Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 33

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 33[править]

Глава 33, в которой герои получают ответ короля и отправляют полурослика в поход.

Локация: Гостевые покои, Замок дракона[править]

На следующее утро герои проснулись от хлопанья крыльев и совиного уханья — вернувшийся из столицы Элронд обнаружил в гостевых покоях мышь и гонялся за ней по всем комнатам, врезаясь в мебель и взбивая все подушки на своём пути.

Когда обед был пойман, собравшиеся в одной комнате герои обнаружили, что к ноге Элронда привязано довольно длинное письмо, запечатанное королевской печатью, а также особо острый консервный нож из неизвестного металла.

Письмо гласит:

Aquote1.png

Спасибо, что прислали отчёт, хотя порадоваться и нечему. Не таких новостей я от вас ждал, нелюди (эльф, гном и челогекко).

Поскольку мой страж своими глазами видел, что Минни находилась в замке дракона, а сейчас её там нет (и обыск замка ничего не показал), то остаётся предполагать самое худшее: дракон её съел. Лучше узнать страшную правду сразу, чем всю жизнь терзаться страшными подозрениями — поэтому я приказываю вам провести вскрытие дракона и посмотреть, что у него в брюхе. Один из моих советников говорит, что надежда ещё есть — если дракон впал в спячку сразу после трапезы, то его пищеварение будет существенно замедленно, и принцесса может быть ещё жива (она находится внутри дракона).

Так называемый дворецкий, который принимает гостей в замке дракона, напоминает мне об истории хормельского мародёра Грубуса, который притворялся бардом и рассказывал путешественникам балладу о том, что в одной пещере есть несчётные богатства, или фонтан вечной молодости, или вино столетней выдержки. И заманивал их в пещеру, в которой жил его сообщник-дракон. Дракон ел приглашённых гостей, а доспехи и оружие оставлял сообщнику.

Среди гостей так называемого дворецкого могли быть одинокие путешественники, которых никто не хватится, отбившиеся от группы, поругавшиеся с друзьями перед визитом в замок — если они внезапно пропадут, то никто ничего не заподозрит. Минни очень любопытна, и она могла захотеть посмотреть на спящего дракона, а потом вернуться домой… Ну и… Да и под вашим письмом стоит три подписи — вас же было больше? Не пропадал ли кто-нибудь из вас при таинственных обстоятельствах во время нахождения в замке? Возможно, их ценные вещи уже у дворецкого в сундучке.

Даже если войну предотвратить, отсутствие наследника будет чудовищно. Эту проблему обязательно нужно решить. У меня довольно много дальних родственников в заморских странах, которые захотят престол затем, чтобы сделать Гусляндию своей колонией — переправляя все ресурсы и налоги, собранные здесь, к себе.

У предложенного союза есть ряд проблем:

1) Если Гусляндия заключит такой союз, а барон унаследует престол Гусляндии, то наличие союза никак не помешает войне. Ведь барон будет не внешним агрессором, а королём Гусляндии, то есть окажется одной из сторон союза. Он сможет объявлять войны сторонним государствам, и Норланду и Ильменю придётся ввязываться в эти войны на стороне барона. Союз выгоден лишь тем странам, на которые нападают извне.

2) Союз является взаимным. Если на Ильмень нападут орки, или барон ограбит караван, а владелец каравана объявит ему войну в ответ, или кто-то из Ильменя застрелит из лука зарубежного кронпринца, и так далее, то нам (жителям Гусляндии) придётся отправлять своих стражей на войну на чужбине. У меня едва хватает стражей, чтобы защитить свою собственную землю. Если я отправлю их в ильменьские леса, то Гусляндия останется беззащитной. Если не отправлю, то это чудовищно испортит отношения с Ильменем и Норландом.

3) У орков есть специальная мухоморная настойка, которая даёт им иммунитет к здравому смыслу. Численное превосходство стороны защиты не убедит их не атаковать.

4) Эльфы из Ильменя не любят расу людей и не вылезают из своих лесов. Они терпят и ценят высококвалифицированных жителей Норланда, воспринимая их как дешёвую рабсилу, но пальцем не пошевелят, чтобы защитить их. Им надо будет доказать выгоду союза, в том числе подмазав многих государственных и общественных деятелей.

Тем не менее, я прилагаю к этому письму приказ о назначении вас особыми послами, уполномоченными вести дипломатические переговоры с Ильменем и Норландом от моего имени. Даю вам свободу действий, но будьте благоразумны. Если соглашение будет хорошим, я его ратифицирую. Если подпишете договор о союзе в обмен на право первой ночи для эльфийского лорда — пеняйте на себя.

Это письмо магически зашифровано — если сову перехватят, то его не смогут прочитать. Надеюсь, рыцари из Норланда тоже хорошо шифруют свои письма. Новости о том, что принцессу не нашли в замке дракона, не должны стать достоянием общественности. Пока бароны думают, что её вот-вот спасут, они не посмеют сделать свой ход.

Мои советники предложили радикальный план по обороне королевства — закрыть границу вовсе (торговать только по морю) и надёжно заминировать её — выкопать по всей границе ямы с гигантскими аллигаторами, морскими ежами, особо липучей смолой и так далее. Звучит не так возвышенно, как мирный договор во всём мире, но тоже может сработать.

В столице в основном морские новости:

1) Осудили культиста спящей рыбы. Он выплыл в море на маленькой рыбацкой лодке и сидел в ней с плакатом «Рыба, просыпайся», мешая проплыву граждан. Один из стражей, которые его задерживали, неудачно выстрелил в него из лука и сломал себе ноготь. За этот нанесённый стражу перелом культиста приговорили к 5 годам темницы.

2) Один из рыбаков доложил, что в канале завелась странная рыба с человеческой головой. Проверка свитком идентификации показала, что он был пьян как сокол. Велел ему не распускать слухи и не беспокоить меня причудившейся рыбой, пока не поймает её.

3) Одного из торговцев оштрафовали за обман покупателей — он пытался убедить заморских моряков, что у кабан-травы есть какие-то интересные им свойства (кроме пригодности для плетения ткани, парусов и канатов).

Про эльфов: эльфы не разбираются в экологии. Они действительно хорошо решают экологические проблемы — при помощи стрельбы из лука в сторону тех, кто их создаёт. Провизия эльфов легендарна — однажды во время дипломатического визита в Норланд меня угостили эльфийским сухпайком, и я немедленно выслал гуманитарную помощь Норланду, чтобы его рыцари не подвергались такому умаляющему человеческое достоинство рациону. Эльфы действительно хорошие маги, но обычных фермеров учить магии очень вредно — если все научатся магии, то никто не будет пахать поля и пасти овец. С дрессировкой зверей в Гусляндии и так хорошо, а эльфы считаются хорошими дрессировщиками лишь потому, что умеют разговаривать на зверском языке.

С обелисками пока проблем нет — у отца Плутония больше не болит спина, и он хорошо себя чувствует.

Желаю удачи. Король.

P.S. Надеюсь, вы не создали дипломатического инцидента с рыцарями Норланда. Им разрешено находиться на территории Гусляндии, пересекать границу, арендовать временное жильё у местных жителей (за справедливую плату), а также задерживать преступников (но они не могут вывозить их в Норланд — только передать их моим стражам). Это хорошо обученные и экипированные подразделения, с которыми лучше не ссориться.

P.P.S. Прилагаю хорошо заточенный нож для удобного вскрытия чешуйчатого брюха. Гномской ковки.

Aquote2.png
Чупакамака подбирает маленький листочек, выпавший из основного письма. Это нудно-бюрократический приказ о назначении Чупакамаки, Нэрнира и Ивана послами, написанный другим почерком, нежели письмо короля, но тоже припечатанный королевской печатью. Чупакамака кладёт этот листок в карман.
Нэрнир отвязывает от совы нож для резки драконов.

Нэрнир: Неплохой ножик…

Нэрнир (себе под нос): Так и запишем: «в Гусляндии не уважают эльфов…»

Нэрнир: Хахахаха! Дракон съел… Хаха! Дво-дво-рецкий! Хааа!

Нэрнир: Рыба с человеческой головой это русалка!

Чупакамака устало смотрит на Нэрнира…

Чупакамака: (вопит) ААА!!! ААА!!! ААА!!! (истерически) Никто не уважает челогекко!!! ААА!!! Нас даже не упоминают в письме, как будто мы не существуем!!! А челогекко — такие же граждане Гусляндии, как люди — но, видно, это только на словах!!!

Чупакамака валится на землю и начинает завывать колотя по полу руками и ногами

Подражая Чупакамаке, Кюри тоже валится на землю и начинает замяукивать, топоча по полу передними и задними лапками.

Чупакамака: (истерично) Даже сервалы не уважают челогекко!!! ААА!!! Вы называете нас говорящими ящерицами!!! Все, все, все, все против нас!!! ААА!!!

Нэрнир: Вот, какие люди расисты!

Чупакамака: И демонов никто не любит!!! А Карл такой хороший!!!

Чупакамака: (хватает Нэрнира за одежду и трясёт) А у него такооой преданный взгляааад!!!

Нэрнир: ААААААААААААА!!!

Чупакамака отпускает Нэрнира

Чупакамака: Ты меня нарочно дразнишь! Передразниваешь! А ещё друг называется!

Чупакамака: (надрывно, с тоской)

Эльфов не любят
И челогекко тоже
Пойду утоплюсь

Нэрнир: Пошли лучше к Молли!

Чупакамака: Теперь я знаю, куда делся Рудольф! Его съел дракон!!! ААА!!! (плачет)

Нэрнир берёт письмо, нож и ищет Молли.

Чупакамака: (отвешивает Нэрниру травяную пощёчину) Бесчувственный эгоист!

Чупакамака: (про себя) Ну, вот. Теперь никаких эльфийских истерик. Только челогеккские! (хихикает)

Чупакамака: Пойдём, Иван. Извини за спектакль.

Чупакамака и Иван тоже отправляются искать Молли.

Герои находят Молли в комнате с попугаями.

От полуросликов возвращается Чупакамака. Она начинает лихорадочно паковать рюкзак для экстренного похода в Ильмень.


Чупакамака: Ла-ла-ла-ла! Ла-ла-ла-ла ла-ла-ла-лааа! Ла-ла-ла-ла ла-ла-ла-лааа! Ла-ла-ла-ла!

Хорошо быть сумашедшей!
Хорошо быть идиоткой!
Жить спонтанно!
Жить прекрасно!
Ни за что не отвечаааать!

Чупакамака: Ох, ну, где же этот безответственный Нэрнир?

От полуросликов возвращаются этот безответственный Нэрнир и тот ответственный Малин.

Нэрнир: Ну что же, он отправился в путь.

Чупакамака: Нэрнир, может быть, ты хотя бы теперь объяснишь, ЗАЧЕМ тебе это понадобилось? Только не говори, что ради доспеха, я ещё помню, что сначала ты хотел им сбагрить Гримуар.

Нэрнир: Н-н-надо!

Чупакамака: Кстати, надеюсь, ты защитную руну от воров ему на дверь установил?

.


Чупакамака: Нэрнир, так почему ты думаешь, что бароны нас казнят? Малин, ты намекал, что лучше к оркам, че к ним или я не так поняла? Что ты про них знаешь? Они казнят проезжих? Они казнят послов? Что там вообще происходит?


.

Чупакамака: Ну, ладно. Я пойду проверю, что там творится, и нарисую ему на двери руну. А потом жду всех внизу. Мы идём в Ильмень!!! Пока! (убегает к норе Сама)


Луна Цедрейтер: Чупакамака ушла и не слышит дальнейшего. Искать ли её внизу или как? Непонятно.

Нэрнир: Мы так сразу не поедем, через день-два я думаю. Малин, хочешь с нами? Под прикрытием, естественно.


Малин: Мне всё ещё нужно найти Гримфона… Но убедиться, что орки не собираются у границы Гусляндии, гораздо важнее. Я дойду с вами до Ильменя и узнаю, не угрожают ли и эльфам орки. Если в Ильмене всё спокойно, то вернусь обратно.

Нэрнир: Кстати, а каким заклинаниям ты выучился у Грифона?

Малин: Зачаровывать амулеты, делать посохи, чистить ботинки… Не шутка.

Нэрнир: А почему ты стал монахом и кем работают твои родители?

Малин: Мои родители фермеры, они живут к югу от Дичайшего леса. В монастырь я записался только затем, чтобы получить доступ в библиотеку. В Гусляндии не очень много мест, где можно почитать про магию.

Нэрнир: Хочешь, я тебя обучу основам какой-нибудь известной мне магии?

Малин: Я не настолько талантлив, как прославленные маги эльфов или отец Плутоний, чтобы одновременно изучать многие школы магии. Я изучал магию света и некромантию (последнюю - в основном теоретически), но мне ещё очень далеко до мастерства. Стараюсь не распыляться на другие дисциплины.

Нэрнир: А как ты изучил некромантию?

Малин: По книгам. Добывал коллекционные, искал на самых дальних полках библиотек. Даже искал в мусорных контейнерах возле здания инквизиции. Иногда они уничтожают их халатно: не сжигают, а выбрасывают.

Нэрнир: И как же некромантия работает?

Малин: Я надеюсь, ты не собираешься её изучать? Риск смертной казни за появление в городе — удовольствие ниже среднего.

Нэрнир: Нет, просто интересно, как вы это делаете. Как она работает. Вот портальная магия понятна, изломы в пространстве и времени.

Малин: Это близко к магии манипуляции энергией (поэтому я и учился зачаровывать амулеты). Через нежить пропускается особая энергия, которая её «анимирует». Представь себе, что на руку надевают перчатку, и владелец руки может мановением своей мысли подвигать каждым из пяти пальцев перчатки. Заклинание некромантии является такой перчаткой, разум мага является такой рукой, контролируемая нежить является пальцами перчатки.

Нэрнир: А зачем становится некромантом? Ты хочешь стать личом? Призвать костяного змея?

Малин: Я начал изучать некромантию затем и только затем, чтобы защитить эту землю от орков. Некромантия — одна из немногих школ магии, которая позволяет в одиночку воевать против целой армии. Даже самый сильный маг огня или воды не остановит полноценное военное вторжение. Сильный некромант — может.

Нэрнир: А чем вызвана ненависть к оркам?

Малин: Странный вопрос. Тем, что они на нас нападают?

Нэрнир: Но именно ты решился на такие меры. А зачем ты хочешь найти Гримфона? Хммм...

Малин: Орки нападали на Гусляндию всегда, даже когда я был ребёнком. Кто-то должен был взять на себя ответственность и позаботиться об обороне.

Малин: Когда Гримфон находится в Гусляндии, то орки могут испугаться нападать. Я думаю, что орки осмелели и напали на монастырь именно потому, потому что прослышали о его пропаже.

Нэрнир: Кстати, орки говорили, что на этой земле есть ещё некромант, а потом шаман причитал, про то, что магия небезопасна и про море...

Малин: Магия очень небезопасна для тех, кто нападает на земли магов…

Нэрнир: А что ты собираешься делать, если решишь проблему орков?

Малин: Переселюсь в заморские края, где запреты инквизиции не действуют.

Нэрнир: А что ты считаешь, насчёт союза Гусляндии с эльфами Ильменя?

Малин: Поможет обороне от орков. Если эльфы Ильменя не узнают, насколько мало стражей в Гусляндии на самом деле.

Нэрнир: Знаешь, Малин, ты говоришь, что твой учитель победил как-то раз армию нежити? Вот у меня была была странная теория, что это была его армия. Он и Гру, дракона, видел.

Малин: Гримфон не рассказывал мне подробности. Он не очень доверяет никому, даже своим ученикам.

Нэрнир: Молли назвала его олухом.

Малин: Он очень умный, но не любит делиться своей мудростью.

Нэрнир смотрит в окно.

Окно гостевых покоев обращено к северу. Нэрнир видит стадо северных оленей, идущих с запада на восток. Похоже, они мигрируют в Норланд.

Нэрнир призывает большую, длинную змею, (4 метра) с 2 головами.

Нэрнир: Малин, а что ты знаешь о принцессе Минни?

Малин: Поскольку она младшая дочь короля, то никто не планировал, что она станет наследницей престола. Поэтому ей предоставлялась большая свобода — и в передвижении, и в обучении. Она ещё ребёнком ездила на пони и зебрах. Ей не сиделось в столице, и она объездила всю округу, проезжала даже через мою родную деревню.

Малин: Она изучала всякую разрушительную магию, и не всегда успешно. Поэтому король и позволял ей выезжать в чисто поле без сопровождения — чтобы она случайно не снесла королевский замок.

Нэрнир:

Нэрнир пытается смотреть глазами призванной змеи.

Нэрнир смотрит глазами змеи. Если глаза его не обманывают, то олени, которых он видит в окно, очень вкусные.

Нэрнир снова смотрит своими глазами.

В глазах эльфа северные олени не такие уж и вкусные.

Нэрнир отзывает змею.

Нэрнир: Знаешь, Малин, а ведь я — потомственный герцог, но живу в родительском подвале, хех.

Малин: Не место красит челогекко, а челогекко место.

Нэрнир: А по тебе сразу и не скажешь, что твои родители — просто фермеры... Иван вообще так принц. Слушай, а почему в Гусляндии мало магов.

Малин: Апатия, вызванная богатством населения. Чем больше в стране проблем, тем больше жителей хотят стать магами. Когда у тебя всё хорошо, много еды, ничего не угрожает, то можно решить, что и без магии всё хорошо.

Нэрнир: Когда волшебных животных будет везде много, то стране точно понадобятся маги.

Малин: Да. По многим причинам. Например, сейчас избыток популяции животных (если какие-то животные развелись в огромных количествах) решается просто — их выпускают пастись в ничейные земли и соседние государства. Если переизбыток животных будет во всех странах, то они съедят всю траву.

Малин: Гримфон пытался решить эту проблему — изобрести ритуал, который уменьшит популяцию всех животных вдвое, но пока не добился успеха.

Нэрнир: А в храмах бога Света учеников делят как-то? Ты же вроде должен понимать в устройстве поклонений богам и храмах? М?

Нэрнир: Всегда хотел попробовать это заклинание. Кхм. Экспекто патронум!

Ничего не произошло.

Малин: Я никогда не был в храме Бога Света. Его разрушили орки задолго до моего рождения.

Нэрнир: Мне дядя рассказывал, как его одноклассники в храме, однажды подвесили его за большой палец на дереве. Потом их исключили. М-да.

Малин: Немного о преимуществах самостоятельного обучения по книгам. Книга такого не сделает, если она не Гримуар.

Нэрнир: Я учился и по книгам, и от родителей, и в университете.

В окно влетел большой попугай какаду, причём в когтях он держит Кюри (целую и невредимую). Выдворив котёнка в гостевые покои, попугай улетел обратно на второй этаж.

Кюри: (на зверином) Птички меня прогнали...

Нэрнир: А каким образом магией света можно повысить честность или излечить?

Малин: Повышение честности — это вариант заклинания Истинное зрение, который (в отличие от Истинного зрения) накладывается не на человека, а на призванных существ, или магические конструкты, или информационные заклинания. Например, на свиток идентификации. Повышает внимательность и прозорливость цели.

Малин: В лечении я не очень хорошо разбираюсь. Это сложная магия, и лечение переломов сильно отличается от лечения ожогов, и от лечения ознобов, и от лечения контролирующих мозг животных, которые залезли в голову…

Нэрнир: Интересно... А что было, когда тебя обвинила инквизиция? Ты их видел? Что говорили о тебе люди после этого?

Малин: Когда на монастырь напали орки, то я удерживал их, пока не пришло подкрепление из столицы. В глазах стражей это выглядело не очень... Приходит отряд стражей и видит, что я стою на площади и командую телами павших орков. Естественно, меня задержали и бросили в темницу, а через два дня из-за границы примчались пятеро инквизиторов (прослышавших об инциденте), и был суд.

Малин: Они гнули линию, что я поднимал тела, чтобы захватить мир и запугать честный народ, и что орки являются слишком незначительной угрозой, чтобы меня оправдать, а то и вовсе находятся со мной в сговоре.

Малин: Приговорили меня к смертной казни и сразу уехали. Сразу после этого король быстро написал приказ об изменении приговора, заменив казнь на изгнание, и велел мне как можно скорее уйти из столицы, пока инквизиторы не вернулись проверить, приведён ли приговор в исполнение. Я собрал самое необходимое и ушёл.

В этот момент Нэрнир вспомнил, что Чупакамака куда-то пропала, попрощался с Малином и отправился на её поиски.

Локация: Комната с попугаями, Замок дракона[править]

Волшебница Молли находится в комнате с попугаями. Она испытывает на них заклинания, которые дуют в спину попугаю и ускоряют скорость его полёта.

Заходят Нэрнир с ножом, Чупакамака, Иван и Кюри.

Увидев, что у направляющегося прямо к ней Нэрнира в руке нож, волшебница Молли делает шаг назад и использует заклинание Циклонный щит.

Чупакамака: Приветик, Молли! Мы пришли тебя убить! Кхм… Вообще-то, нет. Мы пришли поговорить. А ножик прислал твой отец.

Нэрнир: А вот письмо *передаёт письмо Молли*!

Молли делает ещё один шаг назад и создаёт ветерок, который выхватывает письмо из рук Нэрнира и приносит это письмо ей.
Молли читает письмо, стараясь не выпускать героев из виду.

Чупакамака: Молли, в чём дело? Ты нас боишься?

Волшебница: (строго) Он подошёл ко мне с ножом. (продолжает читать письмо)

Нэрнир изучает нож.

У ножа изогнутое лезвие, состоящее из двух половинок, которые прикреплёны друг к другу гибким, вязким, прочным материалом, похожим на смолу. Они могут слегка сдвигаться относительно друг друга — если одна из половинок лезвия застрянет в прочном материале, то возможно, что его получится освободить второй частью лезвия. Этот нож — среднее между охотничьим и консервным ножом, он предназначен для чистки рептилий, рыб и резки бронированных тканей. Материал похож на серебро, но не является им.

Нэрнир: Интересная вещичка.

Чупакамака подходит к Волшебнице и перечитывает письмо, заглядывая ей через плечо

Чупакамака: Что значит, нет наследника? Есть же еще две дочери.

Чупакамака: Я жалею, что мы не предложили королю принять закон, по которому король Гусляндии не может одновременно быть королем или бароном другого королевства.

Чупакамака: Нэрнир, а ведь тебе удалось вылечить Плутония!

Чупакамака: Сколько в столице арестов…

Чупакамака: Как бы не хотелось, чтобы они стали ловить русалок. Что же делать?

Волшебница: Возможно, он планирует убить баронов. (продолжает читать дальше)

Волшебница: Я думаю, что он не успокоится, пока не увидит голову дракона. Будет посылать других путешественников с тем же заданием. Бедный дракон… (продолжает читать дальше)

Волшебница: В существование русалок, похоже, никто не поверит без доказательств. Но рыбак мог обидеться и будет пытаться доказать свою правоту, поймав одну из них. (продолжает читать дальше)

Нэрнир достаёт из рюкзака диплом о высшем образовании.

Волшебница Молли осматривает нож.

Волшебница: Очень хороший нож. Возможно, он даже сможет разрезать лунный камень (лунолеум) — материал из будущего, из которого сделаны полы в музее ламий.

Нэрнир готовится сжечь диплом.

Чупакамака: А давайте подожжём замок! Дракон вылетит, всех съест, и это навсегда решит все проблемы Олсена!

Нэрнир передумывает и просто использует на дипломе магию разрушения.

Пока Нэрнир готовил заклинание, Кюри выхватила его диплом и стала кататься с ним по полу, как с игрушкой.

Корелла: (на зверином) А кошки-то не так уж плохи в те минуты, когда они нас не едят.

Чупакамака: А лучше поехать домой. Дома мама, братики, сестричка. Можно целый день играть в разные игры, а родители разгребают твои косяки и кормят пирогами с кузнечиками…

Нэрнир: А у меня дома сестра, мама, папа, павлин… И живу я в подвале… Но назвались груздями… Ну ты поняла.

Нэрнир: Стой, ты не сказала «папа»?

Чупакамака: Мой папа умер! Его убили морские пираты, когда мне было 16. А мама уже не печёт пироги, у неё болят ноги, и она ездит по дому на коляске, а еду ей привозят с доставкой из магазина «Челогекко дели»

Нэрнир: Ох…

Чупакамака: А когда мне было 19, умерла моя бабушка, которая тоже играла на пиле…

Нэрнир вздыхает и смотрит на Чупакамаку.

Волшебница: (грустно) У кого-то есть дом, в котором родители разгребают твои ошибки, а не дом, в котором ты разгребаешь ошибки родителей…

Попугаи запели грустный мотив. В воздухе повисла атмосфера уныния, не затронувшая только Кюри.

Кюри: (на зверином) У меня есть диплом, я такая умная… (катается по земле)

Чупакамака: Ага, у меня такой был, в далёком детстве.

Нэрнир (грустно): Мне-то ничего такого чувствовать не приходилось, мы биологически бессмертные… Но Чупакамаку очень жаль. Ох…

Чупакамака: Спасибо, Нэрнир. Ну тут ничего не поделаешь, такова жизнь.

Чупакамака: Ладно, друзья грузди, давайте вернёмся к нашему кузову с проблемами. В конце концов, проблемы Олсена — наши общие проблемы. И давайте решим их сейчас, чтобы не передать их нашим будущим детям.

Нэрнир: Нам передали документы, которые показывают, что мы, официальные послы Гусляндии для Норланда и Ильменя.

Чупакамака: Значит, король всё-таки не против союза…

Чупакамака: Я думаю, надо поговорить с офицером, расспросить про Норалнд и про Ильмень, раз он там часто бывает.

Волшебница: Ещё нужно защитить дракона, хотя бы на время. Давайте замаскируем кого-нибудь под принцессу.

Чупакамака: Кого и как?

Нэрнир (смеясь): Малина! Он же всё равно в бегах! Хахахах!

Чупакамака: А что… выкрасим ему волосы твоей хной, дадим платье… И ему хорошо — кров над головой и библиотека, и дракона охранит… Только не придётся ли тогда посвятить в планы офицера?

Нэрнир: Не, Малина лучше взять с собой, а то вдруг в лича превратится.

Волшебница: Он мужчина, и его поведение совсем не похоже на моё. Его очень быстро раскроют.

Волшебница: Я могу прочитать заклинание маскировки и зачаровать амулет, который будет удерживать эту магию без перезарядки в течение нескольких месяцев (и напишу инструкцию, как перезаряжать его после). Остаётся найти добровольца — какую-нибудь несчастную, которая согласится на неоплачиваемый каторжный кабинетный труд по исправлению всех ошибок королевства с неопределённо длинным сроком полномочий.

Чупакамака: Почему несчастную? Может, несчастного? Давайте Малина спросим, как ему идея. Ну, если женщину… может, Мию?

Волшебница: Представляете, что сделает инквизиция, когда его раскроют? Ему грозит казнь за одно лишь появление в городе. А кто такая эта Мия?

Нэрнир: Ламия, которая довела нашего друга Киргиза.

Чупакамака: Мия — это молоденькая ламия. Она очень несчастная, потому что хочет замуж, а кругом одни девушки из деревни ламий…

Чупакамака: Представляете, сколько искателей руки будет крутиться вокруг, если замаскировать её под принцессу?

Волшебница: К сожалению, ламии слишком крупные, чтобы замаскировать их под человека. Рефракционная маскировка изменяет только внешность, но не физический размер и форму замаскированного. Она не сможет ездить на лошади (что будет очень подозрительно — я выезжала на прогулку почти каждый день), может не поместиться в узкие коридоры замка…

Нэрнир: Было бы хорошо если бы Гру научился превращаться в свою астральную проекцию.

Волшебница: Тело дракона обладает иммунитетом к некоторым заклинаниям, в том числе к магии превращения. Это результат естественного отбора — маги древности часто превращали драконов в лягушек и легко побеждали их, и выжили только драконы, которых нельзя превратить.

Чупакамака: Ну, если очень надо, можем замаскировать меня. Только у меня тоже очень другой характер, и к тому же, я теперь посол…

Чупакамака: Знаешь, Молли… Может быть, раз ты путешествуешь, пойдёшь с нами в Ильмень? И может, лучше сказать отцу, что ты жива. Не обязательно ведь сообщать, где ты… Он же с ума сходит от горя… Напишем, что встретили тебя по дороге, в тёмном лесу и взяли с собой… Или ты сама напишешь…

Волшебница: В тот самый момент, когда я ему это скажу, за мной выедет вся королевская конница, вся королевская рать. Побросав границу с орками и баронами и оборону столицы.

Волшебница: Я не поеду в Ильмень — я там уже была в детстве, мой путь лежит в страны, в которых я не была. И у эльфов могут быть любители гулять по улице под заклинанием Истинное зрение, которые меня опознают.

Чупакамака: Неужели тебе совсем не жаль отца? И неужели ты думаешь, что нет никаких доводов, которые могли бы его убедить? Он же тебя любит!

Волшебница: Не надо давить на жалость. Он больше хочет избавиться от своей нелюбимой работы, чем переживает обо мне.

Нэрнир: Ты многое теряешь, не соглашаясь ехать в Ильмень, можно же заменить внешность без магии… Ладно, я пока пойду потренируюсь и в Джуманджи буду играть. Эй, Иван, будешь играть в Джуманджи?

Иван: Хорошо, только чуть попозже. Это ведь надолго, а я хотел кое-что дочитать. Там как раз самое интересное! А потом можешь позвать.

Чупакамака: А мы пока другие вопросы обсудим, ладно?

Чупакамака: Ещё нужно защитить русалок, чтобы их не начали ловить. Может быть, им всё-таки лучше объявить о своём существовании, как это сделали ламии? И подтвердить, что они разумные. Получить гражданство… Можем ли мы как-то убедить короля?

Нэрнир превращается в стервятника и вылетает из окна на лужайку возле замка.

Волшебница: Чтобы уточнить, что мы говорим об одних и тех же русалках — о живущих где русалках идёт речь?

Чупакамака: О русалках из канала, которых нашёл тот рыбак!

Волшебница: Да. Можно их переселить в море так же, как они попали в канал — переместив всю воду из канала при помощи портала. Их не смогут заметить или перехватить. Это запретная магия, но никто не заставляет рассказывать об этом плане инквизиции…

Чупакамака: Мы говорили с ними. Вернее, с нами заговорила молоденькая русалка, а потом подплыла старшая. Так вот: молоденькая начиталась старых книг и мечтает о море. А старшая рассказала нам, что русалки хотят жить в канале и против переселения в море. Там акулы и другие опасности…

Волшебница: Я тоже с ними разговаривала. Они веруют, что канал является их землёй обетованной, и что перенесло их туда чудо (несмотря на многочисленные научные факты, которые говорят о том, что перенесла их туда магия). Из поколения в поколения у них придумывались и передавались устные истории-страшилки о том, каким ужасным было море, и современные русалки не очень представляют себе, насколько море лучше, чем тесный канал. Да, они раскапывают и расширяют его у дна, но три метра в ширину на поверхности… Вопрос времени, когда произойдёт землетрясение, и их расширенные подводные туннели начнёт засыпать землёй. Акулы? Морские русалки приручают акул!

Чупакамака: Мне их жалко, не нельзя же переселить их насильно. Вот если выйти на связь с русалками моря, чтобы они рассказали русалкам из канала, как в море хорошо…

Волшебница: Можно познакомить их по переписке. Поверят ли они письмам или нет, это вопрос. Захочет ли морская русалка приехать в канал, чтобы рассказать о своей жизни лично — тоже. Можно попробовать.

Волшебница: Ещё можно напустить в канал акул — тогда русалки их приручат и перестанут бояться.

Какаду: (на человеческом) Акул! И акулы сытыми бывают! Якорь мне в глотку!

Корелла: (на зверином) Опять ему что-то напомнило о его пиратском прошлом…

Чупакамака: Вопрос номер один: как найти морских русалок? Вопрос номер два: как доставить русалку из моря в канал?

Волшебница: Если просто подплыть к ним на корабле, они испугаются и уплывут. Но есть два способа их найти — в одиночку (чтобы не спугнуть их) плавать на отдалённом пляже, где обычно нет людей — русалки могут подплыть от любопытства, что позволит с ними заговорить. Ещё можно попросить жреца Бога Океана — ему даны дары быстрого плавания, разговора и дыхания под водой. Он может догадаться, где окажутся русалки, и даже догнать русалку вплавь.

Волшебница: Переместить одну из них по суше очень просто — можно усадить русалку в передвижное кресло на колёсиках для тех, кто не может ходить, и не прячась отвезти её по суше. Никто ничего не заподозрит, если не возить многих русалок туда-сюда каждый день.

Чупакамака: А где найти жреца?

Волшебница: Хотя бы один жрец Океана найдётся на каждом втором-третьем торговом корабле, которые приплывают в столицу каждый день — их часто берут в плаванье на случай бури или дождя из животных. А ещё они строят себе маленькие хижины у самого побережья — если пойти вдоль берега, то рано или поздно набредёшь на одного из них.

Волшебница: Быстрее всего жреца Океана находят те, кто разливает в море нефть и другие вещества магии огня. Точнее, это он их находит, после чего (по слухам) их по чистой случайности съедают морские чудовища.

Чупакамака: Если жрецы бога Океана знают русалок, они могут вступиться за них. Переселение — дело долгое, а пока их надо как-то защитить. Ты не знаешь ли какого-нибудь жреца, который мог бы поговорить с королём?

Волшебница: Знакомых жрецов Океана у меня нет, но почти каждый из них будет готов поговорить с королём. Они очень прямолинейны и недипломатичны, даже неотёсаны — когда мне было 7, один из них заявился ко двору и стал демонстративно бить дорогую коллекционную посуду, требуя прекратить сброс мусора с рыбацких лодок. Его, конечно, выкинули вон, но свою позицию он донёс — с тех пор на всех рыбацких лодках Гусляндии установлена мусорная урна.

Прилетает Нэрнир-воробей и превращается в себя.

Нэрнир: Чупакамака, Гримуар у тебя? Мне нужна эта книга. И ещё надо бы взять некоторые вещи…

Чупакамака: Нет у меня никакого гримуара. И на что он тебе? И какие ещё вещи? И вообше, почему и куда ты улетел прямо с нашего совещания?

Нэрнир: Про вещи неважно. Ну та одностраничная книга. Она мне срочно нужна!

Чупакамака: Вещи не дам. Книгу дам, если объяснишь, зачем. И вообще, что может быть срочнее совещания, который ты сам собрал и вопросов, которые мы обсуждали, пока ты не сбежал. Что вообще происходит, я не понимаю!!!

Нэрнир: Deus vult. А вообще надо отнести её одному… Эксперту! Я сейчас вернусь, просто нужно доделать то дело.

Чупакамака: Какому ещё эксперту??? Откуда он взялся? ТЫ О ЧЁМ???

Чупакамака: А вообще, и книгу не дам. Нельзя разбрасываться магическими артефактами, предположительно тёмными. Если это гримуар, его надо спрятать, пока мы не узнаем верный способ его уничтожить, а когда узнаем, сделать это самим или с верными, проверенными товарищами. Эксперименты подождут. У нас война на носу!!! Русалок вот-вот поймают!!! Не до игр с гримуарами!!!

Нэрнир: Русалок… Их вроде должны знать жрецы бога океана. Есть один в храме богини любви. Если ты купишь себе два свитка погони, то сможешь туда-обратно туда сбегать.

Чупакамака: Если он ещё там… Кстати, если он там, то достаточно переслать письмо с Элрондом.

Нэрнир: Помнишь старый детский стишок про забавный народец с волосатыми ногами, который живёт среди холмов в норах? А помнишь строчку, в которой говорится, что два их героя ослабят Бога Тьмы и уничтожат книжку? Вот, кажется я нашёл их.

Волшебница: Ещё идея с русалками — дискредитировать рыбака, который их видел. Заколдовать манекен так, чтобы он выглядел как русалка, и подсадить ему на крючок. Он обрадуется, привезёт свой улов в столицу и всем расскажет, что поймал русалку. И публично разоблачить его «обман», показав всем зрителям, что это манекен. После этого никто не поверит в слухи о русалках.

Чупакамака: И за что его так? Он же видел русалку, только не понял, что это не рыба.

Волшебница: За пьянство на рабочем месте…

Нэрнир: Хорошая идея!

Чупакамака: Гримуар вас одобрит

Нэрнир: Ну не казнят же его.

Чупакамака: Вот поэтому я вам и не дам гримуар. Его нельзя давать тем, кто готов причинить зло невинным.

Чупакамака: Нэрнир, расскажи лучше про народец. Почему ты решил, что они действительно могут уничтожить книжку? Они действительно хотят её уничтожить… или они хотят её использовать, выманивая её у нас с помощью стиха?

Чупакамака: И, кстати, стих я помню плохо: что там говорится о способе уничтожения гримуара? Почему никто этот способ не использовал до сих пор? Он реальный или сказочный, этот способ?

Нэрнир: Из Асхисила, древнейшего эльфийского писателя:

  • Живёт где-то славный народ
  • Ноги волосаты, маленький рост,
  • Душою чисты, не злы, не вредны, живут они очень скрытно.
  • Тот чудный народ
  • В норках живёт
  • И по холмам гуляет.
  • И родится однак там славный муж,
  • Что вместе с друзьями великую библиотеку в вулкане допотопном найдёт
  • И там книгу тьмы божественную уничтожит
  • Ослабив злое божество, что портило народы!

Чупакамака: Хм… А чьё это предсказание? Если это предсказание, а не стих. И что это за вулкан, что за народ и что за книга тоже непонятно.

Нэрнир: Этот народ я нашёл. Вулкан описан как допотопный, то есть, когда боги ходили по Олсену. Книга бога Тьмы, то есть Гримуара.

Чупакамака: А предсказание??? Насколько оно правдиво и откуда взялось? И народ найти мало, надо найти вулкан и героев. Они тебе сказали, что знают, как уничтожить гримуар, и хотят это сделать?

Чупакамака: Давайте расспросим Малина, он специалист по тёмным силам. А может, спросим Гру? Он может что-то знать. Молли, что скажешь? Может, соберёмся все вместе и разберёмся?

Волшебница: Где-то за Ильменем был вулкан. Пламя драконов тоже очень горячее, но холоднее, чем в вулкане, и не у молодых драконов.

Чупакамака: Разве один вулкан на Олсене? А вообще, интересно… Может быть, судьба нам идти в Ильмень, а затем к вулкану. Ну и этих героев позовём с собой, если этот тот самый вулкан.

Чупакамака: Ну, что будем делать? Может, пойдём расспросим Малина? Или закончим с письмом? Молли, у тебя есть вопросы, идеи или надо подумать? Может, напишем королю, чтобы не трогал русалок? Или в монастырь, вдруг жрец Океана ещё там?

Волшебница: Вопросов пока нет. Если написать королю про русалок, то он будет точно знать, что они существуют. А с ним и все его советники. Сейчас русалки считаются мифом, а очевидцы — пьяницами с богатым воображением, это безопаснее для них.

Нэрнир: Никто не хочет увидеть полуросликов?

Чупакамака: Никто не хочет спасти Гусляндию?

Нэрнир: Малин пока особо ничем не поможет, я считаю. Нам нужно будет готовится к выходу в Ильмень и Норланд, так как нас назначили послами. Переговорить с офицером можно будет.

Чупакамака: Ладно, я, конечно, хочу познакомиться с полуросликами и послушать про гримуар. Вопрос, закончили ли мы с письмом. Молли, что скажешь?

Волшебница: (перечитывает письмо) Ещё можно предложить Норланду нормальные пайки, да и Ильменю тоже. Полноценный военный союз может выйти боком, если войну развяжет союзник — тут отец прав. Рыцарей, так и быть, не буду выбрасывать в ущелье без особой надобности.

Нэрнир: Ты с нами полетишь, Молли?

Волшебница: Рыться в грязных норах? Нет, спасибо.

Нэрнир: Они чистые. Там столы, стулья, коврики, украшения. Ну не хочешь, как хочешь.

Волшебница Молли возвращается к своим экспериментам с попугаями. Она развеивает заклинание попутного ветра на одном из попугаев, которого она забыла расколдовать ранее (пока герои совещались, этот попугай носился по небу и совсем растрепался), а также ненужный циклонный щит вокруг себя.

Нэрнир: За мной, Чупакамака!

Нэрнир превращается в ворона и летит к норе Сама.

Чупакамака: Молли, извини, что так получилось. Похоже, надо срочно искать Малина или другого специалиста по тёмной магии, пока Нэрнир не наломал дров. В общем, я к Малину, а договорим потом, ладно? Ты подумай пока. Кстати, ты Малина не видела?

Волшебница: Сидит под деревом и читает какую-то книгу. По другую сторону ущелья.

Чупакамака: Ага. Ну, я полетела. (превращается в попугая и летит на поиски Малина и Нэрнира)

Локация: Окрестности замка, Замок дракона[править]

В тени одного из полусломанных деревьев установлен стул с откидной спинкой, на котором дремает Малин Кешар. Книга «Джуманджи» лежит рядом. Рядом пасутся белые пушистые овцы и белые пушистые волки.

Прилетает Нэрнир в форме стервятника.

Нэрнир превращается в себя и ищет булыжник.

Нэрнир находит четыре булыжника: большой обычный (массой примерно 8 килограмм), маленький обычный (примерно 2 килограмма), являющийся домиком гигантского краба-отшельника (30 сантиметров в холке), а также прикрывающий потайную дверцу в жилище полевого полурослика.

Нэрнир: стучится о камень полурослика.

Дверца открывается. На пороге стоит очень юный полурослик, едва ли старше 33 лет.

Полурослик: (с блестящими от восторга глазами) Ух ты, самый настоящий эльф!

Нэрнир: Хм, как тебя зовут, халфлинг?

Полурослик: Сам я. Сам — это моё имя. Всегда мечтал повидать настоящих эльфов! С тех самых пор, как дядя моего соседа в пятьдесятый раз рассказал историю о том, как эльфы бросили его в темницу.

Нэрнир: А где твои соседи, Сам? Я пришёл сюда в поисках вашего народца… Чудной вы народец…

Полурослик Сам: О, они здесь, просто они хорошо прячутся! Вон там (показывает на кустик, из которого торчит пятка) И вон там (на гору листвы, из которой высунут нос) И вон там (на дупло разломанного дерева, из которого торчит оттопыренное ухо) Мы уже неделю за вами следим!

Нэрнир: Вы живёте в норах, верно? Хорошо хозяйство ведёте? Ах, да: а кто ты по профессии?

Полурослик Сам: У нас очень уютные и цивилизованные норы. Не обращайте внимание на паутину, так задумано — пауков мы едим. Сам я охотник и собиратель — я иду в лес или поле и собираю то, что плохо лежит.

Нэрнир: Я не простой эльф, а самый настоящий волшебник!

Нэрнир создаёт иллюзию дракона, который взлетает, делает бочку и его пронзает иллюзорная стрела, после чего тот рассыпается на листья.

Из окружающих кустов раздаётся вздох восхищения, и со всех сторон прибегает толпа полуросликов-детей (25 лет и младше) и начинает водить хороводы вокруг Нэрнира.

Полурослики-дети: (хором) Колдун идёт, гром гремёт!

Нэрнир покрывает землю вокруг хоровода цветами.

Нэрнир: Слушай, Сам, а твоего соседа как зовут?

Полурослик Сам: Его зовут Фарод, а его дядю Библио.

Нэрнир: Фарод… Да я его и искал. А где он живёт?

Полурослик Сам: (шёпотом) Он уехал к эльфам. Его последними словами было «Скоро вернусь, я только туда и обратно, как дядя». С тех пор его никто не видел.

Нэрнир: Он ушёл один?

Полурослик Сам: Я хотел его остановить или увязаться за ним, но почему-то превратился в жабу на три дня. Съел весь стратегический запас пауков на месяц вперёд.

Полурослик Сам: Но через неделю мне исполняется 33, и я смогу путешествовать сам! Соберу котомку и тоже пойду к эльфам.

Нэрнир: Знаешь, раз он уже вышел в путь, то я помогу тебе. Можно зайти в нору? А то я немного устал стоять.

Полурослик Сам: Пролезай. (уступает место)

В нору можно пролезть даже неполурослику (немного пригорбившись). Нора засыпана старыми вещами, провизией, мусором, паутиной, цветами в горшочках и так далее. В норе нет золотых гор или особых ювелирных украшений, не считая набора серебряных ложек.

Нэрнир: Превращается в лису и ищет стул или табуретку.

Вокруг обеденного стола расставлены пять крупных стульев для гостей и 12 полустульев для полуросликов.

Нэрнир превращается в себя и садится на стул.

Нэрнир: Ну что ж… Знаешь Сам, есть в мире такое зло, которое тебе не понять. Это зло — тёмный бог Гримуар. Он творит бесчинства через своих последователей и злых кланов орков. И были книги, которые он создал (кроме эльфийских, которые создал эльфийский переплётчик). Эльфам — 3 книги «Справочник бессмертного садовода», «Бестиарий» и «Магия для продвинутых». Гномам — 7 книг «Руководство по отвоевания гор от драконов», «Злато-богато», «Простые механизмы», «100 способов очистить кирку», «Бороды и бакенбарды», «Что делать, если у ребёнка ещё не прорезалась борода в 3 месяца» и «Камни». Людям — 9 книг мини-Гримуаров. И одну для себя, чтобы набирать магическую силу для создания зла. Каждый, кто откроет эту книгу, будет подвержен её власти и станет злым. Но эту книгу, предстоит уничтожить там, где она была создана… Э-э-э-э… В жерле далёкого вулкана — Рукавной горы. И эта книга когда-то помогла дяде твоего соседа, научив его заклинанию невидимости… Вам с Фародом необходимо доставить его в эльфийское королевство Ильмень.

Полурослик Сам: Быть может, лучше оставить эту книгу себе и тоже научиться невидимости и другим могучим волшебствам? Не бороться со злыми кланами орков, а стать их владыкой.

Полурослик Сам: И потом применять их для добра.

Нэрнир: Если ты будешь долго пользоваться этой книгой, то превратишься в бесплотного духа, который безумен и служит злу. Книга же престанет давать дары. А само использование тех заклинаний усиляет Гримуара. Книга попытается сломить твою волю, заставляя делать ужасные вещи и переманивая на тёмную сторону.

Полурослик Сам: Но если сделать очень много добра для других людей, а превратиться в безумного духа самому, то разве это не хороший поступок? Помочь другим, пожертвовав собой.

Нэрнир: Заклинания там дают только или что-то, что причиняет боль другим, или что-то, что помогает только тебе.

Полурослик Сам: Любая боевая магия причиняет боль другим. Я читал об этом в сказках. Этими другими могут быть и злодеи.

Нэрнир: Слушай, ты хочешь приключений, стать героем, мэром и чтобы про тебя и Фарода написали 3 книги?

Полурослик Сам: Да. Однажды я читал трилогию об одном королевском советнике, который придумал, как достичь бессмертия, и утопил целый город (так называемую Атлантиду), а потом стал тёмным лордом. Он смог прославиться — и я смогу!

Нэрнир: Этим советником был Г… Хотя тебе всё равно это не нужно. Ладно, я схожу, за вещами которые тебе пригодятся.

Полурослик Сам: Эх, мне бы этот Гримуар… Ужо я бы его отнёс! Это будет великое путешествие! Ужасное, но великое.

Нэрнир превращается в воробья и летит к Чупакамаке.

Из замка прилетает Нэрнир. Их окружают любопытные полурослики.

Нэрнир превращается в себя.

Нэрнир: Сам! Я кое-что важное принёс! Со мной ещё одна волшебница. Хотя, нет, она видимо отстала…

Нэрнир — полуросликам: Вот интересно, а что и кого вы выращиваете?

Полурослик Сам: Вкусненьких картох, помидорчиков, лучок, специи… Рыб в колодцах, мышей, племянников, внучков… Особое зелье, которое дымит как фабрики у больших людей в Норланде…

Нэрнир: А где же эта безответственная, Чупакамака?

Чупакамака, пролетая над гнездом кукушки, заметила, в какую сторону улетел Нэрнир, и летит туда же. Она обнаруживает, что Нэрнир окружён любопытными полуросликами, а Малин дремлет на раскладном стуле под ближайшим деревом.

Нэрнир превращается поочерёдно в змею, беркута, шакала, кота, пингвина и в себя.

Чупакамака подходит к Малину и тихонько зовёт его, чтобы разбудить.

Малин: А… Да… (просыпается) Хорошо, что это был сон…

Малин протирает глаза и осматривается по сторонам.

Чупакамака: Привет. Можно с тобой поговорить? Это срочно.

Малин: Конечно. С чем помочь?

Чупакамака: (тихо) Ты уже знаешь, что у нас есть книга из одной страницы, которая потребовала каплю крови, чтобы её прочитать? Мы думаем, что это гримуар. А Нэрнир нашёл полуросликов — вон они сидят. И, как я поняла, там есть полурослик, который обещал уничтожить Гримуар в вулкане, как это говорилось в детском стишке. Нэрнир хочет отдать гримуар ему. Что скажешь?

Малин: Каплю крови действительно просит Гримуар. Он представляется живым предметом и говорит, что кровь ему нужна, чтобы восстановить силы. Это неправда, он не использует пожертвованную кровь вовсе.

Малин: Истинный смысл ритуала с кровью — завоевать доверие владельца книги. Требование книги «пожертвуй немного своей крови» выглядит жутким и зловещим, и владелец книги ожидает подвоха: что книга его обманет, навредит ему, наступят ужасные последствия и так далее. Ничего этого не происходит, книга держит своё слово. Это первый шаг на пути к тому, чтобы доверять злу.

Малин: Я не думаю, что Гримуар возможно уничтожить. Он бессмертен и находится за пределами нашего мира. Книга не является его телом, это аналог астральной проекции дракона. Её уничтожение не нанесёт вреда самому божеству, и он сможет создать новую книгу.

Чупакамака: Понимаю… То есть, они уничтожат книгу, а потом Гримуар сделает новую? Малин, что если мы вместе пойдём к ним и поговорим об этом? Нэрнир звал познакомиться…

Малин: Да. Гримуар может сделать новую книгу, даже если эта всё ещё существует. Если у него достаточно энергии.

Малин: Насколько мне известно, Гримуару напрямую не поклоняются, но он всё равно как-то получает энергию от того, что даёт дары. Я думаю, что он становится сильнее каждый раз, когда о его злодействах ходят легенды, а его самого проклинают или боятся.

Малин: На полуросликов посмотреть стоит. Дарить ли им чрезвычайно злобный артефакт — не знаю.

Чупакамака: Тогда пойдём, посмотрим? Познакомимся, поймём, что происходит?

Малин подходит к полуросликам.

Полурослик Сам: Расступитесь, братья, пропустите большого человека!

Другой полурослик: И большого челогекко!

Чупакамака: Привествую вас, о, незнакомцы. Это Малин, а я Чупакамака. А вы кто?

Полурослики: (хором) Мы простой народец. Ходим босиком, живём в норках. Никого не трогаем, чайник починяем.

Полурослик Сам: Откуда взялся наш народец, сами того не знаем. Некоторые говорят, что мы произошли от большого человека, некоторые — что от кроликов.

Чупакамака: Красиво. А как вас зовут?

Полурослик Сам: Наш вид называется полурослики, и мы делимся на шустриков, шерстиков и лесников (здесь присутствующие — шустрики). Живущие здесь семьи — Ройкинсы, Соннинги, Дрыхлинги, Вскопанцы и Подкопсы.

Нэрнир: Кстати, эти двое большунов тоже волшебники.

Полурослики-дети: Ооо! (окружают Чупакамаку и Малина и пытаются зафоторисовать их грязной лапой на коре)

Чупакамака превращается в кедр и разбрасывает шишки, стараясь ни в кого не попасть.

На фоторисунках получились самые разные чудовища, являющиеся наполовину челогекко, наполовину кедром.

Нэрнир хихикает.

Чупакамака развоплощается и рассматривает рисунки

Чупакамака: Похоже. Я смотрю, тут сплошь художники.

Чупакамака: Нэрнир рассказывал, вы тоже имеете отношение к магии, если я правильно поняла. Вы умеете уничтожать тёмные артефакты?

Один из полуросликов: Мы умеем класть тёмный артефакт на землю и кидать в него камень.

Другой полурослик: Ещё мы можем выкинуть тёмный артефакт в реку и надеяться, что его унесёт далеко-далеко.

Третий полурослик: Ещё можно скормить тёмный артефакт пираньям. Хуже они от этого не станут.

Четвёртый полурослик: Не то чтобы мы когда-либо видели такие диковины, как артефакты, тёмные они или нет.

Нэрнир: Слушай, необязательно это уметь делать, чтобы сделать.

Чупакамака: Эм… может быть, расскажете подробнее? Что сделать, как сделать, кто должен сделать?

Полурослик Сам: Сделать вам пюре из трёх-четырёх картох? Мы, полурослики, знаем толк.

Нэрнир: Сам, а где дядя твоего соседа?

Полурослик Сам: Ещё раньше к эльфам ушёл…

Чупакамака: Куда ушёл, в Ильмень? Так вы, наверное, всё знаете о жизни тамошних эльфов?

Полурослик Сам: Ясно как белый свет, в Ильмень! Тамо-то эльфы и живут. Они хотели посадить старину Библио в тюрьму навечно за то, что тот зашёл в их леса. Он сперва сбежал, а потом хватился, что эльфийских пленных кормят лучше, чем свободных полуросликов у нас, и захотел обратно.

Нэрнир: Да, эльфийская еда вкусна.

Другой полурослик: Говорят, что те, кто плохо себя вёл, попадают к эльфам.

Полурослик Сам: Неправда! Те, кто хорошо себя вёл, попадают в эльфам. Те, кто плохо себя вёл, попадают к гномам.

Чупакамака: Странно… зачем ему, чтобы его кормили, разве он не может кормиться сам? И разве в Ильмене сажают только за то, что кто-то зашёл в лес? И что же, он теперь в тюрьме?

Полурослик Сам: Полурослика поди прокорми! Сколько не корми, всё равно влезет больше. А сейчас он не в тюрьме: он присылал с совой письмо и рассказал, что его отказались сажать в тюрьму, потому что с ним не было гномов. В первый раз он пришёл в Ильмень в гномами, а это было совсем другое дело.

Чупакамака: А скажите, король Пунтарх про вас знает? А местные фермеры? Я почему спрашиваю: мы уже однажды нашли разумный народ, о котором другие не знают, а они тут давно живут…

Нэрнир: В любом случае их-то животными точно-бы не назвали…

Один из полуросликов непринуждённо почесал у себя за ухом шерстистой пяткой.

Полурослик Сам: Большой народ не вмешивается в наши дела, а мы не вмешиваемся в дела большого народа.

Нэрнир: Ну, что скажешь, Малин?

Малин: Я доверяю им приготовить пюре. Волшебных книг рекомендую не давать.

Нэрнир: Слушай, Сам, а что было с дядей твоего соседа после плена у эльфов?

Полурослик Сам: Он ушёл к гномам, и потом попал в плен к орками, но ему не понравилась еда у орков, и он убежал от них в пещеру и чуть не похудел, пока оттуда выбирался. Потом он вернулся домой, зарылся в своей норе и жил долго и счастливо.

Нэрнир: А с какой целью он пошёл с гномами?

Полурослик Сам: Путешествовавший с гномами волшебник пригрозил, что превратит его в жабу, если не пойдёт.

Нэрнир: Насколько я помню, какое-то время назад, группа гномов, отвоёвывал какую-то свою гору от красного дракона и они путешествовали в Гусляндию.

Полурослик Сам: Гномы иногда проходят мимо — то туда группа, то сюда группа. Никаких красных драконов тут отселе не было.

Нэрнир: Гномы вроде норландские были. Папа показывал старые газеты. Там писали об этом.

Чупакамака: А дракона, который живёт в этой горе, вы видели?

Один из полуросликов: Видел, он пролетал над этим самым местом. Этот дракон был не красный, а чёрный. Мы, полурослики, обычно не смотрим вверх, но дракон был весь мокрый и всех забрызгал, только поэтому мы его и заметили.

Чупакамака: А это давно было?

Один из полуросликов: Лет 15 назад…

Малин — Нэрниру и Чупакамаке: (шёпотом) Возможно, эти полурослики не очень мудрые.

Другой полурослик: Зато у нас развитые большие пальцы!

Нэрнир: Но всё же, стих древности?

Чупакамака: Что «стих древности»?

Нэрнир: Ну тот, в который я рассказывал.

Чупакамака: Так ты его всем прочитай, все и скажут, что.

Нэрнир: Из Асхисила, древнейшего эльфийского писателя:

  • Живёт где-то славный народ
  • Ноги волосаты, маленький рост,
  • Душою чисты, не злы, не вредны, живут они очень скрытно.
  • Тот чудный народ
  • В норках живёт
  • И по холмам гуляет.
  • И родится однак там славный муж,
  • Что вместе с друзьями великую библиотеку в вулкане допотопном найдёт
  • И там книгу тьмы божественную уничтожит
  • Ослабив злое божество, что портило народы!

Малин: Библиотека в вулкане?

Нэрнир: Вполне возможно, что технологии богов, когда те были смертными, позволяли им такое сделать.

Нэрнир: Сам, сколько времени прошло, с того момента, как ушёл Фарод?

Полурослик Сам: Примерно две недели. Он шёл пешком, как у нас водится, и никуда не спешил.

Нэрнир: В какую сторону он шёл?

Полурослик Сам: На восток отсюда, до ближайшего леса, а оттуда на северо-восток через лес.

Нэрнир: Ну???

Нэрнир призывает крупного снежно-ледяного орла.

Чупакамака: Куда же он идёт? Если долго идти на восток, придёшь в Хормель. А на северо-востоке — Норланд. Ильмень на западе!

Нэрнир: Надо было на всякий случай взять сюда Элронда. Хахахах! Пхах…

Полурослик Сам: Ильмень… Ильмень… (роется в старых бумагах, испещрённых записками-каракулями, многие из которых начертаны грязным пальцем) Ильмень к северу от Норланда. (продолжает рыться в бумагах) Он хочет пройти по пустырям между Норландом и орками (которые на северо-северо-востоке, а Норланд на северо-востоке), ну и проскользнуть в Ильмень незамеченным.

Нэрнир: Хороший план.

Чупакамака: Мы тоже можем так идти. Нам всё равно надо поговорить и с баронами, и с Тиберием Мягким, прежде чем идти к эльфам.

Нэрнир: Если бароны нас увидят и узнают, что мы послы, то казнят нас.

Малин: Можно пройти по краешку территории орков. Против них, в отличие от баронов, можно применять силу.

Нэрнир: Я вот думаю надо идти сразу прямо к эльфам.

Чупакамака: Откуда такие сведения о баронах? Они казнят послов Гусляндии, на принцессах которой женаты и королями которой хотят стать? И мы можем не говорить, что м послы. А вообще… есть идея. Ладно… давайте наши планы обсудим в замке.

Нэрнир (шёпотом): Стойте, я скоро вернусь. Я придумал, как помочь одному из доспехов. Тому, что депрессивный. Поняли?

Полурослики: (хором, громко) Поняли!

Нэрнир бежит в зал доспехов.

Полурослик Сам: Кто-нибудь понял, о чём он говорил?

Другой полурослик: Нет.

Третий полурослик: Нет.

Четвёртый полурослик: Нет.

Чупакамака: Я вас предупреждаю, что это эльф из семьи, которую прозвали «безумными аристократами». Судя по всему, он собрался послать вас в далёкое пешее путешествие. Всё равно куда. Он предлагал вам уничтожить книгу, да? А теперь доспех, значит… Я бы не соглашалась. Хотя, конечно, это ваше дело. Но я думаю, что если хочется попутешествовать и нужен предлог, лучше выдумать его самим. А то влипнете, как мы все влипли.

Другой полурослик — Саму: Вот видишь! А ты всё эльфы да эльфы! Библио уже ушёл к эльфам, и так и не вернулся! И Фарод туда же! Если сидеть дома, в родной норе, то никогда не забредёшь куда не надо!

Полурослик Сам: И всё-таки я верю, что эльф плохого не посоветует. Они такие премудрые и возвышенные, у них вопиюще прекрасная культура…

Чупакамака: Так вы можете отправиться к эльфам просто так, без заданий, просто для туризма и культурного обмена.

Полурослик Сам: Я могу отправиться к эльфам… (восторженно блестящие глаза)

Третий полурослик: Если поедешь к эльфам, веди себя прилично. Не клади локти на стол, они не готовы к такому культурному обмену.

Четвёртый полурослик: Отнесись к эльфам как в виноделам: туризм в меру хорош, если не потурить у них целый бочонок.

Чупакамака: Между прочим, мы тоже собираемся в Ильмень…

Малин: А по пути заглянем к баронам или оркам, если не повезёт.

Чупакамака: Орки считают нас своими…

Малин: Особенно меня.

Вернулся Нэрнир. Он несёт в руках депрессивный доспех. Заметно, что доспех втянул пузо и пытается притвориться менее толстым, чем он есть на самом деле.

Чупакамака: Приветствую уважаемого доспеха! Вы всё ещё хотите покончить с собой?

Нэрнир: Этот доспех, нужно сбросить в вулкан, который находится недалеко от эльфийского королевства Ильмень.

Депрессивный доспех — Чупакамаке: Я хочу реинкарнировать в кролика. Я рассказал об этом этому доброму эльфу, и когда он это услышал, то немедля согласился выбросить меня в жерло ближайшего вулкана.

Чупакамака: Да ну… кролики… А что если мы тебя наденем и отправимся спасать галактику? Начнём со спасения орчат из зоомагазина, а закончим спасением пленных звёзд из чёрной дыры?

Депрессивный доспех: Нашли геройский поступок… чтобы спасать товар из магазина, никакой доспех не нужен. Достаточно купить его за деньги.

Чупакамака: А если похитить? А? И благодарные родители-орки дадут нам жаркий бой!

Депрессивный доспех: Мои моральные установки не позволяют мне похищать детей. Только взрослых.

Нэрнир: Итак, Сам, ты отнесёшь вместе с Фародом доспех и выкинешь его в вулкан?

Полурослик Сам: Приключение не хуже других. Я никогда ещё не бывал в землях эльфов и не бросал доспехи в вулкан. Надо же когда-то начинать.

Чупакамака: Эти дети орков уже похищены, они в плену у жадного торговца. А мы должны их спасти!

Чупакамака: Сам, ты хочешь убить живого доспеха, только потому, что он впал в депрессию? Подумай, на что ты соглашаешься!

Полурослик Сам: Я не хочу никого убивать, но он попросил превратить его в кролика. Я не волшебник и не умею превращать доспехи в кроликов иным способом, кроме как выкидывая их в вулкан.

Полурослик Сам: Старина Библио был в плену у жадных эльфов, и ему понравилось.

Чупакамака: Если ты выкинешь доспеха в вулкан, он умрёт. Ты знаешь, что бывает после смерти? Некоторые верят, что они возродятся другими существами, но никто не знает, правда это или нет. И даже если правда, где гарантия, что он возродится кроликом и у него не будет депрессии?

Другой полурослик — Саму: Она права! Если никогда не пробовать ничего нового, то никогда не ошибёшься!

Нэрнир: Доспеху надоело быть доспехом. Он не может ничего делать кроме как говорить. Это его выбор.

Чупакамака: Чудесный выбор умереть. Это даже лучше, чем сжечь свой диплом, правда? Надо помочь… непременно помочь… тебе… сжечь диплом, да?

Депрессивный доспех: Также прошу учесть, что я уже умер сотни лет назад, и в доспех мой дух запихали без моего согласия.

Чупакамака: Ох… (хватается за голову и думает) И ты хочешь уйти окончательно?

Депрессивный доспех: Я хочу стать кем-либо, кроме доспеха. Но кузнец навертел и накрутил столько всяких удерживающих, сковывающих, привязывающих, малообратимых заклинаний, что вулкан наиболее реалистичен…

Чупакамака: Мы же спрашивали про заклинания. Как можно отвязать, спрашивали. Может быть, есть другой способ? Что за заклинания всё-таки?

Депрессивный доспех: Я не был магом при жизни. Я был очень толстым воином. Спросите мага.

Нэрнир: А кем ты хочешь быть? Шляпой? Книгой?

Депрессивный доспех: Почему сразу живым предметом? Это в некотором роде форма рабства, живёшь вечно и оказываешь услуги тем, кто свободно гуляет по миру.

Нэрнир: Значит остаётся только скинуть в вулкан.

Чупакамака: Может быть, ты и прав…

Нэрнир: Ты готов отправится за Фародом, а потом вместе с ним отнести доспех к вулкану, Сам?

Полурослик Сам: Я отнесу ему доспех и помогу ему донести доспех до вулкана. На эльфов, опять же, посмотрю…

Нэрнир: Также я вам дам кинжал, на случай нападения орков или гигантских ядовитых пауков.

Нэрнир передаёт Саму нож.

Луна Цедрейтер: Кинжал есть у Ивана. У Нэрнира только рукоятка

Чупакамака: Возьмите также свиток очищения воды и еды. Пригодится. (передаёт свиток)

Малин: Также возьми этот камушек — он будет светиться в темноте. Я его зачаровал, когда практиковался в магии света. (передаёт полурослику маленький амулет)

Полурослик Сам берёт светящийся камушек, свиток очищения воды и еды (1 шт.) и нож для резки драконов.

Чупакамака: Есть ли у вас еда? Деньги на дорогу? Палатка, котелок, огниво, другие необходимые вещи? Подумайте.

Полурослик Сам: Выйду налегке и буду добывать еду в пути. Спать в корнях деревьев. Разжигать огонь двумя палочками. Даже деньги не нужны — у меня ловкие руки.

Нэрнир': И на, возьми платок носовой.

Нэрнир передаёт Саму платок.

Полурослик прячет носовой платок в своих многочисленных карманах.

Чупакамака: А соль у тебя есть? А котелок? Всё-таки лучше варёная и солёная пища, сырое мясо вредно, грибы тоже.

Полурослик Сам: Мясо запеку в углях. Да и в грибах мы, полурослики, знаем толк.

Чупакамака: Возьми всё-таки баночку соли. (передаёт Саму баночку соли)

Полурослик кладёт баночку соли в другой карман и сортирует уже находящееся у него в карманах по алфавиту.

Нэрнир: Когда вы прибудете в Ильмень, мы постараемся вас встретить.

Другой полурослик: Если что, освободите его из эльфийской тюрьмы. Негоже полурослику сидеть в норе, которую вырыл не он сам.

Чупакамака: Если он попадёт в тюрьму, мы придём к вам и отправим на священную войну с эльфами.

Нэрнир: Ну попрощайтесь с товарищем, напутствие дайте ему!

Чупакамака: У вас две минуты! Если он выйдет позже, то опоздает!

Другой полурослик: Ну это, пока… Я возьму твои серебряные ложки, ты не против?

Третий полурослик: Счастливого пути! А я возьму сапоги и спортивный мяч для игры в бол!

Четвёртый полурослик — другим двум: (шёпотом) Надо поскорей успеть разграбить его нору, пока остальные не прослышали, что он едет к эльфам.

Со слухом 7 Чупакамака это слышит. Со слухом 3 Нэрнир этого не слышит.

Чупакамака: А на нору мы поставим охранную руну. Она убьёт того, кто сунется туда.

Четвёртый полурослик — Саму: Можно в последний раз посмотреть на твою нору, пока ты не ушёл в поход?

Полурослик Сам: Конечно! Что может пойти не так?

Чупакамака: Сам, они хотят тебя ограбить! Они об этом шептались! Лучше иди с ними и запри нору. А мы поставим руну.

Четвёртый полурослик: Не говори так…

Полурослик Сам: Ну что вы, они мои друзья. Друзья друг у друга не воруют. Только если думают, что владелец вещи никогда не вернётся. (задумчиво) Но это же не тот случай?

Чупакамака: (глядя на Четвёртого) Я всё слышала! (Сэму) Надеюсь, что так. Но путь опасен. Будь внимателен, смотри в оба и хорошенько думай, прежде чем что-нибудь сделать.

Полурослик Сам: Мы, полурослики, славимся благоразумием и рассудительностью. Я целых пять минут обдумывал, соглашаться ли идти в поход к вулкану, прежде чем пришёл к правильному решению «Почему бы и нет».

Чупакамака: Нэрнир, может, напишешь ему письмо, что ты его послал? К эльфу из семьи Моргендорффер в Ильмене прислушаются.

Нэрнир: Мы же и так в Ильмень собирались?

Чупакамака: Его ты отправил прямо сейчас! А мы идём не сейчас! Тебе написать трудно?… Или уже пойдём вместе. Но не сию минуту, а через час. Сходим за Карлом, за Иваном — и в путь! Вместе веселее! Ммм?

Чупакамака: Сам, мы сейчас!!! Нэрнир, за мной!!! Собирать вещи!!! (убегает в Замок)

Нэрнир: Тебя подвезти немного?

Полурослик Сам: Я пойду тихо-тихо и пешком, в удобном для меня темпе. Может, ещё других полуросликов встречу по дороге.

Нэрнир: Я чуть-чуть с тобою пройдусь хотя бы до замка, разомну ноги. Малин? М?

Малин: Пойдём.

Нэрнир и Малин уходят в замок.

Из замка возвращается Чупакамака.

Полурослик Сам уже ушёл. Его знакомые выносят из его норы ящики с серебряными ложками и другими полезными вещами, которые им непременно пригодятся.

Чупакамака призывает травяное чудище и напускает его на полуросликов.

Испуганные полурослики убегают от травяного чудища, в панике побросав все ящики, кроме ящика с серебряными ложками.

Чупакамака: Отдайте ложки, или он вас съест!!!

Полурослики бросают ящик с ложками в пасть чудищу и убегают. Но от них всё ещё слегка звенит — возможно, часть ложек распихана у них по карманам.

Чупакамака применяет к полуросликам заклинание Опутывающая лоза.

Опутанные лозой полурослики лежат на земле и тщётно пытаются вывернуться из лозы.

Чупакамака: Чудище, вынь всё у них из карманов!

У чудища слишком большие лапы, они не помещаются в карманы полуросликов.

Чупакамака: Сами отдадите ворованное или мне ваши кармашки почистить?

Полурослик: Нет у нас ничего ворованного! Ложки исконно наши, он их у нас взял взаймы!

Чупакамака: Вот он пусть и отдаёт. (запускает руку в карман полурослика)

В кармане полурослика лежит серебряная ложка, огрызок яблока и монокль.

Чупакамака вытаскивает ложку.

Чупакамака обыскивает остальных.

Чупакамака извлекла ещё 7 серебряных ложек из карманов возмущающихся полуросликов.

Чупакамака: Ай-ай-ай… нехорошо как…

Чупакамака: Слушайте внимательно. Я отнесу эти вещи к Саму в нору. И установлю на дверь защиту. Если полезете, защитная руна вызовет меня — и его (показывает на чудище). Так-то.

Чупакамака: (снимает заклинание) А теперь брысь отсюда. Чудище, проводи их.

Полурослики бросаются врассыпную. Чудище гонется за ним по пятам, стремясь во что бы то ни стало проводить их.

Чупакамака дожидается, чтобы полурослики убежали достаточно далеко

Чупакамака: Чудище, назад!

Чудище прибежало обратно в Чупакамаке, вытирая росу со лба и тяжело фотосинтезируя.

Чупакамака: Отдыхай!

Чупакамака заносит вещи назад в нору Сама. Затем закрывает дверь и рисует на ней охранную руну. Над руной рисует череп кости и пишет «Вход только для Сама» и «Не влезай — убьёт!»

Уже было собираясь уходить от норы, Чупакамака услышала, как в норе кто-то что-то жуёт.

Чупакамака открывает дверь и ещё раз осматривает нору.

Под столом прямо на полу лежит полурослик. Он уплетает помидоры с солью. Рядом с ним лежит битком набитый мешок с помидорами.

Чупакамака: Чудище, ко мне!

К Чупакамаке подбегает чудище (на мгновение задержавшись на табличке «Вытирайте ноги», чтобы вытереть ноги).

Чупакамака: А вы пожалуйте на выход. Я сейчас запру дверь и поставлю защиту.

Полурослик: И будет полная нора гнилых продуктов. Эти помидоры испортятся, если их не съесть в ближайшую неделю-другую!

Чупакамака: Ладно, забирайте помидоры и на выход.

Полурослик: Тут десять полок со скоропортящимися продуктами. Сам, он знал толк в объедании, и к нему часто приходили гости.

В норе действительно много мешков с яблоками, огурцами, грушами, картофелем и так далее.

Чупакамака: Нора — это почти что погреб. Никакая картошка тут не испортится. На выход.

Полурослик: Огурцы превращаются в кашу через месяц, в погребе они или нет. Хотя бы тележку провизии надо нагрузить и вывезти…

Чупакамака: За продукты платить надо. У вас есть чем платить?

Полурослик: (рассудительно) Рыночная цена товаров, которые неизбежно испортятся, равна нулю. Если их никто не съест, то владелец не получит ничего (кроме запаха в норе). Если съест, то тоже ничего.

Чупакамака: Ладно. Забирайте помидоры и огурцы. Остальное останется тут. У вас 2 минуты.

Полурослик: (в открытую дверь, громко) Тащите сюда тележку, да поскорее! У нас две минуты.

В нору вваливаются 5 полуросликов с тележкой.

Полурослик: Грузите все скоропортящиеся продукты. (указывает на полку)

Чупакамака внимательно наблюдает, что они грузят.

Полурослики грузят помидоры, огурцы, яблоки, груши и сливы. Они оставляют морковь, картофель, редис, лук и капусту.

Чупакамака: Ну, вот. А теперь выходите. Давно пора запирать помещение.

Полурослик — остальным: Вывозите тележку.

Полурослик — Чупакамаке: Можно было бы и больше взять. Давайте посмотрим правде в глаза: Сам никогда не вернётся. Никто из тех, кто отправлялся к эльфам, не возвращался. Кроме старины Библио, но он не считается.

Чупакамака: Он вернётся. А если не вернётся, тогда и посмотрим. Года через три. Или через семь.

Полурослик: Ладно. Если что, пророем подкоп. (выходит из норы)

Чупакамака накладывает руны на шкафы, полки с продуктами, ящики с ложками и прочее.

Чупакамака установила руны на любую мебель, которая теоретически может содержать ценности.

Чупакамака вместе с чудищем выходят наружу.

Чупакамака закрывает дверь и накладывает на неё заклинание приклеивания.

Чудище корчит страшные рожи полуросликам, наблюдающим за Чупакамакой из кустов.

Чупакамака исполняет заклинание Выращивание колючек, выращивая вокруг норы колючий кустарник.

Кусты с полуросликами ропщут.

Чупакамака: И нечего тут сидеть. Чудище, этих тоже проводи.

Полурослики прячутся по своим собственным норам.

Чупакамака: Он придёт, если кто-нибудь сунется в нору Сама. Это защитные руны. И внутри тоже установила, на шкафах, на ящиках…

Чупакамака: Всем счастливо! Не воруйте у соседей!

Чупакамака уходит вместе с чудищем. Отойдя подальше от нор, Чупакамака отзывает травяное чудище.

Чупакамака вспоминает, что ещё не навещала Карла и Квоку, и отправляется в конюшню проведать их.

Локация: Зал-музей с выставкой брони, Замок дракона[править]

Выставленные в замке доспехи рассказывают друг другу оскорбительные анекдоты про криворуких и хромоногих — стараясь говорить достаточно громко, чтобы разбитый доспех их слышал.

От полуросликов возвращается Нэрнир.

Нэрнир: А где депрессивный доспех?

Депрессивный доспех: Я тут (хнык-хнык)

Нэрнир: Он всегда таким был?

Кавалерийский доспех: Нет, в молодости он был очень живым и весёлым. Только когда ему стукнуло 400.

Нэрнир: А какую он выполнял задачу?

Депрессивный доспех: Я доспех для освобождения заложников. Я могу пробивать стены, моё забрало не пропускает снотворные зелья, а моё тело может раздвигаться вжирь (становиться гораздо толще, чем обычно), прикрывая гражданских от стрел и так далее.

Невидимый доспех: Как водится, не все его освобождения были успешными.

Нэрнир: Ты точно хочешь, чтобы тебя выкинули в вулкан?

Депрессивный доспех: Другие способы уничтожения будут неэффективны — даже если доспех покромсать на мелкие кусочки, мой дух останется привязан к одному из них. Вулкан уничтожит доспех полностью.

Депрессивный доспех: Один монах рассказывал про реинкарнацию — что в следующей жизни можно родиться маленьким пушистым кроликом.

Голодный доспех: Тушёным в сметане…

Нэрнир: А если я отделю от тебя маленький кусочек и переделаю его в кольцо, то ты можешь конкретно в него дух переместить?

Депрессивный доспех: Я не знаю, в каком кусочке окажусь. И рискованно — если что-то пойдёт не так, я могу стать бесплотным призраком и являться тебе вечно.

Нэрнир: А уменьшиться ты можешь?

Депрессивный доспех: Если это поможет меня донести к вулкану — да. Но не до крошечных размеров. У нас был Муравьиный доспех (выкованный для личного дрессированного муравья графа), и им подавилась черепаха… Бедное животное.

Нэрнир: Ну тогда уменьшайся.

Депрессивный доспех втянул в себя пивное пузо, став на 3% менее толстым.

Нэрнир берёт доспех и идёт к полуросликам.

Локация: Конюшня, Замок дракона[править]

Дверь в конюшню слегка приоткрыта, но ни Карл, ни Квока никуда не делись. Квока всё ещё недовольно посматривает на опустошённое гнездо, но зато теперь она не сидит на одном месте, а гуляет по всей конюшне и в кои-то веки разминает лапы. Карл оказывает моральную поддержку — он разорвал копытом мешок с зерном и осыпает им Квоку (как конфетти), чтобы подбодрить её.

В конюшне присутствует бродячая собака (довольно чумазая и без ошейника, не породистая). Она сидит на стоге сена и ворчит на ослика каждый раз, когда тот пытается подойти к стогу и поесть. Элронда нет в конюшне (Чупакамака видела его совсем недавно — он спал в гостевых покоях замка и, скорее всего, спит там до сих пор).

Заходит Чупакамака.


Чупакамака: (на зверином) Привет! Ну, как вы тут? (замечает собаку) Здравствуй, а ты кто? Ты пришла сюда жить?

Собака на сене: (на зверином) Спасаюсь от ночной бури. Очень много дождя. Высохну и уйду.

Осёл: (на зверином) Сено-то тебе зачем…

Собака на сене: (на зверином) Ррр! Прочь, острокопытное! Я вас, острокопытных, знаю — если позволить вам подкрасться, то обязательно пнёте копытом!

Квока: (на зверином) Совец так и не появился. Прячется от моего гнева…

Не умеющий говорить Карл поднял тяжеленный тюк зубами и принёс его Чупакамаке.

Чупакамака: (на зверином) Ну, сохни, конечно. Только никого не кусай!

Собака на сене: (на зверином) Не больно-то и хотелось вас кусать! Челогекко невкусные.

Чупакамака: Спасибо, Карл! (смотрит, что за тюк: с едой, с пшеном или с сеном)

Это обычный тюк с провизией, выдающий тюбики по нажатию кнопки.

Чупакамака насыпает пшено в кормушку Квоке.

Чупакамака — собаке: (на зверином) Ну-ка, подвинься. Не бойся, тебя никто не тронет, мне нужно это сено.

Собака на сене слезает с сена и становится обычной собакой.

Чупакамака: (на зверином) Вот молодец! Нажми лапой на эту кнопку, будет тебе тюбик со вкусной едой!

Чупакамака накладывает сена в кормушки для Карла и Ослика.

Ослик довольно жуёт сено.
Собака внимательно следит, чтобы ослик к ней не подкрался. Но он и не пытается к ней подкрасться.
Собака нажимает лапой на кнопку тюка. Тюк выдаёт тюбик и издаёт громкий пискливый звук «Бииип!».

Чупакамака выдавливает тюбик для собаки.

Чупакамака: (на зверином) Угощайся!

Собака лакает содержимое тюбика, размахивая языком из стороны в сторону и случайно облизывая всё вокруг.
Чупакамака замечает, что индикатор заполненности тюка (находящийся на его дне) окрашен в жёлтый цвет. Судя по индикатору, в тюке осталось 35 % ингредиентов. С памятью 9 Чупакамака вспоминает, что продавец говорил что-то про рычажок, включающий «Режим экстренной экономии».

Чупакамака: Ясненько. Если бы мы шли только в Замок, этого как раз бы хватило. Но если мы пойдём в Ильмень, надо закупить ещё

Чупакамака смотрит, есть ли вода в поилках, в вёдрах.

В поилках и вёдрах много воды. Кроме того, у входа в конюшню есть небольшая лужа (ночью шёл дождь).

Убедившуюся в благополучии животных Чупакамаку обуяли мысли о благополучии полурослика, которого Нэрнир отправил незнамо куда.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава