Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 43

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 43[править]

Глава 43, в которой герои заглядывают в Культурный переулок, знакомятся с послом и наблюдают жёлтую прессу в действии.

Пограничники Вест-Норланда проверили у всех паспорта и пропустили путешественников через границу без особых придирок (не считая ворчания себе под нос «какая жалость, что они иноземцы — второй квартал подряд не выполняем план по пойманным без выездных виз местным»). На другой стороне границы (в центральном Норланде) никаких пограничных пунктов не обнаружилось. Примерно в пяти километрах от границы (в стороне от дороги) высится смотровая башня.


Локация: Холм с видом на город, столица Норланда[править]

Дорога повернула на восток и завела наших героев на высокий склон. Отсюда как на ладони видно городскую алгомерацию столицы Норланда, расположившуюся в низине к западу от склона.

Кроме того, в котомке у полурослика Маргарина нашлась дальносмотрильная труба гномов. Он не смог внятно объяснить, откуда он её взял.

Столица Норланда — это белокаменный город без крепостной стены с трёх-четырёхэтажными домами. Он буквально соприкасается с природой: самые дальние здания соседствуют с дикорастущими яблонями и грушами, берёзами и клёнами. Присутствует одноэтажный пригород — множество уютных частных домиков с небольшим двором, но без каких-либо сельскохозяйственных полей. Сам город состоит из трёх районов (примерно в полукилометре друг от друга), соединённых между собой дорогами. Кроме того, к северу от города высится огромная гора (верхушки завалены снегом и уходят за облака), на которой тоже есть какие-то дымящиеся поселения.

Вместо королевского замка в городе имеется открытый кремль (входные арки открыты настежь, и непохоже, чтобы там вообще были ворота), наполненный пятью-шестью нежилыми административными зданиями. Неизвестно, где именно в городе находится король.

Присутствует витиеватая дорога, позволяющая безопасно спуститься к городу. Эта дорога проходит через западную часть города, которая похожа на спальный район, и далее идёт на восток (в старый город — к кремлю и окружающим его зданиям). Из спального района есть и другие дороги — на юго-восток (к малоэтажным торговым площадям и мануфактурам) и на север (к заснеженной горе).


Нэрнир осматривает районы города из дальносмотрительной трубы.

Нэрнир: Интересно… Город очень большой, главное не заплутать. Это не столица Гусляндии.

Чупакамака: Не заблудимся. Главное, тут куда веселее, чем в баронстве!

Нэрнир: Ну да, веселее, наверное.

Малин: (смотрит в трубу) На улицах нет ни одного рыцаря. Возможно, в смотровой башне сидит дозорный, который наблюдает за всей окрестностью. И вызывает их только тогда, когда они нужны.

Чупакамака: Вот и хорошо. А давайте посмотрим, что вокруг столицы. Деревни, поля, леса…

Рядом со столицей (за пригородом) минимальное количество полей — кукуруза, лук, томаты, сахарный тростник. Их явно недостаточно для того, чтобы прокормить жителей целого города. К северо-западу от города есть небольшой хвойный лесок — с проложенными каменными тропинками, по которым гуляют и бегают местные жители (некоторые даже в лосинах).

Нэрнир: Будто нам полей и деревень в Гусляндии и баронстве не хватало.

Чупакамака: Ну что ты ворчишь! Мы должны хорошенько осмотреться! Понять обстановку! Сам же говорил, что надо разобраться в «повседневщине».

Чупакамака: Кто и как на полях работает? Мирно, как в Гусляндии, или нанимают батраков за гроши по 16 часов в день вкалывать и бьют их? Что выращивают? Хватает ли этих полей? Потом, вон смотри, в лесу просто гуляют, значит, у них бывает свободное время. Не то что в баронстве у Рюрика. Разве не интересно?

Чупакамака: Может быть, пойдём вперёд? В дороге ещё осмотримся.

Герои спускаются со склона по дороге, ведущей в город.

Локация: Культурный переулок, столица Норланда[править]

Дорога привела наших героев в западный район столицы (таблички на домах гласят «Культурный переулок»). Здесь тихо и спокойно. Есть несколькоэтажные жилые дома, несколько школ, редакция газеты «Жареные факты», гостиница «Тевирп укинтуп», курьерская служба, продуктовый магазин самообслуживания и так далее. По улице гуляют местные жители с собачками и хорьками на поводках, а один человек даже с полутораметровой гигантской змеёй в наморднике.

На площади находится прораб гномов-фрилансеров, которого Нэрнир и Иван уже видели в подвале замка дракона. Он беседует с женщиной-челогекко в строгом бизнес-костюме, в очках без диоптрий и с канцелярским планшетом в руках. Она о чём-то допрашивает гнома-прораба (на повышенных тонах) и записывает его ответы. Гном заметно нервничает и отчаянно жестикулирует. Кроме того, рядом крутятся два художника с мольбертами, которые рисуют портрет гнома.

На улицах нет мусора, бродячих животных или нищих. Рыцарей Норланда в городе тоже нет, вместо них за порядком следит гражданский в жёлтом жилете — коротко подстриженный молодой человек, на спине которого написано слово «Герой». У входа в здание курьерской и почтовой службы пикетируют шестеро работников в одинаковой одежде. Они держат таблички «Нет доставке в горы без ослов», «Нет покупке шуб за счёт работника» и «Доставке — да, холодной жути — нет».

В городе почти нет заборов, не считая зарешётченной территории частной школы, которая оклеена вывесками «Вход воспрещён» и «Частная территория». У закрытых ворот школы скучает бритоголовый мужчина 40-45 лет в кожаной куртке и с ужасными шрамами на лице (они похожи на порезы, нанесённые мечом). Из-за пояса у него торчит крупный кинжал.

У входа в гостиницу крутится стильно причёсанный низкорослый меланхоличный человечек в кафтане и широкополой шляпе с пером (на вид ему примерно 35 лет, а рост его не более полутора метров). Он внимательно осматривает всех, кто идёт в гостиницу, что слегка нервирует прохожих.

Из города выходят три дороги — на север, на восток и на юго-восток. Указатели гласят «к Возвышенному району», «к Административному району» и «на рынки».

Герои заходят в город.

Чупакамака: Мне здесь нравится!

Чупакамака: Ну, что, куда сначала? Может быть, в административный район? Подадим запрос на аудиенцию? Заодно выясним, предоставят ли нам жильё и всё такое.

Чупакамака: Фффф… Ну, вы подумайте, а я поговорю с пикетчиками. Ладно?

Чупакамака подходит к пикетчикам

Нэрнир тоже идёт к пикетчикам.

Чупакамака: Привет! За что митингуете?

Пикетчик: Мы работники курьерской службы. В безлюдной местности в заснеженных горах (показывает рукой на гору) открылся морг, и теперь нас заставляют таскать тела наверх по горным дорогам, без ослов, и не предоставляют снаряжение (перчатки приходится покупать за свои кровные). И там очень безлюдно. У нас стресс от того, что это жутко — идти по пустой дороге с трупом в мешке. Какая мертвецам разница, где они лежат — в горах или тут? Мы требуем либо перенести морг на равнину, либо платить нам больше за доставку в гору, обязательно давать ослов, дополнительные выходные и так далее.

Чупакамака: Думаю, требовать ослов справедливо! А почему морг на горе?

Нэрнир: Потому что там холодно и тела разлагаются медленнее.

Пикетчик: Да, начальство так же говорило. Нет чтобы выкопать глубокий колодец и спускать их туда.

Нэрнир: Почему бы не сделать здание морга и наложить на него заклинание мороза?

Пикетчик: Потому что у волшебников зарплата больше, чем если гонять нас в гору по цене доставки пиццы с рынка сюда.

Пикетчик: Но когда самая сильная ветвь власти в Норланде прослышит о нашем пикете, то у чиновников не будет выбора, кроме как перенести морг.

Чупакамака: А кто у вас — самая сильная ветвь власти?

Пикетчик: Это у нас пресса. Кроме детских газет, конечно. Но если кого-то или что-то оклеймят «Жареные факты» или газета «Мнение», то трепет дойдёт до короля.

Чупакамака: И король сможет повлиять на вашего работодателя? А морг — это частное предприятие или государственное?

Пикетчик: Морг — это предприятие государственное, этим ведают какие-то чиновники. Захотят — купят здание на равнине и перенесут.

Пикетчик: Король… повлиять… нет, он не любит ни с кем ссориться. Но ни ведающие моргом, ни наш работодатель не хотят, чтобы их позорили перед королём. Как-нибудь да с кем-нибудь договорятся даже без отмашки сверху. Так это у нас работает.

Чупакамака: Понятно

Чупакамака осматривается в поисках представителей прессы.

Со слухом 7 Чупакамака слышит, как находящийся неподалёку гном-прораб ругает журналистов.

Нэрнир думает.

Нэрнир: Что слышно и видно?

Чупакамака: (игнорируя Нэрнира) Давайте я поищу журналистов? Кажется, вон там репортёр и художники из газеты. Или можно в редакции их поискать.

Пикетчик: А, это журналистка «Жареных фактов». Когда они видят иноземцев, они сразу забывают обо всех местных проблемах и начинают писать репортажи о геополитике. Видите, как она набросилась на того гнома?

Нэрнир: Хорошо, что они нас не заметили.

Чупакамака: А гном не местный? (рассматривает гнома) Да, он уже видимо на взводе…

Гном на удивление чист (не измазан землёй и углём), хоть и одет в спецовку. У него из-за пояса торчат свитки с инженерными схемами, а из левого кармана — заляпанный пивом блокнот. Он пытается показать руками, как выглядит какая-то машина.

Нэрнир: Можно подслушать в виде птиц.

Чупакамака: Ну, попробуй. Кстати, нам тоже пора уже решить, как мы будем общаться с журналистами.

Нэрнир: А помнишь когда мы были журналистами? У меня даже в блокнотике остались интервью. Я их делал для вида. А общаться… Смотря какие вопросы.

Чупакамака: Послы общаются с журналистами в ЛЮБОМ случае. Вопрос в том, что на какие вопросы отвечать.

Пикетчик: Главное в общении с журналистами — постараться использовать журналистов сильнее, чем они используют тебя.

Чупакамака: О, да! (улыбается) Только бы опыта хватило…


Нэрнир незаметно превращается в ворона и летит подслушивать челогекко и гнома-прораба.

Нэрнир-ворон подслушивает.

Гном-прораб: Ничего вы не понимаете, журналисты. Точно вам говорю, что гномские тележки на ручной тяге никогда не взрываются.

Челогекко-журналистка: То есть позиция гномов в том, чтобы отрицать ответственность за взрывы их устройств?

Гном-прораб: Это не то, что я сказал! На тележки действует гарантия.

Челогекко-журналистка: Сколько вы планируете заработать на гарантийных ремонтах?

Гном-прораб: Гарантия подразумевает бесплатный ремонт в течение одного года…

Челогекко-журналистка: (записывает себе на листочек, проговаривая вслух то, что пишет) Гномы планируют заработать при помощи скрытых сборов на якобы бесплатном гарантийном ремонте…

Гном-прораб: Это не то, что я сказал!

Челогекко-журналистка: (радостно кивает) Я вас услышала.

Челогекко-журналистка: Предполагая, что все будут ездить на таких тележках, на сколько челогеккческих жертв в год вы рассчитываете?

Гном-прораб: Тележки очень безопасны…

Челогекко-журналистка: То есть вы даже не представляете, каковы будут масштабы урона?

Гном-прораб: Я не говорил ничего подобного!

Челогекко-журналистка: (записывает на листочек и бубнит) Предлагая свои тележки, гномы прекрасно понимают, сколько из-за этого будет погибших…

Гном-прораб натренированным движением одновременно вытер пот со лба и закрыл лицо фейспальмом.

Нэрнир смотрит на картины с гномом.

На одной картине гном изображён как есть (со всеми деталями одежды и лица). Вторая картина является злобной карикатурой, гном на ней представлен скрюченным чумазым злодеем, тянущим свои грязные лапы в сторону смотрящего на картину.

Нэрнир летит к Чупакамаке.

Чупакамака — Нэрниру: Ну как? Впечатлён работой жёлтой прессы?

Нэрнир превращается в себя.

Нэрнир: Да, пресса та ещё желтушная. Они пытаются выгодно всё провернуть для себя, например, вырывая слова из контекста и изменяя его. А ещё карикатуру рисуют.

Чупакамака: И на нас нарисуют. На всех политиков всегда рисуют карикатуры. Чем больше карикатур, тем деятельнее и популярнее политик.

Иван: Было бы хорошо, чтобы и на меня карикатуры рисовали.

Чупакамака: Ничего, читатели привыкли, что факты жареные и делят на десять, когда читают.

Нэрнир: Ты хочешь к ним подойти?

Чупакамака: Пока нет. Лучше не будить лихо, пока оно тихо, а тем временем продумать, что и когда мы будем сообщать прессе.

Нэрнир: Они могут задать любой вопрос.

Чупакамака: Не может быть!

Малин: Теоретически при помощи газеты можно популяризовать идеи союза, но только если газета не захочет обратного…

Чупакамака: Да. Мы и должны этим заняться. Для этого надо грамотно представлять нашу точку зрения и учитывать особенности газеты тоже.

Нэрнир: Мы уже поняли желтушность прессы, значит надо использовать это для себя.

Чупакамака: Как именно? Расскажи!

Нэрнир: Им нужны сенсации, интриги, скандалы. Так что нужно сделать так, чтобы союз был сенсацией, но в положительном смысле. Надо подумать над обёрткой…

Чупакамака: Да, для «Жареных фактов» надо придумать какое-нибудь «суперэксклюзивное интервью», из которого они смогут сделать сенсацию. А для «Мнения», наверное, нужно представить «нестандартное мнение», да так, чтобы журналист-аналитик счёл его своим.


Чупакамака: Вот ещё что. Стоит ли уже сейчас рассказывать о нашей миссии? До того, как мы подали заявку на аудиенцию? Это будет правильно с точки зрения дипломатии? Думаю, мы можем пока не афишировать это, представившись туристами… или это тоже неправильно? Потом мы точно должны будем рассказать прессе про идею союза

Нэрнир: Я думаю лучше сперва записаться на аудиенцию, чтобы если что, пресса нас не очернила.

Чупакамака: Согласна!

Нэрнир: Что будем делать сейчас?

Чупакамака: Нам нужно подать заявление на аудиенцию и понять, разместят нас в дипломатическую гостиницу или нет. Но по дороге мы можем осмотреться, познакомиться с местными жителями, о чём-нибудь их расспросить. Только до вечера не затягивать прогулку.

Иван: Сделал дело — гуляй смело.

Малин: Можно заглянуть в гостиницу. Узнать цены на случай, если казёное жильё не предоставят.

Чупакамака: Да, давайте спросим. И про название тоже, оно мне нравится.

Полурослик Сам: Можно отнять кинжал у того человека, который сидит в засаде возле школы.

Чупакамака: Зачем? Этот человек, наверное, охранник и кинжал у него для работы. Впрочем, можем расспросить его. Или расскажем о нём тому блюстителю порядка с надписью «Герой»

Нэрнир: Да, давайте заглянем в гостиницу и пойдём подавать заявление.

Чупакамака: И ещё поговорим с «героем», с гномом, если журналистка от него отстанет, и с владельцем змеи, интересно же, разрешают ли тут держать змей и как за ними ухаживают…

Нэрнир: Хорошо. Тогда в гостиницу? Или к герою?

Чупакамака: Давайте в гостиницу? Она рядом

Нэрнир: Да, пойдёмте.

Герои направляются к гостинице.

Подходит низенький человечек в кафтане, который следил за входом в гостиницу.

Человечек: Один эльф, один гном, одна челогекко… Ну и сопровождающие люди и дети. Интересная компания. Пришли по дороге из Вест-Норланда, но без товара. Собираетесь в гостиницу. Вы тоже послы? Из Ильменя или от гномов?

Нэрнир смотрит, далеко ли журналисты.

Журналистка находится примерно в 100 метрах, и она очень занята терзанием гнома.

Чупакамака: (негромко) Мы послы Его Величества короля Пунтарха.

Нэрнир (негромко): А что, здесь есть ещё много послов?

Человечек: Нет, только мы четверо. Посол Огурцов, к вашим услугам. (наклоняет голову) Поздравляю с самым простым назначением в вашей карьере.

Чупакамака: Спасибо. А вы какую страну представляете?

Посол Огурцов: Такую же, какую и вы. (показывает своё письмо о назначении послом, датированное двумя годами назад и подписанное королём Пунтархом)

Чупакамака: О! Тогда позвольте представиться. Принц Иван, герцог Нэрнир, Чупакамака… А наши сопровождающие — независимый наблюдатель Рудольф и пресдтавители гусляндской молодёжи и студенчества — Драко, Сам, Маргарин.

Нэрнир: Приятно познакомиться, сэр Огурцов.

Посол кланяется (с учётом его роста — при поклоне он становится ниже полурослика).

Нэрнир: А с какой вы целью?

Чупакамака: То есть, какова ваша миссия?

Посол Огурцов: Если честно, я просто тут живу и получаю за это зарплату. Гусляндия и Норланд дружат очень долго, и у них нет никаких конфликтов. Моя работа — посещать день рождения короля, плюс иногда разбираться с совершившими здесь преступление гражданами Гусляндии, ну и иногда давать интервью.

Чупакамака: А живёте вы в этой гостинице?

Посол Огурцов: Нет, мне выделены апартаменты в казённом здании — вот это, трёхэтажное. (показывает на жилой дом)

Посол Огурцов: На этаже там шесть квартир, и все они зарезервированы для послов. Остальные, кроме моей, никем не используются. У меня есть от них ключи.

Чупакамака: Замечательно. А у кого спрашивать разрешение на заселение? И, можете ли вы подсказать, у кого спрашивать разрешение на аудиенцию с королём Тибериусом?

Посол Огурцов: На заселение не нужно никаких разрешений. Я просто выдам вам ключи. Если вдруг внезапно приедут послы ещё пятерых стран, и кому-то не хватит жилья — то выйдет конфуз, но это очень вряд ли.

Посол Огурцов: С аудиенцией тоже просто. Я могу отправить сову с запиской церемониймейстеру. Король Тибериус бы и сразу вас принял, но он принимает визитёров у себя в резиденции, и при этом живёт скромно и экономит на слугах. Многие комнаты запылены и запущены… Прежде чем кого-то приглашать туда, нужна масштабная уборка.

Нэрнир: А где живут остальные послы?

Посол Огурцов: Кроме нас, никаких послов тут нет. С гномами Шоколадных гор (к востоку) нет дипломатических отношений. С челогекко на северо-востоке Норланд тоже не общается. Ильмень бы прислал посла, если бы кто-то из ихних эльфов согласился жить среди людей и не в лесу. А это очень вряд ли.

Чупакамака: Значит, если нужно провести переговоры с Ильменем, норландские послы едут туда, а не наоборот?

Посол Огурцов: Да. Эльфы из Ильменя любят переговоры в формате «к нам пришли с челобитной».


Нэрнир: Извините за такой вопрос, но почему вы тут стоите и всех рассматриваете?

Посол Огурцов: От одного хорошего знакомого в Вест-Норланде я прослышал слухи, что из Вест-Норланда приедут какие-то послы. Остальное любопытство.

Нэрнир: Вы знаете, с какой мы целью прибыли?

Посол Огурцов: Получать зарплату? Не представляю себе, с какой ещё целью можно приехать в Норланд, будучи послом Гусляндии.

Чупакамака: Например, пожить бесплатно в гостинице и мир посмотреть. Хотя официальное задание у нас тоже есть.

Посол Огурцов: Моя философия по поводу бесплатных плюшек от работодателя — брать деньгами вместо плюшек. Тогда пожить в гостинице и мир посмотреть можно и платно.

Чупакамака: А что слышно насчёт послов из Вест-Норланда? Кто придет? Зачем приедет?

Посол Огурцов: Моя знакомая говорила, что они подружились с бароном и всё осматривали, даже приюты и тюрьмы. Видимо, любители экзотики и культурного туризма. А, может быть, и шпионы барона. (подмигнул)

Чупакамака: Хех. Уж не про нас ли она говорила? Мы тоже побывали в баронстве, были с визитом у барона и осмотрели приюты и тюрьму. Но шпионили мы за бароном, а не на него. Разбирались, как там всё устроено.

Посол Огурцов: (кивает) Это правильно. Да даже если бы вы и были его шпионами — какая разница, если он всё равно станет королём.

Нэрнир: Хм…

Чупакамака: Почему вы думаете, что именно он? Есть ещё барон Фридрих. Да и младшая принцесса ещё может вернуться с толковым мужем впридачу.

Посол Огурцов: (рассудительно) Когда вернётся, тогда и поговорим.

Чупакамака: Тоже верно. А барон Фридрих?

Посол Огурцов: Фридрих теоретически может стать королём, но он не похож на человека, которому нужны послы… Потеряю хорошую должность, на которой ничего не надо делать. Не хотелось бы.

Чупакамака: (рассуждает) Не всегда и не всё складывается так, как нам хочется. Порой сложить — наша задача.

Нэрнир: Особенно наша.

Посол Огурцов: А что у вас за официальное задание? Взять рыцарей в аренду, как делает Ильмень? Продать гусляндской говядины в обмен на норландские самокаты?

Чупакамака: Наша задача — разом решить все настоящие и будущие проблемы Гусляндии. Без шуток.

Нэрнир: И не только Гусляндии, кхм.

Посол Огурцов: Бывает…

Чупакамака: Интересы стран могут совпадать. Например, предотвратить войну Норландом, которую может затеять дорвавшийся до власти барон, выгодно и Норланду, и Гусляндии. Кстати, какова, по-вашему, вероятность, что барон Рюрик, получив престол Гусляндии, захочет завоевать Норланд? А Фридрих?

Посол Огурцов: Фридрих — наверняка. Рюрик дипломат — в ситуации, когда у него будут реальные шансы выиграть войну, он её не начнёт, а просто поставит королю Норланда ультиматум. Отправит ему научные расчёты (симуляцию результатов сражений) на двадцати листах, доказывающие бессмысленность сопротивления.

Чупакамака: Допустим, король Норланда сдался и Рюрик стал королём Гусляндии и Центрального Норланда. Хорошо ли это будет? Как он будет управлять таким большим государством? И не будут ли другие бароны с ним воевать?

Посол Огурцов: Хорошо ли он будет управлять, я не знаю. Другие бароны безусловно захотят против него повоевать, но решатся ли? При всех ресурсах, которые будут у него в руках? Не думаю. Полагаю, что остальные баронства тоже будут интегрированы мирно, но не скоро. Они окопаются у себя на территории, защитят границу ямами с крокодилами и уйдут в глухую оборону.

Чупакамака: Ну, вот, а мы пытались разобраться, как он будет управлять. Вряд ли он будет платить большие зарплаты послам. Он мастер выжимать из работников все соки за минимальную зарплату…

Чупакамака: А вообще, выходит, как ни крути, всё идёт к интеграции. И выгодно провести её на своих условиях.

Посол Огурцов: Своих — это чьих? Мы (послы Гусляндии) работаем на действующего короля Гусляндии — кто бы им ни стал. У короля Пунтарха всё было отлично и без интеграции. Суверенные проблемы Норланда — это их внутриполитическое дело.

Нэрнир: Я думаю, Вы до конца не разобрались в нашей цели.

Чупакамака — Нэрниру: Так мы же пока только в общих чертах рассказали.

Посол Огурцов: Я исхожу из предположения, что цели послов совпадают с желаниями назначившего их короля. По крайней мере, это верно в моём случае. Король желает, чтобы я дежурил в Норланде и получал за это зарплату, и я только за.

Чупакамака: Ещё король желает хорошего будущего своей стране, Гусляндии. А будет ли оно хорошим, если начнутся все эти завоевания? Его Величество Пунтарх высказал озабоченность. Нужно найти и организовать более приятное развитие событий. Дипломатическое. Можно договориться об интеграции в империю или союз. Можно даже назначить хорошего управляющего. Но только по-настоящему хорошего. Вот мы и ищем такие пути.

Посол Огурцов: Похвально. Желаю удачи с этим делом.

Чупакамака: Спасибо!

Нэрнир: Не стоит забывать про орков.

Чупакамака: Я думаю, большому государству или альянсу государств легче отразить атаки орков. А ещё давно напрашивается идея их тоже интегрировать.

Нэрнир: Если они не проведут диверсию или нападут точечно на большое государство.

Чупакамака: У большого государства большая армия для отражения точечных нападений. И даже для неточечных. А вообще, о чем мы говорим?

Нэрнир: Да, стоит подробнее говорить о нашей цели уже на аудиенции.

Посол Огурцов: То есть аудиенция не только лишь ознакомительная? Чтобы сэкономить ваше время — если у вас есть конкретные предложения для короля Тибериуса, то поддержат ли их империалисты и юнионисты одновременно?

Нэрнир: Ознакомительная, но мы выставим основные цели и уточним моменты.

Чупакамака: Мы хотим обговорить пути решения проблемы возможных войн в Норланде. У нас есть идеи, а насколько они хороши, мы обсудим с королём. Мы можем принять предложения короля Тибериуса или предложить наши идеи. Пусть победит лучшая, и будем вместе реализовывать её.

Посол Огурцов: Знаете, король Тибериус, он согласится с любым хорошим предложением. Сразу. Он старается всем понравиться и не любит разочаровывать людей… Чтобы на него не пожаловались в прессу.

Посол Огурцов: Он скажет «хорошая идея», а потом попросит заручиться поддержкой обеих фракций. И тут-то и начнётся веселье. Главы фракций — сильные, идейные политики. Они довольно цепко защищают интересы тех, кто верит в их идеи.

Чупакамака: Да, думаю, у нас будет время для знакомства и переговоров с фракциями. Вероятно, после переговоров с фракциями потребуются новые переговоры с королём.

Нэрнир: Кстати, а что вы знаете о фракциях и их представителях?

Посол Огурцов: О юнионистах я знаю довольно мало. Они не очень интересовались послом Гусляндии, и я не напрашивался к ним в гости.

Посол Огурцов: Фракцию империалистов возглавляет прославленный генерал Наполеон Королёв. У него есть частная военная компания (гражданские с хорошим опытом). Он ветеран и настоящий герой, в его послужном списке есть вещи вроде победы над сотней орков силами дюжины солдат. У него есть связи в корпусе рыцарей Норланда и ряд хорошо запрятанных сторонников в баронствах. Он настаивает на том, что король Норланда должен интегрировать баронства обратно, потому что так будет лучше для всех, кроме баронов. Он не является милитаристом (его отлично устроит предложение вида «заплатить барону кучу денег, чтобы тот отдал баронство и уехал»), но он считает, что хорошая цель оправдывает средства.

Чупакамака: Наверное, интегрировать баронства было бы хорошо, если сделать это мирным путём. А юнионисты, насколько мы понимаем, хотят союза с Ильменем. Но ведь одно не противоречит другому: можно и баронства интегрировать и с Ильменем альянс или унию создать.

Нэрнир: Интересно, захотят ли этого бароны…

Посол Огурцов: Насколько я понял, представители Норланда затратили огромные усилия (и продолжают тратить их по сей день), чтобы убедить возвышенных эльфов Ильменя (те ещё снобы, не чета дружелюбным эльфам из Лепронда), что мы не дикари. Междоусобные конфликты между странами людей убедят эльфов в обратном. Юнионисты не столько не хотят интеграции баронств, сколько не готовы рисковать, провоцируя баронства.

Чупакамака: Разные есть варианты. Заплатить кучу денег. Оставить баронов на месте, но они должны признать подчинённое положение баронств и отказаться от мысли завоевать соседей. Возможно, также, убедить того из баронов, который, как муж наследной принцессы, получит престол Гусляндии, что ему выгоден союз, империя или уния.

Чупакамака: И в конце концов, вряд ли бароны решатся воевать с унией. А если ещё и Гусляндия присоединится, то дело по завоеванию станет совсем безнадёжным. Тогда баронам будет выгоднее попроситься в этот союз.

Нэрнир: Ещё если у Гусляндии будет официальный союз с Норландом, то будет невежливо нападать на союзника коронованному барону.

Посол Огурцов: (кивает) Барон Рюрик, он вежливый, даже солдаты у него вежливые люди.

Чупакамака: Можно привести в Норланд этих самых очень вежливых людей и вежливо провести референдум об избрании новоявленного короля Гусляндии императором всего. Э… это уже было в истории.

Чупакамака: Другое дело, если у Норланда, интегрировавшего баронства, и Ильменя вместе взятых вежливых рыцарей будет несколько больше.

Чупакамака думает.

Посол Огурцов: Возможно, после разговора с фракциями у вас появятся новые идеи. Я отправлю сову церемониймейстеру — предупредить об аудиенции заранее. Завтра вы можете узнать у него лично (его офис — в старом городе, также известном как «Административный район»), когда именно король сможет вас принять.

Посол Огурцов просвистел, и с ближайшего дерева к нему прилетела сова.

Нэрнир: Хорошо, спасибо.

Чупакамака: Спасибо!

Посол Огурцов: (пишет записку и отправляет её совой) А вот ваши пять ключей. (передаёт) Квартиры однокомнатные, а вас пятеро взрослых и двое детей, поэтому отдаю все ключи, какие есть.

Нэрнир: Значит кому-то придётся жить в одной квартире…

Чупакамака: А давайте по двое поселимся, так веселее. Скажем, Сам и Маргарин могут жить вместе. Ну и мы тоже разобьёмся на пары.

Нэрнир: Помни Сам — не давай Маргарину переедать.

Полурослик Сам: Хорошо. Съем всё сам.

Чупакамака: Может, ты, Нэрнир, с Рудольфом поселишься, вы же друзья? Или со мной? Иван, а ты с кем хочешь? А ты, Драко?

Нэрнир думает.

Малин: Можно мне отдельную комнату? Всё равно их с избытком. Я часто читаю книги ночью, свет свечи может мешать другим.

Чупакамака: У нас получается 3 пары и 1 одиночка. Или 2 пары и 3 одиночки, но этот вариант будет работать, если не придут другие послы.

Нэрнир: Тогда три пары и один одиночка-Драко.

Чупакамака: Да. Ты с кем будешь? С Рудольфом? Со мной?

Нэрнир: Как тебе удобнее.

Чупакамака: Ну, мы с тобой тоже любители по ночам читать или гулять. Если поселимся вместе, не будем мешать соседям. С другой стороны, Рудольф с Иваном почти не знакомы… но на случай чего у нас пока есть запасной ключ.

Нэрнир: Тогда Рудольф и Иван могут быть по одиночке. Можно помогать друг-друг с уборкой, если понадобится. Вот.

Посол Огурцов: Мне нужно идти. Ещё раз — вот это здание (показывает) — третий этаж. Квартира № 1 занята мной, ваши ключи подходят к квартирам № 2-№ 6.

Чупакамака: Спасибо. А куда нам поставить нашу ламу? И ещё у нас курица.

Посол Огурцов: Курицу в ванную комнату, а ламу привяжите к дереву у входа в здание. Это не баронство, не украдут.

Чупакамака: М... как бы он никого не украл. Ладно, спасибо.

Чупакамака: Ну, что, Карл? Попасёшься на улице? А Квоку будем на ночь в корзинку усаживать...

Карл ничего не возразил.

Чупакамака: Хорошо, что с нами поросёнка нет. Хотя по Киргизу я скучаю... (гладит Карла)


В частной школе прозвенел звонок, и из ворот высыпали дети (они разбегаются по домам). Человек с кинжалом продолжает скучать у ворот и, по-видимому, ждёт кого-то конкретного.

Нэрнир: Подойдём к нему?

Чупакамака: Давай лучше не всей толпой. Может, ты поговоришь с ним, а мы понаблюдаем и придём на помощь, если что.

Нэрнир подходит к человеку с кинжалом.

Человек с кинжалом с подозрением осматривает Нэрнира, но ничего не говорит, а продолжает чего-то ждать.

Нэрнир: Добрый день, чем вы занимаетесь?

Человек с кинжалом: Меня зовут Резнеус Злобн. Я телохранитель. Жду ребёнка из школы — проводить домой. (строго) Вы не кажетесь серьёзной угрозой, но я не позволю вам даже близко подойти к моей подопечной.

Нэрнир: Что за подопечная, если не секрет?

Резнеус Злобн: Конечно же секрет. В каких целях интересуетесь?

Нэрнир: Из любопытства. А вы не родственник Гримфона Злобна? Или тезка?

Резнеус Злобн: Он мой брат. (проворчал что-то невнятное себе под нос)

Резнеус Злобн: (с отвращением) Я ваш род знаю, наводчики. «У этого ребёнка есть телохранитель, а значит, у родителей есть деньги на выкуп». Подкатываетесь к телохранителю и проверяете, не получится ли его устранить… Не получится, кроме меня тут ещё двое человек, и даже меня одного вы со своими хилыми мышцами… Которые в данном случае от слова мышь…

Нэрнир: Нет, нам просто интересно. Просто вы выглядите... Бандитовато... Но если вы брат Гримфона, то можете рассказать о нём?

Резнеус Злобн: Телохранитель и должен выглядеть бандитовато. Чем он злее выглядит, тем безопасней для клиента. Злоумышленники десять раз подумают. В моём случае — правильно сделают. Я был вигилантом, внедрялся в мафию, убил сотни мафиози лично. Эльф в… что это у вас на ногах? Каблуки? Не угроза.

Резнеус Злобн: О моём брате вам стоит спросить моего брата.

Нэрнир: Проблема в том, что он исчез в Дичайшем лесу и сейчас его ищут, за одно пытаясь понять странности с местными зверьми. Так бы мы с ним поговорили. Даже его ученик не знает, почему он туда ушёл.

Резнеус Злобн: Я уверен на 86 %, что он сам пошёл в этот лес, чтобы ставить там какие-то магические эксперименты, и чтобы ему никто не мешал. Его всегда бесили жалобы соседей на шум. «Я решаю вопрос мирового голода, а им не нравятся взрывы во дворе», — так он говорил.

Нэрнир: А вообще, что это за учебное заведение и чем оно выделяется?

Резнеус Злобн: Это Королевская Академия Художеств, элитная частная школа для детей от 9 до 17 лет. Здесь учатся молодые художники, скульпторы и так далее. Это полноценная школа (не как те музыкальные в Лепронде) — кроме искусств есть и обычные предметы, такие как география и история.

Нэрнир: Да, наверное тот кого вы охраняете талантливый ребёнок, если учится в таком заведении. И много вам платят? И откуда ваши шрамы?

Резнеус Злобн: Неталантливых сюда не берут. Конкурс 200 человек на место. Платят мне много, и с моим кодексом порядочности меня нельзя перекупить.

Резнеус Злобн: Шрамы — от мафии и с войн в Хормеле, где я был наёмником.

Нэрнир: Тогда не буду вам мешать и пойду подойду к «герою».

Резнеус хмыкнул и продолжил наблюдать за воротами.

Нэрнир подходит к человеку в жёлтом жилете, на спине которого написано слово «Герой».

Человек в жёлтом жилете - Нэрниру: (дружелюбно) С чем-нибудь помочь?

Нэрнир: Чем вы тут занимаетесь?

Человек в жёлтом жилете: Я волонтёр. В Норланде всего 40-50 элитных рыцарей, и этого явно недостаточно, чтобы следить за порядком, искать потерявшихся, оказывать первую помощь, пресекать мелкие правонарушения и так далее. Поэтому в Норланде есть обычай — если у человека из богатых семей, который может себе позволить не работать (сыновья успешных ремесленников и торговцев, выдающихся учёных и так далее), образуется свободное время, то он может вступить в добровольную дружину и помогать охранять правопорядок вместо государства.

Человек в жёлтом жилете: 95 % ситуаций, которые в других странах разрешаются исключительно королевскими стражами, в Норланде разрешают волонтёры. Рыцарей привлекают только в крайних случаях (таких как вооружённое ограбление или захват преступником заложников).

Нэрнир: Волонтёрство это хорошо. Вам это значит нравится. Часто к вам подходят с проблемой?

Человек в жёлтом жилете: Да, но в основном вида «помочь пожилому человеку дойти до магазина», «подсказать дорогу» или «найти убежавшую собаку». Настоящих преступлений в Норланде очень мало, даже карманных краж почти нет.

Нэрнир; Это очень хорошо. А много ещё тут из добровольной народной дружины? Мммм...

Человек в жёлтом жилете: Человек 100 в спальном районе (не менее двадцати на дежурстве в любой момент времени, вы можете встретить их на разных улицах), на рынке и в старом городе — больше. В горах меньше, там невысокая плотность населения (в Возвышенном районе очень холодно, там живут одни моржи).

Нэрнир смотрит, что делают гном и челогекко.

Раздражённый гном отвернулся от журналистки и уходит.

Челогекко-журналистка: (кричит ему вслед, привлекая внимание прохожих) Вы только посмотрите, как бессовестно гномы уходят от ответов на острые вопросы!

Нэрнир подходит к гному.

Гном-прораб: (раздражённо) Да???!!! (присматривается к подошедшему) Упс, извините.

Журналистка гуляет по площади в поисках новых жертв для интервью. Резнеус Злобн куда-то ушёл.

Нэрнир: Ничего страшного. Вы прораб из замка дракона? О чём она вас спрашивала?

Гном-прораб: Дракона… Да. (в ярости) У меня заказ — построить подземный тоннель между частями города… За этим меня вызвали в Норланд. С рельсами и дрезиной… Это такая тележка, в которой дёргаешь за рычажок, и она едет. Чтобы можно было сесть в тележку здесь и доехать прямо до рынка… Она подошла и… «у народа Норланда возникли резонные вопросы о том, чем это вы у нас занимаетесь!»

Гном-прораб: Я пытался ей объяснить, но становилось хуже и хуже.

Нэрнир: Такая она жёлтая пресса. Или мы — их, или они — нас. А что, она взрывоопасна, дрезина? Или нет?

Гном-прораб: Вообще никогда не взрывается, и даже разваливается на ходу менее чем в 1% поездок.

Нэрнир: Тогда это нехорошо. Я конечно не то чтобы сторонник гномских технологий, но всё же это несправедливо. И эта карикатура...

Гном-прораб: Какая карикатура?

Нэрнир: На вас.

Гном-прораб: Э… Что?

Нэрнир: Вы не знаете что такое карикатура?

Гном-прораб: Я знаю, что такое карикатура. При чём здесь карикатура?

Нэрнир: Я заметил, что они её на вас рисовали. Такую мерзкую, грязную злобную тянущую руки к читателю. Вот.

Гном-прораб: Ха! Если она действительно такая мерзкая, то никто меня по ней не узнает. Они перехитрили сами себя!

Нэрнир: Ну да это главное. (про себя) Главное чтобы эта журналюга к нам не пристала. Пресса может создать проблемы. А их у нас ещё не хватало.

Нэрнир вернулся к остальным. Наши приключенцы припарковали Карла у входа, заселились в свои уютные, но тесные однокомнатные квартирки и заснули крепким сном.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава