаёт все дисциплины, которым его ученики учились самостоятельно. В Дичайшем лесу… что там происходило с летучими мышами?

Чупакамака: Жаль, что мы так и не пошли в Дичайший лес. Но не разорваться же на две части: в Гусляндии пропала наследница, кризис, война на носу, а в лесу таинственные события — как решить, какая проблема требует более срочного вмешательства?

Малин: Проблемы людей, такие как орки и бароны, важнее проблем диких животных, которые в любом случае не пострадали — они успешно мигрировали в Северный лес.

Чупакамака: Однако если проблема людей на самом деле не срочная (а кто сказал, что война будет и будет скоро?), то можно сначала решать другую проблему. Да и кошмар Дичайшего леса может распространиться дальше, тогда это тоже станет проблемой людей: голод и дикие звери губят не слабее, чем война. Всё-таки знать бы, что там случилось.

Нэрнир: Хронос писал, что он видел неживую летучую мышь, которая летала. Может… Тут замешана некромантия…

Малин: Поднятие летучей мыши — это простейшее заклинание некромантии. Проще, чем обычные зомби. (посмотрел на свой новый посох) Летучих мышей много, они живут во многих пещерах и лесах, их можно приманить, они являются животными… Судя по книгам о некромантии, летучих мышей поднимают многие новички.

Чупакамака: Может быть, летучая мышь — это только начало. Но всё равно непонятно. То есть звери сбежали из-за нежити? А как объяснить столбы дыма? И кто довёл лес до его нынешнего состояния? И зачем довёл?

Малин: Скорее всего. Если кто-то поднимал нежить в лесу для целей магического эксперимента (который бы объяснил и столбы дыма), то звери испугались этой жути и переселились на всякий случай.

Малин: Что случилось с растениями, я не знаю. В некоторых книгах говорилось, что за растениями ухаживают древесные феи (которые тоже могли испугаться нежити и улететь из леса, оставив растения без своей заботы), но я не уверен, что такие существуют на самом деле. Вам как друидам должно быть виднее.

Нэрнир вспоминает что-нибудь о лесных феях.

С памятью 4 Нэрнир не может вспомнить ничего о лесных феях.


Чупакамака тоже задумалась о древесных феях.

С памятью 9 Чупакамака вспомнила, что о них говорили другие друиды - что такие феи существуют, способны улучшать и лечить растения, прекращать жёлтые одуванчики и белые, разносить пыльцу и так далее. Однако присутствие данных фей не является необходимым для роста и жизни растения, а лишь помогает ему. Кроме того, Чупакамака никогда не встречала этих фей при изучении друидического дела.

Чупакамака: Я их никогда не встречала, но рассказывают, что они существуют и способны улучшать и лечить растения. То есть растения могут обходиться без фей, но если какая-то болезнь или засуха их губит, то феи могут помочь, а без них болезнь сделает своё.

Нэрнир: Значит дело не в феях.

Чупакамака: Если только феи до сих пор не оберегали деревья от чего-то плохого. А может быть, плохое началось недавно...

Малин: Миграция волков в Северный лес оказалась выгодной для орков, но не в их силах было испугать всю живность во всём Дичайшем лесу, даже если бы они хотели достичь именно этого.

Чупакамака: Вряд ли это орки. Тут замешана какая-то сильная магия.

Нэрнир: А орки это те, кто на неё особо сильно не полагаются...

Малин: Да, эти неучи никак не могли стоять за чем-то подобным.

Малин: Полагаю, что Гримфон ставил далеко в глуши леса эксперименты с нежитью, и нежить поломала деревья, отравила источник воды или ещё что-то в этом роде. Если он всё ещё там, то он вернёт лес в норму после окончания экспериментов. Возможно также, что он давно уехал куда-то ещё и даже не знает о проблеме с лесом.


Вернулся Элронд.

Элронд: (на зверином) Короля нашёл, письмо отдал, трёх мышей поймал.

Нэрнир гладит Элронда.

Кюри залезла в одну из пустых почтовых коробок, которые разложены на лавочке неподалёку, и свернулась там калачиком.

Чупакамака: Вот здорово!

Нэрнир поглаживает Кюри.

Чупакамака поглаживает Карла.

Карл машет ушами.

Малин: У вас такая маленькая сова. У посла Огурцова сова в четыре раза упитаннее - он долго хвастался, что даже грузы с ней шлёт.

Нэрнир: Ты что ли не помнишь откуда она?

Малин: Я думал, что она станет крупнее, ведь её давно перестали морить голодом орки.

Чупакамака: Ну и пусть он маленький, зато умный, а летает гораздо быстрее других сов! Быстрый полёт — это главное, если ведёшь обширную переписку.

Малин: Ещё Посол Огурцов хвастался, что его сова умеет перенимать опыт у других сов — научиться летать к получателям, которых знают они.

Чупакамака: Да, это ценное умение. Элронд один раз летал к родственникам Нэрнира, которых никогда не видел, он их нашёл, но по пути натерпелся трудностей и времени это заняло много. Но всё же нашёл.

Так и прошёл вечер.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава