Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 54

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 54[править]

Глава 54, в которой герои сообщают куда надо (в инквизицию) о гремлинах и встречают джинна.

Локация: Окрестности офиса инквизиции, Офис инквизиции, Норланд[править]

Офис инквизиции — небольшой одноэтажный домик с парадным и чёрным входами, а также маленькой конюшней на двух коней (самих коней в конюшне нет). Подъём в горы ещё не начался, и здесь ещё тепло — температура воздуха примерно 18 °C.

В кустах неподалёку от офиса инквизиции прячется челогекко-журналистка из «Жареных фактов» (та самая, которую герои видели в Культурном переулке и офисе юнионистов). Она вооружена блокнотом и ручкой. Занимается она тем, что следит за чёрным входом в здание офиса, а также периодически подглядывает в окна сквозь дальносмотрильную трубу.

Офис находится немного в стороне от каменной дороги от столицы до Возвышенного района. К его дверям ведёт грунтовая дорога, на которой есть следы ботинков, коней, свиней, а также неопознанный глубокий след, как будто там волочили мешок.

Мимо офиса идут Нэрнир, Чупакамака и Малин. Чупакамака катит ледяную тележку с клеткой, в которой сидят 9 гремлинов.

Малин: Заходите на свой страх и риск. Мне в моей ситуации точно дальше на север.

Нэрнир: Уф!

Чупакамака: Может быть, мы и зайдём туда. Как тут дело пойдёт. Ну, удачи, встретимся!

Готовясь к подъёму в холодные горы, Малин закутывается в свою чёрную накидку с капюшоном и применяет заклинание «Абсолютно чёрное тело» (магия света) ко всей своей одежде, чтобы она сильнее нагревалась от падающего на неё солнечного света.

Малин: Удачи. (уходит)

Чупакамака: Уф! Ну, как будем действовать? Может быть, подкадтим тележку ко входу, потом кто-то посторожит, а кто-то поговорит с ними? Или всё же затащим клетку внутрь?

Нэрнир: Может сперва стоит постучаться?

Чупакамака: (хихикает) Я готова согласиться с Линдой относительно эльфийской мудрости.

Нэрнир закатывает глаза.

Чупакамака подкатывает тележку к дверям офиса и стучится.

Голос из-за двери: Открыто! (весело) Стучите не снаружи, стучите внутри!

Чупакамака: (Заглядывает в дверь) Здравствуйте! Мы по важному делу. У нас тут кое-что для вас у входа в офис.

Нэрнир идёт за Чупакамакой.

Локация: Офис инквизиции, Норланд[править]

В небольшом офисе инквизиции горит тёплый камин, в котором красиво и с приятным потрескиванием горят учебники по магии, стопки газеты «Северный вестник» и художественная литература.

У самого входа за столом с табличкой «Анализ новых доносов» сидит человек среднего возраста в красной робе. Он распечатывает и читает письма из большой кучи корреспонденции. На конвертах не указаны их отправители (по крайней мере, на тех письмах, которые видны героям). В самом дальнем кабинете на диване дремлет следователь Торквемада. На его стене под вывеской «Подозреваемые» развешаны фоторисунки цирковых клоунов, в том числе того, с которым Чупакамака разговаривала на рынке.

В боковом кабинете, происходящее внутри которого нельзя увидеть, заглядывая во входную дверь офиса, кто-то (судя по звукам) размешивает чай металлической ложечкой в фарфоровой чашке.

Заглядывают Нэрнир и Чупакамака.

Инквизитор, читающий доносы: Заносите сюда. Если это книги о чёрной магии, то сразу кладите их рядом с камином, чтобы не носить их туда-сюда.

Чупакамака: Ладно. (стаскивает клетку с повозки и затаскивает в офис)

Чупакамака: Вот!

Мы привезли гремлинов. Они утверждают, что их затащили сюда из параллельного мира. Мы подозреваем, что это так.
Смотрите. Вчера мы купили ткань, сшили купол, приделали верёвки, подвесили корзину. Поставили в корзину подогреватель воды, в который положили углей и налили воды. Когда пошёл пар, наш паролёт поднялся вверх. Всё это мы делали под защитным куполом. Никаких гремлинов не было. Потом мы купол сняли. Паролёт поднялся ещё выше. Вскоре оттуда стало раздаваться странное хихиканье. Тогда мы решили спускать паролёт и посмотреть, что случилось. Мой товарищ Нэрнир (показывает на Нэрнира) превратился в птицу, подлетел к паролёту и потушил угли. А в паролёте уже сидели гремлины и хихикали.
Паролёт спустился. Мы поймали самого старшего гремлина и допросили его. Он говорил по-человечески. Он объяснил, что дома они летали в таком же паролёте, а потом их насильно перетащило сюда. Там он был капитаном.
Мы посадили его в механичекое колесо, чтобы он жил там, и обещали поговорить о проблеме со знатоками.
К сожалению, сегодня капитан испугался облавы и сбежал. А вот они остались. И они тоже говорят, что их притаскивает из параллельного мира, когда кто-то в нашем мире строит машины.
Они были бы рады отправиться домой. Но как это сделать без портала?
Знатоки говорят, что это возможно, если какой-то злой волшебник, который не хочет развития техники и строительства машин, открыл портал и перетаскивает их сюда.
В общем, надо что-то делать, пока гремлины не заполонили весь Олсен. Найти того, кто их вытаскивает. Или то, что их вытаскивает. Вот.
Наши гремлины согласны обсудить эту проблему.

Инквизитор, читающий доносы: Это лучшее, что я слышал или читал за всю мою карьеру!

Инквизитор, читающий доносы: Во-первых, имеем неизвестное количество сверхъестественных существ-попаданцев. Во-вторых, имеем потенциальный заговор со злым волшебником. В-третьих, имеет место незаконная портальная магия. В-четвёртых, заполоняющие Олсен существа — достаточная проблема для правителей, чтобы ещё сильнее повысить полномочия организации, которая будет бороться с проблемой…

Инквизитор, читающий доносы: Вы очень правильно сделали, что принесли их сюда. Мы их допросим и найдём этого злого мага. Возможно, придётся провести немало допросов или обысков, но неужто такая благая цель, такая как спасение мира от пришельцев, не оправдывает средства? (воодушевлённо пишет в журнал «Вещи, которые хорошо бы сделать») Срочная задача: оценить количество гремлинов и масштабы вторжения, при необходимости завербовать больше инквизиторов…

Инквизитор, читающий доносы: Возьмите эту скромную награду за своё сообщение о проблеме. (передаёт Чупакамаке 30 лир Норланда)

Чупакамака: (обалдело) Спасибо. (берёт деньги) Мы, правда, не знаем, правду ли нам рассказали гремлины или они ошибаются. А что с ними будет? Вы сможете отправить домой их и других попаданцев? Если они не ошибаются, то они — жертвы какой-то злой магии и им надо помочь.

Инквизитор, читающий доносы: Если их переносит в наш мир злой маг, то уж наверное он не читает заклинания каждый раз вручную… У злодеев такого масштаба на вооружении обелиски и магические конструкты. Возможно, всё это перед уничтожением можно будет однократно использовать, чтобы отправить всех гремлинов обратно.

Инквизитор, читающий доносы: Конечно, мы не можем колдовать свои порталы, чтобы отправить их обратно. Эта магия незаконна не просто так, а по хорошей причине. Вдруг гремлины родом из мира демонов, и через портал можно будет пройти в обратную сторону — из их мира к нам? Они могут открывать только маленькие порталы, и хотят, чтобы мы открыли крупный? Ну, нет.

Инквизитор, читающий доносы: Если расследование покажет, что гремлины не открывали порталы сами и не представляют скрытой опасности для людей (например, не могут размножиться с девяти до девяти миллионов за один год), то они будут выпущены на свободу на ненаселённых территориях — на строгих условиях ненападения на людей и другие разумные виды.

Инквизитор, читающий доносы: Если окажется, что гремлины злоумышленники и открывают порталы в наш мир самостоятельно, то они будут осуждены.

Чупакамака: Ох… бедняги.

Чупакамака — гремлинам: Расскажите этим людям всё, как вы нам рассказали. Может быть, вам удастся их убедить…

Гремлин: О, да, мы расскажем им всю правду о том, как люди и гномы переносят нас из нашего мира в ваш против нашей воли!

Нэрнир: Но не грубить.

Инквизитор, читающий доносы — гремлину: (берёт перо) Имена и внешность этих людей и гномов?

Гремлин: Откуда я знаю! Вы, негремлины, все на одно лицо.

Инквизитор, читающий доносы: Какая жалость. (задумался) Будем работать над этим.

Нэрнир (на зверином): Будем потом про девочку говорить?

Чупакамака задумчиво пожимает плечами

Нэрнир: А каким образом вы будете выяснять из степень опасности?

Инквизитор, читающий доносы: Тщательным наблюдением в контролируемых условиях — например, выпустим часть на необитаемом острове и посмотрим, что получится.

Чупакамака — гремлинам: Вы вот расскажите, как нам рассказывали, как устроен ваш мир и как вас к нам переносит. Почему вы оказываетесь в наших машинах?

Гремлин: Мы всю жизнь жили в машине, которую вы называете паролёт. Потом кто-то что-то наколдовал, и мы и паролёт оказались в вашем мире.

Инквизитор, читающий доносы: (довольно) То есть портал открыли эти двое? (орудует пером в журнале)

Нэрнир делает фейспалм.

Чупакамака: Нет, мы не умеем делать порталы! Мы просто купили ткань и нагреватель, достали из запасов верёвку и короб, и сделали из всего этого паролёт. А они (показывает на гремлинов) туда забрались!

Инквизитор, читающий доносы: Это очень полезно. Если за появлением гремлинов стоит чёрный маг, который не любит механические машины, то мы можем поймать его, что называется, на живца… Собирать машины и наблюдать за всеми окрестностями, пока он не сделает ошибку и не выдаст себя.

Нэрнир: Тогда нужно изобрести что-нибудь!

Чупакамака: Да уж… Они говорили, что и гномские машины из-за них взрываются. У нас есть свидетели, мы же всё это делали прямо на рыночной площади. Они появились, когда паролёт был высоко в воздухе. Но как этот маг узнаёт, что кто-то делает машины?

Инквизитор, читающий доносы: Гномов и применим, у них хорошо получаются машины. Если их правильно уговорить, что мы умеем, то они обязательно чего-нибудь изобретут.

Инквизитор, читающий доносы: Возможно, он регулярно проверяет местность сенсорной магией и обнаруживает аномалии… Например, предметы из слишком большого количества компонентов.

Инквизитор, читающий доносы: Поскольку полноценная идентификация расходует очень много энергии, то из такого глобального заклинания гипотетический злоумышленник может узнать лишь то, что в таком-то месте что-то собирают — без каких-либо подробностей. Он должен прибыть на место изобретения лично и проверить, что именно происходит. В этот момент я и надеюсь его поймать.

Чупакамака: Интересно…

Нэрнир: И когда вы это собираетесь делать?

Инквизитор, читающий доносы: Немедленно сообщу в главный офис. Запрошу временное подкрепление и, возможно, даже расширение этого офиса в Норланде. Как только следователь проснётся, сразу отправлю его в город — расспрашивать очевидцев. Свяжусь с агентами у гномов. Да, задача масштабная, а уж сколько бюджетов на это можно запросить у королей… Золотая жила.

Чупакамака: (тихо, на зверином) Ладно, давай про девочку расскажем.

Нэрнир: Господин инквизитор, недавно мы проверяли условия тюрьмы столицы баронств Рюрика и встретили там девочку и злую волшебницу-пироманку. И в общем мы бы хотели спросить про то, решили ли вы их судьбу? Если не секрет.

Инквизитор, читающий доносы: О, да, поджигательницы из Вест-Норланда… Которая помоложе — типичный случай небрежности при обращении с огненной магией. Без какого-либо злого умысла. После трёх допросов мы установили, что её не обуяли демоны, и выпустили её из тюрьмы. Ответственные за неё взрослые очень огорчились — в случае сверхъестественной одержимости им бы не пришлось компенсировать убытки от пожара…

Чупакамака: А большие вышли убытки?

Инквизитор, читающий доносы: Пара месяцев их прибыли (она из семьи купцов). Меньше, чем могло бы быть — некоторые из пострадавших от пожара не смогли заплатить конскую пошлину, которую в Вест-Норланде нужно платить за сообщение о преступлении, и их претензия к поджигательнице не была зарегистрирована судом.

Чупакамака: А что со второй?

Инквизитор, читающий доносы: А вторая… (громко, в сторону дальней комнаты) Эй, горе-поджигательница, подойди сюда на минуту.

Из третьей комнаты офиса выходит не кто иная, как волшебница Сабина Данцингер, которую герои недавно видели в тюрьме Вест-Норланда (где она оказалась за поджигательство). Сейчас она не находится в клетке, не связана, не закована в наручники и не окружена какими-либо рунами и ограничивающими заклинаниями (по крайней мере такими, которые было бы видно невооружённым глазом). На её лице довольная улыбка, несмотря на то, что она в данный момент ничего не жжёт — ни офис, ни инквизиторов.

Инквизитор, читающий доносы: Эти эльф и челогекко выразили заботу о твоей судьбе.

Сабина Данцингер: (с фальшивой дружелюбностью с голосе) Как мило с их стороны! (себе под нос, обиженно) Посмотреть на меня за решёткой он, значит, пришёл, а выразить заботу — нет…

Нэрнир удивлённо смотрит.

Чупакамака потрясённо молчит.

Инквизитор, читающий доносы: Расскажи им, что с тобой случилось. А я пока отправлю сову в главный офис. (подходит к двум совам, которые дремлют на подоконнике в кабинете Торквемады)

Сабина Данцингер: Случилось вот что: ко мне в тюрьму пришли инспекторы из инквизиции и расспросили всех свидетелей о моём деле.

Сабина Данцингер: Когда инквизиторы узнали, что я без колебаний сжигала разные предметы и локации из-за моих идеологических убеждений, то они сразу сказали, что таким людям, как я, самое место сами знаете где… у них на работе.

Сабина Данцингер: Так что я теперь работаю на инквизицию и сжигаю книги, призывающие к жестокому обращению с животными. Например, «Как правильно дрессировать собаку».

Нэрнир: Неожиданный поворот событий, но хотя бы без вреда для окружающих и с пользой для общества.

Чупакамака: «Посеявший искру пожнёт всесожжение…» Или там про ветер и бурю было? Впрочем, пусть инквизиция сама спасается. А мы пойдём, порадуем кое-чьего братца, который что-то про сестрицу вынюхивает, да, видно, всё не там…


Чупакамака: Кстати… или не кстати, но всё равно… А что натворил этот клоун?

Инквизитор, читающий доносы: (подходит с недовольной заспанной совой в руках) По клоунам нет железных доказательств, они на подозрении. Одного из них видели в форме головы на теле гигантского паука, другой, по слухам, крал у детей воздушные шарики, ел детей и жил в канализации, третий выискивал слабых сердцем и рассказывал им пятьдесят разных историй ужаса о том, как он получил свои шрамы — одна история выдуманнее другой… Он же подозревается в авторстве той анонимки, где он угрожал призвать демонов на весь Аларконд и Лепронд…

Чупакамака: Ну и шуточки… у кого-то…

Инквизитор, читающий доносы: Да они просто клоуны какие-то, а никакие не демонологи. Но, как говорится, на 500 шуточек о восстании мертвецов находится один настоящий некромант, поэтому любой донос проверяется со всей тщательностью.

Чупакамака — Нэрниру: Ну, что, пойдём? Или мы ещё что-то можем сделать?

Нэрнир: Я думаю, это всё.

Чупакамака: Тогда давай пойдём.

Чупакамака — инквизитору: Удачного расследования!

Инквизитор, читающий доносы: Спасибо. Пусть ни один запретный маг в Норланде не останется ненайденным.

Герои выходят их офиса.

Локация: Окрестности офиса инквизиции, Офис инквизиции, Норланд (после визита)[править]

Герои вышли из офиса. Челогекко-журналистка всё ещё сидит в кустах. Малин давно ушёл в горы, его нигде не видно.

Нэрнир, когда журналистка отворачивается, создаёт перед ней одностороннюю иллюзию в виде выходящих из двери инквизиторов с факелами и табличками «Журналисты — еретики» сторону, куда она наблюдает.

Челогекко-журналистка быстро убегает. Даже во время бега она ни на мгновение не прекращает делать записи в блокноте.

Нэрнир хихикает и развеивает иллюзию.

Чупакамака: Ну и ну… Как твои впечатления?

Нэрнир: Странные впечатления. Вроде они нормальные и адекватные, а вроде и не очень. В целом, не самые плохие люди.

Чупакамака: Ага. Узнали, что Сабина сжигала людей, и взяли её на работу. Просто чудесные люди.

Чупакамака: Интересно, как они собираются её контролировать?

Нэрнир: Она хотя бы теперь сжигает книги, а не людей. А контроль… Вроде бы король Тибериус или кто-то ещё говорил, что инквизиция может доставить много проблем человеку.

Чупакамака: Вот именно. Кто сказал, что она не сожжёт кого-нибудь, кого инквизиция не заказывала сжигать?

Нэрнир: Не наши проблемы.

Нэрнир пожимает плечами.

Чупакамака: Это пока она тихой ночью не подожгла наши апартаменты за жестокое обращение с совой и ламой.

Нэрнир: Наложу заклинание Текучей воды.

Чупакамака: Ну ещё кого-нибудь сожжёт: цирк или какой-нибудь дом, где держат собаку.

Чупакамака: Я всё думаю, что теперь будет с гремлинами? Если бы мы не отнесли их в офис, так никто бы и не начал исследовать проблему? А теперь, когда мы их отнесли, исследовать будут, но чем это обернётся для гремлинов? Не так много у нас пустующих земель. А если инквизиция начнёт их преследовать? Например, потому что решит, что проблема с их стороны: они же пользуются порталами дома? (думает) Смешно будет, если гремлины взорвут офис… вместе с Сабиной…

Нэрнир: Отчего бы не сослать их в заокеанские Дальние Земли? Может они наткнутся на какой-нибудь материк или остров. Или отослать их на земли пустыни, им же вроде еда не нужна, а в качестве механизмов — охлаждатели или ветросоздающие аппараты.

Чупакамака: А может НЕ наткнутся. Это была моя первая мысль: поселить их в парке с механизмами. Ты видел, что из этого вышло? А это только маленькая горстка гремлинов была. И даже их капитан не убедил их не устраивать взрывы и не нападать.

Чупакамака: Другая проблема: примет ли инквизиция именно этот план.

Нэрнир: И что ты предлагаешь? Перемещать их обратно — не выход. Всех гремлинов не переучишь, знаешь ли.

Чупакамака: Именно! Переместить их обратно в их мир. А потом надёжно закрыть дверь в наш. Это с разрешения инквизиции могли бы сделать специалисты.

Нэрнир: Ты хоть понимаешь, что гремлины, это не только кучка тех пакостных коротышек, их гораздо больше. Слишком велик риск открыть проход не туда. Да и магов на всех не напасёшься

Чупакамака: Я понимаю, как наводнить наш мир гремлинами. Открыть много-много мастерских по производству машин. В каждой появится группка новоприбывших гремлинов — и дело сделано.

Нэрнир: Это тогда слишком много изобретений нужно изобретать. Это физически невозможно так. Ты слишком рискуешь. Легче их сослать за океан на остров, где они войдут в местную экосистему как низшее звено и будут иметь контролируемую популяцию. Просто нужны животные, которые будут регулировать их популяцию, а также животные, которые будут регулировать выше упомянутых животных, являясь вершиной этой цепи. Как гномы, например. Не подумай, что я считаю гномов животными, просто как пример, хотя…

Чупакамака: «Контролировать популяцию» означает «есть»? А эльфов эти животные есть не станут, побрезгуют?

Нэрнир: Я же говорю, сослать их далеко за океан и просто найти необходимый вид животных. Вот орки контролируют популяцию гигантских пауков. Может какая-нибудь птица или зверь ест гремлинов.

Чупакамака: Вслушайся в то, что ты говоришь! Натравить диких зверей на разумных существ! Это ты называешь «выход»?

Нэрнир: Может быть? У гремлинов нет естественного регулятора, кроме гномов-охотников. Вот у нас эльфов это выражается в относительно низкой рождаемости из-за нашей продолжительности жизни. Так вот, о чём я. В нашем мире у них нет естественного регулятора. Люди тоже вот имеют не самую высокую рождаемость, пусть и выше нашей. А гремлины могут перемещаться целыми партиями.

Чупакамака: Вот и надо закрыть им вход! А уже переместившихся отправить домой.

Нэрнир: Ты предлагаешь остановить прогресс?

Чупакамака: Надо уничтожить эльфов и прогресс будет. Так сказало Великое Зеркало (истерически хохочет) Йокарный драконский демонский дракон! Я больше ничего не скажу. Хватит с меня этого бреда!!! Гоблинский демагог!!! (зло смотрит на Нэрнира)

Нэрнир (ехидно): Попробуй сказать это в Ильмене...

Нэрнир: Но вообще ты понимаешь, что значит закрыть проход? Гремлины сюда перемещаются только из-за новых изобретений! Ты это хоть понимаешь?

Чупакамака: Перемещаются, потому что ЕСТЬ ПРОХОД! А не из-за одних только машин. Закроем проход и можно делать машины! А теперь отстань!!! Надоел ты! Ты хоть это понимаешь? НА! ДО! ЕЛ!

Нэрнир закатывает глаза.

Нэрнир (на эльфийском): Будто всегда нужно всё делать по доброму и чтобы хорошо было всем, хотя это почти невозможно...

Чупакамака уходит навстречу показавшемуся на горизонте бегуну... который при приближении оказывается Рудольфом.


Рудольф подбегает к офису инквизиции и осматривается вокруг, пытаясь отдышаться.

Чупакамака: Привет, Рудольф! Ты за кем так бежал? Или от кого?

Рудольф: (тяжело дышит) Алика искал. Не поверите, что с нами произошло, но — сейчас как-то не до этого…

Чупакамака: Ну его. Не найдётся — наймём другого. Ты на поверишь, кого мы нашли в офисе!

Чупакамака: Короче... там твоя сестра. Сабина... Она теперь инквизитор. Они её на работу себе взяли книги жечь.

Рудольф взглянул на Чупакамаку и резко побелел.

Рудольф: (шокированно) Ч-что? Повтори.

Чупакамака: Там Сабина. Инквизиторы проверили её. И взяли на работу! Она теперь в этом офисе книжки жжёт.

Рудольф чуть не падает с ног, складывает руки за затылком и медленно шагает в сторону ближайшего проулка.

Подходит Нэрнир

Нэрнир: Всё в порядке, Рудольф?

Рудольф: В порядке? (задумывается) В полном. Наверное…

Нэрнир: Ты не беспокойся только сильно...

Рудольф смотрит на Нэрнира и улыбается во все лицо, после чего резко бьет правой рукой в стену.

Чупакамака: Угу. Либо гремлины взровут клетку вместе с офисом и Сабиной, либо Сабина сожжёт офис за жестокое обращение с гремлинами. И это будет «не наша порблема»

Нэрнир: Они же не животные. Относительно. У инквизиторов может быть способ её остановить. И у нас тоже. Но сделать мы с ней ничего не можем. Иначе будут проблемы с инквизицией. Вы хоть это понимаете? Что вам кажется серьёзнее: инквизиторы-преследователи или одна полоумная, которую можно запросто словить в ловушку магией льда или воды и отправить на казнь?

Рудольф злобно бьет в стену до тех пор, пока не начинает визжать от боли, а один из пальцев не отвалился от руки.

Чупакамака: Нет, Нэрнир. Мы тупые и не понимаем ничего вообще.

Нэрнир раздражённо шипит.

Нэрнир: Рудольф, я бы не советовал биться о стену возле офиса инквизици... И вообще, в чём проблема с твоей сестрой? Вроде как, ты хотел чтобы инквизиция её не казнила. Ну и ещё отправить её на суд... Но в целом же она не бесноватая, иначе бы её уже давно бы сожгли.

Рудольф поднимает оторванный палец и смотрит на него.

Рудольф: Как бы сказать… Бесноватая не она, а тот, кто внутри нее.

Чупакамака: А кто там внутри?

Нэрнир: Знаешь, давай я её проидентифицирую, хорошо? И мы узнаем, есть ли в ней кто? Хорошо?

Рудольф: Ладно, флаг тебе в руки. А вообще, помешало бы сюда еще Фридриха и Эгона привести — я бы послушал порицания Сабины в адрес мясоедов, которых отец на помойках нашел.

Нэрнир стучит в дверь офиса инквизиции.

Голос из-за двери:(весело) Мы допрашиваем еретиков! Зайдёте, когда крики прекратятся!

Никаких криков из-за двери не раздаётся. Судя по булькающим и звенящим звукам, внутри офиса разливают чай и размешивают в чашечках сахар.

Чупакамака: Нэрнир! Я бы сначала заморозила этот палец. Вдруг он ещё пригодится? Тогда его можно будет разморозить и пришить на место.

Рудольф: А смысл, если он искусственный?

Нэрнир: Тебе отрастить новый?

Рудольф: Не уверен, что получится. Уже пытался.

Нэрнир: Дай-ка я попробую.

Нэрнир использует на руке Рудольфа заклинание Обычная регенерация (восстанавливается не мгновенно и есть ощущения, а маны расходует меньше), чтобы у него вырос новый недостающий палец.

У Рудольфа вырос новый искусственный палец, ещё более искусственный, чем раньше.

Рудольф: Эммм… И что это?

Нэрнир: Новый палец.

Регенерированный друидом искусственный палец похож на веточку энта, и на нём растёт мох, но он работает правильно - успешно двигается в ответ на мысленные приказы Рудольфа.

Рудольф: Я вижу. Но он не выглядит, как человеческий.

Рудольф снимает с правой руки гловелетту, а затем искусственную кожу, под которой видны пять искусственных фаланг, которые держатся и сгибаются благодаря креплениям и спицам — по одной на большом, указательном и среднем пальце, а также две на мизинце.

Нэрнир: Я бы мог использовать твои стволовые клетки, но это может быть для тебя вредно, ведь такой способ безопасен только для эльфов, ведь мы не стареем и наши стволовые клетки имеют иное строение, как у меня, например.

Рудольф: Отчасти из-за этого я и смирился с этим. Надо бы отрубить этот недопалец.

Чупакамака: Чаёк с еретиками... Мило.

Чупакамака превращается в маленькую ящерку и забегает в офис

Ранее дремавший Торквемада проснулся и распивает чаи с читающим доносы и Сабиной. В момент, когда Чупакамака заползла в офис, инквизиторы как раз обсуждали ситуацию с гремлинами.

Инквизитор, читающий доносы: ... поскольку злоумышленник должен быть очень сильным сенсорным магом, чтобы находить новые механизмы, то это сильно сужает круг лиц, которые могут быть виноваты! Предлагаю начать с ареста и допроса всех сильных сенсорных магов в регионе - например, замеченных за самостоятельной идентификацией...

Чупакамака тихонько выползает обратно

Чупакамака - героям: Поздравляю! Они сейчас устроят облаву на сильных сенсорных магов. Начнут с ареста тех, кто самостоятельно проводит идентификацию

Нэрнир: Тогда нам остаётся только плюнуть на это дело, так как больше мы сделать ничего не можем.

Рудольф: Тут как поглядеть. Сабина в Ассоциацию магов по повестке навряд ли явится, так что нужно кого-то за ней послать.

Чупакамака: У нас Элронд уже улетел с письмом. Но, наверное, скоро вернётся. Хотя... он же никого в Ассоциации не знает.

Чупакамака: Может, нанять курьера? Там, в Культурном переулке, куча народу работу ищет.

Нэрнир: Как хотите, но не стоит забывать, что курьер доставит это в Лепронд не за пять минут, а возможно более чем за недели и месяцы, учитывая, где мы находимся.

Чупакамака: Твоё предложение?

Рудольф: У меня все еще есть кусочек амулета Фридриха. Хотелось бы верить, что он завибрирует, если я его потру, и он придет сюда. Но это зависит от того, как далеко Фриц ушел.

Чупакамака: Эммм... а этот Фриц при встрече тебе ещё какие-нибудь конечности не оторвёт?

Рудольф: Зависит от того, что я с ним сделаю. В отместку за то, что тот избил меня и забрал мое снаряжение. Правда, он тоже мстил мне — за то, что я подставил его и привлек мастера Йоркарима. Наверное, лучше было бы его сюда позвать, а Фриц уже следом придет, но тогда не избежать беды. (задумывается) Надо бы этим воспользоваться.

Чупакамака: А гори всё синим пламенем!!! М... а в каких отношениях Фриц и Сабина? Может, натравить их друг на друга и понаблюдать за ходом боя? Попкорн купим: нам инквизиторы кучу денег отвалили за доставку в офис гремлинов.

Рудольф: (задумывается) Да, вроде как, они никогда не были дружны. Скорее наоборот — у них были сопернические отношения. Младшая сестра всегда пыталась догнать своего старшего брата. Да и если я правильно понял, Сабина покинула родной дом по каким-то «идеологическим» целям, в то время как ее отец наверняка уже был при смерти.

Чупакамака: У вас разве не один отец? Приёмный, не важно, но один?

Рудольф: Да, у нас один приемный отец, Людвиг Данцингер.

Чупакамака: Так. Значит...

Людвиг усыновил тебя, Фридриха и Сабину.
Сабина покинула дом по идеологическим соображениям.
Людвиг умер.
Ты подставил Фридриха и призвал мастера Йоркарима.
В отместку Фридрих догнал тебя в Вест-Норланде и у вас была драка, в ходе которой он похитил твоё снаряжение и выбил тебе ногу.
Тем временем Сабина попалась за поджигание домов, людей и собак. Мы, включая тебя, оставили её в тюрьме. Но Инквизиция её оправдала и взяла к себе работать сжигателем.
Так? Хм... И чего ты теперь хочешь? В смысле: какие планы?

Рудольф: Нейтрализовать Сабину. Можно было бы придумать ошеломительный план и разобраться заодно с Фридрихом и Эгоном, но это довольно трудно — тем более, для меня одного.

Нэрнир: Возможно, если бы их признали еретиками и если бы они были в одном месте, далеко от Лепронда, то их бы попросту бы сожгли на костре.

Чупакамака: А Эгон ещё кто?

Рудольф: Третий по старшинству брат.

Чупакамака: Ладно, три свой амулет. Я сейчас в таком настроении, что очень даже не против посмотреть на драку всех со всеми. А может даже и побить кого-нибудь. Лучше всего, если этот офис взорвётся и всех находящихся там и вновь прибывших разнесёт в клочки. Надеюсь ты тоже покажешь мастер-класс рукопашного перед взрывом.

Рудольф достает из сумки амулет в пластиковой баночке и начинает его тереть.

В амулете, который потёр Рудольф, открывается крышечка, и оттуда вылетает джинн.

Джинн: Чего пожелаешь, хозяин?

Рудольф смотрит на джинна с ошалевшим лицом.

Рудольф: Я пять лет ходил с этим осколком в руке… Почему я только сейчас узнаю, что внутри него джинн? (нервно смеется)

Джинн: У тебя есть три желания. Будь человеком, используй только два из них — последним желанием можно пожелать мне свободы. Я тысячи лет торчу в этом дурацком предмете.

Рудольф: Допустим. (задумывается) И что ты можешь… и не можешь?

Джинн: Что бы ни пожелали, как-нибудь оно да выполнится. Но берегись — если пожелать что-то невозможное, то оно может выполниться неожиданными способами!

Рудольф — джинну: Символизирует.

Рудольф — Чупакамаке и Нэрниру: Итак, мозговой штурм. Я понятия не имею, чего мне желать. У вас есть идеи?

Нэрнир: Не знаю, в этом и весь подвох.

Чупакамака: Как можно пожелать за кого-то? Впрочем... ты же хотел стать архимагом?

Нэрнир: Погодите, мы же не знаем, к чему это приведёт?

Рудольф: Поэтому я вас и спрашиваю. Я чего-то боюсь, на самом деле.

Чупакамака: Ну... можно пожелать стать самым сильным магом, чтобы все маги восхитились сделали Рудольфа главным. Тогда никто не умрёт, а просто все будут в восторге от рудольфовых чудес.

Нэрнир: Давайте не рисковать и ничего загадывать не будем.

Чупакамака: Тогда можно сразу пожелать, чтобы джинн стал свободным и покинул амулет. Чтобы амулет перестал быть опасным.

Чупакамака: А спроси джинна, кто и зачем его туда посадил и что будет, если джинн выйдет на свободу.

Рудольф — джинна: Давай, Джинни, расскажи о себе.

Джинн: Я один из предыдущих владельцев амулета. Джиннская магия хаотична и иногда даёт неправильные результаты, если не повезёт… Редко, но бывает. Почему я и предупреждал про невозможные желания - чем крупнее желание, чем хуже неудача, если что!

Джинн: Когда я пожелал, чтобы предыдущий джинн стал свободным, то именно в этот момент мне и не повезло! Казалось бы, какие шансы… Предыдущие два желания выполнились идеально! Но как раз в этот раз в магии что-то пошло не так. Он-то успешно освободился, а я наоборот оказался внутри амулета.

Чупакамака: Ох!

Чупакамака: Джиннская магия... Значит, есть другие такие, как он? И джинном можно стать? Или предыдущий владелец был джинн? А зачем амулет ловит джиннов? И кто был первым туда помещён? И кто этот амулет сделал? И зачем сделал?

Рудольф: Если верить мастеру, амулет передавался Данцингерами по наследству. Может быть, они его и создали… Очень-очень давно.

Чупакамака: Ммм... Попробуй спросить джинна. Посмотрим, что он скажет. И как его звали, до того, как он попал сюда?

Рудольф: А что я? Сама его спроси.

Чупакамака: А он мне ответит? Ты же хозяин. Впрочем, попробую.

Джинн: Меня звали Вельзезуб. Амулет я отнял у торговца, который меня надул, и в этом амулете уже тогда был джинн. Я использовал два желания, и тут нечистый на руку торговец обратился в суд и потребовал амулет обратно. Поэтому я использовал последнее желание, чтобы выпустить джинна - чтобы этот барыга больше не мог им пользоваться, даже если амулет придётся вернуть.

Джинн: Когда я сам стал джинном, то амулет поменял много хозяев, но никто из них так и не согласился меня выпустить. Подозреваю, что он передавался по наследству в каком-то семействе злодеев.

Нэрнир: Видимо, если джина освободить, то загадавший желание освобождения сам станет джином.

Джинн: Это спекуляция. Нам известен только один такой случай. Мне просто не повезло.

Чупакамака: А сколько других случаев известно?

Джинн: Ни одного.

Чупакамака: Амулет, отнятый у торговца... Наверное, это и есть тот проклятый предмет, который тебя ранит при попытке колдовать.

Рудольф: Что меня больше всего удивляет, так это то, что джинн оказался не в большом амулете, а в каком-то небольшом осколке.

Джинн: Кстати, тут очень тесно. Выпустите меня отсюда!

Чупакамака: Кто тут желания загадывает: мы или ты? Впрочем, можно, наверное, починить амулет, сделать его побольше...

Рудольф: Можно, да вот только как амулет починится: мой кусок улетит к Фридриху или его амулет ко мне?… Впрочем, в последнем случае цепь амулета может задушить его шею.

Чупакамака: А зачем соединять кусочки? Можно к этому осколку что-нибудь приделать. Чтобы джинну просторнее было.

Нэрнир: Лично я скажу, что пускай загадывает Рудольф, раз амулет его, а лучше ничего не загадывает и оставит это другим магам.

Рудольф — джинна: (задумывается) Интересно, а что будет, если уничтожить амулет?

Джинн: В лучшем случае я буду уничтожен вместе с амулетом. В худшем случае я окажусь в микроскопическом кусочке амулета, где будет ещё теснее, чем сейчас.

Рудольф: Если это все, что мне надо знать, то мне кажется, что это безопаснее, чем загадывать какие-то желания.

Чупакамака: Так... Я помню, кто-то что-то говорил про окончательное уничтожение очень мощных магических предметов... Надо вспомнить...

Чупакамака: Дьявольский огонь... Меч паладина?... А может, его можно бросить в вулкан? Или не поможет? Можно ещё Драко спросить...

Нэрнир: Да, давайте так и поступим.

Чупакамака: Рудольф, ты же умеешь делать адский огонь? Попробуй сжечь в нём осколок.

Рудольф: (хихикает) А вас не смущает один забавный факт?

Чупакамака: Какой именно? Этих фактов сегодня было как грязи...

Рудольф: Это меня сожгут в адском огне за то, что я его развел возле здания инквизиции.

Чупакамака: А они умеют делать адский огонь? И я вовсе не предлагала делать это здесь и сейчас. Мы уже практически вышли из города, осталось дойти до какого-нибудь пустыря и...

Рудольф: Ну ладно, пошли тогда.

Герои идут искать заброшенный пустырь

Локация: Пустырь у подножия горы, Норланд[править]

Направившись от офиса инквизиции дальше на север, Рудольф, Нэрнир, Чупакамака вскоре дошли до тихого и ненаселённого пустыря (на котором нет ни единого человека, человегекко или полурослика, и даже никаких животных — если не считать ползающих мимо гигантских змей, которые спускаются с гор и нагло расползаются по округе).

Дальнейшая дорога идёт круто вверх, в горы. У подножия горы ещё тепло, но выше уже виден снег.


Чупакамака: Это те самые змеи, которые живут в холоде, а в тепле впадают в анабиоз? А где тут суповик пихотвый?

Нэрнир с помощью справочника по травничеству ищет суповик пихтовый.

Нэрнир успешно распознал все растения, которые растут у подножия горы, и не нашёл среди них ни суповик пихтовый, ни другие сорта суповика.

Чупакамака: Вот и отлично. Можно жечь. А если они впадут в анабиоз, совсем прекрасно.

Рудольф взялся левой рукой за искусственный безымянный палец и сжег его дотла, после чего надел на правую руку искусственную кожу и гловелетту и положил осколок амулета на землю.

Рудольф: Надеюсь, это пламя не выйдет из-под контроля.

Чупакамака: Заморозим, землёй засыпем... Во дворце дракона не вышло же.

Рудольф: Ну, тогда пламя не вышло из-под контроля, потому что меня вовремя остановили.

Рудольф пытается разжечь огонь внутри себя, его кожа покрывается трещинами, из которых наружу летят искры, после чего он создает огромный файрбол в своих руках и стреляет им в осколок амулета.

Оказавшись в чудовищном вихре адского пламени, призванного Рудольфом, осколок амулета расплавился в лужу и растёкся по земле. Судьба и состояние джинна неизвестны (потереть на амулете уже нечего), однако во время расплавления из осколка не доносилось никаких криков или иных подозрительных звуков. Ползавшие по соседству гигантские змеи свернулись калачиком и заснули сладким сном. Ползавшие на безопасном расстоянии змеи зевают и ползут обратно в горы — охладить голову.

Нэрнир: Хм...

Чупакамака: Однако...

Чупакамака: Я читала, что адский огонь сжигает до тла даже мощные магические артефакты, а не просто плавит металлы. Теперь эту лужу капли тереть?

Рудольф с трудом поднимает файрбол в воздух, не провоцируя огромный взрыв.

Рудольф: Итак, теперь его надо как-то подавить.

Чупакамака: А как?

Рудольф: Как-нибудь… Я могу и отпустить его, но тогда начнется массовый пожар.

Чупакамака: Лёд?

Рудольф: Можно.

Нэрнир использует заклинание сфера метели на адском пламени.

Сфера адского пламени смешивается со сферой метели Нэрнира и превращается в сферу воды.

Нэрнир превращает сферу воды в лужу.

Чупакамака засыпает лужу песком

Чупакамака: Ну, что, можно попробовать потереть металлическую лужу, когда она застынет

Рудольф: Кажется, все-таки это худший исход — джинн оказался пленен в микроскопическом пространстве. Если оно, конечно, не было уничтожено, а этот металл — всего лишь внешнее покрытие.

Чупакамака: Давайте проверим. Будем знать самое худшее... или лучшее, если повезло.

Через некоторое время металлическая лужа, по-видимому, остыла — по ней проскакала лягушка и совсем не обожглась.

Чупакамака: Лягушку он за хозяина не признал. (подходит и трёт лужу)

Несмотря на то, что застывший металл потёрли, из него так и не появилось джинна. По-видимому, теперь, когда его тюрьму разрушили, он либо оказался уничтожен вместе с ней, либо каким-то образом успел сбежать.

Чупакамака: Рудольф, на всякий случай ты тоже попробуй: ты же был хозяином.

Рудольф садится на колено и трет металлическую лужу.

Как бы его ни щекотали, металл так и не выдал джинна.

Нэрнир: Ну, значит мы сделали всё верно.

Чупакамака: Неужели избавились?

Рудольф практически остыл, положил руки на пояс и вздохнул.

Рудольф: Хотелось бы верить.

Чупакамака: Да, хотелось бы. А ты полагаешь, он может просто молчать, как раньше молчал?

Рудольф: А какая мне разница? Я ведь мог его освободить, но вместо этого просто уничтожил при первой возможности.

Нэрнир: Хм... В любом случае, мы сделали что могли. Уф...

Чупакамака: А он и хотел либо стать свободным, либо умереть. Он это лучшим случаем назвал.

Чупакамака: И лужа не вибрирует. Так что связь с Фридрихом прервалась. Это хорошо?

Рудольф: Не знаю. С одной стороны, я теперь не могу вызывать его. С другой — могу только догадываться, что почувствовал Фриц через свой амулет, когда другая его часть была уничтожена.

Чупакамака: (с любопытством) И какова эта догадка?

Рудольф: Полагаю, что Фриц спокойно сидел в своем кабинете, попивал чай и починял примус, как вдруг амулет начал летать из стороны в сторону, ударил его по лицу и в грудь, да и Фриц просто почувствовал сильную боль самого амулета на себе, из-за чего начал злобно швыряться магией. Думаю, что это меньшее, что могло произойти с ним.

Рудольф: Ладно, идемте назад. Буду надеяться, что меня вслед за сестрой инквизиция не сцапает. (саркастично) Будет неприятно.

Чупакамака: А за что ей тебя цапать? Ты в последнее время сенсорную магию использовал?

Рудольф: Если бы я еще ей пользовался…

Нэрнир: Главное, чтобы они не узнали о наших способностях…

Чупакамака: Кстати, об инквизиции. Возьми свою долю за доставку гремлинов, пока я не забыла (протягивает Нэрниру 15 лир)

Нэрнир берёт лиры.

Нэрнир: Спасибо.

Чупакамака: Инквизиторам? Ох, только бы они гремлинов не обидели. И сенсорных магов. Такую кашу я заварила... (вздыхает)

Рудольф: Интересно, кто еще не заварил. Нэрнир?

Чупакамака: Ну, ладно. Может быть, раз уж мы дошли до гор, сходим в горы? Посмотрим, что там со змеями и с пропавшим картографом?

Нэрнир: Давайте пока за Драко. В горы и по пути в Ильмень можно заскочить. Но можем и сейчас.

Чупакамака: Драко же и шёл в горы. Там его и найдём.

Нэрнир, Чупакакамака и Рудольф отправились в горы.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава