Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 41

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 41[править]

Глава 41, в которой герои обнаруживают сцену преступления в гостиничном номере Рудольфа.

Локация: Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика (вечер)[править]

Наспех забронировав шесть коек (на Нэрнира, Чупакамаку, Ивана и Малина, а также двух полуросликов) в восьмиместной комнате местного хостела, герои вернулись на площадь. На улице вечереет, но магазины ещё работают. Рудольф спешит в сторону гостиницы, в которой у него забронирован номер.

Прилевший с севера Элронд бросил в Нэрнира письмо. Он выглядит довольно бодро, но на его крыльях появились пятна другого цвета, похожие на зажившие ожоги.

Aquote1.png

Н,

папа очень обрадовался, что ты возвращаешься на историческую родину, и приезжает в наше мало кому нужное поместье на следующей неделе. Он собирается отдать тебе ключи на случай, если твои важные секретные дела в Ильмене убедят тебя там поселиться. А вовсе не в надежде, что ты будешь убирать поместье за него.

Я приеду с папой, хочу посмотреть на твоих новых друзей. Если ты с ними подружился, то они, должно быть, очень хорошие эльфы!

Твоя сова умерла, но мы прочитали свиток воскрешения. Она летала по домам, высматривая нас, и залетела в ресторан диковинок. Её случайно частично приготовили.

Выписала тебе параграф из Большой Эльфийской Энциклопедии (см. на оборотной стороне письма). И научила твою сову команде Лежать. Привези попробовать чужеземного кофе и экзотических напитков.

Керинн

Aquote2.png

С другой стороны письма находится выписка из Большой Эльфийской Энциклопедии, глава «Ильменьская олигархия»:

Aquote1.png

Каждая семья в Ильмене, относящаяся к знати, имеет одного или нескольких представителей (так называемых «сенаторов»). У них есть право голоса. Это главы семейств, особо выдающиеся маги и жрецы, красноречивые общественники, прославленные воины и просто богатеи. Чем крупнее и влиятельнее семейство, тем больше у него сенаторов. Не относящиеся к знати семьи не имеют права голоса.

Главой страны Ильмень является верховный олигарх. Его выбирают голосованием сенаторов (простым большинством в один тур). Чаще всего это глава самой популярной фракции.

Верховный олигарх может принять любое решение или закон самолично. Если верховный олигарх против какого-то решения, то сенаторы всё равно могут настоять на этом решении своим голосованием (достаточно простого большинства). У олигарха нет права вето. Он может отменить закон, который только что приняли сенаторы, но это поставит крест на его политической карьере. Если сенаторам не нравятся решения, принимаемые олигархом, то они могут в любой момент собраться на голосование и выбрать другого олигарха.

Сенаторы могут голосовать из соображений личной выгоды, и было несколько скандалов с подкупом сенаторов, когда они голосовали за решения, не совпадающие с линией их собственной фракции. Голос сенатора принадлежит его семье, и только семья может заменить своего сенатора на другого.

Aquote2.png

Нэрнир (на зверином): Ура, Элронд, как я по тебе скучал!

Элронд: (на зверином) Все эльфы на одно лицо и очень сумасшедшие! А-а-а-а-а-а! Через сколько домов я пролетал! И хоть бы кто меня отнёс туда, куда мне было надо!

Нэрнир (на зверином): Ладно, ладно, давай я тебя подлечу.

Нэрнир использует на Элронде друидическое заклинание Восстановление от ожогов, шрамов и синяков.

Внешний вид Элронда улучшился (а его настроение — нет). Его перья заблестели. Детальный осмотр показал, что его ожоги, шрамы и синяки уже были залечены кем-то ранее, и его потрёпанность была лишь косметической.

Нэрнир (на зверином): Ты уже сильно устал, отдохни, ты заслуживаешь отдыха. А потом куплю тебе вкусного мяса или рыбы. Ты любишь рыбу?

Элронд: (на зверином) Живую или свежепойманную. Солёную — не очень.

Элронд: (на зверином) И мне не очень нравится запах готовки. Даже не знаю, почему…

Нэрнир (на зверином): Давай не вспоминать о плохом. Главное, что сейчас всё в порядке. Мы не в темнице. Ты жив. Вот что хорошо.

Кюри трётся о сову своей шерстью и мурчит.

Элронд: (на зверином) На северо-востоке отсюда собираются большие армии людей. И я видел летучий корабль гномов — из тех, которые взлетают в небо на воздушных шариках.

Нэрнир (на зверином): Спасибо за информацию.

Нэрнир аккуратно гладит Элронда.

К Нэрниру подходит бюрократического вида клерк — такие же сидели в здании с обменом валют.

Клерк: Принимаете посылки из-за рубежа частной совой? Какие товары ввозим, заполнена ли таможенная декларация, уплачен ли почтовый налог?

Нэрнир: Это простое письмо.

Клерк: Эх, налог на простые письма всего две децилиры… И у меня всё ещё не выполнен план по сборам налогов с бандеролей.

Клерк: А может, скажем, что это была бандероль? Уплатите налог в 8 децилир, а 6 децилир я верну вам из своего кармана. Вам всё равно, а у меня будет выполнен план. Будь человеком, а, эльф?

Нэрнир: Если вернёте сейчас.

Клерк: (кивает) Конечно, верну. Я официальный сотрудник налоговой, я никогда не обману.

Чупакамака: Нэрнир, а у тебя децилиры есть?

Нэрнир: Я могу дать 1 лиру, а вы 8 децилир.

Клерк: Да, у меня есть мелочь на сдачу.

Нэрнир: Вот, пожалуйста (передаёт 1 лиру).

Клерк: Подпишите вот здесь. Этот документ говорит, что вы получили бандероль из-за рубежа и уплатили за неё налог. (передаёт Нэрниру «форму декларации» и ручку, а также достаёт из своего кармана 8 децилировых монет и печать)

Нэрнир просматривает документ на наличие подвохов с использованием своих знаний.

Эта бумага не является договором (в ней почти нет текста), это типовая форма для декларации. Она состоит из списка полученной корреспонденции (уже заполнено как «1 шт. бандероль»), типа посылки («почтовое отправление, полученное из-за рубежа») и суммы выплаченного налога (не заполнено). Внизу есть поле для подписи получателя письма, подписи сотрудника налоговой и место для печати.

Чупакамака: Сначала сдачу возьми, потом подписывай. И надо монеты на зуб попробовать, а то мало ли

Клерк: Угощайтесь. (передаёт Чупакамаке 8 децилировых монет) Если на монетах грязь или микробы, то ответственности не несу — отмыванием денег я не занимаюсь.

Нэрнир: Проверяй.

Чупакамака рассматривает монеты и пробует их на зубок.

Монеты прочные (не прокусываются) и похожи на серебряные. На них отчеканен профиль короля Тибериуса с одной стороны и птица киви с другой. На них написано число 0.1.

Чупакамака: Кажется, всё в порядке

Нэрнир расписывается.

Клерк: Благодарю. (расписывается, припечатывает бумажку и кладёт её в карман) Если захотите заплатить налоги за что-нибудь ещё — обращайтесь. Всегда рад собрать. (собирается уходить)

Чупакамака: Ну и порядочки тут. Мы должны платить за то, что наша сова летает куда-то с нашими грузами.

Нэрнир: Сейчас будем догонять Рудольфа или в номер. Я думаю ему нужно помочь. Он, насколько я понял, выселяется утром.

Чупакамака: Если бы ему была нужна помощь, он бы нас подождал. Давай утром к нему пойдём. Постронноих в гостиницы по ночам не пускают. Выспимся, а утро вечера мудренее.

Нэрнир: Тогда нужно встать часов в 6.

Чупакамака: В 6 утра, думаешь, в гостиницу пускают? Ладно, давай поспим уже.

Нэрнир: Хорошо.

Наступает ночь, герои засыпают, мафия просыпается.

Локация: Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика (раннее утро)[править]

На следующий день, протирая глаза, немного сонные герои выбираются из хостела. Попытки разбудить полуросликов в 6 утра не увенчались успехом (оба ответили «ещё пять минуточек» и немедленно заснули обратно).

Малин: Доброе утро, город.

Магазины и биржа труда ещё закрыты, но приюты и аптека работают.

Нэрнир: Эххх, как тихо!

Мимо на цыпочках промаршировал строй новобранцев.

Тренер военной академии: (громким шёпотом) Раз-два, раз-два! Подкрадываемся к врагу ровным, тихим строем! Левой-правой!

Чупакамака: Вот и хорошо, что тихо. Позавтракаем, пока на кухне никого нет. Соберёмся. А там и гостиница откроется.

Нэрнир: Тогда пошли на кухню.

Герои возвращаются в хостел и направляются на кухню.

Локация: Кухня, Хостел, Баронство Рюрика (раннее утро)[править]

На кухне есть дровяная печь, в которой уже разожжён огонь, стол, набор ножей, скалка, сито, лопатка для переворачивания еды. Других постояльцев на кухне нет.

Поскольку кухня общая, то никаких ингредиентов там не хранится. Однако на столе лежит недоеденное жареное мясо (три маленьких кусочка мяса на тарелке, на которую бы поместилось 10-20 таких кусков, причём дно тарелки измазано маслом).

Заходят Нэрнир, Чупакамака, Иван и Малин.

Чупакамака: Ну, что: сгущёнка для полуросликов ещё осталась? Кофе у тебя есть?

Нэрнир: Да, есть.

Нэрнир ищет где бы заварить кофе.

Имеются чайник, большой котёл и кастрюлька.

Малин: Если у нас хватает хорошей еды, то можно передать порцию той девочке в тюрьме. Вряд ли её хорошо кормят.

Чупакамака: Ей родители еду передают. А мы еду не покупали. У нас есть пищевой тюк, кофе и у Сама с Маргарином была сгущенка.

Кюри принюхивается к недоеденному мясу.

Чупакамака: Пойду, пока кофе варится, разбужу Сама с Маргарином. (идёт за полуросликами)

Нэрнир варит кофе.

Нэрнир: Нет, Кюри, я тебе куплю еду на рынке, а это чужая.

Кюри: (на зверином) Пахнет волками…

Нэрнир проверяет кофе на готовность.

Кофе готов к употреблению. Запах свежесваренного кофе распространяется по утреннему городу.

Нэрнир добавляет в кофе пару свежесозданных кубиков льда и пьёт.

Нэрнир идёт посмотреть на попытки Чупакамаки разбудить полуросликов.

Нэрнир и Чупакамака возвращаются на кухню с полуросликами.

Чупакамака пьет воду

Чупакамака: У нас ещё остался пищевой тюк. Но можно купить ещё какой-нибудь еды в дорогу, когда рынок откроется.

Малин: Но не очень много — цены могут быть завышены, а до центрального Норланда всего день пути.

Нэрнир: Ну-с, давайте есть уже.

Полурослики погружаются в сгущёнку.

Элронд: (открывая один глаз, рассматривая недоеденное мясо, на зверином) Это мясо мне что-то напоминает… (закрывает глаз)

Нэрнир пытается определить, чьё это мясо.

Это похоже на мясо волка.

Чупакамака: Тогда давайте ничего покупать не будем. У нас один тюк совсем не начатый, и один уже на режиме экономии. Поможем Рудольфу с полом и в путь.

Нэрнир: Ну и на биржу. И на рынок продуктовый заглянуть. Ладно, давайте тогда пойдём уже к Рудольфу.

Чупакамака: (допила) Я сдам бельё и буду ждать всех возле стойки регистрации

Нэрнир: Я тоже.

Полурослики, Малин и Иван тоже уходят с кухни. Сдав ключ на стойке регистрации хостела и попрощавшись, они отправились в солидную гостиницу искать Рудольфа.

Локация: Комната хостела, Хостел, Баронство Рюрика (раннее утро)[править]

Полурослики Сам и Маргарин спят мёртвым сном.

Заходит Чупакамака.

Чупакамака: Кто хочет кофе — бегом в кухню, пока не выпили! Кто хочет сгущёнку — бегом в кухню, пока не съели! Солнце светит в оконце! Ура! Ура!

Полурослик Маргарин: (сонно) Ещё пять минут, мама…

Полурослик Сам: (сонно) Просыпаюсь-просыпаюсь… (засыпает)

Чупакамака: Подъём! (стаскивает с Сама одеяло)

Полурослик Сам: (сонно) Просыпаюсь. (встаёт с кровати и начинает лунатически бродить по комнате)

Чупакамака: (стаскивает одеяло с Маргарина) Вставайте, сударь! Вас ждут великие дела!

Чупакамака: Пошли! А то Нэрнир сам весь кофе выпьет

Заходит Нэрнир, выпивший весь кофе.

Полурослик Маргарин: (сонно) Куда иду без порося, большой-большой секрет. (открывает глаза) Завтрак?

Нэрнир: На завтрак только ваша сгущёнка если она ещё осталась.

Чупакамака: А кофе??? (поёт) Кооофе! Эх, да со сгущёным молоком! Кооофе! Эх, густой да и с лесным медком!

Полурослик Маргарин: (немедленно и полностью проснулся) Осталась. Не время спать, когда есть сгущёнка! (трясёт гуляющего по комнате сомнамбулистического Сама, чтобы тот тоже проснулся)

Нэрнир: Я выпил всё кофе со льдом.

Нэрнир направляет в лицо Сама небольшой поток прохладной воды.

Чупакамака: (на зверином) Забота о детях, называется.

Сам просыпается и зевает.

Чупакамака: Давайте на кухню. Поедим и пойдём помогать Рудольфу.

Нэрнир: Да, идёмте.

Все присутствующие идут на кухню. Стоявший всю ночь на страже Элронд садится на плечо к Нэрниру и засыпает.

Локация: Гостиница, Баронство Рюрика (раннее утро)[править]

В двухэтажном здании гостиницы — дубовые полы, шкафы из красного дерева, хрустальные люстры со свечами. Согласно постеру на стене, имеются комнаты на одну и две персоны, а также три комнаты люкс (с кроватью тройной ширины и двумя личными слугами). У входа героев встречает слуга в костюме, который кланяется им по пояс и открывает перед ними дверь.

В холле гостиницы присутствует Рудольф и три сотрудницы за стойкой ресепшна.

Подходят Нэрнир, Чупакамака, Иван, Малин и полурослики.


Чупакамака: Доброе утро. Здесь остановился наш товарищ… О, привет, Рудольф!

Нэрнир: Привет, а мы к тебе пришли!

Рудольф держит в руках широкую коробку и поднимается по лестнице.

Рудольф: (устало) Здравствуйте.

Нэрнир: Ага, давай уже, пойдём.

Чупакамака: (уныло) Как всё плохо… Кругом война, смерть, глупость… а мы тут почти без завтрака (зевает) Ааа

Чупакамака: (с тоской в голосе) Я думаю, Гусляндии скоро придёт конец. Затем Норланду. Мы всё умрём. Надо спасать мир, а я так, так устала (зевает)

Нэрнир: Пошли уже давай, Чупакамака.

Чупакамака: Да пошёл ты, Нэрнир

Рудольф: (сердито) Не ругаться.

Чупакамака: (сердито) Не командовать!

Чупакамака: Между прочим, ты нас приглашаешь или мы пойдём?

Рудольф: Я еще вчера вам сказал: как вам угодно.

Рудольф подошел к двери своего номера, поставил коробку и прислонился к стене.

Нэрнир: Я вот думаю, что стоит помочь. Всё равно биржа ещё закрыта. Хм.

Чупакамака: Ты просил нас помочь тебе. Только ты можешь знать, нужна ли тебе наша помощь. Если нет, мы пойдём. Если да, покажи, что случилось и скажи, чем помочь. Мы не будем тут торчать весь день.

Нэрнир: Кхм, лучше сперва показать, а сказать в номере.

Чупакамака: Давай-давай, показывай, что там стряслось. Через дверь мы не увидим и не поможем.

Рудольф: (тяжело) И как меня только угораздило…

Рудольф достает ключ из левого кармана, открывает замок и оглядывается вокруг.

Чупакамака: Не важно, друг, как угораздило, важно, как это исправить.

Рудольф: Заходите. Только под ноги смотрите.

Рудольф входит в коридор, взяв картину в руки.

Двухместный номер Фридриха и Рудольфа выглядит богато, но не вычурно — в главном коридоре и зале бело-серые обои с узорами, дубовые полы, высокие потолки, широкие окна с белыми занавесками и огромный ассортимент мебели (большой диван, несколько кресел, чайный столик, стулья со спинками и рабочий стол). Полы и стены за ночь были очищены от крови, оставшейся от переполоха, ранее произошедшего в номере, но красные и черные разводы от крови и огня, соответственно, все еще остались. Никуда не пропали и пробитые дыры в полу коридора. Роскошная люстра в зале была частично разбита, а теперь лежит на полу. Вместо люстры на крюке висит привязанная с одной стороны веревка. Кирпичный камин ни разу не использовался. Ведро со шваброй стоит у раздвижной двери в одну из спален.

Нэрнир заглядывает в комнату.

Нэрнир: Ох… Да, тут нужна помощь. Ты это всё один?

Рудольф положил коробку на диван и улегся на него, чтобы отдышаться.

Рудольф: Всю ночь не спал, чтобы это очистить.

Нэрнир: Тут нужна работа профессионального мага воды и друида и эта работа по мне!

Чупакамака: (рассматривает люстру) Полагаю, я смогу её починить.

Люстра состоит из семи одинаковых хрустальных чашечек, в каждую из которых помещается одна волшебная свеча. Две чашечки из семи разбиты на мелкие кусочки, а на третьей есть большая трещина. Остальные чашечки визуально целы.

Нэрнир моет, замораживает и размораживает разводы.

Малин останавливает Нэрнира.

Малин: Нэрнир, подожди. Это всё похоже на сцену преступления. После воды нельзя будет установить, что произошло.

Рудольф — Малину: Это и есть сцена преступления. Что тебя смущает?

Малин: Судьба и личность жертвы… Не похоже, чтобы это из тебя вытекло столько крови.

Нэрнир: Да, а чья она?

Рудольф: Отчасти моя.

Нэрнир: А остальная?

Полурослик Сам: Возможно, он купил на рынке поросёнка и пытался его зарезать на обед, но у поросёнка было другое мнение.

Полурослик Маргарин: Зарезать поросёнка люстрой? Или поросёнок люстрой защищался?

Рудольф: Было бы странно притащить живого поросенка в престижную гостиницу, не находите?

Полурослик Сам: Нет, не нахожу.

Чупакамака: Давайте устроим конкурс по угадыванию того, что здесь было? Версия номер два: бой быков! Угадала?

Рудольф: Если «быки» в переносном смысле — близко к истине.

Чупакамака: Нэрнир, давай-ка, превратись в змею и проверь, какого зверя кровь…

Нэрнир: Ты был не один в номере судя по всему. Судя по обилию остатков крови тут была схватка или другое проявление насилия. Также, если судить по следам пламени тут применяли магию огня, так как в ином случае бы неконтролируемый огонь загорелся. Итог: ссора с некоим человеком.

Нэрнир: И сама ссора привела к насилию.

Рудольф: Все правильно.

Рудольф поднимается с дивана, снимает с себя кофту и вытирает пот со лба.

Нэрнир: Тогда нужно убрать мусор, чтобы не пришлось платить штраф.

Рудольф: Штрафом тут вряд ли обойдется.

Чупакамака: Если серьёзно. Тут кто-то погиб?

Рудольф: Надеюсь, что еще нет.

Чупакамака: То есть ты не знаешь, чем кончилась драка? Но кто дрался и с кем?

Рудольф: В том-то и дело, что я знаю.

Элронд — Нэрниру: (на зверином) Слетать за стражниками?

Чупакамака: Видишь ли, если это преступление, мы обязаны вызвать стражу и задержать преступника. Если есть какие-то причины не делать этого, то лучше, если ты нам скажешь.

Чупакамака: Если никто не погиб, я могу вылечить пострадавших и мы об этом забудем. Но если кого-то убили, это совсем другое дело.

Рудольф: Никого не убили. Все, кто тут были, отделались обычными ранами. А пока мне надо проведать гостя, пока он не умер.

Рудольф подошел к раздвижным дверям своей спальни, раскрыл их и вошел.

В спальне Рудольфа были желто-коричневые обои с орнаментом в виде резного дерева. Кровать была сдвинута к стене, а напротив, сбоку от окна, к стулу был привязан мужчина. Мужчина был то ли в бессознательном, то ли в сонном состоянии. Его глаза были завязаны белой повязкой, на которой были следы крови. Комната была практически чистой. На кровати лежала боевая форма Ассоциации магов.

Чупакамака: Я же сказала, что могу его вылечить.

Нэрнир: А кто это?

Нэрнир: Судя по форме ассоциации магов и тому, что он сражался с Рудольфом это один из его родственников или их слуги.

Рудольф: Сергий Лоллий. Член магического спецназа по охоте за магическими существами и ассистент Фридриха Данцингера. Документы в его одежде, если вам интересно.

Нэрнир: Он пришёл за тобой или твоей сестрой?

Малин: Если за сестрой, то он её сообщник или наоборот недоброжелатель?

Рудольф: Вопрос некорректно поставлен. Он ни за кем не приходил.

Рудольф щупает пульс пленного мага, чтобы проверить, жив ли он.

Маг всё ещё жив. Пульс не лихорадочный.

Нэрнир: Тогда почему он здесь? И почему развязалась драка? Хм…

Чупакамака обыскивает одежду потерпевшего в поисках документов.

В карманах потерпевшего есть его права на вождение коня (с похожей на него фотографией и тем же именем, которое назвал Рудольф), военно-магический билет и необналиченный чек на оплату дорожных расходов, подписанный неким Ф. Д. Документы не похожи на поддельные, в них есть водяные знаки и печати.

Нэрнир: А в чём была его цель, Рудольф?

Рудольф: Сопровождать и защищать мастера Фридриха. Как можно посудить, не очень у него это получилось.

Чупакамака: Похоже, что он действительно Сергий. Впрочем, это не главное.

Чупакамака подходит к Сергию

Чупакамака: Прежде всего, давайте ликвидируем раны. А потом допросим. Нэрнир, если что, применишь Оплетающую лозу?

Чупакамака накладывает руки на Сергия и призывает Огродиту.

Раны на пострадавшем постепенно затягиваются. Он пока не пришёл в сознание, но не из-за состояния здоровья — похоже, что он спит.

Нэрнир: Если надо будет, то и заморожу.


Чупакамака — Рудольфу: Вопрос номер 1: кто и зачем связал Сергия, если он телохранитель? Вопрос номер 2: Где Фридрих? Вопрос номер 3: С кем дрался Сергий?

Рудольф: Ладно. Во-первых, связал его я, поскольку когда я вернулся вечером в номер, он пришел в себя и напал на меня. Во-вторых, Фридрих сбежал вместе с моим снаряжением и двумя своими ассистентами, не успев спасти третьего. В-третьих, Сергий дрался с мастером Йоркаримом и его прихвостнями.

Чупакамака: Что с третьим ассистентом? Если этот Сергий его убил, мы должны сдать его стражникам. Если жив, то давайте вылечим, а что делать с Сергием, подумаем сразу после этого. Можем пока сами его арестовать.

Рудольф: (в смятении) Сергий и есть третий ассистент.

Нэрнир: Мне убираться в комнате?

Рудольф: Если хочешь помочь мне бесследно скрыться — убирайся. Если хочешь, чтобы стража сюда нагрянула — можешь не убираться.

Чупакамака: Фффф… Хорошо. Зачем этот твой ассистент на тебя напал? Или надо его спрашивать? И что стало с Йоркаримом и его прихвостнями? И чья кровища на стенах?

Рудольф: Сергий напал на меня, скорее всего, бесцельно. Если я правильно понял, то он был ослеплен и вряд ли понял, кто я.

Малин: Насколько я понял, это не его ассистент, а ассистент его мастера. У его мастера трое ассистентов.

Рудольф — Малину: У мастера Фридриха было три ассистента и один напарник — то бишь, я. У мастера Йоркарима было четверо ассистентов. В итоге, тут было десять человек, из которых осталось двое.

Нэрнир делает так, чтобы дыры в полу закрылись полом из корней.

В дорогом полу гостиницы появились стильные заплатки из корней.

Чупакамака — Нэрниру: Улики ликвидируешь?

Чупакамака: А ты, Рудольф, пожалуйста, расскажи по порядку. Всё, что произошло. По порядку.

Нэрнир: А с люстрой, хм…

Нэрнир выращивает на том месте в потолке, где висела люстра, люстру из друидического светодрева — дерева, с биоиллюминистентными листьями, излучающие яркий холодный свет при темноте.

Нэрнир: А толку, если Рудольф всё знает. Да и дыры в полу с люстрами не являются зацепками. Хм…

Чупакамака: И что стало с теми, которые не остались? Они живы?

Рудольф — Чупакамаке: Начнем с того, что Фридрих пригласил меня сюда. Мы вдвоем пытались договориться с бароном, но не сложилось. Поэтому я пригласил сюда мастера Йоркарима, но из-за того, что тот начал шантажировать Фридриха, началась бойня, в ходе которой ассистенты только и знали, что бросали друг друга магией из стороны в сторону, вели перекрестный огонь и избивали друг друга. Йоркарим и его ассистенты сбежали. Когда все улеглось, Фридрих, который намного крепче и больше меня, исподтишка напал на меня, разбил мне лицо и выбил колено, а я бил ему в солнечное сплетение и стрелял магией. В конце концов, два ассистента Фридриха забили меня толпой, сняли с меня все снаряжение. Я пытался встать, они хотели выстрелить мне в голову, а попали в ухо. В спешке Фридрих и два ассистента сбежали, а третьего, лежавшего за диваном, все как-то забыли. До тех пор, как я вечером не вернулся, конечно. И не беспокойтесь, все остались живы.

Чупакамака: Ладно, поверю тебе на слово.

Нэрнир моет и замораживает-размораживает пятна и разводы.

Кровь отмылась полностью. Обугленные места на полу остались потемневшими.

Чупакамака: Надеюсь, эти головорезы покинули город… А я займусь люстрой, а то эта новая, очень красивая, но на старую не похожа.

Чупакамака садится, сосредотачивается и начинает выращивание новых плафонов.

Чупакамака успешно вырастила кристаллы стекла (хрусталь) и сформировала из них три хрустальные чашечки такого же размера и формы, как и у неповреждённых чашечек люстры.

Рудольф: Спасибо, что помогли мне с номером, но мне все еще надо решить проблему с Сабиной.

Чупакамака: Решать будет инквизиция… Мы можем написать в Ассоциацию Магов, раз Элронд вернулся, но если там все такие, как Фридрих и Йоркарим… (задумывается) А ты думаешь, в Ассоциации примут во внимание её благие намерения? Или отправят к психиатрам?

Нэрнир: Да, думаю надо подумать над решением. Но и ещё, пока не забыли, надо спросить на рынке труда кое-кого. Я имею ввиду тех аристократок, для понимания ситуации с магией.

Нэрнир (на зверином): Я тебя не отправлю лететь к тем магам из ассоциации, не волнуйся.

Элронд: (на зверином) Если они не эльфы, то можно.

Малин: Если она не одержима, то неизвестно, что по её поводу решит инквизиция. Поджигательство — это не по части инквизиции.

Рудольф: Фридрих обещал, что Сабине светит пожизненное заключение и лишение магических способностей. Или просто ограничение… Я так и не разобрался, как это работает. Впрочем, с Фридрихом я не собираюсь сотрудничать.

Нэрнир (на зверином): А что было, когда ты встретился с моей семьёй?

Элронд: (на зверином) Я очнулся у них в доме, и взрослый эльф читал на мне какой-то свиток. Он накормил меня и унёс письмо показать остальным. Потом он вернулся с девочкой и передал меня ей. Она носила меня к друиду на лечение и научила меня эльфийскому слову Лежать. Меня держали в помещении — друид сказал, что мне нельзя летать, пока я не восстановлюсь. Когда я выздоровел, то она написала ответное письмо и выпустила меня обратно.

Чупакамака: Сначала бы надо разобраться, что с ней. Версия 1: она психически больна. Версия 2: она одержима. Версия 3: она здорова, но с нравственностью у неё не в порядке, и она будет убивать. Во втором случае, надо изгонять демонов. В первом — лишить способностей и лечить. В третьем — судить, лишить способностей и отправить отбывать наказание: отрабатывать за сожжённое имущество или казнить, если она кого-то убила.

Малин: Версия 4 — она идейная экотеррористка.

Нэрнир: Это больше всего походит на правду.

Чупакамака: Версия 4 — это и есть версия 3. Из-за идеи сожгла живьём собак, а может и людей тоже. Здорова, но не в порядке с нравственностью.

Чупакамака: Но ещё очень похоже на то, что ей просто нравится всё и всех поджигать. Пиромания. А идеи — это вторичное. Может даже, кто-то её пироманию использовал, чтобы сделать из неё террористку. Тогда это требует расследования.


Рудольф: Ну конечно. «Идейная экотеррористка», которая является «наследницей». Мне не затирайте только.

Чупакамака: Что значит наследница? Объясни.

Нэрнир: В каком именно смысле «наследница»?

Рудольф: «Наследник» — человек, который всю свою жизнь был берущим; но не потому, что не хочет помогать окружающим, а потому, что с детства не приучен. Вот и возникает вопрос: с чего бы Сабине быть дающей, если ей неведомо несчастье других? Мастер выкупил ее из бродячего цирка еще в бессознательном возрасте, а оттого она плохо помнит свою прошлую жизнь. Я же больше половины жизни прожил в странствующем таборе. Я считаю, что мне лучше судить о других, чем ей, даже несмотря на то, что я всегда был берущим.

Нэрнир: Мда… Конечно «весёлая» у тебя «семейка». Кстати, про семью… Вы читали письмо, которое принёс Элронд?

Чупакамака: (очень сердито) Да погоди ты с Элрондом! Давай решать проблемы по очереди! Про Ильмень — потом!!!

Чупакамака: Рудольф! Что значит «берущий»? Что значит «дающий»? И что наследует «наследник»? Я ничего не понимаю! Ты используешь понятия, которые мне незнакомы. (героям) А вы понимаете? И почему, если кого-то выкупили из цирка и воспитывали в приёмной семье, не может стать экотеррористом?

Нэрнир: Берущий — отнимающий эксплуататор, отдающий — помогающий благотворитель, как я понимаю.

Чупакамака: И эти роли навсегда закреплены за человеком? Что ты несёшь? А наследник???? Дай лучше объяснить Рудольфу…

Рудольф — Чупакамаке: Это из психологии: теория «берущий — дающий». «Берущие» всегда пытаются что-то у других забрать. «Дающие» всегда пытаются что-то дать другим. (вздыхает) Если проще — «эгоист — альтруист». Роли, конечно, могут смениться, но для этого должно смениться положение. Я мог бы стать «наследником», если бы мастер разбаловал меня, но вместо этого он угнетал меня — поэтому все, что у него было, я забирал без разрешения. Сабина же с детства была избалована, потому она всегда брала — но именно потому, что она «унаследовала» это право.

Чупакамака: Какое право?

Рудольф: Право брать. Она наследница влиятельного магического рода, а поэтому перед ей, скажем так, все должны пресмыкаться и отдавать то, что у них есть. Если она захочет забрать, то она заберет. Если она не сможет забрать — ей поможет папенька или старший брат.

Чупакамака- Рудольфу: Но ты же не знаешь, что с ней случилось дальше. Она могла озаботиться проблемами экологии. Может быть, ей сказали, что наступит глобальное потепление, растопит льды и мы все потонем. Или что индустриалисты испортят воздух и мы умрём, потому что не сможем дышать. Мало ли! И из-за этого она убивает тх, кто стоит на пути к её счастливому будущему. Или она могла сойти с ума! И поджигает для удовольствия. А экотеррористы её используют....

Чупакамака: Ладно. Извини, Нэрнир, ты понимаешь этот язык, а я нет. И теперь тоже не понимаю. Брать-давать, наследник, право брать, и почему это не может измениться... Голова кругом...

Чупакамака — Рудольфу: Как бы то ни было! Чего ты хочешь? Почему бы не дождаться инквизиции и суда?

Нэрнир: Я думаю, что скорее всего, так как она наследница, то если о её действиях узнает инквизиция очень сильно пошатнётся репутация Данцингеров.

Рудольф: А учитывая, что тут произошло — все может пойти по одному месту.

Чупакамака: По какому ещё месту? Нет, я точно сойду с ума.

Нэрнир: По филейной части разумных существ. Он имел ввиду что дела будут у Данцингеров плохи. У Рудольфа тоже.

Чупакамака: Вот что. Чем раньше рухнет репутация такой семьи, тем лучше для Олсена. И спасать репутацию я не буду. Уж прости, Рудольф... но лучше бы тебе основать собственную династию, чем продолжить дело Данцигеров и плодить новых берущих право наследников, сжигающих живую жизнь живьём и мордующих даже своих братьев и сестёр. Я не помощник в таких делах. Пусть её судят.

Нэрнир: Но Рудольф тоже Данцингер и это может коснуться его.

Нэрнир: Если только Рудольфа, то его стоит спасать.

Чупакамака: Брат за сестру не отвечает. Каждый сам расплачивается за свои преступления. Это закон.

Рудольф — Чупакамаке: Понимаешь, мне не нужна династия. Людвиг Данцингер, как сильный волшебник, научил меня магии, поэтому я стал его сыном — только и всего. И вообще, я не продолжаю дело Данцингеров, а пытаюсь уберечь себя от них. А их, между прочим, до сих пор шестеро, как бы я не старался.

Нэрнир: А возможно стоит пойти в местную почту, дабы написать письмо Ассоциации магов, если почта тут имеется.

Чупакамака: Вот и хорошо. Так ты можешь вообще с ними расстаться и дела не иметь? А сестра в тюрьме — одним Данцигером на свободе меньше

Рудольф: А что я сделаю с Фридрихом и его влиянием? А с Эгоном? Эгон вообще души в сестренке не чаял. Данцингеры хоть и волки, которые готовы перегрызть друг другу глотки, но в случае беды они всегда найдут виноватого и будут вместе мстить, как это было после покушения на мастера.

Чупакамака: Почту давайте поищем

Нэрнир: Сперва нужно обдумать что будем писать. А сейчас можно сходить куда-нибудь. Или ещё что-нибудь обсудить. Над решением нужно больше подумать.

Малин: А что с этим человеком? (смотрит на всё ещё спящего ассистента) Оставим его тут?

Нэрнир: Предлагаю дать ему в руку бутылку алкоголя и уложить на кровать, чтобы казалось, что он напился.

Чупакамака: Или в самом деле напоить... Стоп! Рудольф же должен выписаться! До какого часа? До 10? До 12?

Рудольф: До полудня.

Нэрнир: Есть тут мини-бар?

Чупакамака: Только не это! Они за мини-бар дикие деньги сдерут!!! И вообще, оставлять его, наверное, опасно. Мало ли на кого он ещё нападёт.

Нэрнир: Если споим, то проспит дольше.

Рудольф: Как раз для решения проблемы с Сергием у меня есть это. (показывает на коробку)

Нэрнир: Что там?

Рудольф: Ножик есть?

Нэрнир: Да, смотря зачем.

Рудольф: Упаковку вскрыть.

Нэрнир: На, только смотри никого не убей (передаёт нож для резки драконов).

Рудольф: Солидный ножик. Таким и побриться, наверное, будет не стыдно, если уж некоторые топорами это делают.

Рудольф положил коробку на чайный столик, вскрыл упаковку, затем открыл белую коробку, в которой лежали деревянные доски в виде подлокотников, различные болты и инструкция.

Нэрнир: Для чего это? Что из этого надо сделать? М?

Рудольф: Инвалидное кресло.

Нэрнир: Тогда давай делать.

Нэрнир создаёт энергетические инструменты.

Рудольф вытаскивает все содержимое из коробки и кладет на столик: подлокотники, спинка, сидение, лежащие в баночках крепления и болты, инструкция.

Нэрнир и Рудольф делают инвалидное кресло по инструкции.

Нэрнир и Рудольф легко разобрались в инструкции и собрали работающее кресло. Кресло не является гномским и поэтому вряд ли взорвётся.

Нэрнир: Теперь нужно его усадить.

Рудольф подошел к Сергию, развязал ему руки и ноги, закинул его себе на плечо и посадил в кресло.

Рудольф: Не помешало бы ему руки связать, да вот подлокотники монолитные.

Нэрнир накладывает на Сергия иллюзию другого лица и костюма.

Ассистент успешно замаскирован длящейся магией иллюзий.

Нэрнир: Надо бы ему раздобыть бутылку от алкоголя...

Нэрнир: Если найдём, то оставим его на лавке, в руку бутылку, а я сниму иллюзию.

Чупакамака: Вы не опасаетесь, что он увяжется за нами? Или просто уйдёт и натворит новых бед?

Нэрнир: Подумает, что напился и очнулся не пойми где бузя. А остальное было сном. Вот и всё.

Нэрнир: Можно написать письмо, от лица его босса, что где ты пропадал идиот, марш на работу.

Рудольф: Действительно, я как-то не подумал, что с ним дальше делать. Можно попробовать отправить его к начальству, чтобы никто не беспокоился. Можно повесить его — хотя я веревку повесил для себя, несмотря на то, что она загорится и лопнет, когда я буду висеть. А что с его документами будем делать? Сожжем? Выкинем? Заберем себе?

Чупакамака: К начальству это хорошо. Документы или ему оставить или сжечь. А мы тоже уйдём. Подальше и быстро. Нам бы в Центральный Норланд попасть поскорее, пока кое-кто на букву Р. что-нибудь не предпринял.

Нэрнир: Скажем, что нашли его пьяным и узнали, что он работает на ассоциацию и чтобы его как-нибудь туда доставили. Остальное — не наша проблема. Как говорится — моя хата с краю, ничего не знаю.

Нэрнир: У нас всё же есть время немного пообщаться с теми аристократками и поговорить о недавнем письме.

Чупакамака: С магами поговорим, конечно. А письмо обсудим по дороге.

Нэрнир: Ладно, пошлите уже на улицу, а скажем, что это дядя Рудольфа.

Чупакамака: Кого послать?

Нэрнир: Ой, тьфу ты, пойти!

Чупакамака: Вперёд!

Рудольф надевает кофту и панамку, а также берет с собой коробки из-под кресла и вязаную сумку из спальни Фридриха.

Герои выходят из номера к ресепшену вместе с замаскированным Сергием на инвалидной коляске.

Сотрудница ресешпна: С добрым утром, дорогие гости! Надеюсь, вы хорошо выспались. (кланяется)

Нэрнир: Конечно, наш друг собирался уже выселяться и выезжать.

Рудольф: Спасибо за предоставленные услуги, мне было действительно приятно остановиться в этой гостинице.

Сотрудница ресепшна широко улыбнулась и передвинула банку для чаевых на более заметное место.

Рудольф кладет ключи на стойку и уводит взгляд в сторону.

Нэрнир помогает выкатить коляску с Сергием на улицу.

Нэрнир и Рудольф выходят на улицу. Им в спину смотрит полный ярости взгляд сотрудницы ресепшна, не получившей свои незаслуженные чаевые.

Нэрнир ищет бутылки.

На улице валяется несколько пустых бутылок - из-под вина, пива, минеральной воды и настойки боярышника.

Нэрнир: Бери бутылку от вина и клади его на скамейку, я посторожу.

Рудольф кладет коробки на землю, затем поднимает Сергия и кладет его на скамейку, а напоследок вставляет ему бутылку вина в руку.

Ассистент Сергий мирно дремлет на скамейке с пустой бутылкой из-под вина в руке.

Нэрнир снимает иллюзию с Сергия.

Нэрнир: А теперь пойдёмте подальше отойдём.

Рудольф поднимает коробки с земли и идет за Нэрниром.

Нэрнир и Рудольф отходят подальше от Сергия.
Патрулирующий площадь отряд военных замечает спящего на скамейке пьяницу и относит его в приют для бездомных.

Нэрнир: Вот и чудно!

Рудольф: Что будем делать с коробками и креслом?

Нэрнир применяет на кресле ту же магическую технологию, что и на ручке от кинжала, накачивая её энергией, а потом резко переставая, чтобы её куски не разлетелись, а она рассыпалась в пепел.

Кресло слишком крупное и прочное, и оно не разлетается на части. Кроме того, кресло заземлено — избыточная энергия уходит в землю через колёса.

Нэрнир: Тогда просто продай его.

Рудольф: Я бы с собой забрал, если бы оно было складное. Надо либо на рынок пойти, либо найти комиссионку.

Нэрнир: Да. Нужно нам по пути ещё обсудить письмо, которое Элронд прислал. Мне моя сестра написала.

Рудольф: И правда, мы как-то забыли об этом. Впрочем, сейчас мы никуда не торопимся.

Рудольф ушел в переулок с коробками из-под коляски и торта, оставил их лежать там, а сам вернулся к остальным и покатил кресло.

Чупакамака: Во-первых, торопимся. Во-вторых, давайте обсудим на привале, подальше от имеющих уши


Прошлая глава ←————→ Следующая глава