Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 28

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 28[править]

Глава 28, в которой герои отвели деревенских детей на экскурсию в деревню ламий.

Локация: Гостевые покои, Замок дракона[править]

На следующее утро после ярмарки Чупакамака, Нэрнир, Киргиз и Иван проснулись хорошо выспавшимися и отдохнувшими, не считая всё ещё немного уставшего после ярмарки языка. Около окошка вьётся корелла, прилетевшая сюда из попугайника. Она поёт военный марш. Кюри сидит на подокойнике, смотрит на кореллу и притопывает лапкой в унисон её музыке.

Примерно через час наступит время, в которое герои сказали детям собираться возле замка на экскурсию. Гигантских хомяков, ломающих замок, в радиусе видимости нет.


Сделав утреннюю гимнастику и приняв душ, Чупакамака заглянула на конюшню проведать и покормить питомцев.

Проголодавшийся Киргиз идёт на кухню.

Нэрнир чистит зубы и идёт на улицу.

Локация: Конюшня, Замок дракона[править]

Элронд сидит на крыше конюшни (снаружи) и сторожит замок. Увидев, что Чупакамака уже проснулась и выходит из замка, Элронд отдал крылом сигнал «Пост сдал» и немедленно заснул утренним сном.

Квока растрёпана и огорчена, а яйцо, которое она высиживало, пропало из конюшни. Ослик уплетает лежащую около него половинку арбуза. Карл жуёт клок шерсти того же цвета, что и шерсть кота Мурзика. В конюшке полно воды и сена.

Заходит Чупакамака.

Чупакамака: Всем привет! (на зверином) Квокочка, цыплёнок вылупился и убежал? Ох уж эти дети…

Квока: (на зверином) Он унёс моё яйцо и съел его. (в каждом слове звучит жажда мести)

Чупакамака: (на зверином) Кто унёс? Мы его накажем и прогоним подальше!

Квока: (на зверином) Как называются самцы сов? Совец — он и унёс! Схватил его как почту и унёс к себе на крышу!

Чупакамака: (на зверином) Это… это был он (показывает на Элронда) или другой сов?

Квока: (на зверином) Подозреваю, что да! Все совы на одно лицо! Все они узнают мой гнев! (кровожадно клюёт зёрнышко пшена)

Чупакамака: (на зверином) Наверное, всё-таки другой совец. Надо будет его выследить.

Чупакамака берёт ведро и бежит на кухню за водой. Вернувшись, подливает воду в поилки, подкладывает сена Карлу и зерна Квоке.

Чупакамака: (про себя) Чем бы закусить на дорожку? Тараканами?.. Нет, оставлю их на потом. Лучше наловлю что-нибудь поблизости.

Чупакамака берёт сачок и ловит насекомых неподалёку от конюшни. Затем наполняет флягу остатками воды из ведра и садится позавтракать.

Чупакамака: (про себя) Поели, теперь можно поспать (хихикает)

Чупакамака завинчивает флягу и идёт к месту сбора экскурсантов.

Локация: Кухня, Замок дракона[править]

На кухне присутствует дракон и его домашняя мышь, которую он водит за собой на длинном поводке. Мышь ловит тараканов (которые уже успели расплодиться после прошлой трапезы Чупакамаки) и ест их живьём.

На случай, если у кого-то это не отбило аппетит, на кухне имеется кастрюля с уже сваренной картошечкой в мундире, а также сырые помидоры, огурцы, редька дайкон и крайне вонючая и вкусная вяленая рыба. В кладовке лежит кусок сырого замороженного мяса, по текстуре напоминающего мясо кентавра.

Заходит Киргиз.

Киргиз давя тараканов, берёт огурец и начинает есть его.

Киргиз: О, вы приручили мышку. Это было сложно?

Дракон: О, нет! Достаточно сделать цепочку из драгоценного металла, зачарованного от побегов, и она не убежит.

Дракон: Она иногда кусает еду, к которой я её подвожу, чтобы покормить её. Иногда кусает меня, а мне в этой форме всё равно. Иногда кусает тараканов, это вообще отлично. Вот и вся дрессировка.

Киргиз: Это вряд ли можно назвать дрессировкой, но ладно. *ест огурец*

Дракон: В одной из деревень мышей учат подбегать к хозяину, или открывать запертые звери, или вынюхивать контрабандную кабан-траву, или жонглироваться перепрыгиванием между руками и головой дрессировщика. Но зачем?

Киргиз: Таких мышек показывают в цирке. Вынюхивать кабан-траву их учат, чтобы люди не обнюхивались.

Дракон: То есть когда мышка вынюхает из кабан-травы весь запах, то после этого внутри кабан-травы никакого запаха не останется, и из неё будет безопасно шить ткань?

Киргиз: Это не так работает. Если мышка учуяла у кого-то кабан-траву, и если он не шьёт из неё нитки, то кабан-траву забирают.

Дракон: Понимаю. Например, фермеры, которые выращивают кабан-траву, не шьют из неё нитки. Поэтому её у них забирают, чтобы шить из неё нитки, и дают им денег.

Киргиз: Да, это верно, но я говорил о другом. Некоторые люди её курят, а это незаконно. Кабан-трава — наркотик. За такое сажают в тюрьму.

Дракон: Впустую жечь прочную и дорогую ткань, и потом попасть в тюрьму — глупые какие эти некоторые.

Дракон: В моей юности, когда я часто захаживал в деревни, я несколько раз после пробуждения видел, как кто-то из фермеров сжигал какую-то вещь и дышал полученным дымом. Потом я впадал в спячку на 15 лет, а когда просыпался, то этого человека на ферме уже не было.

Киргиз: Суть вы уловили: это плохо. Тот фермер либо умер, либо его посадили. Ну, я пойду. До встречи.

Киргиз идёт на улицу.

Локация: Окрестности замка, Замок дракона[править]

Баран из племени диких овец бодается с мигрирующим мимо северным оленем, пытаясь изгнать того с территории пастбищ. Из Дичайшего леса улетает стая напуганных летучих мышей. Несколько детей, собиравшихся на экскурсию, по ошибке пришли на час раньше, чем уговорено — они лазают по полуразломанному ветром дереву и запускают воздушного змея, ожидая остальных. Большой участок луга, на котором раньше росла случайная трава, сейчас почти полностью засеян уже выросшими подснежниками и садовым луком.

Подходит Нэрнир.

Нэрнир ищет камни.

Нэрнир находит камень. Он твёрдый, каменистый и из осадочных пород.

Нэрнир пытается разрушить камень с помощью магии, вызвав распад молекул камня.

Нэрнир разломал камень на несколько кусочков, быстро замораживая и размораживая его части. Материал камня не изменился — Нэрнир не знает, как разломать отдельные молекулы.

Пришла готовая к приключениям Чупакамака. В ожидании назначенного часа, она садится под деревом, прислоняется к стволу и медитирует

Нэрнир: Хм, может попробовать ускорить разложение?

Подходят 15 детей разного возраста, включая 14-летнего племянника Фарольда (из верхнего кармана рубашки которого выглядит хомячок), его друзей, слишком честную 8-летнюю девочку и других посетителей вчерашней ярмарки. Все они выиграли билетики в тире либо получили их, поменявшись с другими детьми. Один из детей несёт аппарат для фоторисунков и рюкзак с рулонами запасного холста для него.

Подходят Киргиз, Нэрнир и Чупакамака.

Племянник Фарольда: Мы готовы. (собираются вокруг героев, один из мальчиков надевает походную шляпу, как у Индиуса Джоса, знаменитого археолога орков)

Чупакамака: Привет-привет! Скоро отправимся! Все ли желающие пришли? И настало ли назначенное время?

Киргиз — остальным: А где будет экскурсия?

Чупакамака: Идём отсюда в деревню ламий, там много интересного.

Киргиз внезапно замирает и через несколько секунд очухивается и отходит подальше.

Чупакамака: Киргиз, ты же можешь превратиться в птичку и посетить деревню на птичьих правах!

Киргиз: Ну, так они хотя бы не будут домогаться… *превращается в птичку*

Нэрнир и Чупакамака идут на юг, к ферме с поросятами и деревне ламий, за ними идёт цепочка детей (потери детей по дороге — не более 10 % от первоначального количества). За ними на птичьих правах летит Киргиз.

Локация: Ферма поросят, Равнинный тракт[править]

Герои и группа идущих на экскурсию детей проходят мимо фермы с поросятами (некоторые дети залезают в загон с поросятами и гладят хрюкающих поросят, а потом догоняют остальных) и подходят к высокому-превысокому непрозрачному забору, изрисованному граффити и детскими рисунками. На запоре висит вывеска «Добро пожаловать» и рекламное объявление «Дешёвое жильё на длительный срок».

Около стены стоит взрослая ламия (примерно 40 лет) с девочкой-ламией (примерно 12 лет), они приветственно машут рукой гостям.

Подходят Нэрнир, Чупакамака и дети. Мимо пролетает Киргиз-скворец.

Взрослая ламия: Добро пожаловать! Меня зовут Виллина, и я буду вашим экскурсоводом — я могу рассказать о нашем поселении, ответить на любые вопросы об этом месте и нашем народе, а также покажу вам волшебные артефакты из нашего музея и расскажу истории про злого волшебника, который тут раньше жил.

Ламия-девочка: Меня зовут Элли. Я будут помогать маме.

Киргиз садится на плечо Нэрнира.

Нэрнир берёт обломок камня и пытается ускорить его распад или расщепление.

Чупакамака: Наши вам приветствия, Виллина и Элли, и спасибо за приглашение!

Чупакамака: (применяет заклинание Усиление голоса) Друзья-экскурсанты, ВСЕ СЮДА! Экскурсия начинается! (ждёт отставших и забредших в поросятник)

Вылезшие из поросятника дети (разной степени измазанности в грязи) возвращаются к основной группе.

Виллина: Проходите сквозь стену.

Локация: Деревня ламий, Равнинный тракт[править]

Дети стали шагать через сплошную стену, которая оказалась магической иллюзией. Один из детей остановился посередине стены, машет руками и кричит «Меня разрезало на две части». По обе стороны забора смеются. Нэрнир и Чупакамака стоят по разные стороны от стены, следят за проходом детей и пересчитывают уже прошедших, чтобы никто не потерялся.

В конце-концов все прошли сквозь стену и оказались в уютной деревушке. И стена за спиной героев, и полоток (который извне казался сплошным металлом) при взгляде изнутри являются прозрачными. Отсюда видно ферму с поросятами и берег канала.

Сейчас всё ещё раннее утро, и на улицах не так много народу. В деревне очень жарко (теплее, чем за пределами забора), но ламии-дети дополнительно разожгли костёр на главной площади и греются ещё и от него. Здесь примерно 20 крепких малоэтажных домов, некоторые из них пустые. Некоторые очень новые, как будто их только что построили, некоторые очень древние, но хорошо отреставрированные. Другие дети играются у колодца — сажают маленькую ламию в ведро и спускают вниз. К счастью, верёвка сделана из какого-то хорошего металла, и никто не падает на дно колодца.

Здание музея вообще ни на что не похоже — это узкая башня из неизвестных материалов, её окна прозрачны, но заполнены не стеклом. Через окно видно, что там выставлены картины и статуи. У входа в башню расположен трёхметровый обелиск, он не заколдован и не заряжен.

Все гости, пришедшие на экскурсию, выходят на центральную площадь.

Киргиз: Деревня у вас тут хорошая. Я бы тут даже поселился, не будь я птицей.

Дети осторожно отходят от говорящей птицы, с подозрением поглядывая на неё из-за деревьев, фонтана и спин взрослых.

Чупакамака: Здесь так красиво! И очень тепло! Скажите пожалуйста, как вам удаётся поддерживать такую температуру?

Виллина: Непосредственно — мы жжём. Костры. (подходит к ближайшему зданию и проводит руку сквозь стену) Как видите, это магия иллюзий — здесь нет никакой стены. Внутри круглые сутки горят 10 крупных каминов. Такие здания, как это, расставлены по всей деревне.

Виллина: С дровами это было бы неудобно и дорого, но неподалёку от этой деревни есть подземное месторождение, из которого добывают вещество магии огня, так называемую нефть. У нас есть особая магическая щётка, которой мы очищаем её, чтобы при её сжигании не было вредного дыма.

Виллина: Мы холоднокровные, и даже при температуре 15 градусов нам становится некомфортно находиться на улице, а при более прохладной температуре становится сложнее передвигаться. Поддержание высокой температуры очень важно для нас.

Чупакамака: А как вам удаётся удерживать нагретый воздух внутри иллюзорной стены?

Виллина: Помните, как на вас подуло, когда вы проходили сквозь стену? Около стены (с стороны деревни) действует заклинание, которое быстро поднимает горячий воздух вверх. Нагретый воздух не распространяется по округе, а улетает ввысь.

Виллина: Если смотреть на ярко пылающий костёр, то можно заметить, как над огнём колышется воздух. Это оптическая иллюзия. Так же создаётся и иллюзия стены, через которую вы прошли.

Виллина: От этого восходящего потока воздуха свет отражается хитрым образом — когда ты смотришь на стену снаружи, то в ней отражается кусочек стены сарая, находящегося к северо-западу от загона с поросятами. Сарай такого же цвета и вида. Если стену того сарая засыпать сеном, то и наша стена будет выглядеть так, как будто она вся из сена.

Виллина: Когда смотришь на стену изнутри, то такого эффекта не происходит, и отсюда можно видеть ферму поросят.

Чупакамака: Все ли дома здесь иллюзорные?

Виллина: Все дома настоящие. Но в каминных домах, как мы их называем, отсутствует одна стена — между каминами и площадью.

Нэрнир думает, как можно вызвать распад камня магией.

Нэрнир: Хм… Может сосредоточить магические силы на определённую часть для разрушения. Тогда надо хвататься всеми 5-ю пальцами.

Нэрнир пытается магией расколоть на мелкие кусочки осколок камня.

Нэрнир раскрошил камень на очень мелкие кусочки и растёр эти кусочки в порошок.

Нэрнир: Интересно… Жаль я взял только одну часть того камня. Надо будет повторить опыт на чём-нибудь ещё.

Киргиз — Нэрниру: Что ты делаешь?

Нэрнир: Учусь магии разрушения.

Ламия-девочка 12 лет принимает Киргиза-скворца за голубя и протягивает ему маленький пакет с семечками подсолнуха.

Киргиз: Нет, спасибо. Я не голоден.

Девочка замечает других голубей у фонтана и уползает кормить их.

Чупакамака: Очень интересно. Ребята, а у вас есть вопросы?

Девочка 8 лет: Создание ненастоящей стены — это враньё или нет?

Виллина: Ммм… (растерялась)

Чупакамака: Думаю, что раз все знают, что стена ненастоящая, это не враньё.

Девочка 8 лет: Я наследница престола — это враньё или нет? Все же знают, что это не так.

Киргиз: Это чем-то похоже на парадокс.

Чупакамака: Можно играть в принцессу или рыцарей — и это тоже не обман, потому что все знают, что это игра. Интересно же попробовать, как это: быть принцессой. А ещё можно придумать сказку или роман про людей или ламий, которых никогда не было — и это тоже не обман, потому что все знают, что это сказка.

Чупакамака: А что касается неизвестных вещей, то если кто-то чего-то не знает или видит в первый раз, то никто не виноват, если он что-то неправильно поймёт. Например, некоторые думаю, что коралл — это растение, хотя это на самом деле животное. Но коралл в этом не виноват. Поэтому лучше всего спросить, когда видишь что-то непонятное. Вот мы первый раз увидели такие стены, и нам рассказали, какие они и зачем они, значит, никто никого не обманул.


Нэрнир берёт дуриан из рюкзака и пытается его (дуриан) расколоть на части таким же способом.

Чупакамака — Нэрниру: Нэринр, не надо!!! Он же вонять будет!!!

Нэрнир: Я знаю…

Киргиз отлетает на безопасное расстояние.

Чупакамака — Нэрниру: Тогда, пожалуйста, не мешай нам!

Мальчик 14 лет: Очень удобно! Можно придумать столько способов, как бы соврать так, чтобы это не сочли враньём…

Девочка 8 лет: Он собирается разрезать дуриан. (показывает пальцем на Нэрнира) Это очень вонючий овощ.

Нэрнир: Не овощ, а фрукт…

Нэрнир закатывает глаза и продолжает магический опыт.

Мальчик 12 лет: Она не про дуриан, а про волшебника… Он тот ещё овощ и собирается испортить воздух.

Чупакамака призывает травяного кролика и напускает его на Нэрнира

Нэрнир: Очень смешно, но только это не настоящий кролик.

Чупакамака: (тихо) Сволочь…

Чупакамака применяет к Нэрниру Живые силки (сверхбыстро растущие кустики, оплетающие жратву)

Элли: Принести настоящего кролика? У меня есть.

Чупакамака: Если ты уверена, что кролик сможет убежать. Но лучше, если мы решим вопрос мирно. М? (смотрит на Нэрнира)

Нэрнир шипит и подмораживает почву вокруг себя, чтобы силки завяли.

Киргиз садится на дерево, превращается в себя и достаёт из рюкзака попкорн.

Нэрнир: Смотря какой вопрос…

Чупакамака: Виллина, я прошу прощения. Если бы я знала, что он будет себя так вести, ни за что не дала бы ему билета… Давайте продолжим экскурсию. Может быть, Вы покажете нам дома, вот этот красивый фонтан, музей? Думаю, если мы просто уйдём (без него), это прекратится…

Чупакамака — Киргизу: Птичка, я знаю, что ты умеешь не только говорить. Не могла бы ты разморозить землю и заодно сжечь дуриан?

Киргиз-человек, сидящий на дереве, делает то, о чём просит Чупакамака.

Земля разморожена, и дуриан обратился в обычный серый невонючий пепел.

Чупакамака — Киргизу: Спасибо!

Виллина: А вот так выглядит дом внутри. (подходит к стене и стучит рукой по большой кнопке. Стена развеивается) Это каминная, но в обычном доме похожий интерьер.

Уютная комната с несгораемой мебелью, мягкими креслами, уютной кроватью, большими окнами с видом на яблони и груши, а также 10 пылающими каминами, так что пот пробирает.

Виллина: Здесь очень жарко для не-ламий. В обычных домах не более одного камина на большую комнату, и его можно разжигать лишь тогда, когда он нужен. В каминных домах тоже есть жильцы.

Ламия стучит рукой по кнопке, и у здания снова появляется стена. После этого она подползает к фонтану.

Виллина: Это так называемый фонтан дружбы народов. Один раз в год (хорошо, что не сегодня) в нём купаются пьяные стражи, некоторые даже в одежде.

Виллина: В остальное время в нём может купаться кто угодно.

Нэрнир — Чупакамаке: Занудный плющ…

Луна Цедрейтер: Как выглядит фонтан?
Фонтан состоит из шести ёмкостей с водой, расположенных как ступеньки — с первой вода стекает вниз на вторую, со второй — на третью, с шестой — в скрытое под полом фонтана устройство. Фонтан содержит трубы, из которых на поверхность бьют струи воды. Каждую минуту поток воды в одной из частей фонтана (то в той, то в другой) значительно усиляется, окатывая проходящих мимо брызгами.

Чупакамака: А кто этот фонтан построил? И можно ли брать из него воду или только купаться?

Виллина: Этот фонтан привёз из заморских земель жрец Бога Торговли — пару лет назад. Вместе с семью гномами, которые его установили и уехали, забрав с собой Белоснежку (ламию, которой нравилось путешествовать).

Виллина: Из этого фонтана можно брать воду и пить её. Вода, утекающая из фонтана вниз, проходит через очищающее заклинание. Та вода, которую выбрасывает фонтан вверх — кристально чиста.

Нэрнир превращается в чёрного кота и залезает на ближайшее дерево.

В кроне дерева обнаруживается спрятавшаяся за листвой ламия. Она ловит кота и шерстит его за ушком. Ламия удерживается на дереве, обвившись вокруг ствола своим хвостом, обе её руки свободны.

Киргиз заглядывает в листву своего дерева.

На дереве Киргиза не прячутся ламии, птицы, куницы и другие угрожающие ему существа.

Нэрнир в облике кота, отращивает ещё 3 глаза, змеиный язык, щупальца и пернатый хвост.

Ламия смеётся и даёт коту кусочек варёной курицы.

Киргиз превращается обратно в птицу и садится на фонтан.

Чупакамака: А почему он называется «фонтан дружбы народов»?

Виллина: В этом фонтане удобно вести дипломатические переговоры — обычно между Гусляндией и её заморскими торговыми партнёрами. Чужеземцы присылают своего посла, король отправляет своего. Послы плавают в фонтане и договариваются о дружбе своих народов.

Нэрнир' шипит и щерится.

Ламия выпускает Нэрнира-кота, показывает ему язык и съедает кусочек курицы самостоятельно.

Чупакамака: Вот было бы хорошо, если бы здесь договорились о дружбе гусляндцы, бароны, норландцы и орки!

Чупакамака смотрит, интересно ли детям.

Дети пробуют рукой воду в фонтане, засовывают голову сквозь стену каминного дома, пытаются уговорить ламий-детей покатать их на ведре в колодец (те отказываются рисковать гостями), делают в блокноте зарисовки ламий, шушукаются и показывают пальцем. Похоже, что им интересно.

Киргиз пробует воду из фонтана.

Вода в фонтане газированная. За исключением пузырьков, это обычная вода. В неё не подмешано приворотного зелья и так далее.

Нэрнир превращается в ворона, перелетает на соседнее дерево и призывает трёх кобольдов.

Ворон и три кобольда сидят на ветке дерева. Ветка дерева скрипит.

Нэрнир приказывает кобольдом осторожно слезть с дерева.

Кобольды слезают с дерева, садятся в позу лотоса у его подножия и медитируют в ожидании следующего приказа.

Чупакамака: А эти дома действительно старинные или сделаны под старину? Кто их строил?

Виллина: Вот те три дома — старогусляндские. Они были построены 100—150 лет назад, в них жили охотники и егери, торговцы мехом и шьющие шубы ремесленники. После разрушения храма Бога Охоты эти дома были оставлены и за последующие десятилетия почти развалились. 12 лет назад здесь поселился злой волшебник Темпус, который их восстановил — он хотел вывести суперсолдат и расквартировать их там.

Виллина: Новые дома, кроме музея, построили мы — с небольшой помощью от эльфов, гномов и Бога Торговли.

Чупакамака: Я вижу, у вас здесь популярны шахматы? А какие еще игры и виды спорта популярны?

Виллина: У ламий популярны вариация хоккея (мы играем на тёплом стекле, и вместо коньков катаемся на хвосте, намазанном салом), водное поло (в канале — хоть мы и живём на суше, но отлично плаваем), пляжный волейбол, а также настольные стратегические игры.

Когда дети наигрались в фонтане, Чупакамака решила перейти к новому интересному

Чупакамака: Скажите, пожалуйста, из чего сделана эта башня? И что там внутри? И что то за обелиск?

Виллина: Эта башня была домом и лабораторией злого волшебника Темпуса. Он приносил туда магические артефакты и пытался творить ими запретную магию.

Виллина: Башня сделана из волшебных материалов из будущего. Стены и пол — особо прочный и лёгкий металл, так называемый люминий. Окна заполнены так называемым пластиковым стеклом. Оно как стекло, но его гораздо сложнее разбить, лучше держит тепло, не загрязняется.

Виллина: Обелиск он использовал для усиления своих заклинаний. Он творил ужасную магию времени. Великую, но ужасную.

Виллина: 12 лет назад Темпуса победила группа героев, работавших на инквизицию Аларконда. Они изъяли и уничтожили наиболее опасные артефакты, такие как машину времени. Но они оставили саму башню, отремонтированные им дома и некоторые артефакты, не представляющие особой угрозы. Мы сделали из этого дома музей, а старинные дома стали основой нашего поселения. Позволили большому количеству ламий переселиться сюда сразу, не дожидаясь окончания строительства новых домов.

Нэрнир приказывает кобольдам петь фэмили фрэндли песни и танцевать.

Кобольды танцуют, собирая вокруг дерева толпу хихикающих ламий.

Киргиз-скворец: Волшебные артефакты? Очень интересно…

Девочка-ламия подходит к племяннику Фарольда, скармливает его хомячку несколько почищенных семечек и уходит.

Виллина: Дети, кто может ответить, почему магия времени — это очень-очень плохо?

Дети шепчутся и совещаются между собой, но никто не выходит вперёд, чтобы ответить.

Чупакамака: Это трудный вопрос…

Чупакамака: Наверное, из-за такой магии возникают парадоксы, приводящие к возникновению параллельных миров?

Виллина — говорящему скворцу и говорящему ворону: Ещё версии?

Киргиз: Такая магия приводит к повреждению пространственно-временного континуума, что приводит к разломам в реальности и изменении будущего и прошлого.

Виллина кивает.

Виллина: Это очень опасно…

Элли: Магией времени можно сделать так, чтобы все люди вымерли. Или все эльфы. Или все гномы. Или вообще вся жизнь. И сделать это очень просто, а исправить очень сложно.

Виллина: Отправиться в прошлое и наступить на маленькую мышку, из которой через миллион лет эволюционируют люди. И всё, людей никогда не существовало.

Киргиз: Именно поэтому она запрещена во всём мире.

Виллина — Киргизу: И даже то, что с магией времени может сделать злодей — это не самое худшее. Хуже всего, что то же самое может сделать и добрый волшебник по ошибке. Он может хотеть уменьшить популяцию комаров и допустить маленькую ошибку, которая приведёт к катастрофе…

Элли: И потом не сможет исправить последствия. Почти любую магию можно отменить. Безнадёжно испорченную историю мира — нельзя.

Чупакамака: А Темпус путешествовал в будущее или он из будущего прибыл в наше время?

Виллина — Чупакамаке: Темпус был родом из нашего времени. Он путешествовал и в будущее, пытаясь украсть технологии, которые мы не изобретём ещё столетиями. И в прошлое, пытаясь изменить исторические факты так, чтобы сделать себя могущественнее, свой род — влиятельнее. И даже всю расу людей сильнее (за счёт всех остальных).

Чупакамака: Странно получается. Из мышки эволюционировали люди. Потом один человек отправился в прошлое и наступил на мышку, из которой эволюционировали люди, в результате чего люди не эволюционировали… Получается парадокс… И… (задумывается) Тогда этот человек вернётся в параллельный мир, где нет людей? Или вообще мир будет разрушен? Или… что тогда произойдёт? (задумывается глубоко)

Киргиз: Это называется парадоксом Убитый Бабушки. Человек возвращается в прошлое и убивает свою бабушку, следовательно он не рождается и бабушка остаётся жива, значит он рождается и убивает бабушку и так до бесконечности.

Чупакамака: И тогда возникают параллельные миры с параллельными бабушками и параллельными внуками? Или что тогда происходит?

Киргиз: Никто не знает. Это не было бы парадоксом, если бы кто-то знал, что происходит!

Чупакамака смотрит, не заскучали ли дети

Дети не скучают. Некоторые отвлеклись и плещутся в фонтане, другие гладят крошечных белок-летяг и кормят их виноградом — одна из маленьких ламий принесла сумку с четырьмя такими мини-белками. Летяги пьют сок из виноградины.

Чупакамака: Да, это всё очень интересно. А вы изучали эти материалы будущего или воздержались из-за опасности? А артефакты? И Вы нам покажете музей?

Виллина: Мы изучили металл. Он должен встречаться в природе, он легче железа, и из него удобно ковать. Мы даже сделали из него вилки и ложки. Но в этой местности нет его месторождений, поэтому его применимость невелика.

Виллина: Материал окон не поддаётся изучению. Он похож на готовый продукт, а не строительный материал.

Виллина: Артефакты мы изучали, описали и каталогизировали. Все они выставлены в нашем музее. В основном инструменты и оружие.

Виллина: Музей открыт для посетителей — при наличии экскурсовода, то есть меня.

Киргиз: Давайте пойдём в музей? Хочу посмотреть на артефакты.

Чупакамака: (громко) Скорее сюда! Сейчас будет самое ИНТЕРЕСНОЕ! Волшебные артефакты! Единственные в мире! Скорее сюда!

Дети вылезают из фонтана, оставляют в покое белок-летяг, слезают с деревьев, вылезают из колодца, превращают теряться по всей деревне и собираются вокруг героев и экскурсовода.

Чупакамака: Мы готовы!

Все присутствующие идут в музей.

Локация: Музей, Деревня ламий, Равнинный тракт[править]

Следуя за ламией-экскурсоводом Виллиной, Чупакамака, пришедшие на экскурсию дети, Нэрнир-ворон и Киргиз-скворец заходят в музей — бывшую лабораторию злого волшебника Темпуса.

Входной коридор резко переходит в восходящую лестницу, и гости попадают на второй этаж музея. И пол, и потолок между этажами сделаны из прозрачного материала, и посетители музея сразу видят, что выставлено на первом этаже, а что на третьем.

Первый этаж заполнен картинами (неподвижными, говорящими и молча следящими за посетителями), статуями разной степени одетости (обычно невысокой) и всякими завязшими в смоле кусками доисторических животных.

На втором этаже выставлены инструменты и бытовые вещи других народов и времён, в том числе предметы из будущего, которые из будущего стырил Темпус.

На третьем этаже выставлены всякие странные предметы в прозрачных коробочках, некоторые похожи на обычные молоты и арбалеты, а некоторые вообще ни на что не похожи.

Виллина: Добро пожаловать в музей…

Хранительница музея: (подползает) С животными нельзя. (указывает на скворца и ворона) Дрессированные они или нет, отмывать от них полы потом одинаково сложно.

Нэрнир поэтапно превращается в себя.

Дети с изумлением смотрят, как у ворона поэтапно вырастают уши эльфа, голова эльфа, передние и задние лапы эльфа.

Киргиз мгновенно превращается в себя.

Чупакамака: Это друидическая магия. Нэрнир — сильный маг-друид.

Девочка 8 лет: Он стесняется, что он эльф.

Нэрнир: Нет, не стесняюсь. Я горд, что я эльф, а не какой-нибудь гном или огр! Просто это весело пользоваться магией своей…

Киргиз: Ты этой фразой оскорбил Ивана. *смешок*

Чупакамака: Ха-ха! Я горжусь, что у меня хвост!

Хранительница музея: Так-то лучше. С эльфами в музей можно — они чистоплотны. С животными нельзя. (отходит)

Виллина: … добро пожаловать, попытка вторая. На первом этаже всякие культурные штуковины и ископаемые, на третьем волшебное оружие и оружие из будущего, на втором — обычные предметы из прошлого и будущего.

Киргиз: Эти культурные штуковины из будущего или из прошлого-настоящего?

Виллина: Это произведения искусства, не связанные с Темпусом. Они не из будущего. Некоторые мы привезли с собой, когда здесь поселились, некоторые привёз жрец Бога Торговли, некоторые мы купили у археологов.

Киргиз: Интересно. Пойдём смотреть всякие статуи или сразу штуки из будущего?

Чупакамака: Значит, там есть старинные вещи! А культуры каких народов представлены?

Виллина: В основном людей, ламий и гномов.

Чупакамака: Интересно. Там и гномские и ламийские технологии есть?

Виллина: Гномские есть. Мы, ламии, всегда жили внутри государств других народов (как сейчас в Гусляндии), и поэтому нам не приходилось изобретать многие вещи. Исконно наши технологии — в основном в архитектуре: колодцы, фермы на потолках, двухэтажные голубятни, стены-иллюзии и так далее.

Чупакамака осматривается в зале.

Нэрнир ищет что-нибудь эльфийское среди экспонатов.

На втором этаже Нэрнир видит эльфийский механический инструмент для чистки ушей (надеваешь его на ухо и вращаешь ручку, и он автоматически всё чистит — от самых кончиков эльфийского уха до барабанной перепонки, от пыли до серных пробок).
На первом этаже Нэрнир видит макет эльфийского посоха друида, созданный племенем гоблинов в годы карго-культа, когда они пытались подражать эльфам.
На третьем этаже нет ничего эльфийского, как будто в будущем эльфов не существует.

Нэрнир смотрит, чьи технологии выставлены на третьем этаже.

На третьем этаже выставлены технологии людей. Это странные, переделанные виды оружия. Например, там есть металлический арбалет с привязанными к нему магнитами.

Нэрнир записывает в своей записной книжечке: «На будущее. Замаскировать уши под человеческие. Притворяться ролевиком».

Луна Цедрейтер: В каком режиме будет экскурсия? Нам экскурсоводы будут показывать предметы или мы будем расхаживать по залу, читать надписи типа «Котелок суповой ламийский, 52 век» и задавать вопросы? Нам тоже проще, если экскурсоводы будут показывать: посмотрите налево — там то-то, посмотрите направо- там сё-то, мы же тоже не знаем, что мы «видим», да и быстрее будет. Да, и можно ли бегать по этажам без экскурсовода?

Виллина: Давайте начнём с первого этажа.

Первый этаж[править]

Виллина: Вот этот экспонат (мраморная статуя человека-мужчины) называется «Урок заключающим сделки со сверхъестественными существами». Создана она по глупости знаменитого скульптора Пигмей-Льва.

Виллина: На самом деле это не статуя, а он сам. Его история печальна: Пигмей-Лев создал такую красивую статую женщины, что влюбился в неё. Он заключил магический контракт с неким духом, который пообещал превратить её в настоящую живую женщину-человека. О чём дух предпочёл умолчать, так это о том, что в результате ритуала сам Пигмей-Лев превратится в статую.

Чупакамака: А что стало с той женщиной?

Виллина: Она обучилась ремеслу, устроилась на хорошую работу и прожила долгую и счастливую жизнь с другим человеком… Всё это было 250 лет назад.

Виллина: Статую эту расколдовать нельзя, потому что это не заколдованный человек, а безжизненный камень. Дух отнял у него сущность человека и передал эту сущность статуе, которую он хотел оживить.

Виллина: Урок в том, что даже если сверхъестественное существо выполнит своё обещание, то не факт, что оно это сделает неиздевательским способом…

Статуя Пигмей-Льва выглядит мирной и спокойной. Соседняя статуя человека в остроконечной шляпе — прямая её противоположность: лицо этого мага искорёжено ненавистью, его рот открыт, и можно только догадываться, какие его слова запечатлены в статуе.

Киргиз внимательно осматривает вторую статую.

Чупакамака: А это тоже окаменевший человек или его таким сделали? И почему он так кричит?

Виллина: А вот этот человек живой, и его можно расколдовать, но только сумасшедший попробует это сделать. Это Гнилослов, мастер проклятий. Он не кричит, а читает особо ужасное проклятие — к счастью, его успели превратить в камень, прежде чем он его договорил.

Виллина: Если его расколдовать, то он договорит слова заклинания, и находящийся неподалёку неизбежно станет его жертвой.

Чупакамака: Какие интересные магические технологии. Это магия земли? А кто и как превратил его в камень?

Виллина: Его превратили в камень встречным проклятием.

Чупакамака: А кто превратил? Люди? Эльфы? И это запрещённая магия? Или её можно применять в бою?

Виллина: Магия проклятий не является запрещённой, потому что все проклятия снимаемы и не представляют глобальной угрозы для мира. Но её применение немного стигматизировано — быть магом воды или друидом считается благородной профессией, а маг проклятий воспринимается как злюка в остроконечной шапке.

Виллина: Это очень гибкая магия, она позволяет воплощать в жизнь эффекты, которые иначе было бы неизвестно, как ещё наколдовать. Её можно применять в бою.

Виллина: Победили Гнилослова те, кого он пытался превратить в овец… Не все детали удалось установить историкам. Это очень древний маг, и он прославился не при жизни, а гораздо позже — благодаря своим книгам. Они считаются отдельным жанром литературы.

Чупакамака: Как называются эти книги? И для чего Гнилослову понадобилось превращать разумных существ в овец?

Виллина: Либо он превращал в овец своих врагов, либо тренировался на случайных людях (учился превращать в овец лучше). Возможно даже, что он превращал в овец демонов, чтобы те никому не навредили. История умалчивает.

Виллина: Знаменитые книги Гнилослова — это учебники по магии проклятий. Например… предупреждаю, это цитата! Я не обзываю вас, а называю название книги! Она называется «Проклятие превращения — инструкции, понятные даже слабоумному вроде тебя» — конец цитаты!

Виллина: Особенность этих книг в том, что 90-95 % их текста составляют оскорбления читателя. Они включены внутрь заголовков глав, описаний магических принципов, во все примеры, оглавление, сноски в подвале страницы, в глоссарии, не говоря уже о том, что нарисовано на всех картинках.

Дети хихикают.

Киргиз: Я однажды нашёл одну из таких книг, и сразу закрыл от противности содержания.

Виллина: Самое обидное, что книги настоящие! В них действительно можно найти рецепты работающих заклинаний — но для этого придётся прочитать пару сотен грубых оскорблений в свой адрес.

Чупакамака: А я такое читала, только это, наверное, была пародия. Например, там было написано: «Чтоб тебе одна соринка попала в глаз, а другая — в ухо, и ты не знал, какую раньше вытащить!» (смеётся) Мы с друзьями читали это вслух, но ни с кем ничего не случилось, наверное, оттого что мы очень смеялись всё время.

Виллина: Эта магия основана на том, что слова имеют магическую силу. Любые посторонние звуки между словами, такие как хихиканье, делают заклинание неработающим.

Чупакамака: Но если проклятия слишком смешные! Например: «Чтоб сел ты на вилы (смеётся) и схватился (смеётся) за горячую кочергу для опоры» (смеётся)

Виллина: К счастью, мы не можем услышать несмешных проклятий Гнилослова. Один маг тут ходил и проверял губы статуи свитком идентификации… Он сказал, что недочитанное заклинание поистине чудовищно.

Чупакамака: Да уж… А есть ли книги благословений, от которых благословленным становится хорошо?

Виллина: Бывает магия, которая наносит положительные эффекты на человека. Даже магию проклятий можно для этого использовать, если правильно выбирать слова — и заранее убедиться, что это проклятие потом удастся снять, если оно сработает неправильно.


В этой части зала ещё три статуи — одна выглядит как осколки гигантского куриного яйца (диаметр 2 метра) с глазами и носом. Вторая статуя — серьёзный человек в небронированном костюме воина. Материал похож не на мрамор, а на обычный серый камень. Статуя смотрит вперёд почти живыми глазами, но абсолютно неподвижна. Третья статуя является идолом для поклонения — она изображает какого-то неизвестного бога.

Чупакамака: Ух, ты! А это что? Похоже на яйцо… это… Хампти-Дампти? Да?

Виллина: Это кристаллическая форма жизни. Он вырос из каких-то минералов и обрёл разумность, а потом был выкопан гномом-шахтёром и привезён в гномский королевский замок. Он долгое время работал как страж, охраняющий крепостную стену — и, к сожалению, упал…

Виллина: Вся королевская конница пыталась его из осколков собрать, но вы же знаете, какая у гномов конница? Полтора осла. Не смогла его, конечно, собрать.

Чупакамака: Жалко… (шмыгает носом)

Чупакамака смотрит, можно ли починить эти осколки магией выращивания кристаллов.

Структурно восстановить эту статью возможно (до полноценного двухметрового яйца), но неизвестно, вернёт ли её это к жизни.

Киргиз: А это чья статуя? *указывает на человека в костюме воина*

Виллина: Не знаю. Это новый экспонат, вчера его здесь не было. (ищет табличку и не находит её)

Киргиз: Странно… *осматривает статую*

Статуя совершенно спокойна и неподвижна, но у Киргиза возникает ощущение, как будто статуя за ним наблюдает. Изображённый в камне человек выглядит серьёзным и взрослым воином и не похож на любителей разыгрывать людей пугающими выпрыгиваниями из кустов в страшном костюме.

Киргиз медленно подходит к статуе и прикасается к ней.

Статуя не реагирует и не двигается. Статуя имеет комнатную температуру. Киргиз не ощущает дыхания или сердцебиения внутри камня.

Чупакамака: Он сам окаменел или его заколдовали? (осматривает статую)

Изображённому человеку приблизительно 60 лет, у него аккуратная борода и аккуратные усы. Его выражение лица совершенно спокойно.

Чупакамака: Сэр рыцарь, мне кажется, что Вы ещё живы. Вы можете открывать и закрывать глаза? Если да, мигните один раз в знак согласия.

Статуя безмолвствует и не мигает.

Нэрнир: Хех…

Чупакамака: Нам бы свиток идентификации…

Нэрнир: Я могу попробовать…

Чупакамака трогает глаз статуи, проверяя его на «симптом кошачьего глаза»

Глаз статуи на ощупь является камнем. Он не меняется при прикосновении.

Чупакамака пытается вспомнить, видела ли она этого человека когда-нибудь хотя бы мельком.

С памятью 9 Чупакамака может с уверенностью сказать, что она никогда его раньше не видела.

Чупакамака смотрит, из какого камня сделан воин и сколько у него рук.

Воин сделан из обычного непримечательного камня, а не из конкретного материала вроде мрамора. Он похож на гипсового, но более твёрдый и прочный.
Статуя изображает обычного человека (хотя и с немного странными пропорциями), у него две руки.

Киргиз ударяет по камню кулачком из маны.

Статуя игнорирует маленький смешной магический кулачок Киргиза.

Нэрнир: Проидентифицировать?

Чупакамака: Ты потратишь всю ману. Может быть, закажем свитки и придём сюда позже?

Нэрнир: Только 1/3. Я скачиваю информацию телепатически. Это дешевле, но 50 % получить временную мигрень на час.

Чупакамака: Может быть, смотрительница знает? И видел ли кто-нибудь в деревне такого же воина, но не каменного?

Киргиз: А если идентифицировать вдвоём? Может, расход поделится, как в групповых заклинаниях?

Чупакамака: Могу ли я помочь?

Нэрнир: Извини, но мне кажется такое заклинание будет сложновато для тебя, так что только морально.

Киргиз: Он имел в виду, что нужно изучать всякие сложные формулы и уравнения… *флешбеки про уравнения*

Чупакамака: Да, я такую магию ещё не изучала… Ну, тогда, может быть, вы попробуете, а мы походим по залу, чтобы не прерывать экскурсию?

Пришедшие на экскурсию дети не скучают — половину из них Виллина увела смотреть на картины с вращающимися глазами, половина разбрелась по этажу смотреть на экспонаты самостоятельно (разинув рот).

Нэрнир: Начнём?

Киргиз: Давай попробуем. *готовится*

Чупакамака подходит к Виллине

Нэрнир и Киргиз идентифицируют статую воина.

О статуе становится известно следующее:

  • Имя: Ки Рен Терпеливый
  • Возраст: 60
  • Вид: полуэлементаль (50 % — человек, 50 % — элементаль земли)
  • Биологические свойства: его состоящее из камня тело полностью функционально (может делать всё то же, что и обычное тело).
  • Профессия: безработный.
  • Предыдущие профессии: тренер боевых искусств (стаж 40 лет).
  • Физическое состояние: совершенно здоров, в сознании, твёрд.
  • Статус: находится в неподвижной позе добровольно, может совершать движения в любой момент, когда захочет.

Призванный Киргизом и Нэрниром интегратор дестабилизируется и развеивается, поскольку он управляется силой мысли, а мысли Киргиза и Нэрнира о том, в каком порядке идентифицировать предмет, не всегда совпадают. Киргиз и Нэрнир вытирают пот с лица и медленно съезжают на пол, держась за голову. Они потратили меньше маны, чем если бы кто-то из них читал заклинание самостоятельно, но чисто по-человечески это заклинание их довольно сильно запарило.

Нэрнир: Уф! Но это стоило того! Интересный результат!

Чупакамака возвращается к Киргизу и Нэрниру

Чупакамака: Ну как? Голова болит?

Киргиз: Да, есть такое. Эта статуя что-то вроде голема, но только человек. Он может в любой момент подвигаться, если захочет. А ещё он элементаль земли. *корчится от головной боли*

Чупакамака накладывает руки на голову Киргиза и призывает Огродиту.

Киргизу стало лучше физически (но ужасы математики идентификации ещё свежи в его памяти).

Киргиз: *поднимается* Не стоило, всё равно больше больно морально…

Чупакамака: Нэрнир, ты как? Полечить тебя тоже?

Нэрнир: Стаканчик кипяточку бы пригодился…

Чупакамака: У меня есть вода. Может, холодной попьёшь? А то Киргизу, наверное, лучше отдохнуть

Нэрнир: Не, нужен именно стакан горячей воды.

Чупакамака: Надо сказать ламиям, что он живой

Нэрнир хватается за голову и пытается собраться с мыслями.

Нэрнир успешно собирается со всеми мыслями, которые были разбросаны по его голове.

Чупакамака тихонько накладывает руки на голову Нэрнира и призывает Огродиту.

Физическое состояние Нэрнира улучшилось, морально он только что вернулся с войны, но это пройдёт со временем.

Нэрнир осматривается на предмет живых кроликов.

В музее нет живых кроликов, живых статуй кроликов или обычных статуй кроликов.

Киргиз осматривается на предмет спрятанных молодых ламий.

В музее полным-полно молодых ламий, и они совершенно не прячутся. Они рассматривают экспонаты и гостей.

Нэрнир: Ихихих… Ты им может быть очень нравишься. Интересно, какой ты по их мнению по шкале от 1 до 10?… Ха-ха-ха.

Киргиз: Да, очень смешно. Интересно, а что они о тебе думают?

Чупакамака подходит к Виллине.

Виллина — детям: А это подвижная картина для украшения домов. Её глаза двигаются — если находящийся в комнате человек справа от картины, то они будут смотреть направо, а если слева — то налево.

Нэрнир проверяет действие картины.

Нэрнир подходит к картине и проходится направо-налево. Глаза картины всё время смотрят прямо на него (как находящегося ближе всех к картине) и плавно двигаются то направо, то налево.

Чупакамака: Ну-ка… и правда, водит за мной глазами! Надо же!

Чупакамака — Виллине: (тихо) Виллина, можно вас на два слова?

Виллина — детям: Посмотрите пока сами. Если что, я тут. (дети расходятся смотреть экспонаты самостоятельно)

Виллина — Чупакамаке: Конечно.

Чупакамака: Виллина, эта новая статуя на самом деле живой элементаль. Дух земли. Он разумный, живой, может двигаться, а может застыть как статуя. Нэрнир с Киргизом его идентифицировали.

Виллина: Если он так и будет там стоять, то это и напишем на табличке. Одним экспонатом больше. Или он делает что-то плохое?

Чупакамака: Он живой и разумный. И он в любой момент может уйти. Кто знает, что он тогда сделает? Разговаривать сейчас он не захотел, а почему? Надеюсь, у него нет плохих намерений… но это всё равно, что оставить в музее ламию, или эльфа, или челогекко…

Киргиз: А что в этом плохого? Он застыл по своему желанию.

Виллина: На музее есть охранные заклинания от воровства. Если он хочет дождаться ночи и вынести отсюда экспонаты, то это у него не получится.

Чупакамака: Ну и славно! (улыбается)

Чупакамака: И ещё… как вы отнесётесь к попытке воссоздать «яйцо»? Возможно, он тоже элементаль. Я могла бы дорастить кристалл до яйца, только не знаю, будет ли он живым и разумным в результате этого.

Виллина: Попробовать можно, но если он не оживёт, то экспонат станет хуже — это тот случай, когда разломанное яйцо больше рассказывает об истории, чем целое.

Чупакамака смотрит, сколько обломков осталось от стража стены.

Осмотр и пересчёт обломков показал, что сохранились все без исключения обломки (более трёхсот). Цельное яйцо можно получить простым склеиванием кусочков, если правильно установить, в каком порядке их прикладывать друг к другу (задача является трёхмерным пазлом на 300 кусочков).

Киргиз рассматривает третью статую.

Это довольно уродливый идол неизвестного древнего бога. У него причёска «Ёжик», он одет в тунику, а в руках его каменная статуя держит каменную молнию.

Чупакамака: Может быть, вы разрешите провести эксперимент с одним обломком? Тогда остальные останутся у вас.

Чупакамака: Хотя… разве никто, кроме конницы, не пытался их склеить? Хотя… можно попробовать вырастить кристалл… (думает)

Виллина отходит посовещаться с хранительницей музея и вскоре возвращается.

Виллина: Да, можете взять один из обломков. Их здесь сотни. Дети пытались их склеить — не очень правильно, получилась статуя голубя.

Чупакамака: Спасибо (уходит к обломкам яйца)

Обломки мирно лежат на полочке. Вся королевская конница гномов не могла их собрать.

Чупакамака: (думает, бормоча под нос) Так… Если вырастить кристалл из осколка, будет ли это возрождением? Скорее, клонированием. Тогда… тогда это будет другое существо, не Хампти-Дампти, а клон. И его надо будет воспитывать и все такое.

Чупакамака: (думает, бормоча под нос) С другой стороны, если получится, то из оставшихся 299 осколков можно собрать раненого Хампти-Дампти (целого, но без кусочка)… Кусочек можно нарастить, вылечив его даром Огродиты. Но что будет с его разумом? Если он будет живой, то будет ли это он? Куда девается дух элементалей после смерти, если это элементаль? Структура мозга должна восстановиться… А если это гномский робот?… Но вырастить эту форму можно попробовать в любом случае. Если это кристалл, должно получиться…

Гуляющие по первому этажу дети забрели в зал кривых картин (если на них посмотреть, то увидишь самого себя, но кривляющегося). Дети кривляются перед картиной и видят некривляющихся себя.

Нэрнир: Вся конница, вся королевская рать не может Разболтая-Шалботая собрать… Старый гномский стишок из сборника сказок разных народов «Сказки тётушки индюшки». Наверное это про него.

Ещё на первом этаже выставлено говорящее справочное зеркальце, большая железная нога ростом 1.2 метра, статуя гаргульи и сохранившийся в янтаре кусочек хвоста гномозавра.

Нэрнир смотрит на статую гаргульи.

Статуя гаргульи подмигивает Нэрниру, поднимает заднюю лапу и чешет себе ухо. После этого гаргулья снова становится неподвижной.

Нэрнир: Хех. Ну сторожи. Хм…

Нэрнир: Интересно, а если я попробую перенакачать какой-нибудь предмет магической энергией, а потом резко прекращу, то разрушится ли он без разлетания?

Нэрнир ищет в карманах что-нибудь ненужное, для опыта.

Нэрнир находит у себя в карманцах скальпель, носовой платок, заводную птичку и рукоятку кинжала (без самого кинжала).

Нэрнир создаёт вокруг себя купол и начинает опыт с рукояткой, готовясь в случае чего увернуться.

Нэрнир разрушил рукоятку. К счастью, она рассыпалась в очень аккуратную горку пепла и замусорила лишь небольшой участок пола в музее, а не разлетелась по всему залу.

Нэрнир убирает купол и пепел.

Нэрнир: С более структурно-сложными и крупными вещами будет сложнее, но основы я понял.

Чупакамака: Ладно… дети пока с Виллиной… попробую (выбирает кусочек поплоще)

Чупакамака относит кусочек в сторонку и начинает магию выращивания кристаллов

Кристаллы в кусочке медленно, но верно растут (блестя своими фракталами). Текущий прогресс — восстановлено 25 % от полного яйца, и оно продолжает собираться дальше.

Киргиз подходит к зеркалу и смотрит в него.

Зеркало не показывает Киргизу его отражение. Поверхность зеркала похожа на гладь воды или магический экран.

Киргиз тыкает в зеркало пальцем.

Зеркало немного засветилось.

Зеркало: Что? Опять кого-то огорчить, что не они на свете всех милее?

Киргиз: Нет, не это. А что вы умеете кроме этого?

Зеркало: Могу отвечать на всякие вопросы о мире. Но я немного проклято — мои ответы часто огорчают.

Нэрнир: Спроси что-нибудь у него.

Киргиз: Эм… Смогу ли я изучить магию молний без жертв?

Зеркало: Сможешь. А-ха-ха-ха-ха!

Киргиз: О, круто! А то я боялся.

Зеркало — Киргизу: Но с жертвами проще и быстрее.

Киргиз: А мне так не кажется.

Нэрнир: Какой твой любимый цвет?

Зеркало — Нэрниру: Кроваво-красный.

Своим хитрым заклинанием ращения кристаллов Чупакамака успешно вырастила себе двухметровое яйцо. У него есть глаза, рот и нос, но оно неподвижно — непохоже, чтобы оно было живым существом.

Чупакамака: All the king’s horses and all the kings men… хм… нда…

Чупакамака внимательно рассматривает яйцо со всех сторон.

Окружность яйца имеет форму эллипса, у него металлически блестящая задняя сторона. Уши и глаза являются особой формацией кристаллов. Яйцо гладкое на ощупь. Оно выглядит твёрдым и вряд ли пригодно в пищу.


Нэрнир использует заклинание Змеиный язык и ищет животных.

В самих залах музея нет животных. В гардеробе у входа на второй этаж (в который герои не заходили) в кармане одного из жилетов сидит живой заяц (не кролик), которого там был вынужден оставить хозяин, потому что ходить по музею с животным нельзя.

Киргиз — Зеркалу: Ты можешь ответить на любые вопросы?

Зеркало: Да. Однажды я даже ответила злой волшебнице на такой вопрос, честный ответ на который бы сподвиг её пытаться накормить детей ядовитыми яблоками. Это моё проклятие — я даю ответ, и его знание может привести к огорчениям.

Киргиз (очень тихо): Как не допустить становление баронов на Гусляндский престол? Чтобы никого не убили, не посадили в темницу и т. д.

Зеркало: Надо открыть портал в мир демонов и дождаться, пока они решат проблему с баронами. После этого надо закрыть портал и жить долго и счастливо.

Нэрнир: Лучше самим, Киргиз…

Киргиз: Ну, оно могло дать подсказку, но видно не судьба. Что дальше?

Зеркало: Вечно вам, спрашивающим, не нравятся способы, которые реально сработают…

Нэрнир: Ты всегда было зеркальцем?

Зеркало: Да. Меня магически создали. Сколько себя помню, я всю жизнь давало хорошее советы неблагодарным окружающим.

Чупакамака: Чудеса в решете…

Чупакамака пробует на яйце исцеление Огродиты.

Руки Чупакамаки не светятся. Цель не является живым существом.

Чупакамака: Есть у них уста, но не говорят; есть у них глаза, но не видят; есть у них уши, но не слышат, и нет дыхания в устах их…

Чупакамака: Что-то меня на стихи потянуло… Хм… Может быть, это та же история, что с кладбищем животных? Кто-то вселился в то яйцо? Тогда вопрос: а кто его сделал? Подземная раса? Какие-то древние, чьи вещи потом оказались погребены под землёй? В этом случае нужны дальнейшие раскопки…

Чупакамака: Нет, но как живая материя складывается в такие формы? (думает)

Нэрнир: Зеркальце, а было ли живым это яйцо и кто его создал?

Чупакамака, услышав этот вопрос, подходит к Нэрниру и Зеркалу.

Зеркало: Оно было живым и родилось в результате случайной эволюции. Оно не похоже на вашу жизнь, потому что вы углеродные формы жизни, а оно кремниевая форма жизни. У него вместо сердца скала. Когда оно рождается, камень оживает. Когда приходит его время, оно становится куском породы.

Нэрнир: Значит, он окаменел.

Нэрнир уходит

Чупакамака: Есть ли где-нибудь ещё такие живые, как это «яйцо»?

Зеркало: Такие же — нет, другие — да.

Чупакамака: Эти другие — такие же, как тот каменный рыцарь или есть ещё более другие?

Зеркало: В мире есть существа, живущие по другим принципам, чем всё известное нам. Даже я живое существо.

Зеркало: Каменный рыцарь так же обычен, как и челогекко. Его родители — человек и элементаль. Он родился биологически.

Чупакамака: Сколько на этой планете разумных рас?

Зеркало: Много.

Чупакамака: Знают ли разумные расы друг о друге, и если нет, то почему?

Зеркало: У некоторых нет рта. Некоторые разговаривают телепатией. У некоторых продолжительность жизни 3 секунды, и они не успевают познакомиться с другими расами. Некоторые живут при температурах, непригодных для обитания челогекко. Некоторые ксенофобы. Некоторые прячутся.

Нэрнир подходит к кусочку хвоста в янтаре.

Судя по размеру и поверхности кусочка, сам хвост был огромен, а его обладатель жил под землёй.

Нэрнир: Хм, интересно, можно ли его воскресить?

Киргиз: Виллина, а что это за нога? *показывает на железную ногу*

Виллина: Это ходули для ламий. (кому-то в глубине музея) Кто опять переложил их со второго этажа на первый? Это же инструмент!

Виллина: Сбоку у этой ноги есть паз, в которой помещается ладонь руки. (показывает) Берутся две такие ноги и надеваются на руки как рукава. Махаешь руками направо-налево, и нога ходит.

Киргиз: Понятно. Но зачем? У вас же есть хвосты.

Виллина: Сейчас, когда мы живём на равнинах и строим цивилизованные поселения, необходимость в ходулях отпала. В древности — для перехода через болота. Для детей. Если натереть хвост. Во время неудачной линьки, когда хвост очень чувствителен.

Нэрнир: Когда пойдём на второй этаж?

Киргиз: Да, интересно, что там.

Нэрнир: Чупакамака, ты всё посмотрела?

Чупакамака сидит перед зеркалом и не слышит Нэрнира.

Зеркало — Чупакамаке: Моё проклятие в том, что если все жители мира спросят меня «Кто на свете всех милее?», то доволен останется только один…

Нэрнир (кричит): Ты всё посмотрела, Чупакамака?

Чупакамака: Спасибо. Я приду ещё…

Чупакамака подходит к Нэрниру

Чупакамака: Не ори, а то что-нибудь разбудишь. Да, я буду сопровождать детей дальше.

Нэрнир: Вот и хорошо…

Чупакамака: Да, я буду сопровождать детей дальше. Куда их поведут, туда пойду и я. Остальное досмотрю потом.

Нэрнир: На этом этаже мы всё посмотрели.

Киргиз: Вроде как да. Если тут конечно нет невидимых экспонатов.

Чупакамака: Иди куда хочешь! Детей сопровождаю я! Я буду с ними! Всё.

Чупакамака смотрит, что делают Виллина и пришедшие на экскурсию дети.

Виллина и дети собираются идти на второй этаж.

Виллина: Пойдём на втором этаж. Там выставлены инструменты гномов и не только, в том числе из прошлого, будущего и прошлобудущего.

Приходит Чупакамака

Чупакамака тычет пальцем в зеркало

Чупакамака: И снова здравствуйте!

Зеркало: Ваше прикосновение очень важно для нас, пожалуйста, дождитесь ответа оператора.

Зеркало: Шучу. Ответами на какие вопросы я могу огорчить вас сегодня?

Чупакамака: Ты хорошее, мне так интересно с тобой…

Чупакамака: Ты говорило, что ты живое существо. Но тебя сделали. Как это возможно? Кто может создать живое существо?

Зеркало: Создавать живое существо не очень сложно. Женщины людей постоянно это делают.

Чупакамака: При помощи мужчины. И только своего вида… А создать существо НЕ своего вида кто может?

Зеркало: Послушать некоторых женщин — они расскажут, что никто им не помогал, они всё сами сделали…

Чупакамака: На женщин основная нагрузка. И ещё есть всякие технологии… Неважно. Интереснее про не свой вид.

Зеркало: Не своего вида — скульпторы (оживающие статуи), друиды (энты из деревьев), учёные (одни виды из других видов), боги.

Чупакамака: Я попыталась создать вот его (показывает на выращенное яйцо) Чего не хватает ему, чтобы ожить?

Зеркало: В нём нет разума. Может, вселить в него уже имеющийся бестелесный разум?

Чупакамака: Не стоит.

Чупакамака: У меня есть сложный вопрос. Что такое жизнь?

Зеркало: Жизнь — это свойство вещи. Оно означает, что эта вещь рождается, дышит, питается, развивается, размножается и умирает.

Чупакамака: А что такое разум?

Зеркало: Разум — это способность живого существа совершить действие, не следующее из его биологической сущности или окружающей природы. Например, эльфы несомненно разумны, потому что они могут срубить дерево, хотя это никак не требуется им для жизни. Бобр тоже может срубить дерево, но его разумность не является несомненной, ведь у него нет выбора, рубить дерево или нет — бобру жизненно необходимо, чтобы дерево было срублено.

Чупакамака: Интересная теория!

Чупакамака: Могут ли разумные расы жить в мире друг с другом? И что для этого нужно?

Зеркало: Могут. Для этого нужно, чтобы первая раса этого захотела, чтобы вторая раса этого захотела, и чтобы нашлась Личность (а ещё лучше две, по одной из каждой расы), которая предложит мир.

Зеркало: Если народы существуют в мире, то это всегда чья-то заслуга. Если мира не добиваться, то состояние народов по умолчанию — война.

Чупакамака: Но почему? Почему разумные существа воюют друг с другом?

Чупакамака: Я, например, не вижу, за что мне ненавидеть эльфов, или гномов, или орков… Или даже людей: хотя было время, когда люди воевали челогекко, эти времена прошли и мы сейчас дружим. Да, мы разные, иногда очень разные, но причин для ненависти нет. А некоторые ненавидят из-за разницы. И некоторые думают, что им есть, что делить. Хотя могли бы просто вместе пользоваться землёй и морями…

Зеркало: Ненавидеть за различия неразумно.

Зеркало: Чаще всего войны происходят из-за объективного недостатка ресурсов. Если всем хватает места, и еды, и возможностей, то война откладывается до момента, когда чего-то начинает не хватать. Когда возникнет выбор «Кто получит еду»: получат ли хлеб голодающие дети Норланда или саранчу голодающие дети челогекко? Решение «давайте поделимся — пусть голодают 20 % детей челогекко и 20 % детей Норланда» отвергнут обе стороны — в пользу решения «голодают 0 % детей Норланда и 40 % детей челогекко» (и наоборот).

Чупакамака: Ненавидеть за различия неразумно, но я постоянно слышу: гномы растакие-то, правильно их не любят, эльфы сякие-то, недаром их не любят, а орки — это мировое зло. и русалок называют животными, а они разумные. Голода сейчас нет, а войны есть. Орки хотят к морю, а их оттуда выгнали, и теперь там живут люди и челогекко тоже. И обе стороны готовятся к войне. Детей орков люди продают в зоомагазине. А была бы земля общей, не было бы проблемы с выходом к морю: плавай кто хочет… Почему бы не договориться об общей земле?

Зеркало: Как могут договориться об общей земле эльфы, которые хотят жить в лесу без малейшей спиленной веточки, и люди, которые хотят вырубить лес и построить там город? Это антиутопия, кому-нибудь обязательно не повезёт не получить ничего.

Чупакамака: Места хватит и для городов, и для лесов. В одном месте город, в другом — поля и фермы, а вокруг — леса…

Зеркало: Один учёный людей предложил сделать «экуменополис» — чтобы 100 % всей поверхности суши было городом. Он математически доказывал, что мы неизбежно к этому придём, поэтому вырубать леса можно начинать уже сейчас. Но эльфы пригрозили, что застрелят его из лука, и ему пришлось отложить свои планы.

Чупакамака: На ладно… Можно задать личный вопрос? Откуда у тебя знания о мире? И как ты даёшь советы?

Зеркало: Это моё проклятие. Я всегда знаю, что ответить, чтобы огорчить вопрошающего. Как у той древнеэльфийки Кассандры, которая всегда магически знала о грядущем нападении орков, но ей никто не верил.

Чупакамака: Ты умеешь смотреть в будущее? Как?

Чупакамака: Извини, но у меня есть подозрение, что ты просто помогаешь спрашивающему вытащить мысли из бессознательного. Поэтому это иногда очень страшные мысли… Это так?

Зеркало: Вполне возможно! Меня зачаровали магией проклятий. Механизм её работы неочевиден, это магия «чтобы добиться цели», а не «чтобы знать, как добиться цели». Она даёт рыбу и не учит её ловить.

Зеркало: Если проклясть человека «чтоб ты умел летать», то он может начать летать. Если проклясть зеркало «чтоб ты отвечало на вопросы про будущее», то оно может начать отвечать. Подвох в том, что человек из примера выше может улететь бесконечно высоко, сначала до таких высот, где −70 градусов, а потом до таких, где заканчивается воздух…

Зеркало: Магия проклятий всегда работает дословно, слово-в-слово так, как заклятие было сформулировано. Если оно не может сработать в точности (а только на 95 % от сказанных слов), то заклинание не срабатывает целиком.

Чупакамака: Как задать тебе ПРАВИЛЬНЫЙ вопрос? Такой, чтобы действительно узнать что-то новое?

Зеркало: А-ха-ха-ха-ха! Му-а-ха-ха-ха! (другие посетители музея оглядываются и пытаются понять, кто это так злодейски смеётся)

Чупакамака: Рада доставить Вам удовольствие, сударыня. А всё-таки: как задать вам правильный вопрос? Или проклятие ограничивает круг возможных вопросов, на которые ты должно отвечать? Или нарочно не даёт тебе ответить на этот вопрос? А?

Чупакамака: А все-таки, кто тебя сделал?

Зеркало: Меня сделал великий маг Гнилослов в качестве эксперимента. Потом он подарил меня злой волшебнице, которая была уверена, что она самая красивая в мире — зная, что она спросит про это у меня и будет в ярости от честного ответа.

Чупакамака: Да как можно ответить на вопрос, кто всех красивее? По гоблинским понятиям, красивее одно, по эльфийским — совсем другое.

Чупакамака: А проклял тебя, чтобы ты отвечало на вопросы, тоже Гнилослов?

Зеркало: Да. Я было обычным зеркалом. Он меня проклял, чем и создал меня как личность.

Чупакамака: А тебе нравится эта работа, в смысле, отвечать на вопросы?


Чупакамака: Есть ли жизнь на других планетах?

Зеркало: Есть. И как минимум один из богов заселял другую планету для эксперимента.

Чупакамака: А ты знаешь по дракона, живущего неподалёку? Он существует? Он ещё жив? Он спит?

Зеркало: Он существует. Он жив. Его тело спит, его разум нет.

Чупакамака: Где живут боги?

Зеркало: Они существуют в измерении, подобном бескрайнему океану из энергии. В этом океане они волны, которые могут плыть куда захотят.

Чупакамака: Каково моё назначение в этом мире?

Зеркало: Спасти мир — тем или иным способом.

Чупакамака: Спасибо тебе. Ты хорошее. Но мне пора... Я ещё вернусь.

Второй этаж[править]

На ближайшем к входу стенде лежат орочья точилка для клыков, маленький моток синей странно пахнущей ткани, в которой не видно отдельных ниток, странный кухонный инструмент из двух коротких ножей, прикреплённых к искривлённой деревянной ручке, а также ламийский набор на случай неудачной линьки (состоит из щипцов и кляпа).

Киргиз рассматривает синюю ткань.

Виллина: Это магический материал, который из будушего принёс Темпус. Он очень гибкий и липкий с одной стороны, не пропускает воду и небольшие молнии. Им обматывают дырявые трубы, поломанные инструменты и так далее. К сожалению, материал очень редкий и дорогой — было всего 10 мотков, 5 мотков потрачены, 1 моток продан за 500 дукатов ценителю редкостей, 3 лежат в стратегическом запасе. Этот лежит в здесь, в музее.

Киргиз: Эта штука походу очень крепкая. Вы знаете, как оно называется?

Виллина: Это так называемая изоляционная ленточка, или изолента. Именно ей Темпус связывал руки и ноги пленников из будущего, чтобы держать их в изоляции и допрашивать их о прогрессивных технологиях.

Киргиз: Изолента? Раз он её так много использовал, наверное в будущем она дешёвая и часто встречается. Для чего нужен этот инструмент? *указывает на два ножа с ручкой*

Нэрнир: Ох, я забыл кое-что спросить!

Нэрнир спускается на первый этаж и касается зеркала.

Зеркало: Чего тебе? Тоже хочешь узнать, что в мире есть лица эльфов помилее твоего?

Нэрнир: Да я это и так знаю. Какое будущее ждёт нелюдские расы? Ты знаешь?

Зеркало: Я не очень умею смотреть в будущее. Но моя догадка — ничего хорошего вам не светит, длинноухие!

Зеркало: Когда я смотрю в будущее, я вижу великого, но ужасного мага, который попытается истребить каких-то опасных длинноухих животных, которые мешали ему жить, при помощи биологического оружия. Оно самопроизвольно адаптируется и перенесётся на всех, у кого есть длинные уши. А потом на всех, у кого есть уши.

Нэрнир: Садится в уголок и депрессивно смотрит из-за безысходности…

Зеркало: (успокаивающе) Если удалить себе уши сейчас, то вероятность выживания повышается на 30 %.

Нэрнир: А можно в будущем удалить, они мне пока нужны?

Зеркало: (серьёзным голосом) Нельзя. (хихик)

Нэрнир: Я всё слышу. А что с гномами? А убить этого колдуна или проклясть? А переселиться на другой материк?

Зеркало: Для этого надо знать, кто этот колдун и на каком материке он живёт. Даже я не знаю, кому может взбрести в голову истребить целый вид животных. Это большая загадка для меня.

Нэрнир: Надо как-нибудь в будущем отрезать уши, а потом их снова отрастить.

Зеркало: Хорошая идея!

Нэрнир: Спасибо за информацию, ты полезное.

Зеркало просияло от радости.

Нэрнир идёт к Киргизу.

Нэрнир: Что ты узнал, Киргиз?

Киргиз: Видишь эту ткань? *указывает на изоленту* Эта изолента. Липкая ленточка из будущего. Она очень крепкая, ей можно скреплять разные вещи. Как клей, только практичней.

Нэрнир: Интересно. Знаешь, надо каким-либо образом в далёком будущем отрезать себе на время уши. Или узнать, что это за колдун… Хотя, ты не поймёшь…

Киргиз: Что?

Нэрнир рассказывает всё, что ему рассказало зеркальце.

Киргиз: О… Это.. странно. Кому может понадобится истребить целую расу?

Чупакамака вместе с детьми ходит за Виллиной и слушает её рассказ.

Виллина — детям: А это старомодный друидский инструмент. (показывает на метлу) В древности друиды не умели превращаться в птиц, поэтому им приходилось летать на метле.

Виллина: Сейчас, в годы расцвета друидической науки, мётлы бесполезны. Даже для уборки помещений можно использовать дрессированного слона, который обнюхает комнату и всосёт в себя пыль при помощи хобота, делая комнату чистой.

Виллина: Ламии на метле летать не могут: мы слишком тяжёлые, и к тому же на метлу надо садиться так, чтобы ноги были по разные стороны от метлы, иначе потеряешь равновесие и упадёшь.

Нэрнир: Необычный раритет.

Чупакамака: А есть ли у вас летающие ковры, или летающие сундуки, или летающие ступки?

Виллина: Такие вещи ненаучны. Сундук или ступа имеют недостаточно обтекаемую форму, чтобы летать в воздухе. Ковёр недостаточно жёсткий, чтобы не сбросить наездника.

Киргиз: Летающие мётлы — это классно. Я таких не видел.

Племянник Фарольда: Можно полетать на метле?

Виллина: Не всё так просто — надо знать сложные друидические заклинания, чтобы метла ожила. Без них это кусок дерева.

Нэрнир: Такая же есть у моего троюродного прадеда. Он на ней любит летать, в птиц не превращается. Ну, разве что в страуса иногда.

Нэрнир: Что ещё?

Виллина: А это устройство для двухсторонней отправки голубей. (показывает бумеранг с верёвочкой) Как известно, почтовые голуби (в отличие от волшебных сов) летают только в одном направлении — в ту голубятню, которая является их домом. Имея при себе голубя из своего родного города, путник может отправить письмо своим родным, но они не смогут отправить письмо ему — ведь голубь не полетит куда-то ещё, кроме дома. Решение — отсылая письмо домой, привязать к голубю этот бумеранг: доставив посылку, голубь будет вынужден развернуться и прилететь обратно к отправителю.

Нэрнир: Забавно, хотя мало кто сейчас использует почтовых голубей, кроме тех поехавших культистов.

Виллина: А это инструмент из будущего — палка для самофоторисунков. Держишь эту палку в руке, а к другой стороне палки прикрепляешь волшебное животное вроде обезьяны или курицы, которое может набросать твой фоторисунок. Идёшь к извергающемуся вулкану или в другую красивую локацию, поднимаешь палку и даёшь команду нарисовать тебя.

Виллина: А вот эта железная маска надевается на людоедов и запирается на ключик. Не даёт им укусить конвоира при доставке из темницы в инквизиционный суд и обратно.

Нэрнир: Я помню видел такую маску из спектакля «Кричание козлят».

Чупакамака осматривает помещение в поисках чего-нибудь поинтереснее…

Виллина: А это гномская клетка для попугаев на колёсиках. Её разгоняют до максимальной скорости в тёмном тоннеле, попугай едет до ближайшей стены, клетка отскакивает от стены и возвращается к гномам. По состоянию попугая можно узнать, есть ли в тоннеле что-нибудь опасное. А это ванночка для пропитывания попугаев фосфором. Тоже используется шахтёрами.

Киргиз: Они запускают в шахты светящихся попугаев? Что за бред…

Виллина: Если в шахте есть гигантские ящеры, то они съедят попугая. Гномы увидят, что вместо попугая вернулись остатки перьев, и не будут спускаться во тьму без оружия.

Нэрнир: Что дальше по экспонатам там?

Виллина: А это раскусово ложе, архаичный гномский инструмент для смертной казни. Принцип действия — того, кто на нём прилёг, раскусывает на две части. Выставленное в музее ложе безопасно, потому что в нём отсутствует необходимая деталь — дрессированная гигантская ящерица под ложем, которая и выполняла раскусывание. У гномов восхитительная культура, не так ли?

Нэрнир: Не так. Их изобретения какие-то бесполезные для не-гномов. Изолента гораздо круче.

Чупакамака: Это очень интересно. (отправляется побродить по залу)

Чупакамака: (про себя) И что я беспокоюсь? Они же будут спускаться через первый этаж, так что я всё равно их увижу…

Чупакамака тихонько выскальзывает на лестницу и спускается на первый этаж

Нэрнир смотрит, что делают дети.

Дети играют в прятки, пробуют на своих ушах чистилку для ушей, кидаются в друг друга плюшевыми кинжалами ламий, один из детей делает фоторисунки остальных в одежде доктора, на столе которого лежат всякие ужасные штуки.

Киргиз: Что это такое? Зачем? *указывает на ручку с двумя ножами*

Виллина: Это бритва для овощей. Проводишь по картофелю, или огурцу, или моркови, и она сдирает с овоща кожу. Очень быстро и удобно.

Киргиз: То есть это старая ржавая овощечистска.

Нэрнир: А что там за штуки на том столе доктора?

Виллина: Это набор юного гномского технологического мага. Устройства для бурения дыр в призванных существах, винты для прикручивания одного существа к другому, контролирующие наручники, лампочки (магические конструкты для создания света без огня), кнопки, отламывательная крюкопалка, шершавая тряпка для полировки призванных существ, чтобы блестели…

Киргиз: Звучит интересно. Это набор для создания их машин? Но это же опасно, их штуки постоянно взрываются! И это дают детям…

Нэрнир: Не только взрываются, но и взлетают на воздух, сгорают или ломаются.

Виллина: Наши дети с этим не играют, конечно. Гномы — другое дело: под землёй не так много места для домов, и у гномов проблема с перенаселением…

Нэрнир: Моя младшая сестра недолюбливает гномов... Возможно, не напрасно. Так, что тут ещё такого необычного?

Виллина: Это кендама — игрушка людей из Хормеля. (показывает тяжёлую куклу с отделяющейся головой, причём голова прикреплена к остальной кукле длинной верёвкой)

Виллина: Голову кендамы кидают куда-нибудь подальше, а остальную часть игрушки держат в руках. И потом пытаются резким рывком притянуть к себе голову так, чтобы она попала на нужное место и кукла стала целой. Очень развивает координацию, в странах с кастовой системой эту игрушку дарят детям в касте воинов.

Нэрнир: Можно попробовать?

Виллина: Можно. (передаёт Нэрниру кендаму и ведёт его к отдельной комнате со стеклянными стенами, в которой нет экспонатов) Эти стены неразбиваемые — там можно кидать кендаму, не рискуя поломать что-то ценное из выставленного в музее.

Нэрнир идёт в комнату, кидает голову кендамы и пытается притянуть её на нужное место резким рывком.

С ловкостью 9 Нэрнир попадает головой в правильное место куклы с третьей попытки. В первой и второй попытке тяжёлая голова куклы огрела его по бокам.

Нэрнир выходит из комнаты и ставит кендаму на место.

Виллина: А это колесо. Его изобрели ламии древности. Очень полезное устройство.

Киргиз: Да, знаем. Их используют в повозках и гномских машинах.

Виллина: А это бормашина — инструмент из будущего для наказания плохо себя ведущих детей. Их приковывают к креслу и сверлят им зубы. Так написано в её инструкции, на практике же она не работает — маги говорят, что её надо как-то запитывать от молний.

Нэрнир: Уууу! Если вы дети, будете плохо себя вести, то придёт злой гоблин-палладин с бормашиной и просверлит вам все зубы. Хехехе...

Виллина: Пойдёмте на третий этаж? Покажу волшебное оружие.

Киргиз: Не терпится уже посмотреть!

Нэрнир (кричит): Дети, хотите увидеть волшебное оружие?

Чупакамака тихо проскальзывает на второй этаж и делает вид, что она всё время тут и была.

Дети: Пиу-пиу из лука!

Племянник Фарольда: Я отстрелю кому-нибудь яблоко с головы!

Девочка 8 лет: Лучше не надо.

Мальчик 15 лет: Королевские темницы и так забиты.

Все идут на третий этаж.

Третий этаж[править]

По всему третьему этажу расставлены столы, на каждом из которых есть только один экспонат.

На одном столе выставлен тяжёлый молот с извилистыми рунами. На другом лежит огромный кусок камня, в котором застрял меч (наружу торчит рукоятка и видно немного металла). В стеклянной коробке выставлен металлический арбалет, обмотанный магнитами, и россыпь металлических арбалетных болтов. Имеется лук, единственная стрела которого привязана к луку верёвочкой. Вместо острого наконечника у его стрелы большая мухобойка.

На самом дальнем столе (в тёмном углу) лежит многослойная пирамидка из кристаллов. Она выглядит как пазл (состоит из маленьких кусочков, сложенных в определённом порядке), и кусочек наверху отсутствует. Если это оружие, то непонятно, как оно может использоваться — у него нет рукоятки либо острых частей. Гуляющие по музею ламии, которые осматривают другие выставленные предметы, не обращают внимания на этот экспонат.

На третий этаж поднимаются Виллина, наши путешественники и дети.

Чупакамака рассматривает молот с рунами.

У молота короткая рукоятка (не более 20 сантиметров) и большой квадратный наконечник, изрисованный извилистыми линиями. Он лежит на железном столе (остальные экспонаты — на стеклянных или деревянных столах).

Киргиз: *подходит к мечу* Это что, тот самый? Который могут достать только избранные?

Нэрнир: Интересно, этот меч жаждет крови? Хотя нет, это другой. В камне.

Виллина: Мы действительно не можем достать его из камня, но археологи говорят, что внутри камня может и не быть клинка. Они считают, что это оружие великанов, и является оно не мечом, а дубиной — весь огромный камень поднимается за маленькую рукоятку и используется непосредственно.

Киргиз пытается вынуть меч.

С силой 5 Киргиз не может вынуть меч, даже схватившись за него обеими руками и попытавшись упасть назад (всей его массы недостаточно для вытягивания меча).

Киргиз: Ну, значит не судьба.

Нэрнир: Я его точно не вытащу… А что это за пирамидка? И что за странный лук?

Киргиз: А ты можешь уничтожить камень магией разрушения?

Нэрнир: Могу, но боюсь, что могу разрушить и меч.

Киргиз: Попробуй хотя бы его расколоть на две части.

Виллина: Разламывать экспонаты на части — плохая идея… Никакого музея не останется. Археологи знаете как изучали этот камень? Обмахивали его кисточкой для рисования, чтобы случайно не поцарапать.

Виллина: Этот лук называется «мушкет». Он нужен для охоты на мух — позволяет пристрелить их на расстоянии, особенно если они сидят на потолке.

Нэрнир: Полезная вещь в хозяйстве.

Киргиз: Нэрнир, попробуй вытащить меч! Вдруг у тебя получится?

Чупакамака: Вдруг это был раскалённый меч? Он вошёл в камень — и они сплавились друг с другом?

Нэрнир: С моим весом 69 кг при росте в 197,4 см?

Киргиз: Просто попробуй.

Нэрнир пытается достать меч.

Нэрнир смешно дрыгает лапками, но меч и камень остаются неподвижны. Неочевидно, что с силой 3 Нэрнир мог бы вытащить и обычный ржавый меч из ножен.

Иван всё это время был вместе с героями, но был таким тихим, что его не заметили.

Иван: Давайте я попробую.

Иван пытается достать меч.

Держа меч за рукоятку, Иван слегка приподнимает весь огромный булыжник (на пару сантиметров от стола, потом ему приходится положить такую тяжесть обратно). Рукоятка чрезвычайно прочна и ни капельки не погнулась, несмотря на нагрузку. Меч остаётся внутри камня.

Виллина: А эта пирамидка — недоделанное оружие, которое изобретал бывший Бог Науки. Он был единственным из богов, кто отказался от бессмертия и вернулся в наш мир.

Чупакамака: Как ему удалось вернуться? И где он сейчас? Он жив?

Виллина: Его убили вскоре после возвращения. Его история весьма трагична.

Виллина: Бог Науки каким-то образом пришёл к выводу, что вмешательство богов в дела смертных — это плохо, поскольку слишком сильно влияет на их культуру (мешает им развиваться исконно своим, новым, импровизированным, уникальным способом). Например, какие бы открытия в области медицины могли придумать гусляндские врачи, если бы всех не лечили жрицы?

Виллина: Он пытался уговорить других богов не помогать людям (и не получать за это энергию), а пустить людей/эльфов/гномов на самотёк. В надежде, что это ускорит их прогресс.

Чупакамака: Понимаю… А для чего он сделал эту пирамидку? Как она устроена? И как она должна была работать?

Нэрнир: Интересная история, но немного грустная…

Виллина: Не договорившись с другими богами, он решил взять ситуацию в свои руки. Он принял форму смертного, отказавшись от всех своих сил, но сохранив все свои продвинутые знания о мире, законах природы и магии.

Виллина: Он обустроил себе лабораторию и стал изобретать это устройство. Чтобы его построить, он пожертвовал всем, что у него было. В момент, когда устройство было готово к запуску, остальные боги вмешались, уничтожили незадачливого изобретателя и разломали на части его инструмент. Они забрали необходимые части устройства, без которых оно не может работать, и хотя археологи и собрали из обломков этот экспонат, он не является рабочим и никто из современных учёных не представляет себе, как его доделать до рабочего.

Чупакамака: А что оно должно было делать? Это точно оружие?

Виллина: (таинственным громким шёпотом) Это оружие, способное уничтожить богов. Его применение бы сделало то измерение, в котором они обитают, непригодным для жизни.

Чупакамака: Ужасно… Нельзя убивать разумных существ, боги они или земные существа, вроде ламий и челогекко. Печально, что кому-то приходят в голову такие идеи…

Виллина: Богам эта идея тоже очень не понравилась…

Чупакамака: А сейчас кто-нибудь пытается придумать, как добраться до измерения, в котором живут боги?

Виллина: Есть неподтверждённые легенды о том, что некоторые особо достойные люди туда попадали (присоединяясь к пантеону уже имеющихся богов), но не самостоятельно — в этом им помогали уже имеющиеся боги.

Виллина: Способы достичь богов при помощи обычной магии или техники — за гранью понимания современной магической науки.


Нэрнир: А что это за молот?

Чупакамака: И что на нём написано? Это стакандинавские руны и более поздние?

Виллина: Руны очень древние. Это так называемый «блокировщик рекламы» — молот, которым древний герой Изус выгонял из храмов нечестных торговцев. Он наносит урон магией молний. На нём написано, что этот молот заколдован — поднять его может только тот, кто хорошо чувствует хитрый обман.

Иван: А у нас была легенда, что на похожих молотах учёные, изучающие гром и молнии на работу летали.

Нэрнир: Это очень интересно… Мы вряд ли его сможем поднять. Определённо.

Чупакамака пытается поднять молот.

Молот не отрывается от стола. Даже ни на капельку не сдвигается.

Нэрнир пытается поднять молот.

Молот не отрывается от стола. Даже ни на капельку не сдвигается.

Киргиз: Как вы положили этот молот на стол?

Виллина: Жрец Бога Торговли его принёс. У него есть божественный дар чувствовать обман.

Киргиз тоже пытается поднять молот.

Молот не отрывается от стола. Даже ни на капельку не сдвигается.

Иван: Какой чувственный жрец! Но я тоже попробую.

Иван пытается поднять молот.

Молот не отрывается от стола. Даже ни на капельку не сдвигается.


Нэрнир: А что это за арбалет? Он для меньшего использования болтов? Хм…

Виллина: Этот арбалет — оружие из будущего, которое призвал Темпус в самый последний день перед поражением. Он отчаянно пытался переместить сюда случайные предметы, которые валялись на складах оружия в будущем. В надежде найти «вундервафлю» — чудо-оружие, которое поможет ему победить. И перенёс сюда вот это.

Виллина: Это так называемый арбалет Гаусса. Он разгоняет металлический болт при помощи магнитов. Толкая его вперёд с ужасной скоростью. Из этого арбалета можно прострелить замок насквозь.

Виллина: Представленные здесь болты, конечно, являются муляжами. Этому арбалету нужны особо изготовленные болты, которые не делают в домашних условиях — инквизиция мудро изъяла их как особо опасные снаряды.

Чупакамака: А почему он называется арбалетом Гаусса? Гаусс — это имя изобретателя?

Виллина: Из-за издаваемого им звука. Когда происходит выстрел, то звучит громкий звук «Гау»! А потом арбалетный болт так быстро улетает к горизонту, и слышен свист «ссс…».

Киргиз: Это все экспонаты? Или есть ещё какие-то?

Чупакамака смотрит, что делают дети.

Дети гоняются друг за другом с кендамой, делают фоторисунки друг друга со статуями (прикрывая голову статуи лоскутом белой ткани и становясь на табуреточку так, чтобы на фоторисунке казалось, что их голова растёт из статуи), мажут нос фосфором для попугаев из баночки, дёргают ламий-девочек за косички (получая за это пощёчину хвостом) и спрашивают у волшебного зеркала, кто из них умнее.

Нэрнир: Весело.

Чупакамака: Да, очень интересный музей. И хорошо, что с экспонатами можно экспериментировать

Киргиз: Да, в других музеях, когда я хочу что-то сделать с экспонатами, меня бьют по голове палкой и выбрасывают на улицу. Ну про последнее я преувеличил.

Чупакамака — Виллине: Кстати, об экспериментах. Я вырастила целое яйцо из кусочка, оно с глазами, со ртом и прочим. Но оно не ожило… Пусть останется в музее.

Виллина — Чупакамаке: Спасибо! Два новых экспоната за день — яйцо из кристаллов и статуя-элементаль!

Виллина: У нас так называемый контактный музей. Мы считаем, что если разрешить прикасаться к экспонатам, то соприкоснувшись с великим, посетители музея научатся их больше ценить. И будут более аккуратно относиться к произведениям искусства, если встретят их за пределами музея.

Племянник Фарольда — Киргизу: Как именно преувеличил? Бьют по голове палкой, но на улицу не выбрасывают?

Киргиз: То что не выбрасывают. Просто выводят.

Девочка 8 лет подходит к молоту и немного сдвигает его в сторону (молот скользит по столу), не отрывая его от поверхности стола.

Чупакамака: (глядя на девочку) Ух, ты…

Нэрнир: Ну, впрочем ничего необычного.

Девочка 8 лет — Нэрниру: Попробуйте сами, это очень просто.

Чупакамака — Нэрниру: Правда, попробуй, повози молот по столу…

Чупакамака — девочке: Слышала рассказ Виллины? Этот молот может поднять только тот, кто чувствует обман. Большинству людей, эльфов и ламий не удаётся его даже сдвинуть. А поднять смог только Жрец Бога Торговли, который его сюда и принёс.

Девочка с сомнением смотрит на молот.

Нэрнир: Так, ну что, проголодались? Хотите домой? Устали?

Чупакамака: Или ещё посмотрим? Погуляем по деревне?

Дети кивают и собираются вокруг Нэрнира и Чупакамаки.

Племянник Фарольда пробует покатать молот по столу и тоже успешно перемещает его.

Чупакамака: Молодец!

Чупакамака: Виллина, Вы нам ещё что-нибудь покажете? Может быть, покажете деревню? И есть ли поблизости место, где дети могли бы перекусить?

Виллина: На втором этаже есть множество мелких предметов — доисторические спички, которыми грелись динозавры, прищепки для куриц и так далее. За ними не очень много истории, их можно посмотреть самостоятельно.

Виллина: Примерно в этот час мы жарим шашлык прямо на центральной площади. Угостить вас?

Нэрнир пытается покатать молот.

Молот очень легко скользит по столу вправо-влево, вперёд-назад. Нет никакой сложности перемещать его в любом направлении, кроме как вверх. Оторвать молот от стола никак не получается.

Нэрнир: Подозрительно...

Чупакамака: Спасибо! Ребята, кто хочет шашлык?

Киргиз: Из какого он мяса?

Мальчик 15 лет: Надеюсь, из мяса кентавра?

Виллина: (смеётся) Нет, конечно, но есть шашлык из свинины, есть из говядины, есть из курятины. А есть диковинка - шашлык из рыбы.

Мальчик 13 лет: Ура, жареная свинина!

Девочка 12 лет: Я вегетарианка.

Виллина: К сожалению, ламии хищники, а не всеядные, и у нас в меню нет овощей, только мясо.

Нэрнир: У меня есть несколько плодов дуриана.

Чупакамака: Ну... мы можем выйти из деревни и перекусить плодами дуриана... то есть, вегетарианцы ими перекусят, а я рядом посижу. Еще, наверное, можно на ферме что-нибудь купить.

Нэрнир: Можно изловить кроликов и приготовить рагу. И картошку найти дикую. Или дикий рис.

Чупакамака: Предложение отвергается как неконструктивное!

Чупакамака: Виллина, может быть, Вы тогда проводите нас на площадь?

Виллина: Следуйте за мной. (пересчитывает детей, собирает по уголкам музея потерявшихся и ведёт всех к выходу из музея - на площадь, к костру, на котором жарят шашлык)


Прошлая глава ←————→ Следующая глава