Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 51

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 51[править]

Глава 51, в которой герои знакомятся с королём Тибериусом.

Локация: Поместье короля Тибериуса, Норланд[править]

Длинная, виляющая дорожка со стенами из живой изгороди, на которой наши герои оказались после выхода из Лабиринта, вывела их к уютному частному поместью — шикарной одноэтажной вилле, которая окружёна на удивление заросшим и запущенным зелёным садом, с яблонями и шелковицами.

У входа в основное здание дежурят два рыцаря Норланда в полном боевом облачении (включая антимагическую броню). Ещё один рыцарь сторожит у входа в садовую беседку (примерно в 10 метрах от дома, со столом и стульями), где играют в шахматы два человека среднего возраста — один из них одет как состоятельный купец, а второй как очень небогатый государственный чиновник (подобно клеркам Административного района). В окнах поместья не горят свечи, поблизости не видно праздно шатающихся слуг, которые бы делали вид, что вытирают пыль и моют окна. У сидящих в беседке нет с собой еды.

Рыцари внимательно осмотрели пришедших, но не удивились их появлению.

Нэрнир, Чупакамака и Рудольф осматриваются по сторонам.

Нэрнир: Интересненько…

Рудольф: (шутливо) А мне нет.

Чупакамака: Рудольф, ты лучше скажи, что ты думаешь о сложившейся в мире ситуации. И хочешь ли ты быть послом. Это пора уже определить. А решать, интересно или нет, уже поздно (хихикает)

Рудольф: Что так с ходу-то?

Чупакамака: Через несколько минут у нас аудиенция с королём. Ты в нашем посольстве или сказать, что ты не с нами, а по своему отдельному вопросу? Мы на дипломатическом приёме, понимаешь?

Рудольф: И о чем мне еще их спрашивать? И самое главное — зачем?

Чупакамака: Кого «их»? И о чём ты уже спрашивал?

Нэрнир: Может тебе его быстро ввести в курс дела и зачем мы это делаем, Чупакамака?

Чупакамака: Или тебе? Самое время. Нас уже увидел король, к которому мы идём на аудиенцию. Давайте пока представим Рудольфа как независимого наблюдателя. Или эксперта по силам зла, войнам, тёмной магии и всему такому прочему.

Нэрнир: Если Рудольф не против.

Рудольф закрывает глаза и опускает голову в глубоком раздумии.

Рудольф: Ну, в принципе, такое возможно, если никто не будет против…

Рудольф достает из вязаной сумки свое удостоверение Ассоциации магов и рабочую визу.

Нэрнир: Хорошо, давайте подойдём к рыцарям.

Чупакамака: Ты будешь наблюдатель или эксперт?

Рудольф: Наверное, как эксперт. Насколько моя компетенция позволит.

Чупакамака: Идти по правилам этикета надо к королю. Он в шахматы играет, если кто не разглядел.

Нэрнир: С чего ты взяла?

Чупакамака: Ладно, подойдём к рыцарям, которые у нас на пути и скажем, что мы к Его Величеству.

Нэрнир подходит к рыцарям.

Нэрнир: Добрый день, уважаемые сэры, мы пришли на аудиенцию к королю Тибериусу.

Рыцарь Норланда: Эльф, челогекко… гном? (смотрит на Рудольфа) Впрочем, неважно. Его величество король Тибериус Третий Мягкий ожидает вас. (кивает на беседку с шахматистами)

Нэрнир — остальным: Да, его величество король в беседке, пойдёмте.

Герои подходят к беседке.

Чупакамака: (человеку в костюме чиновника) Добрый день, Ваше Величество. (купцу) Добрый день, уважаемый сэр, которого мы пока не имеем чести знать. (рыцарю) Добрый день, сэр рыцарь.

Нэрнир молча делает поклон.

Рыцарь игнорирует приветствие. Играющие в шахматы дружелюбно смотрят на пришедших.

Скромно одетый чиновник: (не встаёт с места) Я король Тибериус Третий. Прошу. (кивает на свободные места за столом)

Купец: (склоняет голову) Сэр Скрудж, частный инвестор из Возвышенного района.

Чупакамака: Очень приятно.

Королю примерно 40 лет, он одет в форму рядового клерка, на нём нет богатых часов или короны. У короля аккуратная короткая деловая стрижка, нет бороды или усов. Такого расслабленного, неофициального короля не видовал белый свет — если церемониймейстера и короля поставить рядом и спросить невежду, кто из них король, то он угадает неправильно. Он смотрит на гостей мягким, добрым, спокойным взглядом. Единственное, что выдаёт в нём непростолюдина — то, что на его руках есть бронированные наручи из необычного металла, которые никто не носил в городе. В остальном он похож на мифических заморских королей, которые ходят на работу пешком, а не едут на коне.

Король Тибериус: (спокойно) Не удивляйтесь отсутствию залов с красными дорожками и пышных церемоний. Это неизбежно при контакте с новыми странами, но наших друзей и соседей из Гусляндии я принимаю в неофициальной обстановке, чтобы сэкономить средства.

Король Тибериус: Назначение более одного посла — это очень необычно. (купцу) Стоит продолжить нашу партию позже.

Купец: (весёлым голосом) Если в кустах опять засели журналисты, как два месяца назад, то это очистит меня от подозрений. (собирает шахматные фигуры и готовится уходить)

Чупакамака: Это родная среда для челогекко и эльфов. А журналисты пусть пишут!

Нэрнир: Нэрнир Моргендорффер и Чупакамака Ифрах, послы Гусляндии, и Рудольф Данцингер, лицензированный независимый эксперт в плане магических искусств.

Король Тибериус: Добро пожаловать в просвещённое королевство Норланд.

Король Тибериус: Эльф и челогекко как послы Гусляндии — это очень необычно, но вряд ли удивительно в нынешней ситуации. (понимающим тоном) Король Пунтарх не знает, какие у его советников амбиции и кто из них ему лоялен, и может не доверить внешнеполитическую должность местным жителям. (грустно) Проблемы правления…

Чупакамака: Да. До недавних пор мы тоже были независимыми путешественниками-миротворцами, спасателями принцесс и усмирителями диких монстров. Однако, будучи озабоченными делом мира между народами Олсена, занялись политической деятельностью и стали послами.

Король Тибериус: Добровольно заняться политической деятельностью… (серьёзно) Мои уважения.

Нэрнир: А также мы заботимся об экологическом состоянии, там где это необходимо.

Купец: (собрав фигуры и уходя в сторону лабиринта, ворчит себе под нос) Экологическом состоянии… Начитались слухов о моих прекрасных фабриках…

Чупакамака: Позвольте рассказать вам о нашей миссии.

Чупакамака: Мы хотим разрешить назревающий внешнеполитический кризис, пока он не назрел окончательно. Предотвратить возможные войны между баронствами и Норландом, в которые может вовлечь и Гусляндию получивший престол барон. Предотвратить экспансию ЭГИЛ. Предотвратить дальнейшие стычки между Фридрихом и страной челогекко. Пора нашим народам жить в мире и сотрудничать. Вопрос, как этого достичь.

Король Тибериус: Амбициозно. А что, барон уже получил престол? Это плохие новости, возможно, требующие немедленной мобилизации.

Нэрнир: Пока ещё Гусляндией правит его величество Пунтарх, но наша задача предотвратить войны до коронования нового короля.

Чупакамака: Как известно, младшая принцесса — Мелания — пропала и вообще не хочет становиться королевой. А две остальные замужем за баронами. Насколько вероятно, что, получив престол, барон попытается завоевать Норланд?

Король Тибериус: Практически наверняка. Весь мир между Норландом и баронствами, а также между любыми двумя баронствами держится на относительном паритете сторон — баронства примерно равны, и никто из них не может победить Норланд малой кровью. Если в руках барона окажутся значительные ресурсы превыше сегодняшних, то эта ситуация изменится.

Чупакамака: А что вы думаете о планах фракции империалистов присоединить баронства к Норланду?

Король Тибериус: Это решит немедленную проблему, но я не могу отдать приказ, который они от меня ожидают.

Король Тибериус: Не поймите меня неправильно. Допустим, что баронства будут присоединены, и в военном конфликте погибнет 150 человек — большинство из которых наверняка будут солдатами противника, а не нашими рыцарями. Что напишут в газетах и исторических книгах про генерала Наполеона и что напишут про меня? Правильно. «Талантливый генерал, при котором были присоединены баронства» и «бездарный король, который угробил 150 жизней».

Король Тибериус: Вот если бы обе фракции согласились, то я мог бы сказать, что у меня не было возможности противостоять их планам.

Чупакамака: Но ведь это — новая война. Возможно, куда более кровавая, вряд ли дело ограничится 150 воинами. А потом, возможно, новые войны за независимость?

Король Тибериус: Пусть ответственность за это возьмёт на себя кто-то другой — например, парламент. (устало) Не я создал эту проблему.

Нэрнир: А о плане юнионистов стать частью Ильменя? Иронично слышать это от эльфа. Наверное.

Король Тибериус: То же самое. «Талантливая Линда Вайс сформировала исторический союз» и «бездарный король сделал расу людей гражданами второго сорта на собственной земле». Такие решения должен принимать парламент.

Чупакамака: Да, это слабое место в её программе.


Чупакамака: Итак, вот что мы имеем на сегодняшний день. К сожалению, нынешняя обстановка способствует скорее войне, чем миру. Мы выясняли настроения народов.

В Гусляндии население очень беззаботное и расслабленное.
Орки настроены вернуть себе выход к морю через дикие леса. Они вооружаются и тренируют воинов.
В баронстве Рюрика люди недовольны бедностью и налогами, а сам барон думает, что он очень эффективный администратор и может прекрасно править любой страной, а на самом деле там всё функционирует как часы, но большая часть налогов уходит на содержание огромной армии и барон планирует создать большую армию из населения Гусляндии, если получит престол.
А в Норланде… есть те, кто хочет присоединить баронства пусть даже и силой, есть те, кто опасается нападения баронов и идут в ополчение, и есть те, кто хочет союза с Ильменем, но игнорирует мнение жителей барноств, которые могут быть против этого, и не хотят сотрудничать со странами людей.
В других баронствах и в Ильмене мы ещё не были, но много наслышаны и об ЭГИЛ, и о стычках Фридриха с Рюриком и челогекко.

Как можно наладить мирные отношения в таких условиях? И насколько вероятна угроза войны со стороны барона, получившего престол Гусляндии? Со стороны империалистов Норланда? Со стороны ЭГИЛ? Как остановить войну и добиться мира?

Король Тибериус: Проще всего для окружающих стран было бы, если бы Гусляндию возглавил кто-нибудь другой — причём не дожидаясь смерти короля Пунтарха. Например, если женить короля Пунтарха прямо сейчас, и у него появится новый наследник, то король Пунтарх может назначить доверенного человека регентом, а потом под каким-то предлогом спихнуть задачу управления регенту…

Король Тибериус: Как его коллега-король, я хорошо понимаю, что это самое сложное решение для короля Пунтарха. Выбор регента — чрезвычайно ответственное решение, и король Пунтарх не знает (и не может знать наверняка), кому он может доверять, а кому нет. Мне самому не нравится государственная служба на такой высокой должности, но я вынужден её выполнять пожизненно, потому что если не я, то кто?

Чупакамака: Возможно, если бы его величество Пунтарх женился и у него появился ещё один наследник, это стало бы хорошим решением. Но появится ли этот наследник? И не заявят ли бароны свои «права», не выступят ли против регента?

Король Тибериус: Конечно же, заявят! Но это ничем не будет хуже, чем ситуация сейчас. Более серьёзная угроза — барон может подкупить регента…

Чупакамака: А какова вероятность того, что бароны захотят получить полную независимость от Норланда? Стать полноценными государствами, перестать платить налоги, стать юридически независимыми ни от кого?

Король Тибериус: Не знаю. Они никогда не пытались этого сделать. Подозреваю, что дело в том, что юридически барон не является значимым титулом, это одно из самых низких и непрестижных званий среди имеющих землю знати. А генерал-губернатор (так называется их формальная должность в Норланде) — это чрезвычайно высокий пост. Как минимум у Фридриха есть комплекс неполноценности, и его волнуют такие вещи. Бизнес Нороса (он сдаёт в аренду наёмников другим государствам) прямо зависит от того, насколько всерьёз его воспринимают другие государства — он может идти лучше, пока он считается губернатором сильной страны, а не вождём независимой сельской деревни…


Король Тибериус: Другое решение — устранить угрозу баронов. По репутационным соображениям я не высказываюсь прямо в поддержку какого-либо из них, но от разных лиц мне поступали предложения завоевать баронства силой (в том числе с хорошими, продуманными тактическими планами, минимизирующими количество потерь), устранить баронов невоенным путём, подкупить баронов (без каких-либо внятных предложений о том, что именно их может заинтересовать), накопать ям с крокодилами на границе (как это называют гномы, «заминировать») и вдоль дорог, по которым ходят купцы…

Чупакамака: Что ж, население баронств недовольно своей жизнью: налогами, долговой кабалой, выездными визами. Мы видели жителей баронств, вступающих в ополчние Наполенона Королёва. Возможно, довольно большая часть населения поддержит присоединение к Норланду. Но другая часть и сами бароны, возможно, будут против, а это означает гражданскую войну, а это обычно кроваво и надолго.

Чупакамака Кроме того, юнионисты против. Они считают, что после присоединения придётся баронства «кормить», поскольку это убыточные регионы. Делиться заказами из Ильменя, покупать продукты их сельского хозяйства, тратить налоги на образование и медицину в баронствах. И люди из фракции юнионистов против того, чтобы делиться с потенциальными согражданами. Также их удручает потеря налогов, которые сейчас идут из баронств в Норланд. Очень эгоистично, недальновидно, но так естественно…

Король Тибериус: Экономические аргументы юнионистов — обоснованы. Но я рассматриваю эти траты как инвестицию в новые земли. Эти регионы убыточны не потому, что там меньше полезных ископаемых или менее плодородная земля, чем здесь… В Норланде почти нет ни того, ни другого. И не потому, что там более ленивые люди. Они выращивают капусту ручным трудом, а мы шьём одежду на упрощающих работу механизмах. Они продают товары сами себе, а мы на экспорт странам, где в них нуждаются. Вот в чём разница. Производительность труда гораздо выше.

Король Тибериус: Иными словами, через некоторое время после интеграции баронств их уже не нужно будет «кормить». Только в первые годы.

Нэрнир: Почему бы тогда там не строить мануфактуры?

Король Тибериус: Мы и построим. Лишние деньги в нашей казне есть. Лишних денег в казне баронов — нет.

Чупакамака: С этой позицией нельзя не согласиться. Но… во фракции юнионистов этого не понимают. Ещё вот что есть: чтобы экспортировать товары, нужно сотрудничество с другими странами, например, Норланд получает заказы из Ильменя. Значит, нужны связи со странами, которым понадобится продукция баронств.

Король Тибериус: Норланд арендует стратегически хороший участок земли по другую сторону от Шоколадных гор, у самого побережья. Юридически эта земля принадлежит гномам, но им не нужны равнина или пляж, и они отдали нам её в аренду на 150 лет вперёд. Мы планируем построить там крупный порт и торговать с заморскими державами.

Чупакамака: Выход морю есть и у Гусляндии. Если отношения между Норландом и Гусляндией останутся прежними, если Гусляндия не отойдёт воинственному барону, то Норланд сможет пользоваться гусляндским портом.

Нэрнир: Без арендной или какой-либо ещё платы.

Король Тибериус: Договор на аренду с гномами уже подписан, мы всё равно будем платить арендную плату следующие 150 лет, даже если эта земля нам не понадобится.

Король Тибериус: Но, в конечном счёте, мы не планируем держать собственный торговый флот — заморские покупатели сами пришлют свои корабли, чтобы забрать груз, и это будет их выбор, в каком именно порту они загрузятся. Нам всё равно, куда вести телеги с грузом.

Чупакамака: А развитие торгового флота разве не поможет торговать с большим числом стран? Разве это не было бы выгодно?

Король Тибериус: Вы представляете себе, сколько стоит всего один корабль? С зарплатой команде? С припасами? С ремонтом/амортизацией? С вероятностью разбиться о скалы со всем грузом? Который, возможно, будет простаивать без надобности в порту? Чтобы не обращать внимание на эти риски, нужно иметь сотни кораблей. Мы не сможем произвести столько товаров. Я думаю, что инвестициями в транспорт (за пределами самого строительства порта) должны заниматься купцы, желательно являющиеся жрецами Бога Торговли.


Король Тибериус: Что касается угрозы начала войны кем-то, кроме баронов…

Король Тибериус: Сторонники империалистов Норланда, убеждённые они или нет, вооружённые или нет, натренированные или нет, являются гражданскими лицами. Они не могут просто так собраться и напасть на баронство своими силами — без поддержки со стороны официальной армии. То есть технически могут, но это не способствует их шансам на победу: поддержка наших превосходно экипированных элитных рыцарей — это тот ценнейший ресурс, от которого пришлось бы отказаться вигилантам. Они требуют поддержки государства, а не планируют обойтись без него.

Король Тибериус: У меня довольно мало стратегической информации об орках. Текущая позиция парламента — решать проблемы орков по мере поступления (и таких проблем давно не поступало).

Король Тибериус: Мы очень мало знаем о том, что планируют сторонники ЭГИЛ. Даже у барона Рюрика, который славится своими шпионами, нет своего агента в их рядах. Что неудивительно, ведь успешный шпион должен быть эльфом.

Чупакамака: А что вы думаете о союзе Норланда с Ильменем? Не унии, а именно союза на равных?

Король Тибериус: Союза какого характера?

Чупакамака: Экономического и культурного прежде всего. Возможно ли также договориться о поддержке в случае войны, мы пока не знаем, но, если бы это удалось, вряд ли кто-то захотел бы воевать с таким союзом.

Король Тибериус: Мы уже торгуем с Ильменем, так что можно сказать, что экономический союз у нас уже есть. Эльфы Ильменя также не мешают обучаться их культуре, хотя и не горят желанием перенимать нашу. Единственное, чего они не любят — вывозить за границу (в том числе к нам) свои книги о магии. Только готовые магические предметы.

Король Тибериус: В плане военной взаимопомощи эльфы Ильменя всегда сдадут своих союзников. Всегда. (Нэрниру) Я не пытаюсь никого обидеть, но нет смысла приукрашивать…

Нэрнир: А чем обусловлена такая их политика?

Король Тибериус: Нежеланием рисковать своими (местными эльфами) ради чужаков (зарубежных людей).


Чупакамака: А что вы думаете о союзе Норланда с Гусляндией? Союзе экономическом, культурном, военном?

Король Тибериус: Культурном… У нас с Гусляндией открытые границы (полагая, что вас не убьют разбойники по дороге через баронства — чтобы этого не произошло, путешественники присоединяются к охраняемому рыцарем каравану). Таким образом, вопрос культурного обмена не является государственным вопросом.

Король Тибериус: Экономическом… Мы рассматриваем любые торговые предложения от других стран. Перед одобрением длительных или крупных сделок, однако, я бы предпочёл сперва дождаться возвращения королевы. (грустно) Она всегда помогает мне с государственными делами такого характера.

Король Тибериус: Военный союз с Гусляндией имеет смысл для обороны от орков (и в нынешней ситуации выгоден только Гусляндии, но может быть заключён по гуманитарным соображениям, если это поддержат обе фракции) или для совместных военных действий в отношении орков либо баронств. Он потеряет всякий смысл, если Гусляндию возглавит барон. При отсутствии гарантий обратного против союза выступят даже империалисты, которые обычно очень хорошо относятся к Гусляндии.


Нэрнир: А как насчёт тройного союза Норланда, Гусляндии и Ильменя?

Король Тибериус: К нему применимы все те же проблемы, которые осложняют двухсторонние договора.


Чупакамака: По нашим расчётам получается, что выгоднее всего — союз всех со всеми. Альянс стран, сложение ресурсов.

У Гусляндии прекрасное сельское хозяйство, изначально хороший, да ещё и улучшенный магией климат, волшебные животные, выход к морю.
У гномов — шахты и развитые технологии, изобретения. И опять же выход к морю.
У эльфов — древняя культура и магия.
Орки — умелые строители кораблей. Они и сейчас их строят в тоске по морю.
У Норланда — развитое производство, ремёсла, границы (если считать баронства) со всеми: с Гусляндией, с Ильменем, с гномами, с челогекко.
А у жителей баронств — огромный, но пока не развитый потенциал.
Если бы объединить ресурсы, это был бы мощный, процветающий союз.

Нэрнир: И самое главное, чтобы он держался крепко.

Король Тибериус: (спокойно) У меня хорошее чувство юмора, но предложение зарубежных послов заключить союз с орками, скорее всего, привело бы к немедленной их высылке из Ильменя, из баронств, из Шоколадных гор, из земель челогекко и даже из самой Гусляндии. (расслабленно) Хорошо, что у нас просвещённая страна.

Король Тибериус: Кроме шуток — даже союз между гномами и эльфами выглядит фантастикой. Он закончится началом новой войны после первого же обеденного приёма посла гномов в эльфийских землях, на котором он начнёт есть как свинья или, простите, прочистит нос на салфетку для еды… То есть не как свинья, а как принято по гномским традициям. (извинительным тоном) Это было неуважительно к чужой культуре с моей стороны.

Король Тибериус: Нам, например, глубоко всё равно, как именно гномы ведут себя за столом, а для эльфов Ильменя это большое дело.

Чупакамака: Да, возможно, общение между нашими народами расширило бы представления о мире. И со временем мы бы стали толерантнее к иным обычаям, что тоже способствовало бы миру.

Чупакамака: Привлечение в союз орков — идея на далёкое будущее. Сначала бы объединить людей и соседних эльфов. А также гномов, которых люди уже приглашают в качестве специалистов инженерному делу и изобретателей.

Король Тибериус: (философски) Даже без орков — лет через 300 получится, если запретить всю прессу. Если не запретить — то через 700.

Король Тибериус: Общее правило — чем больше стран в союзе, тем сложнее его заключить. Мелкие разногласия между всего двумя народами будут предметом постоянных споров при обсуждении совсем не связанных с этим спором договорённостей…

Чупакамака: У стран союза, в отличие от провинций унии, больше независимости в отдельных вопросах.

Чупакамака: А прессу надо привлекать на свою сторону, доказывать правильность идей. Можно и свои газеты и журналы завести.

Король Тибериус: (грустно) Прессу… да. Когда я был совсем молодым королём, я принимал смелые решения и доказывал правильность идей. Могу рассказать, чем это закончилось…

Чупакамака: Расскажите, пожалуйста!

Нэрнир: Смеяться, если что не будем.

Король Тибериус: Когда я заступил на пост, то в двух баронствах (Фридриха и отца Нороса) всё ещё было законным официальное рабство. Как вы, наверное, слышали, я надавил на них — пригрозил, что если какое-то из баронств не отменит рабство, то отменившие получат значительные преференции… Конечно же, это был блеф — предоставлять им какие-либо преференции было бы большой ошибкой. Тем не менее, баронства уступили.

Король Тибериус: Пресса тактично умолчала о том, что давление было для запрета рабства, и очень подробно смаковала, как молодой король давит своими грязными ботинками законные автономии, чтобы самоутвердиться. «Что он сделает дальше в своём приступе подросткового авторитаризма — распустит парламент?» — спрашивали журналисты. Так я стал королём Тибериусом Третьим Диктатором.

Король Тибериус: После этого… К востоку от столицы (если идти в сторону Шоколадных гор) протекает река, и через неё есть мост. Когда я вступил на пост, под мостом жили тролли и собирали с путников деньги за разрешение пересечь реку. Я подписал указ о том, что переход через мосты бесплатен, и прогнал этих троллей. Когда тролли переселялись в сторону Шоколадных гор, один из троллёнков споткнулся о камень и разбил себе коленку. Фоторисунок плачущего троллёнка с окровавленной коленкой попал в прессу…

Король Тибериус: Все газеты вышли с заголовком «Король пролил кровь троллей». Так я стал королём Тибериусом Третьим Кровавым.

Король Тибериус: Ну и когда я женился на Акварелле, которая до этого была жрицей Бога Торговли — конечно же все газеты написали, что я сделал это ради денег. Так я стал королём Тибериусом Третьим Жадным.

Король Тибериус: После этого я не имею дела с прессой, кроме случаев необходимости.

Чупакамака: Я бы сказала, что Вы уже в начале правления стали популярной личностью. Про неинтересных бездельников и про настоящих диктаторов так не пишут.

Король Тибериус: Конечно же не пишут. Про первых нечего писать, а вторые вешают прессу.

Король Тибериус: У прессы есть полезная роль — иногда её можно использовать для формирования общественного мнения… Как в том недавнем случае с заговором о покушении на барона, когда мне было невозможно наказать виновных по закону, но хорошим альтернативным наказанием стало скормить их прессе…

Чупакамака: А как это было?

Король Тибериус: Предыстория — я знаю, что некоторые из империалистов пытаются решить проблему баронов незаконным путём. Принятый в Норланде принцип «доброкачественной халатности» говорит мне не мешать им заниматься этим делом.

Король Тибериус: Так вот, недавно выяснилось, что один из наших офицеров, связанный с империалистами, готовил покушение на барона Фридриха, его жену и сына. Они рассчитывали на то, что его дочь (монахиня Богини Любви и гражданка Гусляндии) возглавит баронство, что позволит интегрировать его мирно. Однако незадолго до запланированного покушения дочь Фридриха куда-то пропала, и план потерял смысл.

Король Тибериус: Я не мог предать суду офицера и других замешанных в заговоре лиц — они действовали из патриотических соображений, и слишком жёсткое наказание бы не одобрило общество. Но я понизил их в звании и предоставил прессе полную информацию о происшествии и список заговорщиков. Когда журналисты требуют дать им десятки интервью — это само по себе наказание…

Чупакамака: Значит, пропажа дочери Фридриха… была запланирована?

Король Тибериус: Насколько известно из материалов расследования, для заговорщиков её пропажа стала большим сюрпризом. Расследовать её судьбу мы тоже не можем (не выделив на это значительные ресурсы — например, снарядив отряд рыцарей в зарубежную экспедицию), ведь в момент пропажи она была в Гусляндии.

Чупакамака: (хватается за голову) Ох… Мы слышали об этом… Остаётся надеяться, что она пропала не по-настоящему, а исчезла добровольно для спасения семьи. У неё остался маленький ребёнок, там, в монастыре. Но если в этом замешан сын Фридриха, который как раз перед этим был в монастыре, то могут быть и более печальные варианты.

Нэрнир: Возможно он превратил её в какую-нибудь лягушку…

Король Тибериус: Сын Фридриха тоже не вылезает из Гусляндии. Немного о качестве жизни в баронствах — даже дети баронов хотят жить не там, где правят их родители, а за рубежом.

Нэрнир: Хм, значит там точно всё плохо… И всё же решение нужно и нужно рациональное, лучше всего без убийств. Вот мы предложили крупный союз. Нужно подумать вместе о других решениях.

Король Тибериус: Конечно же, серьёзное государство не может заниматься заказными убийствами. Это деятельность частных лиц, которую нельзя официально оправдать или одобрить. Подозреваю, что другие заговоры (подобные раскрытому) в среде империалистов всё ещё существуют. Наиболее вероятной целью станет барон Норос, потому что у него нет наследника — он ещё очень молод, и у него недавно сорвался брак по договорённости.

Чупакамака: Других… Ну, когда-то я думала о превращении Гусляндии в Республику. Или хотя бы в Конституционную монархию. Всё-таки все эти проблемы с престолонаследием делают ситуацию не надёжной. Но мне сказали, что Инквизиция не допустит даже изменений законов престолонаследия, чтобы, например, передавать престол внукам. А ведь Мари могла бы быть хорошей королевой. Вот и Норос тоже: неожиданно стал бароном, и выйди за него принцесса Мелания, всё равно была бы проблема! Кстати, как Инквизиция влияет на политику, насколько сильно её влияние?

Король Тибериус: Инквизиция не влияет на политику напрямую (например, не может отменять законы), но может создать значительные проблемы частным лицам и госслужащим. Полагаю, что при острой необходимости у короля Пунтарха есть вариант своим последним указом (перед уходом в отставку) взбесить инквизицию любым удобным способом — последствия наступят только для него самого, но инквизиция не сможет отменить его необходимые для страны указы.

Нэрнир: А созданному парламенту?

Король Тибериус: Как перспектива республики, так и перспектива парламента для Гусляндии сомнительны. Расслабленные крестьяне, у которых всё хорошо, не будут понимать цены своему голосу — и могут продавать его за копейки, и желающие их приобрести необязательно будут хотеть блага для страны. Кроме того, у жителей Гусляндии нет традиций политического представительства.

Чупакамака: И какой же остаётся выход?

Король Тибериус: Какой выход… Да, тот ещё вопрос.

Чупакамака: А что об этом думают лидеры парламентских фракций?

Король Тибериус: (задумчиво) Об этом стоит спросить лидеров парламентских фракций.

Чупакамака: Э… экстренное заседание?

Король Тибериус: (с доброй улыбкой) Я уверен, что вы найдёте с ними общий язык.

Чупакамака: Возможно. Но что действительно нужно, это найти общее решение. Мы думаем, что союз всех со всеми удовлетворит всех. Юнионисты хотят унию с Ильменем? Но Ильмень в союзе. Империалисты хотят интегрировать баронства? Но куда денутся баронства, если в союзе Норланд, Ильмень и Гусляндия? Юнионисты опасаются, что союз с Гусляндией помешает союзу с Ильменем? Но если Ильмень захочет союза с Гусляндией ради моря, чтобы к гномам не идти, например, то это возражение отпадёт. А жители баронств будут рады избавиться от режима баронов. Баронам придётся работать правителями округов в новых условиях.

Нэрнир: Или Ильмень по другим причинам может захотеть вступить, на случай, если море им не нужно.

Король Тибериус: (весело) Теперь вы наконец-то знаете, почему я не люблю работать королём. Это сумасшедший дом государственного масштаба.

Нэрнир: Но в случае выше сказанного пути нам нужно сперва сделать так, чтобы Ильмень захотел союза с Гусляндией.

Чупакамака: Как не понять! Мы ввязались в сумасшедший дом международного масштаба. Мы хотим помочь: Вам, королю Пунтарху. Что мы можем для вас сделать?

Король Тибериус: Я обычно не вмешиваюсь в вопросы, по которым у парламента есть сильно противоречивые эмоции. Но у меня есть ряд проблем, решением которых было бы неплохо кому-то заняться. Например, сепаратизм в Возвышенном районе. Или, опять же, необходимость разведать планы ЭГИЛ.

Чупакамака: В Ильмень мы и так пойдём. Сепаратизм? А что их не устраивает?

Король Тибериус: В Возвышенном районе много прибыльных производств — мы строим там всё, что сильно дымит и коптит. Кроме того, там менее комфортно жить — там холодно даже летом. Большинство местных жителей являются рабочими, в то время как более состоятельные жители, такие как частные ремесленники, живут в тёплой столице. Из-за всего этого в Возвышенном районе популярна точка зрения, что они незаслуженно много отдают остальному Норланду, и что жители остального Норланда, как их называют в газете «Северный вестник» — теплолюбивые слабаки.

Король Тибериус: Конечно же, они не понимают, что эти производства мы могли построить где угодно, а не только в их горах. В этом нет фактора личной заслуги местных жителей возвышенности.

Чупакамака: Ну, наверное, им можно доплачивать за проживание в холодном климате. В конце концов, им трудно, а строительство производств в горах хорошо для экологии. И ещё можно увеличить им отпуска, чтобы они могли больше путешествовать, ездить к морю в Гусляндию… Кстати, а почему теперь покойников хоронят в горах?

Король Тибериус: Хоронят их и на равнинных кладбищах. В горах находится морг, в котором они содержатся до похорон — в холодной ледяной пещере, а не в тёплом климате равнины, где соседи жаловались на запах, а коронеры — на потерю улик.

Король Тибериус: Социальные программы для горных жителей — хорошая идея. Они по крайней мере улучшат их самочувствие — хотя, возможно, и не приглушат ощущения социальной несправедливости. Дополнительная организационная сложность — многие из горных предприятий частные. Если государство выплатит работникам субсидию, то предприниматель может даже понизить зарплаты на сумму выплаченного государством…

Чупакамака: А профессиональные союзы не выступят против понижения зарплат? Или в Норланде рабочие пока не создали профессиональных союзов? Эта штука посильнее гильдий ремесленников.

Король Тибериус: Выступят. У некоторых предпринимателей есть некоторое влияние на некоторые газеты, но трудовые протесты — эффективный инструмент защиты прав рабочих в Норланде.

Нэрнир: А предприниматели как часто что-нибудь, извините за тавтологию, предпринимают в случаях протестов?

Король Тибериус: Чего они только ни предпринимают! Нанимают штрейкбрехеров, подкупают главу профсоюза, публикуют заказные заметки в прессе… Временно повышают зарплату, а через неделю понижают обратно… Предлагают вкусный чай и другие приятные бонусы как альтернативу повышению зарплаты… Это игра в то, кто сдастся первым — работодатель или профсоюз. Настойчивые протесты добиваются своего.

Нэрнир: А часто ли профсоюзы добиваются своего? Или сдаются? У горных жителей так же?

Король Тибериус: Примерно в половине случаев профсоюз выигрывает. Ещё в 20% случаев профсоюз хоть и проигрывает, но выторговывает себе особо вкусных сортов чай.


Чупакамака: Однако я полагаю, мы предложили решение, которое устроит все парламентские фракции. Конечно, создание союза потребует много работы. Но мы к этому готовы. Главное — убедить политиков и народы всех предполагаемых стран-участниц. Король Пунтарх согласен на союз, если таковой предотвратит войну и не потребует каких-то чересчур больших жертв. Осталось убедить парламент Норланда и правительство Ильменя.

Король Тибериус: Я поддержу любое решение о союзе, против которого не будут выступать фракции парламента.

Чупакамака: Тогда нужно их убедить, что союз этот в принципе возможен и реализует их планы по интеграции баронств и союзничеству с эльфами Ильменя.

Король Тибериус: Насколько я вижу, союзу препятствуют только внешние факторы — неготовность жителей Ильменя вступаться за людей и проблема с престолонаследием в Гусляндии. Империалистам и юнионистам было бы гораздо сложнее не согласиться, если бы этих факторов не было.

Чупакамака: Понимаю. Хотелось бы выработать такое решение, чтобы политическая ситуация не зависела от наследников престола Гусляндии. Возможность передачи престола внучке или новому наследнику, если таковой появится, — вариант хороший, но ненадёжный всё-таки. Хотя эти возможности нужно использовать. Вопрос о степени участия в союзе Ильменя мы ещё будем рассматривать. Как и вопрос об участии гномов, для этого мы и гнома привлекли в команду, хотя он и не с Шоколадных гор.

Король Тибериус: Гномы будут готовы на экономический союз. Возможность вовлечения их в военный союз будет зависеть от того, сможем ли мы им что-то предложить взамен. Им очень удобно и безопасно в их горах.

Нэрнир: А земли челогекко на северо-востоке? Их тоже можно попробовать вовлечь в союз. И в торговый и в военный, если надо.

Король Тибериус: Да, к востоку от эльфийского леса и к северу от Шоколадных гор. Продовольствием с ними по понятным причинам не поторгуешь, но можно построить завод по производству сачков для насекомых...

Нэрнир: А чем они занимаются и что производят?

Король Тибериус: (виновато посмотрел на Чупакамаку и прокашлялся) Лазают по деревьям, а производят они... (неуверенно) Ничего?

Король Тибериус: Насколько мне известно, наши купцы с ними не торгуют. Впрочем, на границе между территорией челогекко и территорией гномов (на особо выделенном кусочке нейтральной земли) есть маленький храм Бога Торговли — возможно, они торгуют чем-то с гномами.

Чупакамака: К сожалению, я ничего не знаю про жизнь в землях челогекко. Я выросла на Пенгвинах, училась в Лепрондском университете, а там никогда не была. В других странах челогекко делают ту же работу, что и люди, эльфы, гномы...

Король Тибериус: С такими вопросами (с кем можно чем поторговать) обычно разбиралась королева, но её сейчас нет в Норланде. Она отправилась в паломничество на неопределённый срок — и, скорее всего, находится в этом самом храме. Храм окружён защитной магией от шпионажа, и туда не летают почтовые совы… Беспокоюсь за неё.


Нэрнир: А каким образом вы добились торгового союза с Ильменем?


Король Тибериус: Наши частные купцы подошли к эльфам в особо удачный момент — когда те выяснили, что производства вредят лесам. Было такое дело: ильменьские аристократы повадились строить дома на верхушке особо высоких деревьев, и при этом не строить никаких постоянных лестниц или ступеней (по эстетическим соображениям — некрасиво), а вместо этого забрасывать на верхушку дерева абордажную кошку со временной лестницей. И подниматься по ней. Так вот, эльфы выплавляли металл из руды и делали эти кошки самостоятельно, а потом оказалось, что деревья начинают осыпаться рядом с такими производствами. И экологи заставили всё закрыть. А к промышленным товарам (не только кошкам, но и многим другим вещам) все уже привыкли.

Король Тибериус: Эльфы уже были готовы отказаться от многих предметов и жить в гармонии с природой, и тут-то им и предложили покупать эти товары у людей…

Нэрнир: То есть они выплавляли металл промышленным способом?

Король Тибериус: Да! Тогда им было неизвестно, что это вредит природе. Скорее всего, они купили планы производств у гномов. Гномы не очень беспокоятся о таких вещах, как загрязнение воздуха, и не сочли это обстоятельство достаточно важным, чтобы предупреждать об этом в документации...

Чупакамака: Но по большому счёту сложно испортить воздух только в одном месте. Он же переносится ветром... Лучше всего подумать о безопасности производств.

Король Тибериус: Это верно. Эльфы лишь отсрочили проблему для себя — на границах эльфов установлены большие вращающиеся колёса, которые создают ветер и прогоняют чужеземный воздух прочь.


Нэрнир: Конечно, вам это может показаться странным, но есть ли у вас какие-либо вещи, для которых необходима помощь приключенцев?

Король Тибериус: Как и в любом королевстве, у нас есть ряд проблем, решение которых неудобно поручить рыцарям. Предложить награду частным приключенцам — хорошая идея…

Нэрнир: Мы можем вам помочь с такими проблемами!

Король Тибериус: Хм... (думает)

Король Тибериус: Есть карантин змей… разведка земли под порт… пропавший в Гусляндии офицер — этим уже занимается посол Огурцов… проверить, всё ли в порядке в храме Бога Торговли… внедрить шпиона в ЭГИЛ… несколько людей пропали без вести в Возвышенном районе… Знаю, что было что-то ещё, но не могу вспомнить, что именно.

Чупакамака: А что случилось с офицером? Это не тот офицер, который поехал искать принцессу в замке дракона?

Король Тибериус: Тот самый. Последняя сова от офицера говорила, что по тактическим соображениям он собирается разделить свой отряд на две группы — 4 человека (включая его самого) и 16 человек, которые уже вернулись в Норланд. Сам офицер пропал и не отвечает на сов.

Нэрнир: Они вроде бы куда-то за кем-то бежать собирались.

Король Тибериус: В последнем отчёте рыцарь говорил, что у него есть идея, куда могла пропасть принцесса, и что он (цитата) «работает над этим». Вскоре после этого он и пропал.

Чупакамака: И куда он направился, неизвестно?

Король Тибериус: (серьёзно) Нет ничего хуже неполных отчётов… Разведчик видит подозрительную пещеру и думает: «Проверю эту пещеру, а потом отправлю сову с отчётом». В пещере разведчика кто-то съедает. Но поскольку он не отправлял сову «я собираюсь зайти в эту пещеру», то никто не знает, где именно он пропал — и потом другой разведчик может залезть в ту же опасную пещеру из-за отсутствия информации…

Король Тибериус: (задумчиво) Самое странное — его сова прилетела откуда-то юго-восточнее горы дракона. Откуда-то на территории Гусляндии, вдали от её границ.

Чупакамака: Из леса, где бывают орки?

Король Тибериус: Нельзя установить точно. Известна только сторона света, с которой прилетела сова. Она точно пролетела через лес, но отправитель письма мог находиться и за лесом.

Нэрнир: Там не возникало аномальных и не очень торнадо?

Король Тибериус: Вам как представителям Гусляндии виднее, бывают ли торнадо в Гусляндии...

Нэрнир: Это бы дало наводку...

Король Тибериус: Тем не менее, я не могу знать о погоде в Гусляндии. (грустно) Я сообщил послу Огурцову о том, что на территории Гусляндии пропали мои граждане. Он обещал непременно разобраться в этом деле.

Чупакамака: К юго-востоку от горы - лес, а потом что? Море?

Король Тибериус: Шоколадные горы - это не одна гора, а горная гряда... Её южные границы соприкасаются с Гусляндией, но они очень высокие и почти непроходимы.

Чупакамака: Значит, офицер мог пропасть в горах... (думает)


Нэрнир: А что со змеями?

Король Тибериус: У них антиметаболизм (они холодолюбивые, а в тепле впадают в спячку). Обычно они живут в горах Возвышенного района, но в последние годы активно расползаются по округе. Доползли уже и до баронств. (задумчиво) Мне приносили две идеи карантина — как ограничить ареал их обитания, чтобы они не выползали из уже населённых земель в новые…

Король Тибериус: Во-первых, на границе предлагалось поселить огненных муравьёв. Они огнедышащие, и рядом с их колониями змеи впадут в анабиоз — и, возможно, будут съедены муравьями. План довольно опасен — муравьи могут мигрировать и, например, подпалить эльфийский лес. Даже если бы я был уверен, что этого не производёт, я не могу поручить реализацию своим прямым подчинённым.

Король Тибериус: Во-вторых, в заснеженных горах растёт особое растение… Змеи его очень охотно едят и вскоре погибают. Поэтому популяция змей в горах держится на контролируемом уровне. На равнинах нет такой травы, и количество змей не ограничивается естественным образом. Было предложение переселить это растение на равнину.

Нэрнир: А как это растение называется?

Король Тибериус: Его научное название «Суповик пихтовый». Это кормовая хвойная трава, её едят не только змеи, но и горные бараны (последние — без негативных последствий для себя).

Нэрнир: Так и запишем (записывает)...


Нэрнир: Вы что-то говорили про шпионаж в ЭГИЛ (запрещённый везде и т.д.)?

Король Тибериус: Да. Обычный шпионаж в данном случае неэффективен, поскольку они никогда не сообщат своих планов неэльфам. Но эльф мог бы вступить в их подозрительную организацию и узнать их планы изнутри…

Нэрнир: А почему вы не нанимаете эльфов для этого?

Король Тибериус: Жителя Ильменя нанимать рискованно, ведь на нём не написано, не сторонник ли он ЭГИЛ. Возможен международный скандал.

Нэрнир: Мы можем вам с этим помочь, я ведь наследственный герцог в Ильмене, хоть там и не родился.

Король Тибериус: Это будет очень полезно. Нам как соседям и торговым партнёрам Ильменя будет полезно узнать, если они планируют что-то нехорошее. Если что-нибудь выяснится, то присылайте мне сову.

Нэрнир: Хорошо, мы как раз скоро поедем туда.


Нэрнир: А что там про пропавших без вести в горах?

Король Тибериус: Пропали два человека — один картограф, который искал «снежного челогекко», а второй — ведущий циркового представления. Подозреваю, что они могли пропасть не в горах, а по дороге. У инквизиции давно были вопросы и к поиску неизвестных мистических существ, и к недавно нанятым в цирке клоунам (они тоже какие-то жуткие и мистические), а местный офис инквизиции как раз находится рядом с дорогой из столицы в Возвышенный район… (задумчиво) Могли ли они утащить прохожих на допрос? По этой дороге ходит очень много людей, и никуда они пропадают, но…

Король Тибериус: (грустно) Идеально было бы каким-то образом убрать оттуда этот офис инквизиции — но обязательно так, чтобы инициатива не исходила от меня.

Чупакамака: Инквизиция уже так всем насолила, что, наверное, её можно убрать по требованию народа. Я думаю, нам стоит осмотреть Возвышенный район, заодно посмотрим, что случилось с пропавшими...

Король Тибериус: Инквизиция — это не тот случай, когда я хочу оказаться крайним. Хотелось бы неофициального решения. А ещё лучше - если бы инквизиция сама захотела открыть офис в другом месте и уехать из Норланда. Хотя это было бы не очень хорошо для принимающей стороны.

Нэрнир: А далеко ли Возвышенный район?

Король Тибериус: Около километра от северной границы города.

Чупакамака: Там очень холодно? Нужны тёплые вещи? Альпинистское снаряжение, транспорт?

Король Тибериус: Сейчас (весной) в горах от +5 до 0 градусов днём и до −10 ночью. Если идти до человеческого поселения, то альпинистское снаряжение не нужно — там хорошие дороги, и по ним можно ходить пешком (если нет гололёда). Пропавший картограф такое снаряжение с собой брал, потому что направлялся на необитаемые высоты.

Нэрнир: Только не говори, Чупакамака, что хочешь забраться на необитаемые высоты...

Чупакамака: Почему бы мне не сказать это? Почему мне вообще не высказывать, что я думаю? Между прочим, забраться я могу очень легко, только, чтобы не впасть в спячку, мне нужна тёплая одежда. Если след приведёт к вершинам, значит, надо искать на вершинах, разве нет?

Нэрнир: Я не скалолаз, Чупакамака, в отличии от тебя. И ты, мне кажется, не понимаешь фигуральную речь. Честно.

Чупакамака: Не обязательно лезть в горы всем вместе. Кто может, тот и полезет. Да, насчёт фигуральной речи ты прав, но давай я объясню это тебе позже. Кстати, ты можешь нефигурально взлететь в горы в образе орла.


Чупакамака: Я думаю, мы навестим Возвышенный район, и офис Инквизиции, и монастырь бога Торговли. Если что-то получится сделать с обозначенными проблемами, мы, конечно, поможем. Но давайте пока вернёмся к тому вопросу, с которым мы пришли. К союзу государств. Если никто не против.

Нэрнир кивает.

Чупакамака: Стоит ли уже сейчас поставить вопрос о создании союза в парламенте?

Король Тибериус: Нет. Если не иметь работающего подхода «как убедить одновременно империалистов и юнионистов», то это будет пустой тратой времени.

Чупакамака: Может быть, нам стоит подумать о том, как их убедить?

Юнионисты, я думаю, согласятся, если Ильмень захочет союза с Гусляндией, но это надо сначала обсудить с Ильменем. А Ильмень может согласиться по своим причинам, а может - потому, что так хочет Норланд.
Империалисты согласятся, если показать им, что это путь к интеграции баронств. А баронствам придётся интегрироваться, ведь это лучше, чем быть анклавами внутри огромного союза.

Нэрнир: Ильмень захочет, потому что этого хотят люди? Нет, вероятнее только по своим причинам. Хм...

Чупакамака: Ильмень хочет союза с Норландом. А Норланд говорит: я хочу союза с Гусляндией и Ильменем. Что остаётся Ильменю? Идти на тройственный союз, отказаться, отговаривать Норланд. А если Норланд не отговаривается? Тогда идти на тройственный союз, потому что ремесленные изделия очень нужны.

Король Тибериус: Если загнать Ильмень в угол шантажом, то они пойдут на принцип и найдут себе других поставщиков.

Король Тибериус: Вы ошибочно предполагаете, что эльфы готовы рисковать своими жизнями, что предусматривает военный союз, ради денег или товаров. Это не так. Эльфы наоборот тратят много денег, только чтобы не рисковать своими жизнями — нанимая наших рыцарей на задания вроде «прогнать из леса гигантских пауков».

Чупакамака: Ну, почему же шантаж. Можно рассказать о выгодах союза. И опасностях не-союза. Союза гарантирует мир, которого хотят и эльфы, и Норланд, и Гусляндия. А отсутствие союза - риск, что война будет. А кто может стать другим поставщиком?

Король Тибериус: Без союза эльфам Ильменя угрожает война только в том случае, если нападут конкретно на Ильмень. С союзом им угрожает война, если нападут на Гусляндию, или на Норланд, или на любых других членов союза. Им вообще не нужен такой неоправданный риск. Худший вариант — они заключат союз и обещают помощь, а потом немедленно разорвут его и объявят о нейтралитете, когда война начнётся.

Король Тибериус: Других поставщиков они найдут в любом случае, возможно, за пределами Аларконда или даже за морем. Это будет менее выгодно в плане денег, но такая возможность у них есть. Норланд не является монополистом.

Нэрнир: Поэтому нам и нужно убеждать их лично, чтобы потом на это согласились юнионисты.

Король Тибериус: Да, потребуются прямые переговоры с Ильменем. Мы не можем давить на них удалённо. Тем более не может этого сделать Гусляндия, в которой завтра королём может стать барон.

Нэрнир: Однако это может сделать представитель ильменского сената!

Чупакамака: Естественно, потребуются. И мы после Норланда пойдём с переговорами в Ильмень. Скорее всего, потребуется много переговоров со всеми предполагаемыми участниками. Но это делается поэтапно. Сначала выясним, что никто не против, хотя может предполагать, что другие не согласятся. Потом выясняем, что каждый не против. Потом объясняем сомневающимся, что не против все остальные. Потом у каждого выясняем их условия. Потом обговариваем условия каждого с каждым. Потом уже личная встреча всех сторон, и, возможно, не одна...

Чупакамака: Сейчас мы знаем, что король Пунтарх за союз. Можем ли мы сказать в Ильмене, что и Норланд поддерживает идею союза?

Король Тибериус: Вы можете сказать в Ильмене, что Норланд заинтересован в военном союзе, но если эльфам эта идея покажется оскорбительной, то я оставляю за собой право опровергнуть это утверждение.

Чупакамака: Вероятно, они сочтут предложение о военном союзе оскорбительным. Но если мы заговорим о союзе мирном, об альянсе дружественных стран, не желающих воевать друг с другом, это будет другое дело.

Король Тибериус: Кроме формальных переговоров, советую вам также попробовать договориться с возражающими сенаторами поодиночке. Возможно, у них есть какие-то частные интересы, и они проголосуют за союз из корыстных соображений.

Чупакамака: Спасибо за совет, это должно сработать.

Чупакамака: Кстати, мы уже пообщались с Наполеоном Королёвым и с Линдой Вайс. Генерал королёв предложил создать военный союз Гусляндии и Норланда: с Гусляндии продовольствие, с Норланда - вооружение и обучение новобранцев; однако он не верит в союз с эльфами, думает, что они не захотят участвовать в войнах людей. А Линда Вайс хочет союза с Ильменем, но опасается, что требование включить в союз Гусляндию отсрочит союз Ильменя и Норланда или вообще не даст создать такой союз. Как бы убедить их, что союз всех трёх сторон возможен и очень нужен?

Нэрнир: Возможно, если Ильмень согласится на союз, то юнионисты, особенно учитывая их лидера, согласятся, так как так поступили мудрые эльфы.

Чупакамака: Так с чего нам начать, вот в чём вопрос. Мы можем прямо завтра с утра отправиться в Ильмень. А можно сначала провести заседание парламента, поставить задачу создания союза, провести парламентские прения, попытаться убедить фракции или хотя бы отдельных сенаторов, и идти в Ильмень уже с этими первыми результатами.

Чупакамака: Или идти в Ильмень сейчас, без результатов. И быть посланными в Норланд добиться результатов тут или быть посланными ещё дальше, тут мы имеем дело с неизвестными пока обстоятельствами! Так что лучше?

Король Тибериус: Наполеон такое предложил? Очевидно, что он хочет, чтобы Гусляндия решила проблему баронств за него (что позволит ему обойти действующие в Норланде ограничения на размер армии, которые не позволяют мне нанять больше рыцарей, чем уже есть сейчас, без согласия юнионистов). При этом Наполеон обладает значительными ресурсами (например, запасами качественного вооружения или компетенцией в подготовке солдат), которые он щедро и бесплатно предоставит Гусляндии, чтобы убедиться в успехе операции. (задумался)

Король Тибериус: Это рискованный, но возможный подход. Большое преимущество — всё это можно сделать неофициально, на уровне частных взаимоотношений и не выходя за рамки уже одобренного юнионистами использования рыцарей: Норланду не придётся делать ничего такого, что потребовало бы разрешения юнионистов.

Король Тибериус: Сейчас стражи Гусляндии очень заняты многими неприоритетными задачами, такими как ловля конокрадов или патрулирование границы с орками. Я могу приказать своим рыцарям отправиться в Гусляндию и (под видом добровольной безвозмездной помощи) взять на себя эти задачи, в то время как стражи Гусляндии освободятся для каких-либо действий в отношении баронств. Наполеон может предоставить все необходимые ресурсы и гражданских волонтёров, которым можно временно дать гражданство Гусляндии и оформить их как стражей…

Чупакамака: Тут два вопроса. Первый: Действительно такой союз предотвратит решит проблему баронств? А если Рюрик или Фридрих получат престол? Второй: Не отвратит ли такой союз Ильмень? Если это возможно, то юнионисты определённо будут против.

Король Тибериус: Если все баронства интегрировать, как того хочет Наполеон, то обе проблемы снимаются.

Чупакамака: А после этого можно строить союз Ильменя и Объединённого Норланда?

Король Тибериус: Я думаю, что эльфы охотнее заключат союз с объединённым Норландом. Во-первых, на Гусляндию или Норланд будет некому напасть (не считая орков), поэтому военный союз будет для Ильменя менее рискованным. Во-вторых, насколько я понял объяснения Линды, эльфам мешает подозрение, что мы (люди) нецивилизованные варвары. Текущее состояние баронств не очень убеждает в обратном.

Нэрнир: Это нужно запомнить, для разговоров с юнионистами.

Чупакамака: Но попытка интеграции баронств вряд ли пройдёт мирно. Даже при участии огромных армий это может привести к войне: Норланда и Гусляндии с баронствами плюс гражданской войне внутри самих баронств, так как часть народа вербуется в армии баронств, а часть хочет интегрироваться в Норланд, то есть настроения в самих баронствах разные.

Король Тибериус: Все варианты действий более или менее рискованные. (рассудительно) Например, если ничего не делать и просто ждать восхождения барона на престол, то возможна полномасштабная война между Норландом и Гусляндией. И, хочу отдельно подчеркнуть, агрессором в ней будет не Норланд.

Чупакамака: Создать союз и уговорить баронов вступить в него, потому что куда ж теперь им деться — наименьший риск войны!

Король Тибериус: Вы серьёзно это только что сказали с серьёзным выражением лица? Представим себе сценарий. Все бароны состоят в союзе. Барон Фридрих становится королём Гусляндии. Что он сделает? Правильно, он немедленно выходит из союза и начинает войну. Вы себя обманываете, что этот союз чем-то поможет от барона, чтобы упростить себе нелюбимую работу, или пытаетесь умышленно обмануть меня?

Чупакамака: Какой нам смысл Вас обманывать?

Король Тибериус: (спокойно) Лень. (рассудительно) С дипломатическими поручениями часто отправляют попавших в немилость государя… У них есть мотивация как можно скорее завершить задание (в данном случае — слепить международный договор, который заведомо не решит никакой проблемы), отчитаться об успехе (понимая, что договор был бесполезен) и получить другое назначение…

Чупакамака: Мы сами взяли на себя эту миссию, не договариваясь о наградах и назначениях. Только потому, что очень не хотим войны.

Чупакамака: А что может сделать союз? А вот что. Барону, если бы он вдруг такое надумал, придётся воевать с очень большим объединением. С Норландом, двумя другими баронствами, Ильменем. А если в союз войдут ещё и гномы Шоколадных гор, и челогекко, то что сможет сделать одна или даже две провинции против такого большого союза?

Король Тибериус: Практическая реализация всего этого под большим вопросом. Тем не менее, желаю удачи.

Чупакамака: Спасибо. Готов ли Норланд принять участие в реализации этого плана?

Король Тибериус: Договаривайтесь с Линдой и Наполеоном. Подо всем, что они совместно разрешат, подпишусь и я.

Король Тибериус: Не хочу быть пессимистом, но мне ваш план напоминает антиутопическую повесть «Первая мировая война» — о том, как в вымышленной стране «Сербия» кто-то застрелил из лука принца, но и эта страна, и страна принца состояли в разных «союзах для обеспечения мира», и в итоге в войне поучаствовали 33 государства.

Чупакамака: Я помню ту книгу. Проблема была в том, что союзов было два. В одном состояли страны, имеющие колонии, а во втором - не имеющие. И в центральной стране второго союза имелся воинственный император, который 20 лет вооружался и готовил армию, а затем только ждал повода начать войну... В итоге мир немного перекроили: первый союз оттяпал у второго, то есть у союзников императора, те немногие колонии, которые у них имелись. Особым триумфом стало завоевание «Святой земли», на которой тысячи лет назад был какой-то храм...

Чупакамака: Мы же хотим создать один союз. Второго, который бы нам противостоял, пока не имеется.

Король Тибериус: Вопрос: кто будет возглавлять этот союз?

Чупакамака: Мы полагаем, что некое коалиционное правительство, состоящее из представителей каждой страны-участницы.

Король Тибериус: (с непроницаемым покерфейсом на лице) Понятно.

Чупакамака: Устроил бы Ваше Величство этот вариант?

Король Тибериус: Посмотрим на конкретную реализацию.

Чупакамака: Реализовывать будут страны-участницы.



Чупакамака: Давайте подведём итоги. Как мы поняли,

  • Вы, Ваше Величество, не против союза всех со всеми, но считаете это далеким и трудным делом, к тому же не очень надёжным и примете решение только если мы уговорим все фракции
  • Вы поддерживаете идею империалистов создать военный союз Гусляндии и Норланда, присоединить баронства. И считаете, что это поспособствует создание союза Объединённого Норланда с Ильменем
  • Также Вы видите возможность решения проблемы, если король Пунтарх вступит в новый брак, в котором родится ещё один наследник, и назначит регента до совершеннолетия наследника.

Мы правильно поняли?

Король Тибериус: Да, всё правильно. Союз — хорошая идея, но его возможность и эффективность пока ещё под вопросом. Для союза потребуется поддержка фракций, но частное сотрудничество (такое как торговля или культурный обмен) возможно и сейчас. Интеграция баронств упростит ситуацию. Если король Пунтарх вдруг решит проблему с престолонаследием в одностороннем порядке, то это тоже очень поспособствует миру.

Чупакамака: Мы должны сейчас сообщить королю Пунтарху о результатах переговоров с Вашим Величеством и с лидерами фракций, рассказать о сделанных предложениях и отношении к нашему предложению. Сможем ли мы снова встретиться с Вашим Величеством после переписки с королём Пунтархом?

Король Тибериус: Да. За сутки до встречи предупредите церемониймейстера, чтобы убедиться, что маршрут лабиринта не изменился.

Чупакамака: Спасибо, Ваше Величество.

Король Тибериус: Желаю успеха.

Попрощавшись с послами, король достал бухгалтерского вида книгу из небольшого ящика и погрузился в административную работу.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава