Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 55

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 55[править]

Глава 55, в которой герои посещают Возвышенный район.

Локация: Возвышенный район, Норланд[править]

Температура воздуха +2, но снег ещё не растаял. Вокруг дороги много сугробов, но сама дорога (из столицы Норланда до фабрик) расчищена идеально. Маленькие улочки сбоку кое-где засыпаны снегом, и одну из них раскапывают прямо сейчас. Делает это тепло одетый дрессировщик с гигантской змеёй на поводке — он кидает маленькие кусочки мяса на дорогу, и змея радостно ползает за ними, невольно смахивая снег в сторону своей тушей.

На краю дороги присутствуют кусты неведомого травянистого растения, и сидящий рядом с ним на корточках учёный-ботаник (вооружённый лупой, лопаткой, линейкой, исследовательским журналом, тряпочкой для протирания листьев и другим оборудованием) зачем-то измеряет температуру этого растения градусником.

На основной площади Возвышенного района имеется закрытое на перерыв здание клиники «Здоров как бык». Согласно объявлению, врачи ушли на перекур. Это объявление не в полной мере правдиво — трое докторов (в белых халатах и зимних шапочках, чтобы не простыть) действительно стоят неподалёку у входа и отдыхают от работы, но не курят, потому что курить вредно. Лицо одного из докторов полностью закрыто длинноносой маской, похожей на голову птицы. Около другого доктора стоит пикетчик с плакатом «Хватит травить людей». Третий доктор выглядит очень усталым и сонно отмахивается от пациентов, которые (несмотря на перерыв) постоянно дёргают его вопросами.

Малин Кешар разговаривает с пикетирующим в форме курьера, который стоит с плакатом «Хватит возить мертвецов» у здания морга (непримечательно серая каменная коробка без окон). Многие дома довольно скромные, но один похож на настоящее поместье или даже резиденцию правителя. У его ворот припаркована телега с оленями. Присутствуют несколько эльфов, которые грузят на неё фабричные товары (кукол, мячи, гномские детские конструкторы и так далее).

Посередине площади выставлена творческая инсталляция — кристалл вечной мерзлоты, в которую вморожен какой-то крупный и тёмный объект (не менее двух метров в высоту). Имеется музейная табличка. В некотором отдалении от домов обустроен огороженный колючей проволокой полигон «Свалка магияактивных отходов». За забором лежат какие-то осколки, мусор и подозрительного вида лужи. На самом заборе тоже есть музейные таблички.

Многие прохожие довольно мрачные и заработавшиеся — за исключением тех счастливцев, которые заходят в здание «Горячие источники» (с мужскими, женскими и смешанными банями). Предупреждающая вывеска на входе гласит: «Владельцам домашних холодолюбивых змей: держите своих тварей на привязи! Администрация не несёт ответственности за заснувших в горячем источнике питомцев».

Многочисленные фабрики и грязные мануфактуры красиво дымят. Вход на их территорию не закрыт (нет заборов либо контрольно-пропускных пунктов), но все они — безликие строения, на которых не написано, на какой из них производят какие товары. От ворот многих фабрик до дороги ведут следы телег — здесь часто возят товары оптом.

Редакция газеты «Северный вестник» окружена ленточкой с надписью «Вход воспрещён». Через окна видно, что в здании редакции находятся трое инквизиторов, которые проводят там обыск.

Бесхозные гигантские змеи нежатся в приятно холодящем снегу.

Путешественники осматриваются по сторонам.

Нэрнир: Вау! Это наверное тот Лич! Жалко у меня нет с собой фоторисуночного аппарата…

Прилетевший Элронд бросил в Нэрнира письмо:

Aquote1.png

Нэрнир, Чупакамака,

Дела у меня очень хорошо. Приехала странная монашка — по её словам, она всегда мечтала, чтобы её похитил дракон. Мне оно незачем, но пошёл ей навстречу и бросил её в подземелье с чудовищами. Вы не подумайте — все чудовища гномские, у них на затылке есть рычажок, который их выключает. Они даже выключаются автоматически, если люди рядом слишком поцарапаны. Она владеет какими-то странными боевыми искусствами и уже очистила от чудовищ два уровня, скоро доберётся до босса.

Ещё возвращался тот рыцарь, который гостил в замке ранее. Почему-то делал вид, что ничего не помнит — даже своего имени. Джон заказал телегу с извозчиком — отвезти бедолагу на лечение в храм.

Ещё заходил жрец Бога Света, привёз с собой бригаду строителей. Они съездили к северной части Дичайшего леса, построили там обелиск и наколдовали кучу барьеров от нечисти — так, на всякий случай.

Дракон.

Aquote2.png


Чупакамака: Вау… То есть ну и ну. Может быть, монашка — это Мари? Или она что-нибудь про неё знает? Жрец Бога Света… (задумалась)

Нэрнир: Видимо у офицера амнезия… Но в целом всё относительно хорошо. Относительно.

Чупакамака: Лучше некуда. Амнезия, монашка, которая, может быть, вовсе не Мари… Супер.

Нэрнир: А это не Мари, а Ливия, которая собиралась к Гру.

Чупакамака: Тогда что хорошего? Мари пропала…

Нэрнир: Но вот об офицере стоит доложить.

Чупакамака: Доложим… Ладно, давай будем решать проблемы по порядку. Для начала, может быть, осмотримся здесь? Расспросим учёного, пикетчика, посмотрим фабрики? Заодно расспросим про пропавшего картографа и… кто там ещё пропал?

Нэрнир: Те, кто ищут снежного челогекко. Хехехехе… Ладно, я схожу тоже осмотрюсь.

Чупакамака: А, вспомнила, цирковой ведущий. Давай, осматривайся.

Музейные экспонаты[править]

Нэрнир подходит к кристаллу мерзлоты.

Согласно музейной табличке у кристалла, это памятная инсталляция «Вечный лёд» — нетающий неразбиваемый кристалл вечной мерзлоты, в которую вморожен король-лич древности Артеус. 200 лет назад этого лича победила инквизиция. Однако его тело было заморожено в целости и сохранности, поскольку существует пророчество, что если демоны вновь вторгнутся в наш мир, то этот лич сыграет ключевую роль в победе над ними.

Чупакамака тоже рассматривает кристалл

Чупакамака: Интересно, он на самом деле умер или стал таким после смерти?

Нэрнир присматривается к силуэту внутри.

Лич одет в броню короля-воина и заморожен с его верным проклятым мечом в руках. Он более похож на воина, чем на мага. На увековеченном во льду лице увековечена его усталость перед заморозкой. Лич выглядит очень целым и вполне может быть… не жив, конечно, но не уничтожен окончательно.

Нэрнир: Возможно он в подобии анабиоза и продолжает нежить.

Нэрнир: Интересно, а кем он был до становления личом…

Рудольф: Судя по выражению лица — каким-то тираном, который упивался вином и не верил искренне в бога.

Нэрнир: А как по мне он был падшим паладином.

Рудольф: Одно другому не мешает, если честно.

Кюри смешно чихнула и попыталась магически прыгнуть сквозь кристалл, но вместо этого материализовалась на его поверхности и со скрипом съехала вниз. Никаких следов когтей на кристалле не осталось.

Нэрнир: Да… Этот кристалл — произведение искусства. Для магии льда, конечно.

Нэрнир пытается снять Кюри с кристалла.

Нэрнир легко отнёс Кюри от кристалла. Как она ни пыталась, её когти не смогли зацепиться за твёрдую, нерушимую гладь волшебного льда. Она была просто прислонена к поверхности.

Чупакамака: Хм… Это водяной лёд? Или кристалл какого-то другого вещества?

Нэрнир: Это магический лёд. Правда, чтобы такой нельзя было просто так растопить на него нужно наложить дополнительно ещё одно очень сложное заклинание. Обычный магический лёд просто не тает, но его можно легко растопить.

Чупакамака: Но его и поцарапать невозможно! Почему? Вода с другой кристаллической решёткой? А какой? Или не вода, не H2O… А если вода, то как устроена решётка, что не повреждается и не тает?

Чупакамака: Но, к счастью, не морозит воду в тех, кто прикасается к кристаллу. А то я про такой кристалл, который всё морозит, в одной сказочной книжке читала. Там всё очень плохо закончилось для планеты…

Нэрнир: Он просто невероятно прочный, поэтому его и поцарапать нельзя. Его можно только магически разрушить, причём это будет весьма сложно. Я тоже могу создать магический лёд, пусть и не такой прочный.

Чупакамака: Что значит «просто»? Без объяснений? А если объяснение поискать? Он прочный потому, что у него другая кристаллическая решётка! Если это вода. А почему другая? Как её сделали? Интересно же. Надо будет кого-нибудь спросить.

Нэрнир: Просто, потому что я разбираюсь в магии льда. Я могу дать тебе лекцию объяснение конечно. И этот лёд не из воды.

Чупакамака: Так дай, пожалуйста. Я об этом и спрашиваю. Ты же специалист. А из чего кристалл сделан?

Нэрнир: Кристал сделан из маны, которую маг преобразовал в ледяную глыбу. Магический лёд по внешнему виду и многим свойствам схож с обычным льдом, но ввиду изначального ледяного состояния он не тает от температуры воздуха, а только при использовании магического пламени или других магических средств. Можно создавать продвинутую версию льда — льда вечной мерзлоты, которая будет невероятно прочной. Его очень трудно растопить и сложно сотворить.

Чупакамака: Так и ледяного орла делал, да?

Нэрнир: Не орла, а ястреба. Но в целом да. Правда он на 30 % состоит из воды, если не брать в расчёт его слюну.

Чупакамака: Интересно… Ну, ладно, я пойду посмотрю, что там за растения такие. Спасибо за рассказ.


Нэрнир идёт к колючей проволоке.

Согласно музейным табличкам, липкая зелёная слизь справа — это лужа от расплавленного ядовитого элементаля. Рядом лежат два обломка гномской телепортационной машины (судя по форме обломков, при последней активации телепортировалась только половина машины), сильно обугленная книга с надписью «Гримуар» на обложке, ещё целый (но обклеенный кучей бумажек с изображением черепов) токсичный посох перенасыщения маной и так далее.

Курьер-пикетчик[править]

Нэрнир идёт к Малину.

Малин разговаривает с протестующим курьером.

Малин — пикетчику: И много там тел в любой момент времени?

Пикетчик: Не менее тридцати. Для целей следствия перед погребением, для обучения врачей, опять же инквизиция требует проверять для каждого поступившего, не был ли он жертвой чёрной магии…

Малин: А потом их доставляют…

Пикетчик: Да, потом их ещё и обратно тащить! Сначала с равнины в горы в морг, а потом обратно на равнину на кладбища! Какая им, скажите, разница, где их хранят?

Малин: (успокаивающе) Да я не спорю…

Подходит Нэрнир.

Нэрнир: Что обсуждаете, Драко?

Малин: Хотел узнать, можно ли посмотреть на тела. (смотрит на курьера) В сугубо научных целях, конечно же…

Курьер не выглядит встревоженным.

Курьер: Эх, учёные-кипячёные… А вот я бы предпочёл их не видеть, а возить пиццу по равнине…

Нэрнир: Да, это интересно. Вот я когда учился медицине практиковался с одногруппниками на человеческих трупах, которые нам привозили из морга. Это, как говорится, на практике.

Нэрнир: А что ты будешь исследовать, Драко?

Малин: (смотрит на курьера) Сложные, научные, медицинские вещи… (курьеру) Удачного пикетирования. Возможно, я ещё вернусь.

Малин отходит от курьера.

Нэрнир: Как успехи в протестах?

Курьер: Курьерская компания предложила выдавать нам молоко за свою вредность… На мой взгляд, этого недостаточно!

Курьер: Ещё журналисты Северного вестника подходили, предлагали взаимную поддержку. Брали интервью у меня и у какого-то «эксперта», который утверждает, что становление Возвышенного района независимым государством решит все проблемы курьеров…

Курьер: Номер с этим интервью так и не вышел — в их редакцию нагрянула инквизиция. (кивает на разгромленную редакцию, где копаются трое инквизиторов) И они ещё там.

Нэрнир: А что обычно пишут в этой газете?

Курьер: Местные новости — уровня родов львицы в местном зоопарке, который тут когда-то был (туристы не хотели забираться в горы ради посещения зоопарка, и он обанкротился). Конечно же, эта газета — рупор фабричный рабочих. Ещё в ней публикуют анекдоты про эльфов, гномов и людей, которые заходят в таверну.

Нэрнир: А часто его забирают инквизиторы?

Курьер: Довольно редко. В этом выпуске жёстко прошлись по какому-то из богов, и инквизиторов сразу проснулась паранойя, как это у них обычно бывает…

Нэрнир смотрит, что делают змеи.

Некоторые змеи пытаются съесть суповик, но ботаник спасает их ударами посоха. Другие змеи пытаются залезть в горячие бани, но не могут найти ни единой трещины в стенах — даже малейшие царапины заделаны досками и даже промышленными заплатками от змей. Одна из змей съела голубя и сонно ползает по снегу, потому что у неё тепло в желудке. Змеи ползают по заснеженным крышам и сбрасывают снег на змей, ползающих внизу, чтобы порадовать последних.

Нэрнир создаёт над змеями небольшое снежное облачко.

Змеи нежатся под снежным облачком и довольно шипят.

Нэрнир ищет сугробы или места, где много снега для лепки.

У здания клиники «Здоров как бык» полно сугробов, и там уже стоит один готовый снеговик (с носом из морковки и эльфийскими ушами из листов капусты). При нынешней температуре снег отлично лепится.

Нэрнир отправляется к залежам снега.

Ботаник[править]

Чупакамака подходит к ботанику

Чупакамака: Добрый день!

Ботаник: О, да! (замеряет температуру растения градусником) Осторожно, не наступайте на кусты голыми ногами! Не то чтобы кто-то ходил голыми ногами по снегу, но бывают и такие случаи…

Чупакамака: Нет-нет, я вообще на них наступать не собираюсь. А скажите, пожалуйста, что это за растения?

Ботаник: Жгучиус Ногокусатиус… В простонародье суповик пихтовый. Единственное кормовое растение в мире, способное, подобно теплокровным животным, поддерживать высокую температуру стебля.

Чупакамака: Поэтому змеи погибают, когда едят его? А чем он их так привлекает?

Ботаник: Ну вообще он очень питательный, его все животные едят. Горные бараны и так далее. А змеи… Он не просто тёплый, а очень даже жгучий! Обычным змеям это хорошо, а вот гигантским холодолюбивым змеям гор — не очень, с их-то антиметаболизмом. Они его наедаются, пригреваются и впадают в спячку. Но поскольку суповик — не одиночное растение, а образует большие заросли, то вокруг спящей змеи оказывается много целых растений — соседних с тем, которое она съела… Змея остаётся в тепле и так никогда и не просыпается. А погибает она не сразу, а позже, от голода — так крепко спит, что забывает поесть снова.

Чупакамака: Странно, что гигантские змеи едят то, что их губит. А в долине суповик может расти?

Ботаник: Да. Он очень хорошо растёт в любых условиях — если бы не ветра, которые сдувают семена обратно в горы, то он бы давно распространился на равнине. Думаем высадить его в больших количествах и кормить им коров.

Чупакамака: Это хорошо: и скот накормит, и змей усыпит. А зачем вы измеряете температуру растений? И как вообще их исследуете?

Ботаник: Температура суповика колеблется в зависимости от почвы, на которой он растёт. Перед применением в сельском хозяйстве надо убедиться, что растением никто не обожжётся. Хожу по разным местам в горах и везде беру образцы почвы и температуру суповика…

Чупакамака: Интересно… А от климата температура не зависит?

Ботаник: В более холодных горах суповик холоднее и менее жгучий, а ближе к подножию — теплее и более жгучий. Но, по моим расчётам, пожаров от него не будет даже в пустыне.

Ботаник: Ещё… больше из личного интереса, а не для науки — я проверял, какие животные подходят к суповику кормиться и греться. Чтобы доказать неправоту того фрика, который на научной конференции с серьёзным лицом утверждал, что именно наличием суповика объясняется существование снежного челогекко (которых, кстати, не существует) — мол, эти челогекко греются растениями и поэтому и могут постоянно проживать в холодных горах…

Чупакамака: Значит, зависит и от климата. А кстати, я слышала про одного человека, который пошёл искать снежного челогекко и пропал. Он ещё занимался составлением карт, очень полезное дело. Вы, случайно, ничего о нём не слышали?

Ботаник: Составлением карт… Да, это он и был. Его бесило, что карты популяций всех известных животных уже составлены, и он решил открыть новый, ранее не подтверждённый наукой вид. И стать первым, кто нарисует карту места его обитания. Легенды о снежном челогекко — давняя часть местного эпоса, вот он и пошёл в горы его искать…

Чупакамака: Знать бы, всё ли с ним в порядке… Внизу уже волнуются. А когда и где его в последний раз видели?

Ботаник: Неделю назад. Он покамест не обнаружил снежного челогекко (ещё бы он его обнаружил!), но зато похвастался, что нашёл и откопал тело вмороженного в ледник саблезубого слона (ныне вымершее доисторическое животное), и что его можно вернуть к жизни, клонировав его магией. Он очень радостно возвращался в столицу, громко распевая песни о своём успехе.

Чупакамака: Ой… Он так и не вернулся.

Чупакамака: Клонировать магией можно, хотя это сложное заклинание и ещё сложнее сделать клон жизнеспособным. Но… он же не успел клонировать саблезубого слона? Или успел?..

Ботаник: Нет, это можно сделать только в лаборатории. Он погрузил тушу на телегу и вёз её в столицу по этой самой дороге, по которой вы пришли из столицы. Громко распевая песни о том, как этот слон будет снова бродить по лесам и весям, как в доисторические времена.

Чупакамака: И на дороге его не было… Может, его инквизиторы арестовали? (думает)

Чупакамака: А может быть, вы что-нибудь знаете про организатора цирковых представлений? Он тоже отправился сюда и пропал…

Ботаник: О, он искал в горах каких-нибудь зверей для своего цирка… Гигантские змеи у них уже есть, но он хотел найти белого медведя или хотя бы северного оленя. Возможно, он нашёл своё животное, а возможно, что оно нашло его.

Чупакамака: Он ушёл ещё выше в горы?

Ботаник: Да, он бродил вне поселений. Возможно, даже там, где не ступала нога челогекко.

Чупакамака: Понятно… А здесь много неисследованных земель?

Ботаник: Выше полутора километров почти никто не поднимается. Гора доходит до трёх. Этот картограф туда и раньше часто ходил, и ничего с ним не случалось.

Чупакамака: А там очень холодно?

Ботаник: На 6-12 градусов холоднее, чем тут… На самой верхушке сейчас будет −10, я думаю. Ночью от −20 до −25.

Чупакамака: Понятно… А можно про другое вас спросить? Вы случайно не знаете, кто из чего и как сделал вон тот кристалл? (показывает на кристалл с личом)

Ботаник: Ни малейшего понятия. Он всегда тут стоял.

Чупакамака: Ладно. Спасибо за информацию.

Подползают змеи, и за ними подбегает Чупакамака.

Ботаник: (вскакивает) Прочь, прочь! (щедро посыпает змей перцем и отбрасывает их посохом в сторону бани, тем самым намекая, куда им надо ползти)

Чупакамака срывает рукой (в варежке) один суповик и подгоняет зазевавшихся змей.

От горячего суповика змеи становятся ещё более зазевавшимися и уползают медленнее.

Чупакамака: (на зверином) Попробуй травку, вкууусная (суёт травку под нос змее)

Змея наедается суповиком и, сворачиваясь калачиком, засыпает посередине дороги.

Чупакамака смотрит, что делают другие змеи.

Одна змея залезла на крышу бани и заснула возле дымящей паром трубы. Ещё одна змея сонно подползла к врачам, и один из них (тот, рядом с которым стоит пикетчик) натренированным движением поймал эту змею, открыл ей пасть и накормил её каким-то снадобьем, после чего змея поползла дальше (менее сонная, чем раньше). Остальные змеи уползли в сугробы.

Чупакамака: Извините, кажется, наши снежки разбудили змей... А тут много бесхозных змей просто так ползает? Вы не боитесь?

Ботаник: Нет, они добрые, не кусаются. Они едят только тех, кого могут проглотить целиком — например, собак и кошек.

Чупакамака: «Добрые» означает «не ядовитые»? Которые добычу душат, а не кусают? Ну, ладно, хорошо хоть, что не кусаются. Но владельцам собак и кошек стоит остерегаться.

Ботаник: Они сами кого хочешь покусают или съедят. И я про них самих, а не питомцев.

Чупакамака: Хех... Хотелось бы посмотреть на человека, кусающего змею. Ну, ладно. Кажется, они расползлись. Хорошего дня.

Чупакамака возвращается к крепости Нэрнира

Эльфы с игрушками[править]

Чупакамака идёт к большому зданию, возле которого возятся с игрушками эльфы

Чупакамака: Привет! Это что, резиденция Йоллоупуки?

Эльф: Это резиденция дедушки Крампуса. Он приносит подарки тем, кто плохо себя вёл, показывает им эти подарки и тут же уносит эти подарки обратно.

Чупакамака: А каждой избушке свои погремушки… Надеюсь, это шутка? А кто и где делает эти игрушки?

Эльф: Новый год — это не шутка, а удобное время для возмездия. А игрушки эти делают прямо здесь, в Норланде — они нужны круглый год.

Чупакамака: Я имела в виду: их в этом здании делают? Или их сюда привозят, чтобы этот… Крампус?… показывал его непослушным детям?

Эльф: С соседних фабрик. Именно за этим их сюда и привозят. Мы только красиво упаковываем их и вьючим оленей.

Эльф: Тем не менее, если плохо себя ведущий пообещает исправиться, то Крампус может и не забирать подарок, а подарить его по-настоящему! Но если плохое поведение повторится в следующем году, то на следующий Новый год ему покажут уже два подарка, один лучше другого, и варианта их оставить предоставлено уже не будет.

Чупакамака: Хм… А что показывают взрослому, если он плохо себя ведёт?

Эльф: Кто же заплатит за подарки взрослому? За подарки детям платят их родители, которые и приглашают Крампуса. Причём платят они как за подаренные подарки, так и за показанные и не подаренные. Это популярная педагогическая услуга.

Чупакамака: А вы — доставщики подарков? А кто их по большей части заказывает? Где на них спрос?

Эльф: По всему миру! Родители по всему миру заказывают приглашение Крампуса на Новый год. А мы предоставляем им эту услугу. Мы работаем круглый год, поскольку день, в которой будет Новый год, зависит от часового пояса.

Эльф: Конечно, в слишком отдалённые страны везти товары накладно, да и Крампус не может разорваться между странами — вопреки легендам, он не может облететь все дома за одну ночь… Поэтому мы заключаем договора с местным бизнесом — если они выполняют наши строгие требования (по качеству подарков, костюму и актёрскому мастерству работающего Крампусом местного жителя, сценарию показывания подарков и демонстративного отказа вручить подарки, украшениям на оленях и многому другому), то они могут купить у нас право официально называть своего сотрудника Крампусом.

Чупакамака: Вот как… А вы сами откуда будете?

Эльф: Из Лепронда я. Меня повысили из регионального руководителя местного отделения дедушки Крампуса, которое занималось только пересылками подарков, до старшего помощника младшего упаковщика подарков в главной резиденции дедушки Крампуса здесь, в Норланде, где живёт самый настоящий дедушка Крампус.

Чупакамака: А он точно настоящий? И на него можно посмотреть?

Эльф: Настоящей некуда! Скрюченный, в рогатой красной шапке, жадный, с мешком для кражи подарков, в страшной маске, гном! Такого настоящего Крампуса ещё поискать!

Чупакамака: А посмотреть-то на него можно?

Эльф: Конечно! Вам его непременно живьём или купите открытку с его фоторисунком?

Чупакамака: Живьём.

Эльф: Через три дня у нас день открытых дверей. Приглашаются все, и Крампус будет лично пугать детей и взрослых.

Чупакамака: Ага. Спасибо. Мы с друзьями придём, если ещё будем тут.

Эльф: Приводите детей. Незапуганным не уйдёт никто.

Чупакамака: И детей приведём.

Чупакамака отправляется погулять, посмотреть, что происходит вокруг, и найти Малина и Нэрнира.

Нэрнир лепит снежную крепость возле клиники «Здоров как бык». Малин осторожно наблюдает за инквизиторами, которые громят офис «Северного вестника».

Чупакамака направляется к Малину и присоединяется к наблюдениям за разгромом офиса.

Малин — Чупакамаке: Выносят все носители информации. От отпечатанных газет до чеков из кафе на салфетках. Должно быть, дело о богохульстве.

Инквизиторы очень тщательно роются. В редакции нет журналистов — только инквизиторы.

Чупакамака: Интересно, что они надеются там найти? Я слышала, изъяли какой-то выпуск за острую политическую статью. И из-за этого такой разгром?

Малин: Инквизиторы, они такие…

Один из инквизиторов вышел из редакции. Отмахнувшись от змей, которые сползлись на тёплый воздух от открытой двери в редакцию, он задумчиво достал из кармана листок бумаги и поставил там отметку карандашом.

Чупакамака: Король Тибериус рассказывал нам про картографа, который пошёл сюда на поиски снежного челогекко и пропал. А вон тот человек, который возится с суповиком, рассказал мне, что он был тут, снежного челогекко не нашёл, зато откопал вмороженного в лёд саблезубого слона и повёз его вниз, по дороге, по которой все сюда ходят. Это было неделю назад, но его с тех пор не видели. Я думаю: может, его Инквизиция арестовала?

Малин: Сами по себе раскопки древних животных, как правило, не запрещаются инквизицией. Если результаты раскопок не предназначены для неестественных магических экспериментов…

Чупакамака: А попытка клонировать вымершее животное считается неестественным экспериментом?

Малин: Клонировать — скорее всего, нет, это обычная наука…

Чупакамака: Куда же он делся?..

Чупакамака замечает летящий в неё снежок, хихикает и делает «утку»

С ловкостью 10 Чупакамака вовремя избежала попадания снежка Нэрнира — снежок пролетел у неё над головой.

Чупакамака лепит снежок, разбегается и кидает им в Нэрнира.

С ловкостью 10 Чупакамака бросила снежок прямо в цель.

Чупакамака хохочет

Чупакамака: Эй, Нэрнир, классная крепость! Давай к нам: полюбуемся, поболтаем!

Чупакамака: Или хочешь покидаться?!

От Нэрнира прилетел второй снежок, который рассыпался от прямого попадания в утеплённую куртку Чупакамаки.

Чупакамака хихикает и кидает в Нэрнира ещё один снежок.

Снежок попадает во второе ухо Нэрнира. Обоим ушам Нэрнира холодно.

В Чупакамаку летят два снежка из разных катапульт.

Чупакамака подпрыгивает.

Оба снежка пролетают мимо Чупакамаки и падают в сторону — один попадает в спящую гигантскую змею (которая просыпается и начинает ползать по всему двору), второй в ботинок инквизитора. Инквизитор недовольно хмыкнул и вновь погрузился в свои бумажки.

Чупакамака приземляется и кидает четвёртый снежок и сразу за ним пятый

Чупакамака на всякий случай лепит ещё два снежка и бежит со снежками в руках к Нэрниру в крепость.

Снежная крепость Нэрнира[править]

Отойдя от курьера, Нэрнир подошёл к подходящим для лепики сугробам после клиники «Здоров как бык».

Нэрнир лепит из снега кирпичи, а из них — снежную крепость.

Нэрнир укрепляет крепость магией льда.

Нэрнир оценивает процент готовности.

Структурная целостность крепости после укрепления льдом описывается формулой «Броня крепка, и санки наши бы́стры».

Нэрнир создаёт снежные укреплённые башенки по бокам крепости и ледяные катапультки для снежков.

Нэрнир делает снежные рвы.

Нэрнир лепит снежки и заряжает катапульты.

Катапульты заряжены, осталось выбрать цель.

Нэрнир рассчитывает расстояние до Чупакамаки.

До Чупакамаки примерно 10 метров.

Нэрнир целится одной из катапульт в Чупакамаку.

Нэрнир нацелил катапульту со снежком на Чупакамаку. Он может выстрелить снежком или передумать.

Нэрнир стреляет снежком в Чупакамаку.

С ловкостью 9 Нэрнир нацелил катапульту достаточно точно, и снежок летит прямо в цель — в тёплую куртку Чупакамаки.
В Нэрнира летит ответный снежок.
С ловкостью 9 Нэрнир избежал попадания снежка в лицо, но снежок задел незащищённое ухо, которое торчит из его странной шапки с вырезами для ушей.

Нэрнир шипит и делает снежок побольше, который снова запускает по траектории в Чупакамаку.

Второй снежок попадает, рассыпаясь от столкновения с курткой Чупакамаки.

Нэрнир смеётся.

Нэрнир стреляет в Чупакамаку из двух катапульт и готовится укрыться в крепости.

Одновременное управление двумя катапультами снижает меткость. Так или иначе, снежки в полёте.
Чупакамака увернулась от снежков, и они попали в ближайшую спящую змею (она проснулась и ползает туда-сюда по двору) и в ботинок инквизитора (который удивился, но ничего не сказал и продолжил заниматься своим «делом»).

В Нэрнира летят ещё два последовательных снежка — один белый, а второй на юг.

Нэрнир прячется в крепости.

Оба снежка попали в стену крепости.

К крепости подбегает Чупакамака с двумя запасными снежками. Нэрнир прячется в крепости.

Чупакамака: Эгей! Вам боевые снаряды не требуются? 5 дукатов штука!

Нэрнир: Нет, спасибо!

Нэрнир призывает из снега мини-снежных элементаликов и приказывает им стрелять снежками в Чупакамаку, а сам роет себе убежище в снегу.

Чупакамака: Барон Моргендорффер, выходи! Выходи, подлый трус! (швыряет снежки в элементаликов)

Нэрнир: Тут нет баронов, только герцоги! Ищите в другом месте! Кхем.

Снежные элементали хаотично и криворуко стреляют снежками в Чупакамаку и попадают во всё подряд, включая Кюри, гигантских змей, прохожих, врачей, обоих пикетчиков (курьера и того, который пикетирует возле врачей), ботаника и инквизитора.

Чупакамака: Ха! Тебя понизили! (хохочет)

Чупакамака призывает Травяное Чудище и приказывает ему съесть элементаликов Нэрнира

Травяное Чудище ест элементалей как мороженое.
Гигантские змеи пробуют Травяное Чудище на вкус, но уползают разочарованными.

Чупакамака: Между прочим, мы разбудили змей. Как бы они не покусали кого. (змеям, на зверином) Вооон там, вкусная-превкусная травка! (показывает на суповик пихтовый)

Змеи: Ссспасссибо! (собираются в стаю и подкрадываются к ботанику)

Чупакамака: Ой… (кричит) Эй, у суповика! К вам змеи ползут, осторожно!!!

Чупакамака бежит к ботанику.

По дороге из столицы пришёл уже знакомый Нэрниру и Чупакамаке паладин Бога Войны.

Алик: может попробуем в бейсбол? Правда, только булава есть.

Нэрнир лепит среди стен крепости драконью голову.

Рудольф смотрит на игру Чупакамаки и Нэрнира издалека, время от времени пуская дым из-за рта.

Разогнав змей возле ботаника, к крепости возвращается Чупакамака.

Чупакамака: Привет честной компании! Хорошо размялись! Можно и поесть… или вернуться к делу. Рассказать, что я узнали про змей, про картографа?

Луна Цедрейтер: Жду ответа, как соловей лета! Кто-нибудь хочет поговорить? На предложенные темы или на свои?

Нэрнир: Рассказывай…

Чупакамака: Вон тот человек (показывает на ботаника) — ботаник, изучающий суповик пихтовый, а вон те растения — это и есть суповик. Он может расти в долине, хотя там он менее жгучий: жгучесть зависит от почвы и от климата. И он кормовой, его многие звери едят. Поэтому его хотят выращивать как корм для овец. Так что проблема змей в долине решаемая: змеи могут есть овечий корм и засыпать, а на овец они не нападают, потому что не ядовиты и едят только мелких животных, которых могут проглотить.

Чупакамака: А картограф тут был. Не нашёл снежного челогекко, зато нашёл вмёрзшего в снег саблезубого слона. Неделю назад. А потом повёз свою находку на тележке вниз, в долину и пропал. Может, его Инквизиция арестовала? А циркач пошёл выше в горы на поиски диковинных зверей для представлений.

Нэрнир: А с чего ты взяла, что это инквизиция?

Чупакамака: Я сказала: «может быть»! Потому что она по дороге с гор в долину. И потому что он этого слона клонировать собрался, а это могло и не понравиться. Я думаю, надо о нём в офисе спросить! Спросить-то никто не мешает!

Чупакамака: А вон в том доме (хихикает) резиденция Дядюшки Крампуса. Который приносит подарки не отдаёт, потому что документов нету, то есть потому что кто-то себя плохо вёл. Но можно пообещать вести себя хорошо... И через 3 дня у них день открытых дверей. А эльфы эти подарки развозят.

Нэрнир создаёт нож для резьбы изо льда и режет по стенам крепости узоры.

Нэрнир: И часто к тебе дедушка Крампус в гости приходил?

Чупакамака: (хихикает) Я о нём впервые тут услышала! Знала Йоллоупуки, Турахона-бобо, Дедушку Мороза, Морозную Фею, Тётушку Жару... А в этих местах Дядюшка Крампус промышляет. (хихикает) Надо бы Сама с Маргарином на день открытых дверей сводить...

Нэрнир (хихикает): Чтобы им показали годовой запас варенья, а потом убрали перед их носами?

Чупакамака: Мы скажем, что они хорошо себя вели! Пасли ламу, мыли посуду... Я думаю, там будет какой-то праздник.

Нэрнир превращается в лису и роет в сугробе в крепости нору.

Чупакамака упражняется в скалолазании в ботинках, карабкаясь на крепость Нэрнира

Нэрнир сидит в норе и ждёт, пока Чупакамака будет в крепости.

Кюри лезет в нору.

Чупакамака залезает внутрь крепости, строит себе снежный домик и устраивается вздремнуть

Нэрнир делает так, чтобы у домика появились снежные куриные ноги.

Нэрнир превращается в себя и смотрит, что делает Малин.

Осматриваясь по сторонам и проверяя, не следят ли за ним инквизиторы, Малин осторожно заходит в здание морга.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава