Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 48

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 48[править]

Глава 48, в которой герои обсуждают норландские фракции, варят доспех и призывают гремлинов.

Локация: Рынок, столица Норланда[править]

Совещание[править]

Попрощавшись с архивариусом, герои вышли из книгохранилища и оказались на рыночной площади (в некотором отдалении от прилавков). Поблизости нет подслушивающих/посматривающих инквизиторов. Карл ошивается у книгохранилища, полурослики плещутся водой у фонтана, местонахождение Малина неизвестно.


Чупакамака: Давайте где-нибудь присядем и поговорим?

Нэрнир: Да, давайте, а то ноги немного болят уже.

Чупакамака — Нэрниру: Круто, что в архиве нашлась твоя работа! Э… то есть, что её продали без твоего ведома под твоим вторым именем, — это мошенничество, но то, что её сочли полезной и купили, это круто.

Нэрнир: Архивариус уже объяснил, что некоторые университеты продают работы студентов. Моя альма-матер не самая бедная, но нам нужны были деньги, чтобы наконец починить вивернарий. Помню, нас когда-то заставили чистить трубы кормушки. Бррр, свиные потроха с душком…

Чупакамака: Ну, всё равно надо было известить тебя и продать под твоим полным именем. Ну, ладно…

Чупакамака: Давайте, пока есть время до визита к королю, подведём итоги: что мы узнали у империалистов и юнионистов?


Чупакамака: Вот что я поняла. Поправьте меня, если я где-то ошибаюсь.

Чупакамака: Империалисты хотят интегрировать баронства. Это главная цель.

Другая их цель — обеспечить обороноспособность Норланда. Они проталкивают законы, позволяющие увеличить расходы на армию и размеры армии. Они, помимо регулярной армии, собирают народное ополчение, обучают этих добровольцев.
ЭГИЛ они серьёзной угрозой не считают. Орков тоже. Не верят, что Ильмень будет помогать Норланду в случае военного конфликта.
Нам они предложили военный союз прямо сейчас. С Гусляндии — продовольствие, с Норланда — оружие и снаряжение; также готовы обучить добровольцев-солдат из Гусляндии.
Также готовы на союз с гномами, у которых стычки с баронством Фридриха и полезные для Норланда гномские технологии.
Генерал, который руководит фракцией, считает, что бароны представляют серьёзную угрозу, особенно после смерти Пунтарха. Он считает, что лучшее средство — превентивный удар. Однако готов и на мирное решение, которое заключается в том, что бароны интегрируются добровольно, что маловероятно.

Чупакамака: Люди и челогекко идут к империалистам по следующим причинам:

жители баронств: потому что в баронствах им очень плохо, и они хотят интегрироваться.
челогекко: потому что не нравится соседство с регионами, где травят насекомых, и вообще не нравятся порядки в баронствах
жители Норланда: потому что боятся нападения баронов, не хотят, чтобы какой-либо барон захватил Норланда и навёл такие же порядки, как в барностве (высокие налоги на все, долговая кабала, плохое образование, ограничения, выездные визы)
потому что хотят предотвратить войну
потому что им нравится армейская жизнь, хочется обучиться на рыцаря и проч.


Чупакамака: Итак, империалисты предлагают Гусляндии союз. Но планы у них завоевательские. А доказательств, что бароны хотят завоевать Норланд, нет. Увеличение расходов на армию плохо скажется на экономике Норланда. И война может начаться по инициативе Наполеона Королева, а не баронов. Но многие жители баронств предпочли бы войти в состав Норланда, а не добавить Норланд к баронству, так что неизвестно, насколько кровавой будет война.

Нэрнир: В теории, то что баронства хотят завоевать Норланд это довольно логично. Баронства не могут ничего завоевать, как и друг-друга из-за своего положения. При войне с кем-либо одно из баронств будет в невыгодном положении перед другими из-за равного положения, и кто-то остальных баронств захватит ослабевшее из-за войны. Но так да, в целом им это может быть и не нужно, если они не хотят новых территорий. А новые территории, это новые способы пополнить карман барона. Тут нужно понять их цели. Хм… Тут нужно узнать получше.

Чупакамака: В том-то и дело. Сейчас баронства точно ни на кого не нападут. Ну, 99 %, что нет. Не смогут. Но на них сможет напасть Норланд, если империалисты продавят свои идеи. Тем более, если Гусляндия будет в военном союзе с Норландом и поддержит его продовольствием и, может быть, рекрутами.

Но, когда Рюрик или Фридрих получит престол Гусляндии, у них появятся ресурсы, чтобы напасть — это нам всю дорогу объяснял и Пунтарх, и разные другие. Рюрик даже не скрывает, что хочет создать большую боеспособную армию в Гусляндии. А зачем?


Чупакамака: Юнионисты хотят союза с Ильменем.

Их руководительница — Линда Вайс — считает, что лучше всего, если Норланд войдёт в состав Ильменя. Однако она игнорирует вопрос, как к этому отнесутся баронства, которые формально входят в состав Норланда. Также она считает, что не имеет значения, если барон завоюет трон Норланда, ведь Норланд войдёт в состав Ильменя, и с этих пор это не будет иметь значения.
Линда Вайс считает, что в худшем случае, весь Норланд целиком может эмигрировать в Ильмень.
Юнионисты верят, что бароны добровольно платят 10 % налог Норланду в качестве дани традиции. Они против интеграции баронств, так как это убыточные регионы, которые надо «кормить». Многие, включая Линду Вайс, также против предоставления баронствам независимости. Линда Вайс говорит, что это провокация, что Норланд будут считать слабым. Правда, некоторые согласились бы на это, если бароны отдадут полоски земли, связывающие Норланд с другими государствами.
Линда Вайс в принципе против войны, считает, что Норланд должен стать тем, кто остановит военное безумие.
Юнионисты за разоружение и сокращение расходов на армию. Они считают, что достаточно контрактной армии, которую можно увеличить в случае войны, но не надо держать постоянно.
Юнионисты серьёзно улучшили экономику Норланда. Контракты с Ильменем дали работу ремесленникам. Это повлияло на развитие ремёсел и промышленности и привлекло средства. Ремесленники построили себе дома-мастерские в пригородах и ведут обеспеченную жизнь.
Юнионисты против договоров с Гусляндией и баронствами, так как считают, что Ильмень не захочет иметь дело с этими государствами: «сложно убедить эльфов доверять нам одним. Каждое дополнительное государство людей, добавленное в наши переговоры, продлит переговоры на десятилетия», а «юридически оформленные договора с другими государствами людей могут привести к тому, что на нас возложат ответственность за их плохие поступки.». Кроме того, они не видят пользы от Гусляндии: еду можно делать на фабриках, а военный союз не нужен в принципе, так как «войны не будет, если Норланд её не начнёт».

Чупакамака: Люди идут в юнионисты,

потому что хотят контрактов с Ильменем, которые дают им работу и доход
потому что не хотят завоёвывать баронства и вообще не хотят войны, и не хотят повышения расходов на армию за счёт налогов, считают, что можно экстренно нанять солдат в случае войны
они боятся, что империалисты, увеличив армию, сами начнут войну
они не хотят «кормить» присоединённые баронства: делиться с новыми согражданами работой и доходами, вкладывать деньги в новые области
некоторые хотят получить гражданство Ильменя, потому что там лучше живётся
хотят отдать эльфам все организационные вопросы, так как в Ильмене меритократия
хотели бы войти в состав Ильменя или, по крайней мере, сделаться его протекторатом

Чупакамака: Гусляндия им, в общем, не нужна. Но, если вхождение в состав Ильменя предотвратит войну, наша задача будет выполнена. Правда, непонятно, что в таком случае будет с баронствами: они тоже войдут в состав Ильменя? отделятся? И что будет, когда один из баронов получит корону Гусляндии?

Чупакамака: Ещё мы же поедем в Ильмень. Может быть, есть пути уговорить эльфов заключить союз с Гусляндией, тогда и юнионисты согласятся. Придётся им это принять.

Нэрнир: Да, тут всё зависит от нас. Если ильменцы согласятся, то мы сможем заключить союз. И юнионисты это проглотят.

Чупакамака: Вот ещё что важно! Все справедливо полагают, что Гусляндия не может давать долгосрочных обещаний или заключать серьёзные договора, пока не станет ясно, кто станет её следующим правителем.

Нэрнир: Есть немного вариантов. Или каким-либо образом уговорить или заставить барона дать обещание того, что он не нарушит договор. Но в этом случае невыгоды ему союза. Ну или заменить претендента на престол, но это уже крайности.

Чупакамака: Не такие уж крайности. Я думаю, нужно пробовать все варианты. Скажем, Пунтарх кого-то усыновит. Или снова женится. Маловероятно, но попробовать можно.

Чупакамака: Я теперь думаю, что проблема Норланда — это проблема отношений с баронствами.

Жизнь в баронствах очень тяжёлая, отсюда все проблемы. Аграрные страны. Плюс огромные расходы на огромные армии.
Можно ли уговорить баронов — и эльфов! — заключить контракты, чтобы дать работу ремесленникам и привлечь средства в баронства?
Выходит, было бы выгодно, если бы союз заключили Норланд + Ильмень + баронства, так чтобы в баронствах тоже была работа. Но управление должно вестись не баронами, если правда, что они выживают из народа все соки.
Гусляндии, в общем, и так хорошо. Но, если трон получит барон… Лучше тогда и Гусляндию в союз включить.

Чупакамака: Выходит, что всё-таки лучше всего для всех союз Ильмень + Норланд + баронства + Гусляндия. Осталось «малость»: уговорить все стороны и решить, кто будет править этим союзом и насколько независимы будут его части…

Чупакамака: Что скажете?

Нэрнир: У меня появилась такая идея после всех этих разговоров… Идея создать общее государство с областями имеющими свои законы и культуру, но имеющими общую казну (государственную), ресурсы, армию и другие национальные вещи (гимн, флаг и т. д.). При этом можно создать управление из совета правителей регионов, которые будут всё решать для государства, чтобы хорошо было всем. Изначально создать его из Норланда, Гусляндии и Ильменя, а части баронств останется только интегрироваться в союзно-региональное государство.

Чупакамака: Это было бы хорошо, даже очень. С другой стороны, империи рано или поздно распадаются. Чаще рано. Можно создать международный союз с общей валютой и армией, с парламентом, с советом правителей. Думаю, надо добиться какого-то из этих вариантов.

Нэрнир: Так я об этом и говорю.

Чупакамака: Значит, я не поняла. Просто есть варианты: одно государство из нескольких республик (провинций, штатов) или альянс государств, но с общими валютой, армией и международным парламентом.


Чупакамака: Ещё я вот о чём думаю. Будущий король может нарушить договоры, заключённые предыдущим, об этом нам все говорят. В том числе, устроить брэкзит — это такая длительная процедура выхода из международного альянса. Мы, правда, можем предложить, чтобы процедура была максимально долгой, но всё равно в конце концов он выйдет. И может сложиться такая ситуация: с одной стороны, Гусляндия и баронство, вышедшие из альянса, с другой — Норланд, Ильмень и два других баронства. Правда, это уже другое дело, два больших образования. Могут ли они начать войну?


Чупакамака: И ещё вот что. Мы от юнионистов много слышали об экономической выгоде. Посмотрим.

Допустим, баронства интегрированы в Норланд. Хорошо то, что Норланд начнёт получать от них сельскохозяйственную продукцию. Но Норланд должен будет возвращать туда налоги и тратиться на образование, на социальную помощь. А солдаты барона составят конкуренцию рыцарям Норланда, попросятся работать в Ильмене…
Если ещё и Гусляндия присоединится, то Норланду выгоднее будет закупать продукцию у неё. Что же с населением баронств? Подадутся в рыцари, в ремесленники. Это уже конкуренция и рыцарям, и ремесленникам Норланда.
Нет, скажут юнионисты и другие сторонники экономической выгоды, нам этого не надо. Значит, мы должны придумать возражение, ещё до того, как эта претензия будет высказана! Войну они считают маловероятным событием и полагаются на контрактную армию, временный призыв и помощь эльфов.

Нэрнир: Чем больше рабочих рук, тем больше лишнего товара можно сбыть. Это экономически выгодно. А рыцари тут это элитный отряд.

Чупакамака: О кризисах перепроизводства не слышал? Число заказов ограничено. Часть рук может остаться без работы. Или сделают товары, которые не заказаны и которые некому сбыть. Кто-то начнет снижать цены. Кому-то и это не поможет, и товары останутся гнить на складе. Или найдутся новые рынки сбыта (а где их найти?), или люди разорятся, или потеряют работу.

Рыцари — элита. Сейчас вся элита из Центрального Норланда и редких жителей баронств, которым бароны выдали визы. Теперь обученных будет больше, элита будет набираться и из жителей баронств тоже. Да и не нужно столько воинов, если мир, достаточно маленькой контрактной армии, как хотят юнионисты. А куда денутся остальные? Части норландцев придётся искать другую работу. А где? Организовывать мастерские? А ремесленников уже больше, чем надо.
Норландцы не захотят такой конкуренции. Не захотят делиться работой. Значит, нам выдвинут это возражение. И у нас должно быть свое контр-возражение. Иначе все, кто боится конкуренции, будут нам мешать.

Нэрнир: Можно выдавать ремесленникам визу в Гусляндию, чтобы там им создать свои мастерские и развивать ремесло в Гусляндии, где особо конкурентов нет из-за аграрной направленности.

Чупакамака: Да, это хорошо. И, кстати, объясняет, зачем альянсу Гусляндия. Только, насколько я понимаю, Гусляндия и сейчас закупает ремесленные изделия в Норланде… Да, и мы же говорим об альянсе и безвизовом въезде — но это другой вопрос.

Нэрнир: Но если некоторые Норландские ремесленники будут трудится в Гусляндии, то им будет хватать работы. И я так понимаю, что торгует Норланд в основном с соседями. При альянсе можно будет расширить границы продажи. Если в Гусляндии будет больше продвинутой техники и магических примочек из стран альянса, то урожайность вырастет и будет больше еды для всех.

Чупакамака: Надо узнать, с кем Норланд торгует сейчас, и с кем будет торговать дополнительно в случае создания союза. Если мы убедимся сами, что будет экономическая выгода, то сможем убедить и других. Я в первую очередь имею в виду юнионистов и ремесленников.

Чупакамака: Вот ещё вопрос. А теперь представь, что создана уния с Ильменем. Ильменю отданы на откуп организационные вопросы. Будут ли они организовывать жизнь в баронствах? Если да, то бароны не согласятся: взять и потерять источник доходов, тратить налоги на развитие страны, а не себе в карман? да ни за что! А если и Гусляндия в союзе, то им совсем невыгодно: их сельскохозяйственная продукция будет не слишком нужна, и с чего тогда собирать налоги?

Чупакамака: Хотя… хотя… бароны смогут увеличить налоги на ремесленников, обложить налогами рыцарей. Но тогда начнётся эмиграция. И баронам будет трудно противостоять эмиграции в условиях союза. Это же сейчас у них выездные визы, а тогда они должны будут обеспечить безвизовый въезд туда-сюда. И начнётся трудовая миграция. Против будут и бароны, и Норланд… Вот только если действительно увеличится рынок труда, как ты говорил; но этот вопрос нам нужно хорошенько исследовать.



Чупакамака: Ну, ладно. Нам, наверное, скоро придёт письмо от короля Тибериуса. Как и о чём мы будем говорить с ним на первой встрече? Нэрнир, ты как думаешь?

Нэрнир: Во-первых нам стоит спросить о: торговых партнёрах, обоих фракциях и, сказав о цели нашего визита, предложить подумать вместе и предложить варианты оптимального для всех решения. Во-вторых, говорить нам стоит разговаривать с ним не о впечатлениях о фракциях, а о мыслях, связанных с их предложениями. В-третьих нам стоит спросить о том, как люди относятся к фракциям, есть ли между ними вражда и т. д.

Чупакамака: Я думаю, начать надо с целей нашего визита. Как мы раньше говорили: обозначить задачу и предложить вместе подумать над решением. Лучше спросить, какие варианты предлагает король Тибериус, а потом уже выдвинуть наши. Кстати, какие именно наши предложим рассмотреть?

Чупакамака: Согласна с тобой, что о впечатлениях говорить не стоит! Стоит расспросить, что Тибериус думает об их целях, какие настроения в народе, и обменяться мыслями об их предложениях. Возможно, мы можем найти решение, которое удовлетворит обе фракции. Но на это решение надо работать: договариваться с Ильменем, затем с баронами. И с параллельно с королём Пунтархом, конечно.

Чупакамака: Давай так и будем делать! Обозначим проблему, расспросим о вариантах, предложим большой союз и обговорим, в каком случае он удовлетворит обе фракции. Это мы, вроде, только что обсудили: новые рынки и новые рабочие места, если Ильмень захочет иметь в союзе Гусляндию, то и юнионисты согласятся, если бароны захотят войти в союз ради новых рынков и увеличения доходов, то империалисты будут довольны, в работа для рыцарей есть в Ильмене и в Гусляндии, ей же надо от пиратов и орков охранять, как ты помнишь.

Нэрнир: Можно ещё создать какие-нибудь законы для союза, чтобы жителям баронств было легче и они не влезали в долги и не занимались сомнительной деятельностью. Но это после. Я думаю после визита, если мы пойдём по намеченному плану, то можно будет походить по Норланду, дать интервью и пойти в Ильмень.

Чупакамака: Обязательно походим по Норланду, посмотрим. Может быть, нам придётся выступить перед парламентом или ещё встретиться с Тибериусом после его выступления в парламенте, и пресс-конференцию устроить. Я думаю, мы всё равно, наверное, пойдём в Ильмень через Нороса, а не через Рюрика и орков, так можно сделать небольшой крюк и посмотреть, что у Фридриха творится. Но да, это потом. И законы обязательно надо будет создавать, какие-то одновременно с союзом, какие-то после. Но сейчас надо послушать, что скажет Тибериус. И убедить его и всех в полезности нашего решения.

После совещания[править]

На рынке появился посол Огурцов — он присматривает себе дальносмотрильную трубу, но недовольно торгуется с продавцом о её цене и поцарапанности. Из здания цирка с конями вышел следователь Торквемада, мрачно насвистывая себе под нос. Он медленно плетётся на север (к дороге в Административный район). Малин Кешар стоит у дальнего берега искусственного озера и кормит уточек кормом для уточек. Кроме того, возле озера работают гномы-строители, сооружающие домик для уточки. Полурослики Сам и Маргарин позаимствовали у гномов брёвна и пытаются собрать из них плот.

Чупакамака: Интересно, для кого строят тот домик на воде? Для уточек? А зачем уткам домик? Они гнездятся на земле, на корягах, но никак не на воде.

Нэрнир: Может у них порода особая.

Чупакамака: Всё равно это не похоже на утятник. В таком домике они могут максимум посидеть, как на острове. Хотя, я слышала, что короли любят в своих резиденциях устраивать лебединые домики. А это, наверное, утиный. Просто для красоты, искусственный островок, чтобы птицы сидели там, а люди смотрели…

Нэрнир: Интересно, можно ли брать пододеяльники… Хм… Чупакамака, у тебя нет лишней большой корзины?

Чупакамака: У меня есть плетёный короб, небольшой. И есть корзина для пикника, в которой мы возим Квоку. А зачем тебе корзина? И пододеяльники?

Нэрнир: Чтобы сделать изобретение. Ну, штуку, которая сможет летать… Над названием я ещё подумаю.

Чупакамака: Ну, корзину, я помню, ты хотел приделать к шару с горячим воздухом. А пододеяльники зачем?

Нэрнир: Чтобы сшить из них купол!

Чупакамака: Если в твоей страховке путешественника нет пункта «Гражданская ответственность», ничего чужого не бери. Хм… Да и с пунктом лучше не брать, чтобы не подрывать репутацию. Послы, которые крадут и портят одеяла — ничего ж себе… Материал для шара можно купить на рынке. Да и материал нужен другой: плотный, из обычной ткани весь воздух выйдет через дырочки!

Нэрнир: Это если его тут найти…

Нэрнир ищет на рынке плотные и эластичные ткани на рынке.

Нэрнир находит на рынке шёлк из паутин гигантских ядовитых пауков, паруса для наземных тележек (из кабан-травы) и сверхкрепкие портянки рыцарские (возможно, б/у).

Нэрнир рассчитывает, сколько примерно должно уйти ткани на изготовление купола, способного поднять короб, делая расчёты с помощью магии иллюзий.

Нэрнир производит расчёты. Согласно книге, купол притягивается к солнцу с силой, равной произведению его объёма на плотность воздуха и на магическое число 9.8… При этом купол тянет вниз с силой, равной произведению его массы на магическое число 9.8… А масса купола — это его плотность, умноженная на его объём. Каковая площадь необходимых тканей? Если купол будет сферическим, то площадь его поверхности — 4 умножить на магическое число Пи, умножить на квадрат радиуса сферы… А объём сферы — 4 делить на 3 умножить на Пи, умножить на радиус сферы в кубе… А-а-а-а…
Согласно расчётам Нэрнира, для сшивания купола понадобится примерно 8 квадратных метров парусины из кабан-травы, и он сможет подняться в воздух тогда и только тогда, когда температура воздуха внутри шара будет как минимум 70 °C. Это расчёты для пустой коробки (полагая, что ненадёжные весы, на которых её взвешивали, не очень сильно врут) — для подъёма в воздух Кюри или любой другой тяжести понадобится либо более крупный купол, либо значительно более горячий воздух. (паруса загораются примерно при 300 °C)

Нэрнир подходит к лавке с парусиной.

Продавец кабан-травы: (хвастается в адрес прохожих) Продаются паруса! (другому прохожему) Это настолько хорошая ткань, что в некоторых странах занимаются её контрабандой! (Нэрниру) Уж даже не знаю, зачем её покупают они, но для ускорения тележек при поездке в горы — самое то!

Нэрнир: Сколько стоит квадратный метр парусины?

Продавец кабан-травы: 6 децилир.

Нэрнир: Выдаёте со сдачей?

Продавец кабан-травы: Конечно. (трясёт банкой с мелочью)

Нэрнир: Тогда 9 квадратных метров ткани (передаёт деньги).

Нэрнир купил 9 квадратных метров парусины из кабан-травы, потратив на это 5.4 лир.

Нэрнир ищет что-нибудь, что можно использовать как нитки.

Нэрнир вспомнил, что у него в сумке есть медицинские нитки.

Нэрнир создаёт из энергии иголку и шьёт из парусины купол.

На рынок заходят трое бабушек. Они присаживаются за соседние прилавки и тоже начинают плести какие-то шарфы и шапки.
Нэрнир сшил купол из парусины, представляющий из себя практически полную сферу (внизу предусмотрено отверстие для наполнения купола горячим воздухом).

Нэрнир аккуратно складывает купол и идёт к Чупакамаке.

Полурослики, плот и вулкан[править]

Чупакамака: (разглядывая полуросликов) Интересно, умеют ли Сам и Маргарин плавать? Если, например, их сооружение перевернётся?

Чупакамака идёт к полуросликам

Чупакамака: Привет! Вы строите плот?

Полурослик Сам: Да. Он должен был достаточно прочным, чтобы удержать одного из нас и металлический доспех.

Чупакамака: А зачем? Что вы собираетесь сделать?

Полурослик Сам: Выкинуть доспех в вон тот вулкан. (показывает на макет вулкана)

Чупакамака: Но это же не настоящий вулкан. Доспех в нём не сгорит. Кстати, вы плавать умеете?

Полурослик Маргарин: Плавать мы умеем. И даже если бы не умели — не менее 30 % нашего тела составляют жиры, а они легче воды.

Полурослик Сам: Но из него вытекает лава, и когда она попадает в воду, то образуется пар. Возможно, пламя этого ненастоящего вулкана достаточно горячее, чтобы не идти в неведомые земли на Востоке.

Чупакамака: (рассматривает вулкан) А что, можно попробовать! Вдруг да получится? Помочь вам с плотом?

Полурослик Сам: Мы завершили первую палубу. (показывает на плот) Осталось приделать трюм, балласт, рубку капитана, смотровую мачту… Паруса…

Полурослик Маргарин: Купить пиратского попугая для капитана…

Полурослик Сам: Непрактично тратиться на роскошь. Можно и без попугая.

Чупакамака: Я думаю, что, если цель — доплыть до того вулкана, то можно обойтись без трюма, рубки и смотровой мачты. Вулкан же отсюда видно. И, если пруд неглубокий, можно отталкиваться шестами. Ну или грести.

Чупакамака рассматривает, хорошо ли сделан плот.

Плот очень ловко сконструирован. Он перевязан многими слоями тонких веточек для пущей прочности.
Луна Цедрейтер: А шесты к брёвнам приделаны? Или это просто связка брёвен?
Это просто связка брёвен. Они многократно связаны между собой (веточками обёрнут не только весь плот целиком, но и пары соседних брёвен), но да, теоретически всё это может разъехаться.

Полурослик Сам: Упрощённый плот должен быть идеально сбалансирован, чтобы он не перевернулся. На одну сторону плота сядет Марганин, а на другую сторону положим доспех.

Полурослик Маргарин: И будем кормить меня сгущёнкой, пока обе стороны плота не уровняются в массе.

Полурослик Сам: А если доспех окажется легче — то посадим кое-кого на диету.

Чупакамака: Хороший у вас плот. Только я не уверена, что эти веточки, достаточно прочно связывают бревна. Может быть, одолжить вам верёвку? У меня есть толстая верёвка, примерно 200 метров.

Полурослик Сам: (становится на колени перед плотом и перепроверяет брёвна) Согласен, давайте свяжем ещё и верёвкой.

Чупакамака достаёт верёвку и даёт её полуросликам.

Чупакамака: Ещё надо шесты приделать, поперёк брёвен. Так плот станет устойчивым, и вещи не намокнут.

Чупакамака: Или взять другие брёвна, потоньше, и прикрепить в низу, поперёк. А сверху сделать бортик.

Полурослик Сам связывает плот с ног до головы, закрепляя всё морскими узлами.

Полурослик Сам: (с гордостью) Я научился очень надёжно привязывать вещи верёвками, наблюдая за работой пауков в своей норе.

Полурослик Сам — гномам: У вас есть шесты? Или брёвна потоньше?

Гном-строитель: Лишних — нет. Мы собираем домик из готовых промышленных деталей (показывает на сборно-разборный конструктор «Плавучий домик»), и поэтому мы не можем поделиться ничем, кроме вот этих широких брёвен.

Чупакамака: М… ладно. Давайте привяжем два бревна снизу поперёк. Плот будет поуже, но устойчивей. Или поищем шесты на рынке… (вздыхает про себя)

Чупакамака высматривает на рынке шесты и балки.

На рынке не продаются шесты или балки.

Подходит Нэрнир.

Нэрнир: Чупакамака, мне нужен твой короб и что-то, чем можно привязать купол к нему.

Чупакамака: Ладно. Короб я тебе отдам. А верёвку, если останется. Если не останется, возьмёшь, когда Сам и Маргарин вернутся из плаванья и разберут плот.

Чупакамака выбирает два бревна и вытесывает из них шесты с помощью топорика. Затем вытесывает топориком пазы в брёвнах плота, вставляет туда шесты сверху и снизу и связывает концы шестов верёвкой.

Нэрнир: Может им нужны подгоняющие волны или ускорить течение?

В озере нет течения. Оно искусственное и не имеет впадающих или вытекающих из него рек.

Полурослик извлекает доспех из рюкзака.

Депрессивный доспех: Как тут хорошо и мирно! Не к добру это всё.

Нэрнир: Ну, что там, есть ещё верёвка?

Верёвка ещё осталась.

Чупакамака: Давай сначала волны устрой. Туда, потом обратно. А то ни ветра, ни течения, ни вёсел. Только шест для отталкивания. А строить потом, под моим энергетическим под куполом будешь, а то вдруг гремлин?

Нэрнир: Если гремлин попытается разобрать шар в воздухе, то разобьётся насмерть.

Чупакамака: Ну, что поплыли? Спустим плот на воду? Нэрнир, сделаешь волны?

Нэрнир: Без проблем!

Полурослик Сам погружает Маргарина и доспех на плот и балансирует его.

Нэрнир: Начинать?

Полурослик Сам: (торжественно) Один маленький шаг для полурослика, но гигантский скачок для большого человечества. (отвязывает плот от берега)

Нэрнир готовится создать подгоняющие в сторону вулкана волны.

Вооружившись шестом и отталкиваясь от дна пруда, полурослик Маргарин потихоньку поплыл в сторону вулкана.

Нэрнир создаёт ускоряющие волны.

Благодаря ускоряющим волнам Нэрнира полурослик Маргарин успешно доплыл до вулкана и бросил якорь в полушаге от его склона.

Полурослик Маргарин: Ну, я полез внутрь?

Нэрнир: Будь осторожнее!

Полурослик Маргарин: Я аккуратно. Я хорошо умею лазить по скалам.

Нэрнир сидит и смотрит.

Чупакамака: Надо было дать ему кусок верёвки… (тоже смотрит)

Полурослик Маргарин ловко поднялся к жерлу вулкана, цепляясь за маленькие трещины и уступы на склоне, и успешно выбросил туда доспех. Теперь он присматривается к происходящему внутри.

Депрессивный доспех: (доносящийся из глубины вулкана голос) Тут тепло и приятно, конечно, но моя температура плавления 1400 °C. Я тут плаваю в обычной кипящей воде, покрашенной в красный цвет.

Нэрнир: Маргарин, отплыви пожалуйста, сейчас «вулкан» извергнется. Потом подбери доспех. Уф…

Маргарин отплывает от вулкана.

Дефектный Меч Предупреждения: (из рюкзака Нэрнира, назидательным тоном) Я предупреждал!

Нэрнир делает так, чтобы вода из вулкана поднялась и вытолкнула доспех прямо к Маргарину, без кипятка.

Из вулкана вылилась уйма кипящей воды, и доспех был выброшен прямо на плот (плот при этом не перевернулся).

Чупакамака с облегчением вздыхает

Нэрнир: Всё хорошо?

Депрессивный доспех: Всё хорошо и депрессивно.

Полурослик Маргарин: Плыть обратно?

Чупакамака: Давай! (Нэрниру) Сделаешь волны?

Нэрнир делает ускоряющие волны.

Полурослик Маргарин успешно вернулся на берег, выгрузил из плота доспех и вытащил плот на землю.

Воздушный шар[править]

Посол Огурцов таки купил свою поцарапанную дальносмотрильную трубу. Теперь он ошивается у лавки «Пресса» и снова спорит с продавцом о ценах. Малин Кешар зашёл было в цирк с конями, но очень быстро вышел прочь. Сейчас он просто гуляет по рынку.

Нэрнир: Теперь кто-нибудь должен мне помочь привязать купол верёвками к корзине.

Чупакамака: (вредным голосом) То, что я должна, прописано в трудовом договоре. А что не должна — в Уголовном Кодексе.

Нэрнир: Хочешь чтобы шар сразу улетел, так и скажи.

Чупакамака: (вредным голосом) Мне есть дело до шара? Ха!.. Ха-ха!.. Ты психолог, но мысли читать не умеешь.

Чупакамака: Ладно, давайте привяжем плот и поможем Нэрниру. Забьём на то, что у эльфов плохо с манерами. Давайте я всё-таки сделаю купол: проверим, заведётся гремлин или нет. А ты Сам, пожалуйста, привяжи купол морскими узлами, у тебя они здорово получаются!

Полурослик Сам: Сейчас я его так запутаю, что даже дракон не распутает. (готовит верёвку)

Депрессивный доспех мирно сушится на солнышке.

Чупакамака: Тогда это будет уже не морской узел.

Полурослик Сам: Ладно, сделаю морской узел без импровизаций.

Нэрнир: Хорошо, я буду тебе подсказывать, где что привязывать.

Чупакамака: А я сделаю всё-таки купол. (Создаёт энергетический купол надо всеми)

Энергетический купол создан успешно. Карл не поместился под энергетический купол (он отошёл в сторону и жуёт травку у пруда), а доспех сушится в сторонке, но все остальные оказались под куполом.

Нэрнир: Просовывай в эти крепления, чтобы в куполе оставалось отверстие для воздуха.

Полурослики и Чупакамака собирают купол по инструкциям Нэрнира и укрепляют его морскими и воздушными узлами.

Нэрнир Теперь осталось туда что-нибудь лёгкое поместить и нагреть под куполом воздух до 100 °C

Чупакамака: То есть «самое лёгкое». Поместить можно что-нибудь ненужное. Томик манги… (шутка) Камешек на берегу подобрать или опилки вон те в мешок насыпать и поместить. А вот как нагреть… А почему до 100?

Нэрнир: Можно попробовать создать стоящий и перемещающийся с шаром шар огня. А чем выше температура, тем он легче поднимается. Но при трёхста купол горит.

Чупакамака: Для огненного шара нам нужен Рудольф, а он загулял где-то… Можно придумать какую-нибудь горелку, но топливо будет давать вес, и, наверное, больший, чем может поднять этот шар.

Чупакамака: Ой… Короб же сгорит при гораздо меньшей температуре.

Нэрнир: Я немного знаю заклинания огня. Изменять нагреванием температуру и создавать огонь могу, но не что-то сложное. Можно попробовать создать паряжий сосуд, где я создам нужной температуры пламя.

Чупакамака: Что такое «паряжий сосуд»?

Нэрнир: Парящий, кхм.

Чупакамака: А… ясно. Слушай… сосуд… Надо сделать сосуд с теплоизоляцией! Например, наружная оболочка из э… скажем… вспененного каучука, а внутренность — из металла. Сосуд поставим на дно. Он и будет грузом. А ты поместишь в сосуд огненный шар. Может, что-то такое из материалов есть на рынке?

Нэрнир: Лучше поискать термос.

Чупакамака: Точно. Давай. Потом мы сможем в нём хранить зелья, которые надо употреблять горячими!

Нэрнир: Можешь тогда сходить поискать? А я пока немного подумаю, что делать, если он поднимется высоко. Хорошо?

Чупакамака: А как же энергетический купол?

Нэрнир создаёт купол поверх Чупакамакиного.

Нэрнир: Я подержу.

Чупакамака: Ладно.

Чупакамака направляется к лоткам и высматривает подходящий термос: достаточно большой, не длинный, а плоский, как для еды, а не напитков.

Чупакамака нашла такой термос на одном из прилавков.

Продавец термоса: (прохожим) Хранитель тёплой еды! Удобная крышечка! Долго тлеет! Всего 1 лира!

Чупакамака: А за пол-лиры отдадите? А то знаем мы эти гномские штучки… через неделю новую уже покупать…

Продавец термоса: Ладно, за поллиры так за поллиры. (показывает устройство) Сюда кладётся еда (открывает вторую крышечку) А сюда уголь. Несмотря на гномскость устройства, ещё ни один обед не взорвался.

Чупакамака: А уголь зачем? Что с ним делать?

Продавец термоса: Он тлеет и подогревает еду, чтобы она долго оставалось тёплой…

Чупакамака: Ага. Ну, давайте. (передаёт продавцу деньги)

Чупакамака купила угольный термос для еды за 5 децилир.

Чупакамака возвращается к Нэрниру и остальным

Чупакамака: Вот. Ты такой хотел? Сюда кладётся еда, а сюда — уголь, чтобы он тлел и подогревал её. Ну и две крышечки. Говорят, он не взрывается. И всего пол-лиры!

Нэрнир: Значит нужно сжечь дерево, чтобы уголь был.

Нэрнир создаёт растущее из земли бревноподобное дерево и создаёт вокруг него купол.

Чупакамака: М… ты же хотел огненный шар? Его можно положить в термос, потому что там теплоизоляция. А уголь… Будет ли уголь нагревать воздух до 100 градусов? С другой стороны, уголь дотлеет — шар спустится!

Чупакамака: А может, налить в термос горячей воды? Уголь будет её подогревать, вода испаряться, а пар — поднимать шар? Тем более, что пар легче воздуха!!!

Нэрнир: Да, можно, но пар испарится, но попробуем.

Нэрнир сжигает бревно под куполом до состояния угля.

Нэрнир получил брусок древесного угля.

Чупакамака: Для пробного полёта как раз хорошо, что вода испарится. Она испарится — шар опустится. А потом можно придумать топливо получше.

Нэрнир убирает маленький купол и кладёт в отдел для угля брусок угля, а в отдел для еды заливает воду из фляги.

Чупакамака: Постой. Уголь должен тлеть, а вода быть горячей, почти кипятком.

Нэрнир: Сейчас всё нагрею.

Нэрнир нагревает воду до 100 °C и поджигает уголь, ставя термос так, чтобы пар от воды нагревал воздух перед отверстием.

Термос испускает вверх горячий водяной пар. Уголь тлеет и поддерживает необходимую температуру воды.

Чупакамака: Здорово! Только, наверное, его надо прикрепить, а то короб может качаться и всё выльется.

Нэрнир закрепляет термос оставшейся верёвкой завязывая ей морским узлом и ждёт.

Купол постепенно наполняется паром и начинает подниматься вверх — пока не упирается в потолок энергетического купола Нэрнира.

Чупакамака: Первый полёт начинается! Развеем купол?

Нэрнир развевает купол.

Чупакамака: Поехали!!!

Нэрнир (радуясь): Ха-ха-ха! Я создал его! Лети ввысь, мой Паролетательный корабль! Узрите, люди, гномы, челогекко! Оно летит! Летит! Хахахаха! Ура!

Оно летит. Продавцы и покупатели на рынке с изумлением смотрят на летящую ввысь коробку, привязанную к большому шару из парусины. Импресарио «Цирка с конями» и один из гномов-строителей показывают пальцем на изобретение Нэрнира и что-то шумно обсуждают, махая руками. Шар покамест не взорвался и не столкнулся с солнцем.

Нэрнир: Ну, а вы гномы, что скажете?

Гном-строитель: Оно летает так же хорошо, как летающая тележка моего пра-пра-прадяди — в те 10 секунд, пока она не сломалась, не упала на сокровищницу короля гномов и не превратила его статую в кусок металла!

Нэрнир: А что за летающая тележка?

Гном-строитель: Он построил рельсы, наклонённые под углом 45 градусов к земле. Разогнал на них тележку до максимальной скорости (она ехала снизу вверх). На высоте 50 метров рельсы внезапно обрывались, и тележка летела дальше. Ввысь. К солнцу.

Нэрнир смотрит на свой паролетательный корабль.

Паролетательный корабль устойчиво парит на лёгком ветерке и пока не пролил ни на кого кипятка .

Дефектный Меч Предупреждения — гному-строителю: (назидательным тоном) Я предупреждал, что такие тележки не сработают!

Нэрнир: И вот — гремлинов нет.

Нэрнир наблюдает за паролетательным кораблём и реакцией видящих его.

Два волонтёра обсуждают, опасно ли это и не сходить ли за лучником. Они приходят к выводу, что пока оно кого-нибудь не съест, ничего делать не надо.
Один горожанин рассказывает маленькой дочке, что именно так и парят привидения, когда они являются человеку или челогекко.
Двое горожан обсуждают, можно ли привязать к этой штуке какое-нибудь ужасное зелье и отправить её к замку барона.
Одна горожанка рассчитывает по арифметической шпаргалке и таблице диет, сколько времени ей надо ограничивать свой рацион, чтобы полетать на такой штуковине.

Нэрнир: Хм… Спускать ли его сейчас?… И тогда если сделать больше купол и корзину, выделяя больше пара, то на нём можно перемещаться.

Горожанин-зевака: Во времени.

Нэрнир: Нет, по воздуху…

Чупакамака: Тогда нужно устройство вправления. Купол делать не шарообразным, а э… скажем… форме подушки. И парус ставить и руль, чтобы его подкручивать.

Гном-строитель: И наполнить не паром, а водородом. И назвать в честь великого гномского изобретателя Гинденбурга.

Нэрнир: Но тогда нужно ещё сделать что-нибудь, что создаёт искусственно ветер, чтобы направлять его в нужную сторону. И не надо называть в честь гнома, это к несчастью. И тогда лучше гелий, водород может взрываться, я проверял на занятиях алхимии.

Гном-строитель: Всё что угодно может взрываться, я проверял на занятиях по всем предметам.

Гном-строитель: Когда я учился в третьем классе, у моего одноклассника была плохая привычка грызть ногти на уроке. Учитель литературы это заметил и хотел ударить его по руке указкой. Но указка запуталась в бороде ученика. И поэтому взорвалась.

Чупакамака — гномам: Вы знаете, что в ваши устройства забираются гремлины? Мы видели такого только сегодня, и он говорит, что они будут ломать механизмы, особенно новые! Мы специально делали этот шар под энергетическим куполом. Может быть, и вам стоит делать хотя бы первые образцы под энергетическим куполом, чтобы гремлины туда не проникли!

Гном-строитель: Ой, гремлины — это такая чума! Они терзали наших инженеров поколениями. Мы только и успеваем прогонять их молотом или киркой.

Чупакамака: Привлеките мага, который умеет делать защитный энергетический купол! И гремлины под него не проникнут.

Гном-строитель: К каждому устройству по магу не приставишь…

Чупакамака: Только к новым. Которые только что изобрели. В старых гремлины не заводятся. Вот, например, у нашего товарища инвалидная коляска, так никаких гремлинов нет. А новые механизмы им интересны, вот они и лезут.

Гном-строитель: Не такие уж они и разборчивые. Иногда устройство не ломается, и они просто гаечный ключ украдут. Или кипяток на обед разольют. Или инженер собирает сложную машину из деталей, а гремлины подбросасывают ему лишнюю деталь. И инженер потом три дня перепроверяет, точно ли он ничего не забыл.

Чупакамака: Но зачем они это делают?

Гном-строитель: Гремлины — создания хаоса, а гномы — существа порядка. Когда гремлины видят механизм, который работает отточено и безошибочно, то у них сразу лапы чешутся его «перенастроить».

Чупакамака смотрит, что происходит с паролётом.

Паролёт покачивается на ветру и немного шуршит. На земле прямо под паролётом находятся Карл и Кюри, безуспешно пытающиеся напрегонки допрыгнуть до аппарата.

Чупакамака: (на зверином) Лучше отойдите в сторонку: он в любой момент может начать спускаться.

Кюри возвращается к Нэрниру. Карл задумчиво смотрит на паролёт, на Кюри, снова на паролёт, на Кюри, и тоже решает отойти в сторону.

Нэрнир: Ладно, я пока его тогда посажу.

Нэрнир превращается в ворона.

Нэрнир подлетает к паролёту и магией холода охлаждает воду, уголь и воздух в шаре, но равномерно, чтобы он аккуратно приземлился в безопасное место.

Паролёт медленно, плавно и безопасно приземлился на незанятый кусок земли. Никто из очевидцев не пострадал.
Из приземлившегося шара донеслось хихиканье.

Чупакамака заглядывает в корзину паролёта

Нэрнир: Кто там?!

Нэрнир готовится в случае чего оградить того, кто в шаре куполом.

Из паролёта быстро выбегают и начинают разбегаться в разные стороны 15-20 крошечных гремлинов. Один из них настолько обнаглел, что не убегает сразу, а пытается перед уходом перекусить одну из верёвок, скрепляющих два листа парусины (но это у него не получается).

Чупакамака пытается схватить задержавшегося гремлина.

С ловкостью 10 Чупакамака легко поймала медленного гремлина.

Нэрнир пытается заморозить и окружить небольшими куполами гремлинов.

Нэрнир успешно заморозил трёх гремлинов и окружил мини-куполами ещё двух. Поимка остальных не увенчалась успехом потому, что вокруг аппарата собралась толпа любопытных зевак, и убегающие гремлины прятались от заклинаний за ногами всех этих людей.

Нэрнир создаёт ледяную клетку, через решётку которой гремлины не пролезут и сажает туда замороженных и пойманных гремлинов, которых размораживает и раскуполивает.

Пятеро гремлинов успешно запрятаны в клетку. Несмотря на попытки простукивать стены и держаться за голову, они пока не придумали способ сбежать.

Нэрнир делает так, чтобы стены клетки и покрылись шипами, чтобы при попытках сбежать гремлины вредили себе, а дно Нэрнир делает плотным.

Гремлины перестают стучать по стенам и начинают совещаться на неизвестном прихихикивающем языке.

Нэрнир создаёт вокруг гремлинских шей ошейники с шипами и мини ледяные наручники.

Чупакамака сжимает пойманного гремлина в когтях и угрожающе скалит зубы.

Гремлин тоже пытается кусаться, но его крепко держат, и он не достаёт до руки Чупакамаки.

Чупакамака: Ну, ты, неизвестное науке насекомое, отвечай, пока я тебя не съела! Откуда ты взялся в нашем паролёте? С какой целью полез? Чистосердечное признание облегчает процесс поедания!

Гремлин: Какой ещё ваш паролёт? Это мой паролёт! Я в нём родился, пошёл в школу, женился и так далее! (гордо) Как капитан этого корабля, я остался на борту последним — моей миссией было пустить судно на дно!

Чупакамака: Что тебе откусить сначала: ручку или ножку? Голову я в любом случае съем в последнюю очередь.

Гремлин с большой силой сжал свои челюсти и с хрустом сломал себе один из зубов.

Гремлин, которого держала Чупакамака, умер от отравления неизвестным веществом.

Нэрнир: Тебе нужны эти гремлины или мне их в озеро выкинуть?

Чупакамака: Если их можно удержать в клетке, то давай оставим. Надо придумать способ их допросить.

Нэрнир — гремлинам: Так, откуда вы, как вы появились в нашем паролёте и что вы тут делаете?!

Пожилой гремлин: Наша раса называется «гремлины». Мы обитаем в верхней, шарообразной части того устройства, которое вы называете паролёт. Окружающая среда существенно изменилась и стала некомфортной для нас, поэтому мы подождали, пока шар не приземлится, и ретировались. Наш капитан героически остался, чтобы убедиться, что шаром не воспользуются злоумышленники.

Нэрнир: Погодите, но мы же сегодня конструировали этот паролёт, как вы тут успели появится?!

Пожилой гремлин: Я всю жизнь здесь прожил! Все мои 15 лет!

Нэрнир: Вы уверены, что это ваш мир?

Пожилой гремлин: Нет. Дома моих соседей иногда исчезали, и наша религия объясняет это тем, что эти дома отправляются либо в рай, либо в ад. (осматривает шипы на клетке) В данном случае вопрос «куда я попал» даже не стоит.

Нэрнир: Вы попали в наш мир. Нам это рассказывал гремлин, который давно тут живёт. Вы перемещаетесь в похожие на ваши дома изобретения в наш мир, вот.

Пожилой гремлин: Неприятно познакомиться, достопочтенный местный житель ада!

Чупакамака: Вы можете попасть в другой мир, без шипов и клеток. Но для этого вы должны сказать правду. Как выглядел мир, из которого вы прибыли? И как вы попалю в этот мир?

Нэрнир: Я могу вас выпустить, если вы не начнёте всё крушить. Это не ад. Это просто наш мир. Мы изобретаем не для того, чтобы вы сюда попадали.

Чупакамака: За пределами клетки — трава, деревья, реки и что угодно. Мы отпустим вас туда. Но нам надо знать, откуда вы взялись и как оказались в паролёте.

Пожилой гремлин: Наши дома похожи на механизмы, и они выставлены внутри города — другого, более крупного механизма. Города, в свою очередь, выставлены внутри ещё большего механизма. Тот механизм тоже только один из многих, и над ним есть механизм ещё глобальнее предыдущего… Всё это очень фрактально. Ломая имеющееся устройство, мы создаём в нём новые комнаты, или улицы, или даже города.

Пожилой гремлин — Нэрниру: Мы всё и не крушим. Капитан демонтировал свою собственность.

Нэрнир: Наверное в вашем мире был идентичный паролёт и когда мы его создали вы переместились сюда, как говорил гремлин-курильщик.

Пожилой гремлин: Будет очень здорово, если вы отправите нас обратно.

Нэрнир: В нашем мире магия порталов запрещена и является опасной.

Пожилой гремлин: В нашем мире мы ездим на работу сквозь порталы.

Нэрнир: В нашем мире другие принципы. Ломая что-то вы не получите ничего кроме хлама. Что построить что-то нужно его придумать и сделать.

Чупакамака: А почему бы вам не построить портал в свой мир?

Пожилой гремлин: Почему бы и нет?

Нэрнир: Их может сжечь инквизиция за порталы.

Чупакамака: Если строительство пройдёт у спешно, они к тому времени уже депортируются домой. А если нет, то это не портал.


Чупакамака: Ладно, другой вопрос: отчего ваш капитан умер? И можно ли его воскресить?

Пожилой гремлин: У капитана вместо одного из зубов была капсула с цианидом калия. К сожалению, это необратимо. Капитаны знают кодовое слово к башням гремлинов — стратегически важным сооружениям, которые используются как для обороны, так и для ухода за новорождёнными гремлинами. Если бы одну из таких башен перенесли в ваш мир, то она бы не стала работать без кода… капитана могли допрашивать в надежде узнать код.

Чупакамака: (огорчённо) Мы не спрашивали код. Мы только хотели знать, как вы в наш мир попадаете.

Пожилой гремлин: (огорчённо) Он про это знал ничем не больше, чем я. Почти ничего.

Нэрнир: Почему бы вам не остаться жить здесь?

Пожилой гремлин: Даже не знаю — возможно, потому, что вскоре после нашего здесь появления нас попытались убить?

Чупакамака: Вы ломаете наши машины. Стоит только построить какую-нибудь машину, в ней заводится гремлин и пытается её сломать. Иногда они взрываются и губят жителей нашего мира. Мы должны знать, почему это происходит и что с этим делать.

Чупакамака: Мы построили шар. А вы сидели в нём и смеялись. А что смешного? А затем ваш капитан попытался перегрызть верёвки. А зачем? За этим занятием мы его и поймали. А теперь мы хотим знать, зачем вы ломаете наши машины.

Пожилой гремлин: Мы не смеёмся. Мы так разговариваем на своём языке. (остальные гремлины в клетке до сих пор хихикают друг с другом) Капитан не хотел, что построенный им дом попал в чужие руки.

Пожилой гремлин: В других случаях — возможно, гремлин пытается не сломать машину, а сделать в ней новую комнату (как мы делаем в нашем мире, нам начинает не хватать комнат). Ну или новый город, что приводит к очень быстрому расширению механизма, которое невежественный зритель может принять за взрыв…

Нэрнир: Мы можем научить вас принципу стройки в нашем мире, чтобы вы могли тут жить.

Чупакамака: Согласна. Мы отпустим вас, если вы пообещаете, не ломать того, что строим мы. Стройте своё.

Пожилой гремлин: Я могу не ломать ничего сам, и велеть ничего не ломать этим детишкам. (показывает на четырёх молодых гремлинов) Однако я не могу давать обещания за тех, кого здесь нет. Возможно, что они уже ломают что-то крупное прямо сейчас.

Чупакамака: А мы и имеем в виду здесь присутствующих. Вот если вы лично ничего не будете ломать, то мы вас лично и выпустим.

Нэрнир: Для начала мы можем вам помочь со стройкой и поиском остальных.

Чупакамака: Да.

Пожилой гремлин: Я понятия не имею, как найти остальных. Навигация по нашим улицам — совсем другое дело. Не как тут. И даже если бы знал, то не сказал бы. Это старейшая уловка в книге.

Чупакамака: Их и искать не надо: где машина — там и гремлины. Особенно, если машина «внезапно» сломалась.

Молодой гремлин: Все совпадения случайны!

Пожилой гремлин — молодому гремлину: Тихо. (набор хихик-хихикания на непонятном языке)

Нэрнир: Что вы обычно едите?

Пожилой гремлин: В нашем мире мы не нуждаемся в пище. Он очень заряжен энергией, и мы восстанавливаем силы от одного лишь нахождения внутри своего домашнего механизма.

Нэрнир: Но вы можете восстанавливать силы от обычной еды?

Чупакамака: В нашем мире едят траву, зёрна, коренья, плоды, насекомых, рыбу, птиц, зверей… А растения едят углекислый газ. Все по-разному питаются. Но все пьют воду. Вам такая пища подходит?

Пожилой гремлин: Изучая другие миры через порталы, мы встречали виды, которые поглощают материю для восстановления сил. Нам понятен принцип работы такого питания, но в наших телах нет пищеварительной системы.

Пожилой гремлин: Хорошая новость в том, что мы можем получать питание и от чужого механизма, а не только от домашнего. В нашем мире это считается невежливым (примерно как кража вашей материальной пищи из домов соседей), но здесь это вопрос выживания.

Чупакамака: Если бы мы, например, построили парк мехнизмов — место с машинами специально для питания гремлинов, вы бы перестали есть другие машины?

Пожилой гремлин: Почему бы и нет? Еда есть еда.

Пожилой гремлин: Но мы и так не «едим» механизм — мы получаем силу от нахождения рядом с ним. Не знаю, как это происходит в вашем мире, но в нашем механизм от этого не повреждается.

Чупакамака: Ну, пусть так. Любая штука с крутящимися колёсиками и шестерёнками подойдёт? Может она быть не металлической?

Пожилой гремлин: Думаю, что подойдёт только такая, которая построена гремлинами. Перенесённая сюда из нашего мира.

Чупакамака: Паролёт построили мы. И он перенёсся. Если мы построим ещё какую-нибудь штуку, она перенесётся тоже. Или, если хотите, постройте сами.

Пожилой гремлин: Будет здорово, если вы попробуете. Мы уже установили, что наш собственный подход к созданию предметов стигматизирован в вашем мире как разрушительный.

Пожилой гремлин: У вас вообще многое запрещено, даже порталы.

Нэрнир: Можно сделать домики, рядом с которыми будут механизмы для питания энергией или изобрести особые домики.

Чупакамака: Давайте прямо сейчас попробуем? Можно смастерить что-нибудь простое. Качели, колесо для бега или что-то в этом роде. А вы попробуете, зарядит вас это энергией или нет.

Пожилой гремлин: Я думаю, что сотрудничество под большим вопросом до тех пор, пока нас держат в цепях.

Чупакамака: Выпустим?

Нэрнир разрушает ледяные оковы и клетку.

Нэрнир: Но тогда здесь будут ещё гремлины.

Чупакамака: Если они будут сами строить, то, может быть, и не будут.

Пожилой гремлин — молодым гремлинам: Идите отсюда. Я продолжу переговоры с этими добрыми существами самолично.

Молодые гремлины собрались сделать ноги.

Чупакамака: От еды сбежать хотите?

Пожилой гремлин: Я не уверен в их безопасности, поэтому прошу их отойти подальше.

Чупакамака: Пусть они останутся. Сделаем механизм, накормим всю вашу компанию. Ловить мы никого не будем, но побег подорвёт доверие, особенно, если мы кого-нибудь потом в разрушенной машине найдём.

Нэрнир: Попробуйте сейчас что-нибудь простое и новое изобрести.

Пожилой гремлин — молодым гремлинам: Бегите прямо сейчас. Меня уже не спасти. (молодые гоблины убегают во все стороны)

Чупакамака: Давай сделаем водное колесо! Четыре крупных листочка, прутик, две распорки. Поставить в ручеек, оно будет крутиться. Думаю, на подкорм одного гремлина хватит.

Нэрнир: Должно сработать, если гремлины питаются от того, что сами сделали.

Пожилой гремлин мученически смотрит вслед убегающим молодым гремлинам.

Чупакамака ищет большие крепкие листочки, прутики, веточки.

Рядом лежит куча прутиков и веточек - полурослики собирали их для плота, но собрали слишком много, и осталось много лишних веточек.

Чупакамака: Ладно, лопасти можно и из бумаги сделать.

Чупакамака делает игрушечное колесо из четырёх листочков бумаги и веточек, втыкает в середину колеса тоненький прутик, затем втыкает в землю две подходящие веточки с развилками и кладёт на них колесо.

Чупакамака: Вот. Его будет крутить ветер. А если сделать такое же с лопастями их прочного материала, то можно поставить его в ручей и будет водное колесо.

Пожилой гремлин изучает устройство, обходя вокруг него.

Пожилой гремлин: В данный момент я не голоден, но я могу остаться рядом с этим устройством и проверить, наступит ли голод или нет.

Чупакамака: Хорошо. Оно ваше. Проверяйте.

Гремлин выбирает себе уютное место и поселяется в устройстве.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава