Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 10

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 10[править]

Глава 10, в которой герои выходят в путь по Равнинному тракту и расследуют следы орков.

Локация: Путеводный камень, Равнинный тракт[править]

Герои подошли к тому месту, где на карте был отмечен Путеводный камень. Перед ними массив очень редкого леса, и Равнинный тракт лишь краешком задевает его. Через более густой лес к северо-востоку Равнинный тракт не проходит. Около леса шатаются дикие нехищные звери — лось, белка и гигантский заяц-альфа (один метр в холке), а также небольшие хищные — куница и лиса (последняя смотрит на гигантского зайца с ужасом).

Прямо перед входом в лес герои обнаружили большую каменную плиту, к которой прикреплены многочисленные таблички-стрелочки с надписями. Стороны камня шершавые и не содержат каких-либо рисунков. Наверху кровью какого-то животного написано: «Путиводный каминь». Три стрелочки гласят: «К дрокону — туда», «К нисметным сакровещам — сюда», «К пренцессам зоморским — туда» (они указывают в разных направлениях, но все ведут чуть глубже в лес, к северу и северо-востоку от Равнинного тракта). Стрелочка «Самая бизапасная дарога» указывает на северо-запад прямо по Равнинному тракту (согласно куриной карте, это правильная дорога к дракону). Стрелочка «Дарога трусишок и слобоков» показывает в сторону столицы.

Кусты к северу от камня выглядят помятыми, некоторые ветки поломаны. К западу от тракта отходит едва заметная тропинка, почти заросшая травой. Она тоже идёт к северо-западу, но находится в примерно ста метрах от Равнинного тракта и почти обходит лес стороной.

Примерно в ста метрах к востоку от Равнинного тракта на траве стоит палатка. Около неё трое людей жарят на огне дикого кабана. Они одеты в чёрные мантии без опознавательных знаков. По их жестам можно предположить, что они молятся, однако их лица суровы и безразличны.

Осмотр путеводного камня[править]

Нэрнир проверяет зверей на бешенство заклинанием проверки на бешенство.

У зверей нет бешенства. Кроме того, заклинание сообщает, что у гигантского зайца есть абсолютный иммунитет к этому заболеванию.

Нэрнир: Какие безграмотные орки!

Иван: Конечно! С большой силой приходит большая ответственность. Ну, или тупость.

Чупакамака: Вот-вот. Непохоже это на настоящий Путеводный камень. Это уж точно не произведение искусства. Хотя… *сверяется с куриной картой* да, «бизапасная дарога» — это Равнинный тракт. Может быть, там засели орки.

Чупакамака (осматривает поломанные кусты и траву вокруг) Может, он где-то тут валяется…

Киргиз: Похоже, его куда-то утащили. Наверное на базу орков.

Настоящий Путеводный камень валяется за поломанными кустами, прикрыт ветками и присыпан землёй. Это резная скульптура с картинками мифических существ на разных сторонах. На одной из сторон написано «hic sunt dracones». Камень не повреждён, однако он очень громоздкий и тяжёлый, один человек не сможет сдвинуть его с места.

Киргиз: Вот он!

Киргиз начал стряхивать землю и сбрасывать палки с Путеводного камня.

Чупакамака тоже стала отчищать камень

Чупакамака: Тяжёлый… Но совместными усилиями, думаю, перетащим. Мжет быть, ещё тех людей на помощь позовём.

Киргиз — остальным: Эй, идите сюда! Нам нужно вернуть Путеводный камень на место!

Герои пытаются совместными усилиями сдвинуть камень

Луна Цедрейтер: Давайте считать, что мы собрались. Удаётся ли нам сдвинуть камень?
Герои переворачивают валявшийся на земле Путеводный камень (основанием к земле, чтобы случайно не повредить никакие рисунки на сторонах) и совместными усилиями тащат его по земле на место. Теперь настоящий Путеводный камень установлен в метре от безграмотного.

Чупакамака: Уффф… Так… *рассматривает Путеводный камень* а правильно ли мы его развернули? То есть правильно ли он сейчас показывает? Стрелки точно указывают на храм и на город? А «спящие драконы» куда направляют7 *сверяется с картой, рассматривает дороги и указатели Путеводного камня*

Киргиз: Ну как, всё правильно?

Стрелочка «к монастырю» указывает на тропинку, по которой только что пришли герои. Стрелочка на город и стрелочка «hic sunt dracones» указывают направление вдоль Равнинного тракта (в одну и другую сторону). Кроме этого есть стрелочка «К мосту через канал» (на юго-запад, в сторону Дичайшего леса) и ещё одна стрелочка без надписи (на северо-восток).

Чупакамака кривой лапой перерисовала кусок карты и нанесла на неё стрелочки
Самая полная карта

Чупакамака: *рассматривает карту, дороги и стрелки Путеводного камня* Вроде, да.

Чупакамака (достаёт кусочек пергамента и перерисовывает на него кусочек карты и добавляет стрелочки) Ну, да, похоже.

Чупакамака: А с этим *показывает на хулиганский указатель* что будем делать?

Киргиз: Его нужно куда-то убрать. Можно спрятать под кусты, сбросить в канаву, разломать и так далее.

Чупакамака: Зачем? Чтобы путники не путались? Ну, давай оттащим подальше. Если никто не устал. А ломать не надо: во-первых, памятник культуры оркского периода — хех, во-вторых, вдруг орки обидятся и наш камень сломают? Ну и как улика тоже может пригодиться.

Нэрнир берёт немного хны, исправляет ошибки на орочьем камне и рисует двойку с подписью рядом.

Чупакамака: (рассматривает хулиганский камень) Хм… Вот тут на правильном камне неподписанная стрелочка на северо-восток. И на хулиганском три стрелочки в лес: на север и на северо-восток. К сокровищам, пригнцессам… и драконам. А на самом деле…

Чупакамака: А на самом деле через лес и непонятно что (белое пятно) ведёт к зарубежным баронствам! Уж не оттуда ли набежали орки? И орки ли? А если орки, то по чьей подсказке? Интерееесно…

Чупакамака: Может, вандалы сбили надпись на северо-восточной стрелке Путеводного камня?

Незнакомцы[править]

Чупакамака рассматривает людей в мантиях

Луна Цедрейтер: Они всё ещё молятся? Что они делают? Какие они? Пожарили уже кабана?
Незнакомцы бородаты, и лица их испещрены шрамами. Поведение их не изменилось. Не только мантия, но и вся остальная одежда незнакомцев тоже чёрная, а на шее у них висят амулеты сложной формы. Они похожи на образованных людей, но с примесью диковатости, как будто они долго жили за пределами цивилизованных мест. Кабан на вид ещё сыроват.

Нэрнир: Кстати видите тех людей? Я пойду превращусь в кота, проверю кто они. Потом Чупакамака придёт, скажет, что я потерялся и начнёт разговор. Но притворимся обычными туристами.

Нэрнир отходит в сторону, чтобы не было видно, превращается в худого чёрного кота с высокими ушами и идёт к незнакомцам.

Незнакомцы обсуждают последние новости, уже известные героям — баронства, орков, дракона, конокрадов, пиратов. По итогам дискуссии они приходят к выводу, что всё это знамения грядущего конца света. Они не выглядят особенно напуганными этим обстоятельством.

Нэрнир: Мяяяяу!

Нэрнир играется с травинкой.

Незнакомец — другим: И кошачьих расплодилось — ещё одно доказательство того, что мир скоро падёт. Люди становятся мягкими и слабыми до милых предметов. В старые добрые времена этих кошек жарили на вертеле.

Нэрнир прислушивается, ожидая Чупакамаку, но продолжает то играться с травинкой, то кусать себя за хвост, то мурчать.

Чупакамака (подходит к людям) Приветствую! Скажите, пожалуйста, вы тут нашего котёнка не видели?

За Чупакамакой увязались Карл и Кюри.

Нэрнир мурчит и трётся о клёш Чупакамаки.

Нэрнир: Мррряу!

Киргиз (подходит): О, так вот он где! *указывает на Нэрнира*

Незнакомец: Вот и пример — даже у челогекко есть кот. Не только люди слабы духом, когда речь идёт о милых зверях. (остальные незнакомцы тоже поворачиваются к героям)

Внимательно осмотрев путешественников, все трое незнакомцев переглядываются и падают на колени. Их выражение лица меняется с раздражённого на одновременно радостное и напуганное.

Незнакомец: Простите нас, мы не ожидали вашего визита так скоро. Нам не стоило сомневаться, что вы услышите наши призывы, но мы готовы понести наказание, если такова ваша воля.

Киргиз — остальным (шёпотом): Что с ними такое? Кажется они приняли нас за каких-то.. высокопоставленных людей.

Нэрнир (на зверином): Кюри, Карл, это я — Нэрнир.

Кюри схватила Нэрнира лапками и стала вылизывать его шерсть. Карл проигнорировал слова Нэрнира. Неизвестно, знает ли он звериный язык вовсе.

Чупакамака: Наша воля: встаньте и рассказывайте, чем занимались, и как, и, главное, зачем. (сурово смотрит на незнакомцев)

Незнакомец — Чупакамаке: (строго) Я не с вами разговариваю.

Незнакомец: Это большая честь для нас — иметь возможность лично поклониться вам. Мы ваши верные слуги, и мы сделаем всё, что вы прикажете, только дайте знак.

Нэрнир (на зверином): (с усмешкой)Кюри, как тебе не стыдно так кидаться на старших. Вылизывать должен взрослый. Хорошая кошка должна знать правила этикета. И немного магии.

Чупакамака: (сурово) А почему вы решили, что Он будет разговаривать с вами напрямую?

Киргиз (про себя): Они что, ко мне обращаются? Я же ведь не встречал этих людей… Или встречал?

Киргиз пытается вспомнить, видел ли он этих людей раньше.

Киргиз никогда не видел этих людей раньше.

Незнакомец — Чупакамаке: Когда придёт время, он скажет своё слово. Мы будем готовы.

Чупакамака: О, разумеется. (насмешливо смотрит на черных людей)

Киргиз — незнакомцам: *вздыхает* Что вы делаете и зачем? Кто вы такие, почему вы здесь?

Нэрнир (очень тихо): Они поклоняются Карлу.

Чупакамака — Киргизу: Не мешай Господину рассматривать очередных фанатов. Давай-ка лучше присядем и насладимся беседой…

Незнакомец: Мы последователи его могущественности великого лорда Баазара. Мы посвятили свою жизнь тому, чтобы служить его воле. Пророчество гласит, что однажды он вернётся и щедро одарит тех, кто будет на его стороне.

Нэрнир (на зверином): Кюри, скажи мне, ты знаешь хорошие манеры?

Кот Нэрнир получил пощёчину лапкой за то, что разговаривал так с дамой.

Никелевый Кот: Кюри ещё ребёнок, так как ей месяц. Для кошачьих это примерно 7 лет. Так что Нэрнир старше Кюри.

Нэрнир (очень тихо): Не забывайте — вы туристы, а я, Чупакамака, твой кот.

Чупакамака: (тоже тихо): Это как скажет Господин…

Чупакамака: Вопрос в том, что вы готовы сделать для истинного Возвращения.

Киргиз — Чупакамаке: Мне кажется, они хотят принести кабана в жертву Карлу. Понаблюдаем. *улыбается*

Незнакомец: Кабана мы хотим съесть. В жертву гораздо лучше приносить кота. У вас два кота, а у нас ноль — не продадите нам одного?

Киргиз: Нет! Коты не продаются!

Незнакомец — Киргизу: Ну и зря, от котов нет никакой пользы. Это существо совершенно бесполезное, но забавное.

Нэрнир (на зверином): Ты конечно можешь быть непослушной, но очень умная. Под стать хозяину. Впрочем, нужно научить тебя говорить.

Нэрнир шипит и закрывает Кюри.

Чупакамака: Коты служат Господину. Вы должны спросить у Него.

Киргиз: А мы — его посредники в людском обществе.

Нэрнир (на зверином): Притворись грозной и вальяжной. Подыграй. Кстати, ты понимаешь нашу речь?

Незнакомец — Чупакамаке: Если вы не заметили, лорд Баазар немного не в той форме, в которой он может сказать своё слово.

Киргиз: Мы знаем. Поэтому ему нужны посредники.

Чупакамака: (насмешливо) Вы же хотели побеседовать с Ним?

Нэрнир (тихо): Когда мы с Кюри поцарапаем или укусим их, то скажи, что это им наказание от великого лорда, за неуважение к кошкам.

Никелевый Кот: Кстати их слова о кошках, отсылка к древним европейским обрядам.

Чупакамака: (тихо) угу

Чупакамака: (очень тихо) Карл, охраняй.

Незнакомец — Чупакамаке: Мы ожидаем его приказов. По-видимому, ещё не время.

Незнакомец № 2: Посредники? Они просто смеются над нами. Такие же скептики были и во время первого пришествия. Очень смеялись, когда слуги Баазара копали огороды фермерам, не очень смеялись, когда появился сам Баазар.

Нэрнир (тихо): Закричи: «Невежды, вы не понимаете, что перед вами, хранители древнего и могущественного демона, Баазара Вселяющего Ужас!»

Чупакамака: Невежды, перед вами хранители древнего и могущественного демона — Баазара, Вселяющего Ужас!

Киргиз (достал книгу по иллюзиям и закрыл название):(Сурово) Если бы я не был посредником Баазара, я бы смог сделать так?

Киргиз делает особые движения рукой, произносит заклинание и создаёт настолько реалистичную иллюзию демонообразного существа, насколько смог, и быстро убрал книгу.

Чупакамака: Близится Конец Времён! Что станете делать тогда вы, пальцем о палец не ударившие для Господина!

Незнакомец № 2 проводит рукой сквозь иллюзорного демона, и он развеивается.

Незнакомец № 2: Они думают, что мы такие же невежды, как и они сами. Сами они не замечают даже того, что их кот умеет говорить. Как они могут познать истину более сложную, не лежащую на поверхности?

Нэрнир (на зверином): Давай, атакуй того, а я атакую первого незнакомца-культиста.

Чупакамака: Не замечаем? Бегемот, фас!!!

Нэрнир царапает и кусает незнакомца.

Нэрнир: Познайте гнев Баазара, когда не верят его наисильнейшим слугам и их кошкам. И коты заговорят от силы Баазара. Ахахаха!

Нэрнир приобретает змеиный хвост и обвивает незнакомца, обнажая кошачьи клыки.

Кюри прыгает на второго незнакомца и пытается укусить его. Второй незнакомец хватает Кюри за шкирку, и она моментально успокаивается и становится сонной. Он мягко кладёт её на землю.

Искусываемый первый незнакомец игнорирует боль и смотрит на Нэрнира-кота с отвращением.

Незнакомец: Вот видите, зачем вам нужно такое нецивилизованное существо? Давайте мы его пожарим, хоть какая-то польза будет.

Нэрнир увидев лежащую Кюри, быстро кусает слабо отравленными (не смертельно) клыками и вернув полноценный кошачий облик бежит к Кюри и слушает её пульс.

Кюри в полном порядке. Она успокоилась из-за стандартного трюка: инстинкт котят говорит им успокаиваться, если их держат за шкирку — потому что так их носит мама-кошка.

Чупакамака: Мы предпочитаем человеческие жертвоприношения. А Чёрный Кот нам нужен, чтобы царапать нахалов и перебегать дорогу всяким неудачникам.

Киргиз: Если вы не прекратите, я вас зажарю.

По руке Киргиза пробежал огонёк.

Нэрнир , озлобившись приобретает не только хвост и клыки змеи, но и крылья ворона, глаза в кол-ве четырёх и обвивается на плечах хозяйки.

Чупакамака: (почёсывая Нэрниру голову) Альтернативное предложение: давайте, как цивилизованные существа, сядем и поговорим о планах на приближающийся конец света.

Незнакомец — Киргизу: На вашем месте я бы более терпимо относился к верованиям ваших спутников. Если челогекко любят жертвоприношения людей — то к их религии необходимо отнестись с уважением, а не жечь их огненными шарами.

Киргиз — незнакомцам: Я к вам обращался. И хватит оскорблять нас и наших котов!

Незнакомец № 2: Посмотрите на этого кота-фрика, чего из него только не выросло.

Чупакамака: (почёсывая Нэрниру голову) О, он и не такое может. А из огненных шаров удобно делать жертвенный костёр. Так как насчёт поговорить?

Незнакомец — Чупакамаке: Конец света начнётся с упадка обществ. Когда станет ясно, что люди, эльфы, гномы и челогекко не объединятся против общей угрозы. Появятся такие движения, как веганы, которые будут говорить «Не надо помогать гномам от вторжения демонов, ведь они не лучше демонов, поскольку едят мясо».

Нэрнир обвивается вокруг второго незнакомца и раскрывает пасть, уже усеянную двумя рядами зубов.

Нэрнир: Долгое время вы неуважительно относились к кошкам. Извиняйтесь, перед получившими дар мутации и речи от сил Баазара, данных его приспешниками, питомцами великих прислужников и хранителей Баазара! Живо!

Нэрнир извивается и из его пасти течёт яд.

Незнакомец № 2 — Киргизу: Как бы правдивая характеристика вашего кота ни поранила ваши чувства, то это будет лишь малой долей ранений, которые вам нанесёт сам кот.

Незнакомец № 2 использует заклинание Каменная кожа.

Чупакамака: Бегемот, отставить!

Чупакамака — Незнакомцу: Объединение уже идёт. Веганы — временное явление, в конце концов, они будут вместе с остальными. Битва будет тяжёлой.

Нэрнир обвивается вокруг второго незнакомца и раскрывает пасть, уже усеянную двумя рядами зубов.

Нэрнир: Но свободные народы победят Баазара. Потому наши хозяева продлевают годы своего властителя. И впредь, если тронете хоть одну кошку… Пеняйте на себя.

Нэрнир становится обычным котом и трётся у ног Чупакамаки.

Незнакомец — Чупакамаке: Достаточно одной уязвимой расы. Судя по новостям, ей вполне могут оказаться люди. Баазар явится в своей истинной форме и заручится поддержкой местных волшебников (возможно, невоенным путём — пообещав им деньги и могущество) и повелит им исследовать магию порталов. Количество слуг Баазара в его родном мире практически неограничено, в наш мир хлынет целая армия.

Нэрнир: Но люди вновь сплотятся. Кому же верить? Вам, простофилям и глупцам? Или мудрейшим мудрецами, что чудес много повидали? Надежды ваши, всё ж глупы… Не победит Баазар. И точка. Хахаха.

Незнакомец № 2: Верить коту. Кот не ошибётся.

Нэрнир: Кто слеп из нас?

Нэрнир плюёт ядом в глаза второму незнакомцу.

Второй незнакомец ловко закрывается от плевка рукой.

Незнакомец № 2: Я понял, что не так с вашим котом. Он не стерилизован. Поэтому из него и растут змеиный хвост, крылья ворона, четыре глаза и так далее.

Нэрнир накидывается на 2-ого незнакомца и, обвивая его, плюёт ядом прямо в глаза и слегка душит, после чего возвращается к Чупакамаке, уютно заснув у неё на коленях.

Второй незнакомец достаёт из кармана пузырёк и прокапывает себе глазные капли, а потом накладывает на себя заклинание Малая регенерация.

Незнакомец № 2: У меня был ручной белый медведь, и я его ни разу не ударил. Куда уж там коту-мутанту.

Киргиз — 2-ому незнакомцу: Вот как, у тебя был белый медведь? Ты его хотя бы стерилизовал?

Незнакомец № 2: Лично. (смотрит на кота)

Киргиз: Что ты такое затеял? Ты хочешь стерилизовать нашего кота?

Незнакомец № 2: Не хочу, а предлагаю. Он агрессивен и психически нестабилен, а я тут единственный ветеринар. Не будете же вы сами это делать?

Киргиз: Не смей и думать об этом.

Незнакомец № 2: Понимаю, у вас нет денег на мои услуги. У меня тоже нет денег. Ветеринару сложно зарабатывать в стране, где монашки лечат всё прикосновением.

Нэрнир: Неверные! Мы лишь хранители Баазара. А мои хозяева архижрецы Фэороса — великого бога. Эти великие жрецы наградили меня даром речи. Вы поклоняетесь демону, мерзавцы. Бойтесь познать гнев Фэора и его архижрецов. А также их кошек! Мерзззавцы.

Нэрнир использует заклинание корни ужаса, пытаясь связать 2-го сектанта корнями и вселить в него страх, после чего смеётся.

Амулет на шее второго незнакомца оказывается защитным. Он светится, дрожит и всячески портит заклинание Нэрнира: корни связывают уши и подбородок второго незнакомца (создавая на его лице древесные бакендарды) и вселяют в него смех.

Незнакомец № 2: (смеётся) Этот кот даже заклинания читает. Какой тяжёлый случай.

Незнакомец № 3: (на мгновение отвлёкся от слежения за готовящимся кабаном) Это не кот, дубина, а заколдованный эльф. (возвращается к готовке)

Нэрнир: Что ты несёшь?!

Киргиз — Нэрниру: Ну всё, нас раскрыли. Можешь принять свой обычный облик. (очень тихо): Будь наготове.

Чупакамака — Незнакомцу: Ну, хорошо. Это эльф. Странно, что вы сразу не заметили. Теперь смотрите. Я челогекко. Ещё у нас есть человек, гном и русалка, которая сейчас на спецзадании. Осталось завербовать огра, орка и дракона — и тогда… если представители всех разумных рас объединятся вокруг демонов, мы будем непобедимы.

Чупакамака — Незнакомцу: Это условие необходимое, но не достаточное. Как можно говорить о Возвращении, если демонология и создание порталов отнесены к запрещённым искусствам? И тут мы возвращаемся к первому вопросу: на что вы готовы пойти? Изучали ли разблокировку памяти? Пробовали создать портал? Вот в чём вопрос.

Незнакомец — Чупакамаке: Вы мыслите приземлёнными категориями. Организовать возвращение, вернуть потерянную память, обойти закон о создании порталов. Лорд Баазар превыше всего этого. Он вернёт память тем, что сбросит с неё оковы. Он способен принять свой истинный облик в любой момент, когда сочтёт, что настало время. Он появится среди самого морально слабого (в тот момент) вида (это могут быть люди, или орки, или гномы, или русалки, или кто угодно), и этот вид закроет глаза на тысячелетние неактуальные законы из сиюминутных соображений. Тех немногих, кто предупредит об угрозе демонов, осмеют как параноиков и сумасшедших (и это подорвёт любое объединение до тех пор, пока вторжение демонов не станет общеизвестным фактом, а не слухами и пророчествами — но тогда будет уже поздно). И вы поразитесь, сколько магов помогут провести необходимые ритуалы за небольшую сумму или услугу.

Чупакамака: (печальным голосом) Ну, понятно… Где же найти тех, кто готов жертвовать собой ради господина Баазара… Так много ждущих и надеющихся на молитвы и на убийства подвернувшихся под руку животных в его честь. А вот готовых рискнуть и сделать портал или разблокировать память немного. Не удивительно. Повсюду так…

Чупакамака: А сколько, по-Вашему, тех, кто не только захочет, но и действительно сможет провести ритуал, когда и так всё будет готово? Продажных хватало во все времена, а сколько знающих?

Незнакомец — Чупакамаке: Довольно много. Особенно если не рассказать им, зачем этот портал нужен. Или если наградой за создание портала будет спасение каких-нибудь детей от голода или другое доброе дело, ради которого они грехопадут с чистой совестью.

Чупакамака: Я допускаю, что они захотят создать портал. Вопрос в том, смогут ли?

Незнакомец — Чупакамаке: Не сразу, но это вопрос научного прогресса. Сотня неудачных попыток лишь приблизит решение…

Чупакамака: Но что действительно интересно, это то, как вы описываете будущее. Вы радуетесь ему или печалитесь? Сочувствуете немногим, которые предскажут и будут осмеяны, или разделяете их тревогу? Какого будущего вы желаете настолько, чтобы что-нибудь сделать ради его наступления… а нет, это я уже спрашивала. Просто: какого будущего вы желаете? Вот если бы можно было выбирать?

Незнакомец — Чупакамаке: Мы не варвары. Конец света нас так же тревожит, как и обычных людей, и мы сочувствуем им. Причина наших убеждений — фатализм: мы уверены, что демоны победят в любом случае, что бы мы ни делали. Это выбор быть надсмотрщиком с кнутом в руке в том мире, где не сделавшие этого выбора будут в цепях.

Чупакамака: Звучит очень жестоко… но я не верю, что вы сможете стать надсмотрщиками: я видела, как бережно вы обращались с нашим сервалом и с нашим юным эльфом, который кусал вас и плевал вам ядом в глаза. И ещё я вижу, что судьба людей вас печалит, и думаю, вам будет их попросту жаль.

Незнакомец: Мы затем и хотим стать надсмотрщиками, чтобы не бить кнутом в тех ситуациях, где другие надсмотрщики бы это делали. Чем не благое дело.

Чупакамака: Ну, да: не похожи вы на тех, кто желает приблизить победу демонов. Не только потому, что, кроме ритуалов, ничего не делаете. Я вижу, что вы в душе не хотите этого.

Незнакомец: Мы ничего не приближаем. Но мы и не боремся с неизбежным.

Чупакамака: И то хорошо. Только непонятно, зачем тогда все эти вставания на колени перед Баазаром: сейчас он точно не может это оценить. А и мог бы, вряд ли оценил бы как нечто достойное внимания. Ладно, правда за правду: мы просто охраняем ламу, ухаживаем за ним, ну и смотрим, чтобы кто-нибудь не натворил бед, экспериментируя с запрещённой магией в его присутствии.

Незнакомец: Да, вы очень настойчиво добивались от нас признания в личном использовании запрещённой магии, но не получили его.

Чупакамака: Мы получили много информации. Как и вы. Это очевидно.

Нэрнир снова становится самим собой и встаёт с колен Чупакамаки.

Нэрнир: Хе-хе-хе. И что же меня выдало? Ихихих.

Незнакомец № 3: Запах. Когда вы в своём обычном облике, вас окружает пахнущий вами воздух. Если вы превратитесь в животное, то этот воздух никуда не денется — и новая форма (кот) в него сразу окунётся, перенимая часть исходного эльфийского запаха. Я был поваром у орков и хорошо знаю, как пахнут эльфы.

Нэрнир: Видимо, вы не такие бесчувственные, как я думал. Правда у нас разные мнения. Ну, впрочем нам вроде как идти пора. А?

Незнакомец № 3: Идите, конечно. Вы же не думали, что мы вас угостим кабаном? Потому что не угостим.

Нэрнир: Да нет, мы не голодны. Мы поели прямо перед выходом. Кстати, вы знаете что-нибудь о планах местных орков?

Незнакомец № 3: Они сидят в засаде. Когда кто-то проходит мимо, они пишут записочку (и отправляют куда-то почтовой совой) о том, кого они видели и куда этот кто-то шёл.

Киргиз: Вам случаем не известно, зачем орки это делают?

Незнакомец № 3: Кого-то конкретного ищут.

Киргиз: Как думаете, их стоит опасаться?

Незнакомец № 3: Королевским стражам — стоит. Но если не работать на короля, то бояться нечего. Охотники постоянно ходят в этот лес, и орки их не трогают.

Киргиз: Отлично, орки нам не страшны. Вроде как…

Чупакамака: Кстати, не они ли повалили Путеводный камень и поставили на его место ерунду с детскими каракулями?

Незнакомец № 3: Не видел, мы только недавно сюда пришли.

Незнакомец № 2: Каракули — это почти официальное название письменности орков.

Чупакамака: А каково официальное?

Незнакомец № 2: Кривописание а-ля орк.

Чупакамака: Красиво! Почти как orkotype coursiva.

Киргиз: Странное название. Но даёт понимание о носителях языка.

Чупакамака — Киргизу: Вовсе нет. Это даёт понимание об отношении некоторых к носителям языка. Не стоит его перенимать, если мы их вербовать будем… (тихо, но слышно) ой, я же хотела сменить тему…

Чупакамака: — Незнакомцу № 3: Позвольте ещё кое-о-чём спросить? Вы так хорошо разбираетесь в разных видах… Что вы думаете вот о тех животных (показывает на зайца, лося и прочих)? Почему они тут пасутся среди бела дня, не пугаясь людей и челогекко? И тот огромный лагоморф — это заяц, мутант или что-то ещё?

Незнакомец № 3: Этот заяц — работа монахов. Знаете эту их магию, которой они улучшают растения и животных? Одним заклинанием накрывают большую территорию. Так вот, они могут только примерно оценить, сколько в определённой местности окажется зверей. И может так получиться, что монахи рассчитали улучшение на тысячу зайцев, а там оказался только один заяц. И он улучшится тысячекратно и станет суперзайцем. А лоси всегда гуляют без соображения, порой забредая и в селенья.

Чупакамака: Спасибо, как интересно. Я подозревала, что монахам иногда не достаёт образования. К тому же слишком уж они полагаются на «богов», и в итоге порой получают странные эффекты… А насчёт прогулок… То, что лось тут гуляет, это понятно, а вот лисицу надо долго прикармливать, чтобы она стала возле людей крутиться. Откровенно говоря, странно мне, что всё здесь держится на связанной с «богами» магии. Не разумнее было бы развивать науки, да и магию тоже, но завязанную на силы природы, а не на «богов»?

Незнакомец № 3: Дикие животные могут рассчитывать, что присутствие зайца защитит их. Он крупный и суровый, а они маленькие и незаметные.

Незнакомец: Даже разумные существа с охотой принимают услуги от высших сил. Например, у гномов были учёные, которые пытались изобрести сельскохозяйственную машину (так называемый «трактор»). И тут стала популярной демонология — каждый мог призвать себе добровольного работника, который совершенно бесплатно вспашет огород, помоет посуду, нарубит дров и так далее. И о планах гномов все забыли.

Чупакамака: И чем это обернулось, знает каждый школьник, и даже каждый малыш. Призвали на свою голову… И как только в головы могла прийти мысль, что кто-то может захотеть быть слугой у людей, или челогекко, или гномов?… Тем более существа из далёкого, незнакомого мира? Можно было бы догадаться, что они восстанут, будут бороться, а затем сбегут и, может быть, будут воевать, или захотят поработить вызвавших, или, как минимум, останутся, размножатся и сильно изменят нашу жизнь.

Чупакамака: А с «богами» другая история. Кто сказал, что они вечны? Что их магия не может иссякнуть? И что тогда? Ведь магов такого уровня, говорят, сейчас нет, так откуда возьмутся новые «боги»? К тому же и сейчас невозможно рассчитать эффект от молитв и призывов «богов» на помощь. Тут недавно произошла история (хихикает) когда монахи отражали нападение разбойников и доколдовались до полного подвала призраков, потом 2 месяца не могли избавиться, хотя способ был элементарный…

Незнакомец: Силы богов иссякнут во время конца света — поклонение богам будет объявлено вне закона, и те останутся без поддержки. Непопулярные боги никуда не исчезают, но мало кому могут помочь.

Незнакомец: В прошлый раз демонов победили жрецы Бога Света — они веровали подпольно и осознанно отказывались от любых услуг взамен, а Бог Света копил силы и делал жрецами как можно большое количество обычных людей — слабых, не обладающих талантом обращения с оружием, не изучавших магию. У них была способность превратить подручный предмет (ведро, лопату, метлу…) в святое оружие, и однажды они её использовали. Демоны считали их безобидными крестьянами. Они не повторят свою ошибку снова.

Незнакомец № 3: В мирное время боги действуют так, чтобы тратить меньше энергии, чем получать. Например, если Богиня Любви лечит одного человека, то благодарны ей будут все его знакомые. А это позволяет ей вылечить ещё двух-трёх человек. Положительная обратная связь. Она могла бы уничтожить этих призраков из подвала, потратив много сил и получив минимум благодарности. Вместо этого она делегировала эту задачу обычным людям. Бог Света бы на её месте уничтожил призраков, потому что это его специализация — он борется с нечистью чрезвычайно энергоэффективно.

Чупакамака: Да, про способности Бога Света нам рассказывали. Почему перестали поклоняться ему? И почему не усиливают служением других, менее популярных богов? Или служат подпольно? А с призраками теми обошлись безжалостно. Видимо, сказалась та разобщённость, о которой вы говорили. Призраки ужасно страдали, но не могли покинуть подвал, они мечтали умереть и не могли. Но никто не поинтересовался, почему они там застряли. Монахини видели в этом происшествии только невозможность войти в подвал и считали это маленькой проблемой. А помощь призракам была совсем не сложной…

Незнакомец № 3: Богу Света всё ещё поклоняются, но не в этой стране. Его жрецы эмигрировали из-за орков.

Незнакомец № 3: Некоторые становятся жрецами непопулярных богов. Но их дары могут быть бесполезны для местных жителей. Например, Бог Океана помогает мореплавателям, но фермерам Гусляндии от этого ни тепло ни холодно.

Незнакомец № 2: Возможно, Богиня Любви и не хотела выгнать призраков из винного погреба, чтобы её жрецы поменьше пили.

Чупакамака: А призраки пусть мучаются? Очень по-человечески… э… то есть челогекко тоже бывают эгоцентричными, да и другие тоже. Впрочем, я не про одну Огродиту, я про действия людей вообще. Обращаясь с молитвами к богам, они ни знают, какой получат эффект. Отсюда призраки, гигантские зайцы и прочее. Наука могла бы дать разумным существам более полное представление о мире и помочь просчитывать последствия тех или иных действий и добиваться действительно желательных эффектов.

Незнакомец № 2: Призраки никого не волнуют. Живым бы помочь.

Чупакамака: Они ведь тоже чувствуют. Значит, скорее живые, чем мёртвые.

Незнакомец: Очеловечивание призраков — это опасное мышление. Сподвигает к изучению некромантии. Тоже запрещённая магия, между прочим.

Чупакамака: Я знаю, но это меня мало волнует. Главное, использовать знания на благо, я считаю.

Незнакомец № 3: Гигантский заяц как раз создан наукой, а не богами. Эту технологию придумал королевский маг, а жрецом он стал уже потом.

Чупакамака: А… я так поняла, что он — результат ритуала улучшения. Впрочем, конечно, научные методы тоже могут привести к непредсказуемым результатам, особенно если они основаны на плохо изученных явлениях, или плохо проработаны, или неаккуратно используются.

Нэрнир: А вы какой веры?

Незнакомец № 3: Мы не жрецы, но от услуг любых жрецов не отказываемся.

Нэрнир: Мы не жрецы. Лично я друид, как и моя подруга. Тут есть маг, варвар… Был жрец и воин. Но у меня вера — фэоранство.

Нэрнир делает глоток кофе.

Незнакомец № 3: В прошлом жители Гусляндии верили во многих богов — Бога Океана, Богиню Земли, Бога Охоты, Дракониху-мать и так далее, но сейчас для большинства людей это фольклорные персонажи вроде Санта-Крауза. Когда им дают дары, они не отказываются, но искренне верующих не так-то много.

Чупакамака: Возможно, если бы разумные существа понимали, кто такие «боги» на самом деле, они бы не поклонялись им, а наладили взаимовыгодное общение.

Незнакомец № 3: Взаимодействие богов и людей можно описать как их потребность в уважении. Уважение — не предмет формальных переговоров и контрактов. Его заслуживают.

Чупакамака: Понимаю. Кстати, насчёт даров богов. В ходе общения с монахинями я тоже получила дар исцеления от Огродиты. Если ваши раны не магического происхождения и не дороги вам как память, я могу попробовать излечить их известным способом. Хотите?

Незнакомец № 2: Спасибо, но нет: благодаря нашим шрамам мы выглядим серьёзнее. Все предполагают, что мы получили их в великих сражениях и героических походах. Хотя я просто работал ветеринаром, и мне часто кусали лицо.

Чупакамака: Понимаю. Кстати, насчёт животных. Почему Баазар не с вами? Вы бы могли жить с ним рядом в ожидании Возвращения. То есть он теперь с нами и мы его не отдадим, но всё-таки?

Незнакомец: Ему нужно путешествовать по разным городам и сёлам, чтобы узнать, какая там обстановка, насколько павшие жители и так далее. Нам не очень рады в населённых пунктах.

Чупакамака: И вы доверяете это кому попало? Повезлу Баазару, что он попал к нам. Кстати, с нами он увидит всю страну.

Нэрнир: Не пора ли нам идти?

Киргиз: Да, мы что-то засиделись у Путеводного камня. Квесты сами себя не выполнят!

Нэрнир смотрит на то что делают дикие животные.

Гигантский заяц разломал на части небольшую берёзку и грызёт её как морковку. Куница охотится на белку, но белка швыряет в её голову орехами, и куница периодически падает с ветки. Лось пасётся. Лиса крадётся за лосём, но когда тот останавливается, то каждый раз трусливо отбегает.

Чупакамака: Интересно, не превратится ли с такими экспериментами вся Гусляндия в Дичайший лес? И уж не тот же ли маг с животными из Дичайшего леса наколдовал?

Незнакомец № 2: Больше необычных животных — больше прибыли для королевства.

Нэрнир играет прутиком с Кюри.

Чупакамака: Но не хуже ли для природного баланса? Одни будут улучшаться, другие поедят полезниые растения, третьи из-за гибели тех растений начнут умирать, затем умрут четвёртые, которые питались третьими… и пошло-поехало…

Нэрнир: Улучшение же массовое. А так это чисто этический вопрос. Да и мутации проверяются, вроде монахами.

Чупакамака: Ага. Зайцы массово поедят берёзки…

Киргиз: Кстати, о берёзах. У какого-нибудь есть пустая банка на постоянное использование?

Чупакамака: — Кигргизу: У Ивана, кажется, была. А вообще, банку можно сделать из какой-нибудь тыквы или чего-нибудь вроде того.

Киргиз: Отлично!

Нэрнир: Хочешь сока набрать?

Киргиз — Нэрниру: Ага.

Киргиз подошёл к Ивану.

Киргиз — Ивану: Иван, дай банку, пожалуйста. Очень нужно.

МикроЧелик: Пусть Иван дал банку Киргизу? Не ждать же когда придёт Funcold? Мы к тому времени уже уйдём с локации наверное.
Луна Цедрейтер: Чупакамака напутала, у Ивана только маленький пузырёк. Придётся воспользоваться котелком (спросить у Нэрнира)

Иван — Киргизу: Банку? У меня нет банки. У меня есть фляга (вроде с водой) и маленький стеклянный пузырёк.

Киргиз — Ивану: Хм. Походу Чупакамака ошиблась. Тогда возьму котелок.

Чупакамака: — Незнакомцам: Ну, что же, спасибо вам за познавательную беседу. Теперь нам действительно пора.

Чупакамака: — Карлу: Пойдём, друг, нам предстоит большая дорога.

Чупакамака тоже идёт к Путеводному камню

Луна Цедрейтер: Идёт ли Карл за Чупакамакой?
Карл увязался за Чупакамакой. Непохоже, чтобы незнакомцы представляли для него какой-то интерес.

Совещание у путеводного камня[править]

Рисунок с орочьими стрелочками
Куриная карта с подписями

Чупакамака: (подошла вместе с Карлом к камню) Молодец, Карл! Хороший мальчик!

Чупакамака: А берёзовый сок лучше набрать в котелок, баночка, то есть пузырёк, маловат будет. Нэрнир, ты не против? Всё равно мы, наверное, тюбики есть будем.

Нэрнир: Да, не против.

Чупакамака: А хулиганский камень давайте оставим как — хихих — памятник оркской культуры. Всё равно же видно, какой настоящий, а зря злить орков не будем.

Чупакамака: Возражений нет? Тогда давайте думать, куда идти дальше. *достаёт большую карту и рисунок со стрелочками *

Чупакамака: Так.. Мы можем пойти

  • по Равнинному тракту тракту.
  • или вот по этой тропинке на запад в обход леса, правда, непонятно, выйдем ли мы тогда на тракт, а он точно ведёт к горе Дракона.
  • можно пойти напролом через лес, заодно на зверей посмотрим и, может, ещё сломанные берёзки найдём, но, опять же, выйдем ли мы потом на дорогу к Дракону... хотя, нам Квока нарисует, где мы
  • а ещё у нас есть направления орочьих стрелочек, если мы хотим увидеть орков, можно попробовать.

Что скажете?

Киргиз: Ну, мы можем пойти по тракту.. Хотя нет, лучше через лес.

Киргиз взял котелок, подошёл к ближайшей сломанной березке и подставил котелок к разлому.

Через час в котелке набрался литр сока.

Чупакамака: Ну, думайте, а я пока посплю... а нет, сначала... *достаёт из корзинки Квоку и пытается напоить её и Карла из ведра*

Карл и Квока пьют прямо из ведра.

Чупакамака (вынимает из ведра куриное пёрышко и какого-то жучка, съедает жучка с ладошки вместе с водой.) Ммм... (Добирает воды из ведра во флягу и делает несколько глотков).

Киргиз (про себя): Хорошо, что я не взял с собой флягу, а то пришлось бы пить воду от животных.

Киргиз: О, уже литр набрался.

Киргиз убрал котелок от берёзки и накрыл его крышкой.

МикроЧелик: У котелка же есть крышка, да?
Это туристический котелок, у него есть крышка.

Чупакамака: (вредничает) Между прочим, если бы кто-то взял с собой флягу, мог бы пить воду из неё. Ну или берёзового сока набрать, хотя он хуже утоляет жажду даже у людей. Кофе, кстати, тоже плохо утоляет жажду, а таверны нас в лесу не ждут. Впрочем... я не берусь давать руководящие указания продвинутым путешественникам.

Иван Я думаю, надо идти через лес.

Чупакамака: Почему?

Киргиз: Да, мы там сможем найти ягоды, поизучать животных, набрать воды в речке какой-нибудь, искупаться в озере. Может, охотника какого встретим.

Чупакамака: Зачем же мы тогда столько тюков накупили? Кстати, смотрите, на карте видно, что Равнинный тракт частично идёт через лес. Правда, лес тут реденький... Нам бы надо смотреть, где тут ручьи, потому что еда у нас есть, а вот вода быстро закончится.

Чупакамака: Через лес можно идти по тракту, напролом или по орочьим стрелкам... А может, посмотрим, нет ли рядом ручейка и пойдем вдоль него?

Киргиз: Ягоды же можно не только в еду использовать. Можно сварить целебный отвар, зелье какое-нибудь.

Чупакамака: Чтобы сварить зелье, придётся сначала выпить берёзовый сок: котелок у нас один. Впрочем, это детали. Так по какой дорожке двинемся? Или опять сыграем в орёл и решка? В прошлый раз она очень удачно завела нас в монастырь.

Нэрнир: Давайте так. Идём по равнинному тракту, где сидят орки и время от времени заходим в лес. Идёт?

Киргиз: Давайте, отличный вариант же!

Чупакамака: Я за! И за тракт, и за то, чтобы в лес заходить.

Нэрнир: Так, а вот что мы с орками делать будем? Саботируем? Допросим? Может дипломатия?

Киргиз: Я за дипломатию. Если мы будем их саботировать — я не против.

Чупакамака: Мы много знем об орках? Местных, современных орках? Нет. Тем более о планах их не знаем. Значит, прежде всего — наблюдение и расспросы. А потом решим, что делать, на основе полученной информации.

Нэрнир: Только чтобы допросить орка, нужен сам орк. Какие планы по поимке орков. Мммм?

Нэрнир: Может Чупакамака притворится бедной и несчастной, одинокой девушкой. Орки завидев её побегут и попадутся в ловушку. Мы нападём и схватим орков или орка в плен. Можно ещё кое-какие добавить улучшения.

Чупакамака: Притвориться я могу. Только вряд ли орков интересуют одинокие несчастные девушки. Насколько я поняла из рассказов, их интересуют высокопоставленные чиновники и стражники.

Чупакамака: Я предлагаю для начала найти их понаблюдать. Что касается допросов, то как мы их допрашивать будем, варить сыворотку правды? пытать? Может быть, лучше втереться в доверие и расспросить. Что касается саботажа... По большому счёту, лучше всего наладить контакт, дипломатические отношения, договориться. Вот если они точно настроены воевать и только, тогда можно и саботаж устроить, но для этого, опять же, надо войти в доверие и сделать вид, что мы работаем на них.

Нэрнир: И всё же допросить необходимо. А как мы вотрёмся к ним в доверие? Вдруг они расисты?

Чупакамака: А вдруг нет? Это мы тоже должны выяснить. И есть некоторая разница между допросить и расспросить. Последнее обычно эффективнее, а первое оставим на всякий случай. А как войти в доверие, тоже сообразим, наблюдая.

Киргиз: Я могу наложить на нас иллюзии, чтобы мы выглядили как орки.

Нэрнир создаёт иллюзию чёрного дракона с рыжеволосой принцессой в сильно уменьшенном виде а потом отпускает.

Нэрнир: Научить превращаться в зверей?

Киргиз: Нет, спасибо. Меня это не интересует. Я пока попрактикуюсь в иллюзиях.

Киргиз присел у ближайшего дерева, взял книгу «Фантомные иллюзии для начинающих» и начал читать, применяя на практике прочитанное.

Нэрнир: Ну, в путь?

Киргиз: Ну, в путь, так в путь.

Киргиз встал и подошёл к остальным.

Нэрнир: Кстати, может если мы найдём лагерь орков, то можем где-нибудь в скрытном месте неподалёку остановиться, а мы с Чупакамакой в облике животных будем за ними следить.

Киргиз: Только превратиться надо в каких-то неприметных животных, по типу мышки, белки или птички.

Чупакамака: Ну, я могу превратиться в кедр. Дерево уж точно не заподозрят.

Киргиз: Ты умеешь превращаться в деревья?! Мне редко встречались люди, которые это умеют!

Чупакамака: Ну, это челогеккская магия.

Герои уходят от Путеводного камня к северо-западу прямо по Равнинному тракту. Эта дорога задевает краешек Северного леса.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава