Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 42

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 42[править]

Глава 42, в которой герои узнают о браках магов по договорённости, выступают походом из столицы Вест-Норланда и совещаются.

Локация: Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Наши герои (Чупакамака, Нэрнир, Иван и Рудольф), а также Малин и полурослики находятся на центральной площади столицы. Пока они устраняли следы резни Данцингеров в гостинице, на улице успело посветлеть, и магазины и биржа труда уже открылись.

Чупакамака: Ну, что: мы хотели побеседовать с теми волшебницами. Поищем их? Или есть другие планы?

Нэрнир: Да, давайте их поищем, если никто не против.

Герои идут на рынок труда.

Герои возвращаются из конюшни. Они ведут с собой навьюченного Карла.

Подходит Малин с сумкой.

Малин: Я купил пять банок со сгущёнкой и две банки с варёнкой для детей, маленькую банку кофе, буханку хлеба, пакет с сушёной рыбой, двухлитровый пакет с апельсиновым соком. И вот этот меч (показывает на непримечательного вида тупой деревянный меч) — его мне отдали бесплатно. Называется «Дефектный Меч Предупреждения».

Малин: Нужны ли какие-то ещё продукты?

Чупакамака: Ух, ты! Спасибо, Малин! Я думаю, до Норланда мы с этим спокойно дойдём. Давай навьючим это всё на Карла.

Малин: Кресло можно перевернуть вверх колёсами и тоже навьючить.

Чупакамака: Ага. А меч, может быть, удастся исправить? Кстати, у нас есть свиток предвидения. Можно исследовать и то, и другое. Ну или воспользоваться правильным свитком, когда понадобится, а с мечом просто поэксперимеровать.

Нэрнир: Давайте вьючить уже.

Малин передаёт меч и пакет с продуктами Нэрниру, чтобы освободить руки, и привьючивает кресло на спину ламе.

Малин: Ещё можно купить валерианки. Не понадобится нам — дадим котёнку.

Нэрнир: Можно.

Чупакамака: Я не знаю, как действует валерьянка на эльфов, но если до неё доберётся кошка… может, лучше не надо?


Герои заглянули в аптеку.

Локация: Биржа труда, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Биржа труда — торговый ряд с палатками, где вместо товаров выставлены люди, которые желают как можно скорее наняться на работу.

В частности, к найму предлагаются разнорабочие (разгруппированные на палатки по навыку, такие как «фермеры», «лесорубы», «строители» и так далее, а также по желаемому сроку трудового контракта — «на 1 год», «на 5 лет», «на подневную оплату» и так далее) и слуги всех возрастов и специализаций (от 15-летних посудомоек и нянь до пожилых дворецких и бухгалтеров, от учителей музыки до проверяющих еду на яд, от гладящих рубашки до точащих мечи, от дрессирующих собаку до моющих кота, посыльный, постельничий, конюх, мальчик для битья, спасатели утопающих, ловец комаров и так далее).

У входа на рынок дежурит клерк, который отвечает на вопросы покупателей и раздаёт желающим анкеты соискателя. Его постоянно дёргают с вопросами «как заполнять такую-то графу».

Палатка с тремя аристократками (на вид им 20-25 лет) всё ещё на месте (в той части рынка, где представлены контракты сроком на 5 лет). В их палатке много спортивного оборудования — три волшебных манекена (такие же манекены использовала послушница Ливия на своих курсах боевых искусств для монашек), канаты, вёдра с водой, набор мишеней, мячи для игры в бол, скакалки, шарики для пинг-понга и другое.

Ледослав всё ещё на бирже труда, и на этот раз он крутится у палаток с репетиторами, нянями и гувернантками. Возможно, он не соискатель, а работодатель.

В той части рынка, где представлены краткосрочные контракты, особо выделяется уродливая ведьма с изъеденным оспой лицом. На её шее висит бумажная бирка с надписью «Проклятия. 2-3 недели».

Мимо, посвистывая, прошёл курьер с почтовой сумкой через плечо. Он ведёт за собой ослика.

На рынок заходят герои.

Нэрнир: Интересно…

Нэрнир: Подойдём к аристократкам?

Чупакамака: Ни в коем случае (хихикает) Конечно, мы же собирались.

Нэрнир: Ну а вдруг кто-то захотел слугу нанять. Ладно, пойдём. Уф…

Чупакамака: Я бы взяла с нами мальчика для битья, но не для того чтобы бить, но у нас денег нет

Рудольф: А я бы еще взял девочку для шитья, песика для вытья, Ноя для нытья, Хама для хамства… Так, о чем это я?… А, ну да.

Чупакамака весело смеётся и подмигивает Рудольфу


Герои подошли к аристократкам.

Закутанная в три шубы женщина с белыми волосами узнала героев и улыбнулась.

Эльза: Хорошо, что дядя никого из вас не заморозил. За заморозку невиновных здесь большие штрафы. За всё остальное — ещё больше.

Чупакамака: У него и без нас было кого замораживать. Скажите, а вы оказываете магические услуги?

Эльза: Иногда, если попросят друзья. Охладить шерстистую собаку в засуху, слепить снеговика на день рождения, заморозить каток…

Нэрнир: А чем вы занимаетесь на бирже труда и кто эти леди рядом с вами?

Эльза: У меня есть прирождённая способность превращать воду в лёд. В том числе водяные пары в атмосфере. Я могу сделать это прикосновением к замораживаемому предмету. Или на расстоянии — мановением руки. Не читая никаких заклинаний. Это очень ценная и редкая способность.

Эльза: Магические способности передаются детям, поэтому потомственные волшебники и волшебницы обладают большой ценностью.

Эльза: На бирже труда я жду принца на белом коне, и две мои знакомые — тоже. Всего за 1500 лир и при подписании особого пятилетнего контракта на мне можно жениться.

Рудольф — Эльзе: Интересно, зачем?

Чупакамака: А вороной или серый в яблоках подойдёт?

Эльза: Не суть важно. Важно, что дети гарантированно будут волшебниками.

Нэрнир безумно-маниакально смеётся.

Рудольф — Нэрниру: Нэрнир, брат, осади. На нас люди смотрят.

Чупакамака: Кстати, позвольте представить: И́ван Эирик Барбариоссон, принц Стакандинавии. При наличии волшебного гусляндского коня и подписании контракта на 5000 лир можно рассмотреть предложения о женитьбе. Ах да, ещё требуется справка о королевском происхождении.

Эльза: (строго) Разумеется, рассматриваются только люди. У гномов есть доминантные гены, которые подавляют проявление магических способностей. Поэтому гномы и не рождаются с магией — это знают все! Нельзя же быть такими дремучими.

Чупакамака: Эх, опять сорвалось. Впрочем, даже если бы вы сказали «да», осталось бы ещё уговорить принца… Та принцесса не настоящая, эта некрасивая, а у этой характер плохой… На вас, аристократов, не угодишь.

Эльза: Если бы гномихи брили бороды, то ему бы не пришлось искать принцесс за рубежом…

Нэрнир: То есть… Пхахахахахпхахпхах! Вы хотите чтобы вам платили чтобы ребёнок от такого брака родился с магией? А ничего, что ребёнок может и сам потом научиться магии без всяких браков, да ещё и таких дорогих? Хехпххехее…

Эльза: (улыбается) Не у всех есть интерес к магии или склонность сидеть за книгами годами. Ребёнок может захотеть стать художником или певцом. Родитель не может быть уверен, что ребёнок последует по его стопам и выберет такое же образование.

Эльза: Однако прирождённые способности проявятся в любом случае, хочет того ребёнок или нет.

Рудольф: Не у всех же волшебников есть интерес к магии. Если ребенок решит отвергнуть магию, то в чем тогда смысл? Спустить в никуда деньги?

Эльза: Во-первых, иметь магические способности на всякий случай — это полезно. Даже если не хочешь их применять ежедневно, когда-нибудь они могут пригодиться на практике. Во-вторых, его дети тоже родятся с магическими способностями, и кто-нибудь из них скажет спасибо за такой подарок от семьи.

Чупакамака: А скажите, пожалуйста, этот инвентарь вам зачем?

Эльза: Демонстрировать свои способности. Особенно ей (кивает на аристократку, на амулете которой написано слово «Телекинез») — не все магические силы просто показать без инструментов.

Нэрнир: А вот так никто из вас не сможет сделать!

Нэрнир превращается в кота и обратно.

Эльза: (рассудительно) Хорошо, что дядя этого не видел. Он бы прочитал лекцию о том, что превращаться в котов — это против человеческой природы.

Эльза: Хотя, может быть, не против эльфийской природы.

Рудольф: А ваш дядя, как я могу посудить, расист?

Эльза: Мой дядя самых честных правил.

Чупакамака превращается в кедр, сбрасывает к ногам Эльзы шишку, а затем превращается обратно.

Чупакамака: Я думаю, маги разных народов могли бы сотрудничать. И даже обмениваться опытом. Нэрнир, например, на моих глазах успешно обучил одного человека в Гусляндии превращаться в птицу.

Чупакамака: Хотите научиться?

Эльза: Морально-этический кодекс моей семьи говорит, что стоит изучать только ту магию, в которой собираешься стать безусловным специалистом. Поверхностное знание какой-то магии (понемногу заклинаний из 10 разных магических школ) представляет заклинателя как новичка во всём и вредит его репутации. И, как правильно говорит дядя, может приводить к ужасным последствиям.

Нэрнир: Я вот специалист и в друидической, и в водной, и в ледяной магии.

Эльза: Систематическая ошибка выжившего. Если кто-то научился магии без посторонних жертв, то это не значит, что таких жертв нет. Одна моя знакомая завидовала моим способностям и тоже захотела стать специалистом в ледяной магии. Закончилось всё тем, что она создавала снеговика и случайно заморозила голову своей сестре. Лёд был настолько крепким, что пришлось отвести её к троллям, чтобы те разбили этот лёд камнем.

Чупакамака: Скажите пожалуйста, я правильно понимаю, что магией здесь занимаются всего несколько семей, и каждая специализируется в каком-то одном виде магии?

Эльза: Магией может заниматься кто угодно — с переменным успехом. Но здесь есть четыре семьи потомственных волшебников, детей в которых учат контролировать их силы с очень молодого возраста. Поэтому у них гораздо меньше инцидентов с неправильным использованием магии. Разница в качестве.

Чупакамака: То есть ограничений нет. А спрос на магию здесь большой?

Эльза: Не очень, в основном инфраструктурные проекты, госзаказы в части обороны и ликвидация катастроф. Как те пожары, которые были в городе.

Эльза: Если семейство слишком разрастается, то кто-то может поискать возможности за рубежом. Мы достаточно богаты, чтобы заплатить за выездные визы.

Чупакамака: А вас бы заинтересовало такое улучшение климата, как в Гусляндии?

Эльза: Лично меня нет. У нас хорошие теплицы. А семейству огненных волшебников и вовсе может помешать — они выращивают бананы и ананасы.

Чупакамака: То есть более продвинутая магия мешает менее продвинутой? Но ведь страна могла бы быть богаче, если бы тут были хорошие урожаи фруктов, тучные стада. Еды бы хватало на всех, и для этого не надо было бы работать по 16 часов в день. Магии огня есть много других применений, например, в кузнечном деле.

Эльза: Страна — да, стала бы богаче. А их семья наоборот станет беднее. Это против их интересов.

Эльза: Кроме того, по 16 часов в день работают только влезшие в долги. У обычных рабочих 9-часовой или 12-часовой рабочий день с двумя выходными.

Чупакамака: Интересы страны важнее интересов одной семьи. Кроме того, страна больше, и вряд ли семья может противостоять всей стране.

Эльза: В Вест-Норланде считается, что эти проблемы решит рынок. Любой бизнес может попытаться выращивать урожаи лучше, чем семья огненных волшебников — например, таким же способом, как делает Гусляндия. Если это действительно окажется выгоднее, то семья огненных волшебников проиграет конкуренцию, и всё будет честно. Если этот бизнес окажется невыгодным и разорится — то тоже никто не виноват.


Нэрнир: А как к магам-самоучкам относятся остальные семьи?

Эльза: Семья телекинетиков относится к ним очень хорошо. Телекинез очень полезен для спасения людей из сложных ситуаций (потопов, пожаров, от вышедших из-под контроля призванных существ), и они зарабатывают кучу денег, разгребая ошибки неопытных магов.

Нэрнир: А остальные?

Эльза: В целом безразлично… Кроме дяди, вы его знаете. Он считает, что маги-самоучки создают плохую репутацию для всех волшебников. Что из-за них волшебников будут сторониться и бояться.

Эльза: После того пожара по городу ходила петиция с требованием запретить любую магию и сжигать волшебников на кострах… Чтобы заглушить это движение, дяде пришлось отвалить кучу взяток и заручиться поддержкой уймы влиятельных бизнесменов. Поэтому он и заломил такую безумную цену в 300 лир — его разозлило, что ему напомнили про поджигательницу. Обычная цена за такой ритуал — 20-30 лир.


Рудольф отходит от других, заправляет правый рукав, начинает щелкать пальцами, в результате чего вся кисть Рудольфа загорается, а огонь медленно движется к плечу.

Рудольф: Хммм. Я думал, что я сейчас быстро целиком сгорю.

Нэрнир поворачивается.

Нэрнир: Что ты делаешь?!

Рудольф достает из вязаной сумки сигарету, поджигает ее и вставляет в рот.

Рудольф: Да так, пустяки.

К Рудольфу подходит клерк из налоговой.

Клерк: Мне всегда неловко взымать налог на воздух, но…

Рудольф: Может, вам тогда не взымать такие налоги?

Нэрнир: Тебя потушить уже?

Рудольф сбивает огонь с руки, но от нее продолжает идти дым.

Клерк: Как это — не взимать такие налоги? Это лучшая работа в мире! Просто ходишь по городу, и люди дают тебе деньги. За воздух, за почту, за езду на пони без прав… Я люблю свою работу!

Рудольф: И много ли вы зарабатываете на своей работе, уважаемый? Сильно рискуете?

Клерк: Мы (доблестная налоговая) буквально кормим этот город, собирая налоги со всех индивидуумов и бизнесов. Почти никаких рисков. Если кто-то отказывается платить налоги, то я не настаиваю и не дерусь, а просто ухожу. Ну и по дороге говорю солдатам бросить его в темницу, но это детали.

Рудольф: То есть, никто не пытался на вас напасть просто из-за того, что вы к нему подошли, не говоря еще о том, чтобы о чем-то просить?

Клерк: Пытались! Но не очень успешно — вся площадь набита случайно проходящими военными, и мне достаточно было отбежать в сторону. В этом городе казармы и военная академия, наткнуться на солдат можно где угодно. Кстати, за принуждение госслужащего к бегу есть отдельный штраф.

Рудольф: Суровая жизнь в этом городе. Оттого я, наверное, богатых людей особо и не видел.

Клерк: Каждый крутится, как может. Но и бедных тоже нет — если кто-то не может платить за еду, то устраивается на долгосрочную работу с предоплатой и кормёжкой.

Рудольф: Подозреваю, что это еще и оттого, что вас налог на бедность есть.

Клерк: Да ладно вам. Не такой уж он и высокий.

Рудольф вдыхает остальную часть сигареты за раз и пытается проглотить дым, но его часть выходит из небольших дыр на шее Рудольфа.

Клерк: Можете не спешить, я никуда не ухожу, а считаю количество облачков. Налог на чистый воздух — 0.05 лиры за каждое сигаретное облачко.

Рудольф: (саркастично) Хотите больного человека налогами обложить? Одобряю.

Клерк: Ничто так не способствует здоровью, как налоги на болезни.

Рудольф: Или смерти. У вас, небось, и на нее есть налог?

Клерк: Есть. Он взыскивается с родственников и наследников. Безвременная смерть — это неуважение к потребностям страны в труде.

Клерк: Раньше у нас жил магический аптекарь, который писал свитки воскрешения. Если кто-то умирал, то он воскрешал умершего и выставлял ему счёт в 50 лир. Потом он заработал кучу денег, купил выездную визу и уехал за границу.

Рудольф: (саркастично) Как интересно…

Рудольф удобно садится в инвалидную коляску, которую он катал после выселения из гостиницы, и подпирает голову рукой.

Нэрнир: Заплати уже ты этот налог и дело дело с концом.

Рудольф: Допустим. Сколько уже насчитали?

Клерк: Я насчитал 6 облачков. Это 3 децилиры. Пожалуйста, не останавливайтесь, продолжайте дымить дальше.

Нэрнир: Я могу одолжить тебе 3 децилиры, Рудольф.

Чупакамака: На одалживание тоже налог? Давайте лучше уплатим штраф и пойдём отсюда.

Чупакамака: У меня есть предложение поскорее покинуть эту гостеприимную землю и отправиться в Центральный Норланд.

Рудольф — Нэрниру: Спасибо, у меня еще есть деньги.

Рудольф — клерку: (достает монеты) Держите. Рад сделать взнос в ваш Пенсионный фонд.

Нэрнир: Он должен дать тебе сдачу в 7 децилир, так как у тебя целые лиры, а в одной лире 10 децилир.

Клерк: (берёт 1 лиру и отдаёт сдачу в 7 децилир) Благодарю за ваш взнос. Что бы я без вас делал! (уходит, посвистывая)

Подходит волшебница с амулетом, на котором написано слово «Телекинез».

Эльза: Это Ванда. У неё есть способность перемещать предметы силой мысли. А огненная волшебница вот там — Адрия.

Чупакамака: Очень приятно.

Ванда: (делает реверанс) Я случайно услышала, что вы ездите за границу. Вы не похожи на богатых, которые могли бы купить выездную визу… Означает ли это, что вы чужеземцы?

Нэрнир: Вы тут видели много эльфов, челогекко, гномов, магов-самоучек и полуросликов?

Ванда: На бирже труда? Да. В разделе ищущих работу из-за долгов и алкоголизма.

Нэрнир: Мы чужеземцы, если было не очевидно.

Чупакамака: Мы чужеземцы. И у нас есть работа: мы послы Его Величества короля Пунтарха!

Ванда: Какая несказанная удача!

Нэрнир: И почему же?

Чупакамака: У кого удача? И в чём она заключается?

Ванда: У вас, у меня, и у короля Пунтарха. Вам очень повезло меня встретить.

Ванда: Видите ли, кроме телекинеза, в нашем роду очень распространена акселерация умственного развития. Мы очень рано достигаем успеха в изучении наук. И заканчиваем школу экстерном в 12-14 лет. Это может быть чрезвычайно полезно королю.

Нэрнир (на эльфийском): Очень им нужно всем расхваливатьсссссся.

Чупакамака: Каким образом?

Ванда: У короля Пунтарха нет наследников. По крайней мере, таких, которые его не бесят. И у него нет королевы. И даже если бы она была, то он вряд ли сможет править ещё 18 лет, пока не вырастут дети…

Ванда: А вот править 12 лет гораздо проще, чем 18.

Чупакамака: Вы предлагаете себя в гувернантки или в королевы?

Ванда: Я предлагаю себя в королевы. 3500 лир, и его наследник, которого он воспитает как захочет, сможет занять трон вовремя.

Рудольф: А согласится ли с этим законодательство?

Ванда: Родной сын короля — это наследник престола первой очереди. В Гусляндии король имеет право выбирать, кому из своих детей он отдаст престол, и может выбрать младшего ребёнка.

Чупакамака: Мы поговорим об этом с Его Величеством (смотрит на остальных героев)

Нэрнир: Абсолютно точно.


Нэрнир истерически смеётся превращаясь в гиену и обратно.

Чупакамака: (на зверином) Нэрнир, демон тебя раздери! Хватит уже нам мешать! Выпей кофе и уймись

Рудольф: Мне увести его от вас?

Нэрнир: Извините, мне нужно выпить мои незаблудки. То есть таблетки! Извините.

Нэрнир пьёт таблетки Дуотина.

Эльза: (сочувственно) В местной аптеке может продаваться Антиистерин, валерианка или мазь от всего.

Чупакамака: Мы заглянем в аптеку. Кстати, может быть, вы, Ванда, сможете сделать так, чтобы он немножечко повзрослел?

Ванда: К сожалению, нет. Взрослость уже взрослого не увеличивается магией.

Рудольф: Смотря, когда эта «взрослость» заканчивается. У людей обычно в 25 лет, после чего медленно начинается старение.

Чупакамака: Но эльфы бессмертные и юность длится у них слишком долго. Эльфийские 25 это как человеческие 8.

Рудольф: Получается, что мой лучший друг — ребенок? А жизнь продолжает подкидывать мне сюрпризы…

Нэрнир: Мы на том же уровне что и остальные расы в плане взросления, просто я безумен.

Чупакамака: Ладно, не горюй… (обнимает Нэрнира) Пойдём дальше? Или тут ещё невесты есть?

Нэрнир: По эльфийским меркам я уже совершеннолетний. По вашей логике моя 13-летняя сестра — годовалый ребёнок. Но у нас нет старости.

Рудольф: Скорее четырехлетний.

Чупакамака: Сейчас ты совершенновесенний! И сестра твоя тоже. (девушкам) Кстати, как у вас с женихами? Мы рассматриваем кандидатов для принцесс, для герцогинь и для прочих девиц на выданье?

Эльза: Нет, подобное обязательство бы ограничило их карьерные возможности. Самые талантливые из них едут за границу (особенно в Лепронд) и становятся министрами и советниками.

Нэрнир: Сестра моя ещё подросток.

Ванда — Нэрниру: Если бы тот Меч Предупреждения, который выковали в кузнице, работал как положено, то он мог бы предупреждать вас каждый раз перед совершением какой-либо глу… ошибки.

Рудольф — Эльзе: Неудивительно, почему в Лепронде высокий уровень коррупции.

Эльза: (уверенно) Потому что к нам не прислушиваются?

Рудольф: А кто к вам не прислушивается? (усмехается) Сомневаюсь, что там остался хоть кто-то, кроме подобных вам.

Нэрнир: Да, там все такие же выск… Аларкондцы. Да, много аларкондцев у челогекко.

Эльза: Дядя думает жениться на огненной волшебнице, чтобы у детей были и силы огня, и силы льда. Но её семья может быть против.

Чупакамака: Главное, чтобы волшебница не была против. А интересно, как будет работать сочетание льда и пламени

Нэрнир: Половина огненная, половина ледяная. А он это для чего хочет? Чтобы ребёнок поборол самого сильного мага в стране?

Эльза: Огнём можно будет отменять лёд, и наоборот. Например, если на торговый караван нападут разбойники, то можно будет неразборчиво заморозить всех вокруг, а потом быстро растопить только торговцев. Очень удобно.

Рудольф: Боюсь, что в ходе такой селекции кто-то из детей попросту будет лишен магии от рождения.

Эльза: (неуверенно) Такого никогда не бывает.

Рудольф: Не скажите. Родная дочь моего учителя родилась без магических способностей, хотя имела довольно длинные и престижные генеалогические корни.

Эльза: Это бывает очень редко, и у нас в семье не принято говорить о таких случаях.

Нэрнир: А чем она сейчас занимается?

Рудольф: (подавленно) Она умерла почти 25 лет назад.

Малин — всем: Если мы спешим выйти из города, то можно разделиться и быстро купить необходимое. Я зайду за продуктами (если какие-то нужны) и заберу этот волшебный меч на кузнице — возможно, его удастся переколдовать, чтобы он работал. Вы купите что вам нужно в аптеке и из бытовых вещей. Ещё кому-то надо забрать ламу на конюшне, и было что-то ещё… кто-то хотел взять собаку из приюта?

Нэрнир: Мой дуотин у меня, я его принимаю раз в день, так что мне ничего не нужно в аптеке.

Чупакамака: Я схожу за ламой. Из еды у нас есть продуктовый тюк, остальное можно в Норланде купить, наверное.

Рудольф: Я вот думаю сейчас — оставить коляску, чтобы кататься на ней, или все же продать.

Чупакамака: Вопрос, что больше: цена на коляску или налог на торговлю?

Рудольф: Логично. Оставлю ее себе. Как раз снова руки накачаю, пока буду колеса крутить.

Нэрнир: Согласен.

Чупакамака: Тогда, может, вместе за ламой сходим? Кстати, Карл сможет легко донести коляску.

Нэрнир: Нам нужно что-нибудь купить?

Чупакамака: Сгущёнка ещё осталась? Кофе?

Нэрнир: Кофе есть ещё.

Чупакамака: Надеюсь, они не попытаются содрать деньги за незапланированные услуги Карлу. А то, помню, они Квоку подковать хотели

Нэрнир: Тогда в конюшню?

Чупакамака: Да.

Малин: А я в кузницу и за продуктами.

Герои идут в конюшню за Карлом. Малин уходит в сторону кузниц.

Локация: Частная конюшня, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

По конюшне гуляет полуслепой кузнец с гвоздями и подковами. Он подковывает всех и всё, что подвернулось ему под руку — включая игрушечную деревянную лошадку, которую с собой принёс сын одного из работников. Несмотря на плохое зрение, он безошибочно выбирает размер подков.

Квока спряталась от кузнеца в коробке из-под корма, и тот её не нашёл. Карл невозмутимо жуёт сено, а одна из служанок расчёсывает его шерсть гигантской расчёской.

Кроме того, в конюшне есть некое подобие кассы — некоторые люди туда подходят и отдают деньги продавцу, но не получают никаких предметов взамен.

Входят Чупакамака, Нэрнир, Иван, Рудольф и полурослики.


Чупакамака: Добрый день! (на зверином) Привет, Карл! Здравствуй, Квока!

Квока: (на зверином) Безумный кузнец вернулся! Заберите меня отсюда!

Чупакамака: (на зверином) Сейчас пойдём, Квокочка!

Сотрудница конюшни: (осматривает вошедших) Чем могу служить? Прейскурант услуг для сов и кошек ограничен.

Чупакамака: Мы пришли забрать нашу ламу и нашу курицу.

Сотрудница конюшни: Забирайте. За все услуги уже заплатил ваш слуга, который их сюда привёл. За постой, за расчёсывание, за ароматизацию, за подковы, за посмотр в зубы и так далее — всё оплачено. Вы ничего нам не должны.

Чупакамака: Спасибо!

Сотрудница конюшни: Можем ещё помыть кота за поллиры, если хотите…

Нэрнир: Она сама моется.

Сотрудница конюшни: Тем же языком, которым ест рыбу.

Нэрнир: Я сам могу её помыть, я маг воды.

Сотрудница конюшни: Какая жестокость — мыть животное магией!

Нэрнир: Хм…

Нэрнир смотрит на чистоту Кюри.

Кюри достаточно чистая, ведь она недавно попадала под дождь (когда волшебница Молли устроила шторм около замка дракона).

Рудольф: А подковывать все и всех, что под руку попадается — не жестоко? Или пока это приносит вам прибыль, это вполне терпимо?

Сотрудница конюшни: (назидательным тоном, как воспитательница, которая объясняет детям, как устроен мир) Подкова прикрепляется к внешней части копыта, которая является полным аналогом краешка человеческого ногтя. В этой части копыта нет никаких нервов, и если прикрепить подкову правильно, то животное не испытывает никакой боли.

Сотрудница конюшни: Боль животное испытывает от длительной ходьбы по дорогам. Копыто защищает животное от мозолей.

Нэрнир: Да вроде мой сервал чистый.

Рудольф — сотруднице: Не похоже, что ваш кузнец только лошадей подковывает. Не будете же вы этого отрицать?

Сотрудница конюшни: Да, он из тех кузнецов, кто проявляет инициативу. Но жалоб от владельцев животных не поступало!

Рудольф смотрит на сотрудницу ошалевшим взглядом.


Чупакамака усаживает Квоку в корзинку и навьючивает Карла.

Карл навьючен. Он выглядит здоровым, сытым и покамест не жуёт окружающий металл. Вопреки опасениям героев, Карл не подкован.

Чупакамака: (гладит Карла) Снова в путь! Ты доволен?

Чупакамака — героям: Пойдём?

Нэрнир: Да.

Чупакамака: Куда пойдём? На рынок? В магазин? Приют посмотрим?

Нэрнир: Мне всё равно.

Чупакамака: Тогда давай разыщем Драко и в путь!

Нэрнир: Да, если только никто не хочет взять собаку из приюта или купить что-нибудь.

Чупакамака: Идём на рынок! Поглядим на лотки и будем выглядывать Драко.

Нэрнир: Да, давай.

Герои выходят из конюшни на площадь, намереваясь встретить Малина на рынке или по дороге до него.

Локация: Аптека, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Заходя в аптеку, герои переступили через валяющегося в коридоре пьяного с бутылочкой какого-то лекарства в руке.

Полки завалены следующими препаратами (цены в лирах):

1) Настойка боярышника — 0.3
2) Изониазид — 0.5
3) Хлороформ — 0.5
4) Нашатырь — 0.5
5) Активированный уголь — 0.5
6) Аскорбиновая кислота (12 таблеток) — 0.5
7) Успокоительное — 0.5
8) Йод — 0.5
9) Зелёнка — 0.5
10) Змеиный яд — 1
11а) Таблетки для похудания — 1.5
11б) Таблетки от похудания — 0.5
12) Валерианка — 0.5
13) Инсулин — 3.5
14) Ватно-марлевая повязка — 0.5
15) Средство от аллергии на котят — 0.5
16) Мята — 0.5
17) Веник банный — 1
18) Местнораздражающая мазь — 0.5
19) Бинты — 0.5
20) Витамины ассорти — 0.5
21) Перекись водорода — 0.5
22) Мыло — 0.5
23) Мазь от всего — 1.5

Аптекарь (худощавый очкарик в белом халате с торчащими из карманов шприцами) посадил себе на плечи двух канареек и слушает музыку (стерео).

Объявление неподалёку от аптекаря гласит: «Необычные, психотропные и живые субстанции отпускаются либо по бешеным ценам, либо по рецепту врача».

Герои заглянули в аптеку. Малин и Рудольф остались сторожить ламу у входа.

Чупакамака: Добрый день! (смотрит, что за бутылка у лежащего на полу клиента)

Это настойка каких-то лекарственных трав на спирту.

Нэрнир: Я предлагаю купить бинты и валерианку.

Чупакамака: Валерианку придётся хорошо прятать от котёнка. А бинты зачем? (помахивает руками)

Нэрнир: Значит валериану.

Аптекарь: Удостоверьтесь, что кот не сможет добраться до валерианки. Пить её довольно вредно для котов. Они могут только чуять её носом (эффект такой же, как и от кошачьей мяты).

Чупакамака: А что такое мазь от всего?

Аптекарь: Наносишь её на проблемное место, и она всё лечит. Продемонстрировать?

Чупакамака: А как?

Аптекарь: Ну, например, у вашего спутника (показывает на лицо Нэрнира) есть прыщик на лбу. Давайте помажу его мазью, и посмотрим, поможет или нет.

Чупакамака — Нэрниру: Попробуешь?

Нэрнир: Неуверен я как-то…

Аптекарь: (уверенно) Это не больно. Достаточно приложить кусочек ваты с мазью и подержать её минуту.

Нэрнир пытается идентифицировать мазь.

Мазь является смесью из экстрактов более 20 различных лекарственных трав и нелипкого крема. Не обнаружено какой-то магии либо иного объяснения, почему эта мазь может помогать от всего, как утверждает аптекарь.
Попытка идентифицировать все многочисленные компоненты мази довольно сильно запарила Нэрнира (обнаружив новый ингредиент, идентификационная плоскость проходилась по тюбику снова, и снова, и снова, сняв гораздо больше фоторисунков, чем предполагалось для предмета такого размера).

Нэрнир: А почему она помогает от всего?

Аптекарь: Не знаю. Её завезли из-за рубежа. По рассказам покупателей, от чего она им только не помогала. От головной боли, от укуса пчелы, от икотки, даже от разбитого сердца…

Нэрнир: Как-то я в ней не уверен. А от прыщей я могу сделать зелье, оно простое. Ладно, нам наверное тогда валерианку и хлороформ.

Аптекарь: Ну как хотите…

Аптекарь: Может, ещё возьмёте аскорбинку для детей? Это белые сладкие конфеты с витамином Це.

Чупакамака: Давай? А то в сгущёнке витаминов нет, да и весна сейчас…

Нэрнир: Да и аскорбинки давайте, они очень вкусные. С нас тогда 1.5 лиры. Вот.

Аптекарь: Аскорбинка, валерианка, хлороформ… (пакует в бумажный пакет) С вас 1.8 лир. 1.5 лиры плюс НДС 20 %.

Нэрнир: Хорошо (передаёт 1.8 лир).

Аптекарь: (берёт деньги и передаёт пакет) Держите. Будьте здоровы! И не давайте валерианку коту.

Нэрнир берёт пакет и прячет валерианку поглубже в рюкзак, чтобы его не достала Кюри, покрыв ещё её защитным слоем льда.

Нэрнир: В путь или ещё куда зайдём?

Чупакамака: Я думаю, что мы уже всё основное посмотрели. Давай в путь? Идти целый день, а мы ещё, наверное, привал сделаем…

Нэрнир: Да, как раз всё важное на привале обсудим.

Герои вышли из аптеки и полным составом (включая Рудольфа, Малина, полуросликов и ламу) вышли из города на северо-восток — по дороге в сторону Центрального Норланда.

Локация: Дорога через пастбища, Баронство Рюрика[править]

Дорога на северо-восток проходит между двумя фермами, которые огорожены заборами.

На одной ферме растёт пшеница, и её совершенно открыто средь бела дня жуют очень наглые и наевшиеся мыши. Целые полчища мышей пируют так, что хруст их зубов доносится до дороги. Кроме того, по полю ходит фермер с осликом, который ловит мышей сачком. Его улов помещается в герметичную металлическую коробку на спине ослика. На второй ферме пасутся обычные (не магические) гуси и козы. На решётчатом заборе висит предупреждающий знак, который возвещает следующее: «Осторожно, частная территория. Охраняется слишком доброй собакой. Незваные гости будут зализаны насмерть».

Поблизости нет солдат или шпионов барона.

Герои идут по дороге мимо ферм.

Нэрнир: Остановимся на привал?

Чупакамака: Где? На полях? Давай хотя бы дойдём до леса.

Нэрнир: Зато мы рядом с цивилизацией.

Нэрнир: В любом случае можно остановиться тут и передохнуть.

Чупакамака: Можно или нет, могут сказать только хозяева этих полей и пастбищ. Давай спросим, если хочешь.

Нэрнир: Мы же просто рядом с пастбищами, а не на них. Давайте уже присядем, обговорим всё и пойдём дальше. Хорошая идея, я считаю.

Чупакамака: Ох…

Чупакамака — фермеру: Доброй охоты! Можно ли нам остановиться и отдохнуть где-нибудь поблизости?

Фермер: Можно… Есть свободный гостевой домик. Вы же не боитесь мышей? У меня их очень много.

Нэрнир: Не боимся.

Чупакамака: Лучше пусть мыши боятся нашего сервала, да и нашу ламу тоже. (улыбается)

Чупакамака: (тихо, героям) В домике размещают за деньги?

Фермер: Я бы попросил моих мышей не есть. Не затем я их кормлю.

Нэрнир: А в домике передохнуть можно бесплатно?

Фермер: Если без дров и уйдёте до вечера — то бесплатно. Всё равно он не используется. Если нужны дрова или остановитесь до утра — то 1 лира.

Нэрнир: Хорошо, мы там посидим ненадолго, не до утра.

Чупакамака: Спасибо! Нам только посидеть часок.

Фермер: (сдвигает засов и открывает ворота) Заходите. А я пойду дальше ловить мышей. (внимательно следит, чтобы никто из мышей не сбежал)

Герои идут в гостевой домик.

Это деревянный домик с широкими окнами и без дверей, предназначенный для летнего отдыха. Здесь есть лавки и круглый стол, а также место для разжигания костра (но самих дров в домике нет). На окрестных берёзах чирикают воробьи. Элронд жуёт мышь.

Чупакамака: Да, про него не скажешь, что он мышей не ловит. Интересно, зачем? Для зоопарка? Для лабораторий?

Нэрнир: Может на корм, может ещё для чего. Может мышьяк добывает. Ладно, давайте обсуждать уже насущные вопросы.

Нэрнир садится на лавку.

Чупакамака: Ну, вот. Как вы думаете, мы оторвались от ассистента Фридриха? Я надеюсь, его приспешники нас не догонят и не знают, где Рудольф. Но что мы будем делать, если они нас найдут?

Нэрнир: У нас три с половиной мага, лама, варвар и цивилизованная местность, прорвёмся и тем более здесь у них нет власти, нам поможет король и его стражи в случае драки.

Малин: И его союзники, и его оппоненты понесли тяжёлые потери. Надеюсь, что им будет не до нападения на нас.

Чупакамака: Ладно. Тогда давайте обсудим нашу посольскую миссию. Давай начнём с вестей из Ильменя? Что тебе твои родные написали?

Нэрнир: Вы умеете читать на эльфийском или мне зачитать?

Чупакамака: Давай ты нам зачитай и переведи, ладно? То, что касается ситуации в Ильмене и с эльфами вообще.

Нэрнир: Зачитаю всё.

Нэрнир читает и переводит для всех на общий.

Aquote1.png

Н,

папа очень обрадовался, что ты возвращаешься на историческую родину, и приезжает в наше мало кому нужное поместье на следующей неделе. Он собирается отдать тебе ключи на случай, если твои важные секретные дела в Ильмене убедят тебя там поселиться. А вовсе не в надежде, что ты будешь убирать поместье за него.

Я приеду с папой, хочу посмотреть на твоих новых друзей. Если ты с ними подружился, то они, должно быть, очень хорошие эльфы!

Твоя сова умерла, но мы прочитали свиток воскрешения. Она летала по домам, высматривая нас, и залетела в ресторан диковинок. Её случайно частично приготовили.

Выписала тебе параграф из Большой Эльфийской Энциклопедии (см. на оборотной стороне письма). И научила твою сову команде Лежать. Привези попробовать чужеземного кофе и экзотических напитков.

Керинн

Aquote2.png

Чупакамака: Бедный Элронд

Нэрнир:

Aquote1.png

Каждая семья в Ильмене, относящаяся к знати, имеет одного или нескольких представителей (так называемых «сенаторов»). У них есть право голоса. Это главы семейств, особо выдающиеся маги и жрецы, красноречивые общественники, прославленные воины и просто богатеи. Чем крупнее и влиятельнее семейство, тем больше у него сенаторов. Не относящиеся к знати семьи не имеют права голоса.

Главой страны Ильмень является верховный олигарх. Его выбирают голосованием сенаторов (простым большинством в один тур). Чаще всего это глава самой популярной фракции.

Верховный олигарх может принять любое решение или закон самолично. Если верховный олигарх против какого-то решения, то сенаторы всё равно могут настоять на этом решении своим голосованием (достаточно простого большинства). У олигарха нет права вето. Он может отменить закон, который только что приняли сенаторы, но это поставит крест на его политической карьере. Если сенаторам не нравятся решения, принимаемые олигархом, то они могут в любой момент собраться на голосование и выбрать другого олигарха.

Сенаторы могут голосовать из соображений личной выгоды, и было несколько скандалов с подкупом сенаторов, когда они голосовали за решения, не совпадающие с линией их собственной фракции. Голос сенатора принадлежит его семье, и только семья может заменить своего сенатора на другого.

Aquote2.png

Чупакамака Значит, всё-таки управляется семейными кланами, а не партиями. И всё зависит от влиятельности семьи…

Чупакамака: Правда, есть шанс действовать через умных магов и общественных деятелей.

Нэрнир: Моя семья является знатной в Ильмене.

Чупакамака: У вас есть представители в сенате?

Нэрнир: Семья может его в любой момент назначить. Меня тоже. Мой отец как раз приедет с моей сестрой, чтобы отдать ключи. Я его попрошу назначить меня, если нам будет это нужно.

Чупакамака: Конечно, нужно!

Нэрнир: Хорошо, я попрошу его.

Малин: Правящая фракция (изоляционисты) могут быть против союза, но если убедить большинство сенаторов проголосовать за союз, то союзу быть…

Чупакамака: Будет прекрасно, если семья назначит тебя. Но ещё нужно, чтобы нам рассказали о других сенаторах, заинтересованных в союзе. Также важно узнать, какие политические фракции сейчас влиятельные. А ещё кого из сенаторов можно заинтересовать союзом и как. Легче всего сделать это, являясь членом сената.

Нэрнир: Это и так ясно.

Чупакамака: Что ясно? Что легче? Или какие фракции влиятельные? Может быть, стоит об этом расспросить твоего отца и других знакомых и родственников?

Нэрнир: Мы же всё равно не сразу пойдём решать всё. С отцом моим мы встретимся, он отдаст мне ключи и я его спрошу обо всём. Есть только те 3 фракции. Самая влиятельная же изоляционисты, они же правят!

Нэрнир: А ещё в Ильмене нам не придётся искать место для жилья!

Чупакамака: Если только твой родовой замок находится неподалёку от здания сената. А вообще, нам же ещё с кучей народу разговаривать придётся, может быть, по всё стране…


Чупакамака: Давайте ещё обсудим, что мы узнали в Вест-Норланде? Как вам обстановка? Как вам барон Рюрик?

Нэрнир: Конечно налоги за всё и куча частного бизнеса это не очень хорошо, но в целом они не имеют безработных и бездомных. Да и баронам приходится вертеться, чтобы держать экономику страны. Рюрик неплохой, конечно коварный, но в целом это качество может быть полезным.

Чупакамака: Ну, да. Позиционирует себя как эффективный менеджер. Сироты и бездомные пристроены, но от инвалидов они избавляются, отправляя в Гусляндию. И выжимают из людей все соки. Люди бедны, берут кредиты на необходимое, а потом подписывают невыгодные контракты и работают по 16 часов в сутки… С другой стороны, приюты для детей и бездомных хорошо оборудованы, там лечат и учат. Но всё крутится вокруг денег, а есть ведь денежно невыгодные, но общественно полезные вещи.

Чупакамака: А вы бы хотели видеть Рюрика королём Гусляндии? Что скажешь, Малин? Он, кстати, нам обещал, что поднимет сельское хозяйство и без магии. Но и армию гусляндскую хочет создать. Как думаете, он попытается завоевать Норланд?

Нэрнир: Надо посмотреть и Фридриха, как второго кандидата.

Чупакамака: Я не спорю. Но надо также обсудить каждого кандидата, его плюсы и минусы. Вот что можете сказать о Рюрике?

Малин: Если жесткая ситуация с трудом и налогами вызвана необходимостью (тем, что баронство очень бедное и страдает от нехватки природных ресурсов), то как король богатой Гусляндии он может и не вводить все эти драконовские налоги там — за отсутствием необходимости.

Малин: С другой стороны, он может попытаться «максимально эффективно» управлять и Гусляндией, чтобы выжать как можно больше и из неё. Исходя из логики «если можно заработать больше, то зачем зарабатывать меньше?»

Малин: Долгосрочные контракты с предоплатой, при всём удобстве — это завуалированная форма рабства. Однажды получив предоплату, уволиться уже нельзя. Это мне очень не нравится.

Малин: Безусловным плюсом Рюрика является его компетентность. Он, по крайней мере, знает, что делает. Применит он это знание на добро или зло — вопрос другой…

Малин: Однако я думаю, что он попытается захватить Норланд. Это ему выгодно, и есть шанс, что король Норланда сразу сдастся и обойдётся без крови.

Нэрнир: Согласен, но хочу добавить, что он ещё организует там скорее всего нормальное войско. И его харизма и коварство могут пригодиться. В дипломатии.

Чупакамака: Спасибо, Малин, Нэнир! У меня такое же мнение про это эффективное управление. Насчёт войска не знаю… наверняка организует, но как? Всеобщая повинность? Контракты? А вот почему Рюрику выгодно захватить Норланд, я не понимаю. А почему выгодно?

Нэрнир: Большое централизованное государство, Норланд богат на ресурсы…

Чупакамака: Непохоже, чтобы Норланд был богат. Разве что больше земель и работников, из которых можно выжимать соки…

Малин: В Норланде есть какая-то промышленность, и наличие учебных заведений вроде Академии искусств говорит о том, что люди там не очень бедные. Контролируя Гусляндию и Норланд и набрав большое войско, барон станет не просто королём. Это будет могучая империя.

Чупакамака: Я вот ещё о чём думаю. Богатство Гусляндии чем обеспечено? Магическим преобразованием климата? Или есть ещё что-то? И что будет после смерти Плутония? Найдётся ли преемник?

Чупакамака: И ещё. Что может предложить Гусляндия союзу, если мы его создадим? Богатство? А хватит ли его на весь Норланд?

Нэрнир: Если не найдёт преемника — Гусляндии будет несладко. А предложить можно выход к морю, изделия из кабан травы, курорты, интересные места, ламии. Хм…

Чупакамака: Какие там ламии… В Норланде избыток невест, а не женихов! Такие дела…

Чупакамака: Вот выход к морю это да…


Малин: Из разговоров с отцом Плутонием у меня сложилось впечатление, что он ничего не планирует на этот счёт. Как будто он собирается жить вечно.

Чупакамака: Рюрик обещал наладить сельское хозяйство без магии. За счёт озимых культур, селекции, строительства теплиц… А можно ли всерьёз поговорить с отцом Плутонием на эту тему?

Нэрнир: Я могу послать ему письмо, но…

Чупакамака: Может быть, лучше пусть Малин напишет? Ведь Малин был его учеником… Хотя да, Малин же в изгнании… (думает) Мне говорили, отец Плутоний может наложить дар на ученика. Может ли этим даром быть способность улучшать климат? Или только что-то попроще?

Малин: Дар действует только до тех пор, пока заклинатель жив. Более того, применение подаренной силы расходует силы того мага, который наложил заклинание дара.

Малин: Можно написать ему письмо, но я думаю, что это вопрос не для переписки. Особенно если у него нет решения, а сову с его ответом перехватят недоброжелатели. Мы находимся в баронстве…

Чупакамака: Написать мы можем, когда будем в Ильмене. А где отец Плутоний учился? Может быть есть ещё маги, которые умеют менять климат? Может быть, где-то можно обучиться этому искусству?

Малин: Я не знаю. Он был волшебником более 50 лет и мог изобрести эти ритуалы сам.

Чупакамака: Тогда необходимо уговорить его завести учеников и передать эти знания им. Но сначала спросить, откуда эти ритуалы.

Чупакамака: Правильно ли я понимаю, что в монастыре стали принимать путешественников и обучать наукам? А каким? Может, кого-нибудь из этих учеников обучить?

Малин: В монастыре учатся самостоятельно, по книгам из библиотеки.

Чупакамака: Понимаю. Надо бы ещё уговорить искусных магов из числа послушников и монахинь передавать свои знания. Организовать уроки. Чтобы линия не прерывалась…

Нэрнир: Если Плутоний ещё сможет обучить. Это сложная магия, титанически сложная. Но возможно он найдёт ученика себе.

Чупакамака: Само по себе это не случится! Плутоний должен ЗАХОТЕТЬ учить, а он пока этим не занимается. Нужно его убедить. А ещё ученик должен быть сильным магом и хотеть учиться у Плутония. Ты знаешь очень сильных магов, которые хотели бы у него учиться? Можно поискать, свести их вместе и уговорить устроить обучение…


Малин: Хорошая новость в том, что эти ритуалы только улучшают сельское хозяйство. Волшебные животные в Гусляндии были и ранее. Их получали селекцией и оптовым выращиванием зверей — из ста тысяч овец находилось несколько с магическими свойствами. Изменение климата ускоряет рост травы, которую едят овцы, скорость прироста популяций овец, их пушистость, питательность (чтобы то же количество волков наедалось меньшим количеством овец) и так далее. Всё это очень полезно, но необязательно.

Чупакамака: Да, я тоже думала о волшебных животных. Откуда они берутся? И насколько полезны?

Нэрнир: Зависит от их генов.

Чупакамака: Ох, Нэрнир. Кто-то же эти гены создал! А как? Вот в чём вопрос. Гусляндия может продавать волшебных куриц, могучих коней. Но надо точно знать, что они у нас будут.

Малин: Польза от них для Гусляндии в том, что в других странах волшебных животных очень мало, и их выгодно продавать за рубеж. Это основная статья дохода у страны.

Чупакамака: Вот мы и должны знать, как их получают, этих животных. Если бы это были просто случайные мутации, они бы рождались и в других местах…

Нэрнир: Мутации бывают и в других местах. Просто чем больше таких животных с магическими свойствами в одном месте, тем больше шансов на их передачу потомкам. Это элементарно, Чупакамака!

Чупакамака: Ты готов этим заняться? Или научить других?

Нэрнир: Если у всех подряд будет куча волшебных зверей, то экономика Гусляндии сильно пошатнётся.

Малин: Волшебные животные действительно рождаются в других странах. Но там не выращивают ненужных животных в таких огромных количествах. Например, если на хормельских свинофермах родится свинья с магическим потенциалом, то никто об этом не узнает — если это происходит (в среднем) с одной свиньёй в год, то хормельские фермеры не будут проверять каждую свинью. Они отправят всех свиней на еду.

Чупакамака: Понимаю. Значит, вносим волшебных животных в список активов Гусляндии?

Нэрнир: Думаю, да.

Чупакамака: Вот что я думаю. Если волшебные животные получаются с помощью случайных мутаций, то мы также можем не ждать милостей от природы, а изучить эти мутации и производить их специально. Генной инженерией занться, то есть. Хотя это уже не очень элементарное занятие.

Нэрнир: Да, специалистов в ней мало, она не у всех востребована. И производить тоже нужно в больших масштабах, это невыгодно. Но послушники занимаются экспериментами над растениями, может чего и добились. И сама эта специализация появилась недавно, её ещё практиковать и практиковать.


Чупакамака: Ещё у Гусляндии есть жемчуг. Но для его добычи надо связаться с русалками из канала. А для этого надо признать их существование и признать их разумными. Насколько это вероятно? Мы можем связаться со жрецами бога Океана?

Малин: Неизвестно, сколько там жемчуга. Нужно спросить самих русалок.

Чупакамака: А мы с ними говорили. Русалка уверяла нас, что на дне полно ракушек с жемчужинами, можно за минуту наловить три штуки… Вот только пока они хотят от нас только чтобы мы от них отстали. Впрочем, мы видели молодую русалку (другую), которая хочет в море. Но может быть, нам есть что предложить русалкам в обмен на жемчуг?

Нэрнир: Культурно-технический обмен.

Чупакамака: Согласна! Помнишь, их заинтересовали почтовые совы. А ещё возможность расширить канал и укрепить берег им бы понравились.

Нэрнир: Тут бы подошли почтовые чайки.

Чупакамака: Если такие есть. А если нет, то сова может доставить письмо на корабль, а моряки — передать его морским русалкам.


Чупакамака: Кстати, о богах. А можем ли мы восстановить храмы Бога Света и Бога Охоты? Бог Охоты тоже спасла от голода, а в Гусляндии есть леса, в том числе дичайший. И храм Бога Океана нужен, ведь море рядом.

Малин: Строительство храма — очень дорогое дело. Понадобятся жрецы этих богов, строители, материалы… Интерес местных жителей к почитанию данного божества… Ещё это может ослабить Богиню Любви.

Чупакамака: Может быть, воссоздать монашеские ордена? Монахов собирать не из числа жриц и жрецов Богини Любви? Почему это должно ослабить Огродиту?

Малин: Потому что благодарность делится между богами. И получаемая ими энергия — тоже.

Чупакамака: Благодарность такая штука, которая не делится, а умножается. Оттого, что я благодарна Огродите, я не буду менее благодарна Драконихе-Матери или Богу Океана. Просто будет больше богов, которым я благодарна.

Малин: Мы можем только строить теории на этот счёт. Никто не знает точно, как именно это работает.

Малин: Но если человека вылечит жрец Бога Света, то он поблагодарит Бога Света. Если в стране есть только храм Богини Любви, то его вылечит жрица Богини Любви, и человек будет благодарен Богине Любви. Логично, что в стране с двумя храмами Богиня Любви получит в два раза меньше благодарности за лечение, потому что она вылечит в два раза меньше людей…

Чупакамака: И тут конкуренция? Но Богиня Любви не отвечает ни за охоту, ни за океан, ни за редких животных. А другие боги отвечают. Они могут поделить обязанности и получить благодарность — каждый за своё!

Малин: Начнём с того, что не любые боги могут стать популярными в Гусляндии. Жителям суши не нужны дары Бога Океана, если они не рыбаки. Ведущим сельское хозяйство не нужна помощь с отстрелом дичи в лесах. И так далее.

Чупакамака: Не рыбакам нужна рыба. Не охотникам — дичь. Морякам нужны съестные припасы в дорогу и кабан-трава для канатов. Всё взаимосвязанно!

Чупакамака: Вот если бы воскресить Бога Молний! Он ведь мог призывать или отзывать разную погоду (не только дожди и молнии). Когда-то у него было много жрецов. Может быть, даже ещё остались! Если отец Плутоний не оставит преемника, это будет выход!

Малин: Воскресить как? Достать его идолы из музеев и долго и усердно поклоняться им, пока у него не наберётся сил на первый дар?

Чупакамака: Э? Где-то я это слышала… (думает) Ну… а почему бы и не попробовать? А ещё можно поискать жрецов в других странах.

Нэрнир: Ну популяризировать его, например.

Чупакамака: Как?

Нэрнир: Есть много способов.

Чупакамака: Я и спрашиваю: каких способов? Знаешь — скажи!

Нэрнир: Та же пропаганда. Можно показать молодёжи, что этому божеству стоит поклоняться. И старшие поколения могут подключиться.

Чупакамака: Проблема в том, что он не отвечает. Связь прервалась из-за того, что давно забросили культ бога. Вот если бы он ответил и послал, например, дождь в засуху, как это было раньше.

Нэрнир: Значит нужно найти приверженцев поклонения ему, если они остались или найти энтузиастов, чтобы они молились ему и накопилось достаточно энергии для чуда.

Чупакамака: Ну, да, как Малин сказал. Но это выходит боковая ветка деятельности: искать приверженцев и энтузиастов… Будем искать по дороге…

Нэрнир: Главное найти и сделать чудо до смерти Плутония, так как есть риск, что из-за сильного и долгого магического воздействия могут начаться природные катастрофы.


Чупакамака: Ещё вариант — развивать страну без богов. За счёт науки. И ещё самим учиться магии. Вот Плутоний же научился сам. Нужно привлекать учёных и сильных волшебников. Вопрос, где их взять и чем привлечь…

Нэрнир: Мне кажется Гусляндии не очень перспективна и интересна для магов. Большинство магов живут в крупных городах, где развито ремесло. Там они могут предоставлять свои услуги и заниматься магией, объединяться в гильдии.

Чупакамака: Значит, надо их привлекать! Вопрос, чем. Хорошими условиями труда? Большим полем для деятельности? Знаешь, я бы сейчас с огромным удовольствием занялась бы загадкой Дичайшего леса. А ещё поисследовала бы жизнь энтов, я же специализировалась на растительных разумных видах. А работа с волшебными животными — это вообще сказка! Ну, и если бы Плутоний согласился бы поучить… О, в Гусляндии много чем интересным и важным можно заняться…

Нэрнир: Энтов уже давно изучают друиды. А с Дичайшим лесом всё может давно и решили. Мы давно не писали.

Чупакамака: Одни загадки решаются — другие появляются. Кто-то что-то натворил в лесу? А как? И для чего ещё этот способ можно использовать? Сам натворилось? А как? Потом сами волшеюдные животные. Вы говорите, это не магия, это генная мутация. Тогда почему их называют волшебными? Можно на их примере научиться менять гены и получать, например, морозоусточивые виды, более пложовитые виды. Или вообще разобраться, наконец, что такое магия. Главное, в Гусляндии полно материала для исследований. А вопросы бесконечны.

Нэрнир: Ты задаёшь вопросы для очевидностей. Животные волшебные, так как имеют гены дающие врождённые магические особенности и способности. Гены уже меняют на растениях в монастырских огородах магией.

Чупакамака: Я не знаю, что значит «задавать вопросы для очевидностей». Но если для тебя это очевидно, ответь мне, пожалуйста, ЧТО ТАКОЕ МАГИЯ?

Нэрнир: Это абстрактное понятие. Я могу сказать что это способность с помощью ума управлять и манипулировать стихиями и явлениями, процессами или обладание необычной нефизической отклонённой от нормы особенностью дающей необычные способности, но это узко. Вот ты скажешь что такое любовь или что такое счастье?

Чупакамака: А как именно мы с помощью ума управляем стихиями? Как это устроено? А как становятся богами? А как сделаны заклинания, что даже существо без способностей управляет? По-моему, это одна сплошная загадка. Можно жизнь положить, чтобы разобраться…

Чупакамака: Про любовь я поговорить могла бы, если хочешь. Только давай не сейчас, просто напомни потом и поговорим. В общем, я бы сказала, что это дружелюбная заинтересованность и эмоциональная вовлеченность, готовность вкладывать, отдавать, быть рядом… Но, вообще, это тоже поле исследований: например, почему одни способны любить, и другие нет или не очень? Отчасти этим и психология занимается. А счастье — это все знают. Это такое состояние, когда хочется стоять на голове и кричать: «Ааа, какое счастье!!!» Вот.

Чупакамака: Но давай лучше вернёмся к практическим вопросам. Я же и сама говорю, что учёные уже гены меняют. Но до сих пор не выведены сорта, приспособленные для климата Норланда, чтобы даже здесь они были бы высокоурожайными. В итоге, крестьяне вклывают по 16 часов в день и всё равно ресурсов мало, жители только что не голодают… Есть больше поле деятельности для учёных-практиков, не только тех, кто хочет понять, как устроена магия. Сейчас они покидают Норланд. Значит, Гусляндия может привлечь их себе, а Норланду продавать уже готовые разработки: морозостойкие яблони, овец повышенной мясистости и шерстистости. Но это вопрос будущего, конечно.

Нэрнир: Здесь в любом случае могут быть проблемы у Гусляндии. Так что нужное найти или готового учиться заклинанию Плутония и заряжать обелиски или возвращать в основной пантеон поклонение Богу Молний.

Чупакамака: Стоп-стоп-стоп. Про ученика мы уже поговорили, а сейчас мы говорим, что делать, ЕСЛИ с магией Пултония не выйдет. И кто только что сказал: «Хорошая новость в том, что эти ритуалы только улучшают сельское хозяйство. Волшебные животные в Гусляндии были и ранее. Их получали селекцией и оптовым выращиванием зверей — из ста тысяч овец находилось несколько с магическими свойствами.»? Вот и давайте рассмотрим поставки волшебных животных и привлечение учёных для их получения с помощью генной инженерии! Насколько реально?

Нэрнир: Я говорю про проблемы с климатом Гусляндии, так как вероятнее всего он будет не самым лучшим, могут быть катастрофы из-за длительного магического воздействия, а также может наступить кризис, так как нынешнее гусляндское поколение привыкло к тому что всё так легко и так далее.

Чупакамака: Согласна… Только мы же говорим о переговорах и о том, что Гусляндия может предложить. А меры принимать надо, конечно…

Нэрнир: Во-во.


Чупакамака: Ещё между прочим. Вы уверены, что демонов больше нет? Порталы точно есть. Помнишь, Нэрнир, Параллельного Малина? Значит, Бог Света нам нужен. И Бог Океана в помощь русалкам.

Нэрнир: Вроде есть остатки младших демонов в Адарконде, которые тихо и мирно себя сейчас ведут.

Чупакамака: Вообще, это было к вопросу о том, что может предложить Гусляндия. Но и к вопросу о климате и демонов тоже. Демоны могут прийти через порталы, как тот Параллельный Малин! Понимаешь? А если в Гусляндии будет монашеский орден Бога Света, то в случае чего все страны будут искать покровительства Гусляндии.

Нэрнир: Храмы со жрецами Бога Света есть и в других странах.

Чупакамака: В каких? Я думала, они все разрушены? А где они остались?

Малин: Храм Бога Света был разрушен лишь в Гусляндии. Когда это произошло, его жрецы уехали на безопасное расстояние от орков и, вероятно, основали храмы в других странах.

Нэрнир: Однако если привлечь различных жрецов к строительству храмов в Гусляндии, то она могла бы стать религиозным центром союза.

Чупакамака: Вот и я об этом! Только ведь Малин, если я правильно поняла, сказал про конкуренцию, что жрецы одного бога не хотят продвигать культы других богов, потому что боятся, что это их бога ослабит. Это я не вижу, например, в чём Дракониха-Мать может конкурировать с Богом Света, а они видят. Малин, я правильно поняла, что боги могут брать на себя дополнительные функции? Например, Огродита научилась лечить. Тогда нам будет очень сложно уговорить Гусляндию поддерживать разные ордена, а жрецов — не драться между собой. Вот если бы мы их убедили и сделали Гусляндию религиозным центром, было бы здорово. Но как?

Малин: Теоретически боги могут творить любую магию, а значит, и давать любые дары. Но те заклинания, в которых данный бог специализируется, даются ему гораздо проще и расходуют меньше энергии (поскольку этот бог применял их сотни тысяч раз и достиг непревзойдённого мастерства). А значит, он может раздавать «свои» дары гораздо большему числу жрецов, чем те дары, в которых не специализируется.

Нэрнир: Гусляндцам-то думаю не большая это проблема. Храм Богу Океана может быть у побережья, Бога Торговли и Бога Войны — в столице. Храм Драконихи-Матери — возле леса. Храм Богу Света тоже поближе к столице. Богу Охоты тоже надо будет ближе к лесу. А если будет храм Богу Молний, то его стоит расположить ближе к полям и фермам, чтобы понимать ситуацию с выгодной погодой. Так можно распределить их по зонам, что вероятно минимизирует конфликты и увеличит эффективность.

Чупакамака: И я обэтом думала. Только вот это, наверное, действтельно дорого, как Малин говорил. Нужно строить здание. И жрецов этих кормить надо. А главное, мы понимаем, для чего это надо, а жрецы могут не понимать и стараться друг друга выдавить из страны… Но попробовать стоит. Надо, наверное, поискать жрецов и списаться с ними…

Нэрнир: Со жрецами Драконихи-Матери и Бога Света я могу связаться через свою родню. Со жрецами Богов Океана и Торговли тоже можно по переписке в Гусляндии, мы же видели их представителей. Можно даже и со жрецами Бога Войны, мы же видели как минимум одного тут, значит могут быть и ещё.

Чупакамака: Если храмы Бога Света и Драконихи-матери есть в Ильмене, то зачем Норланду искать их в Гусляндии? Норланд может обратиться прямо в Ильмень. Тем более Ильменю ни к чему, раз у него свой храм есть.

Нэрнир: Не совсем. У меня среди родственников есть их представители, которые знакомы с другими жрецами.

Чупакамака: Что «не совсем»? Храм либо есть, либо его нет. Сначала говорите, что храмы разрушены. Потом, что разрушены только в Гусляндии. А где они всё-таки есть? В ильмене есть? Были? Разрушены? Со жрецами мы встретимся, спишемся, само собой. Но я уже сомневаюсь, что храмы, кроме уже существующего, стоит вносить в список активов Гусляндии. Раз храмы есть в других странах, и жрецы есть, имеет смысл обращаться туда, а не строить такой же храм или создавать такой же орден в Гусляндии. То есть для Гусляндии это может быть хорошо или плохо, но это не то, что она может предлагать кому-либо.

Нэрнир: Легче ехать в одну страну, чем в семь.

Чупакамака: В одну страну, чтобы посетить сразу все храмы? Что-то я не встречала поклонников всех сразу богов. В любом случае, строить храмы — дело долгое, а паломники поедут туда, где уже есть храм. Вот если бы не было храма вообще, было бы другое дело. И решать надо сейчас, а не когда через двадцать лет храм построят.



Чупакамака: Вот как… Получается, у Гусляндии есть:

  • выход к морю
  • стада бесхозных овец, гигантские вкусные яблоки и прочая еда
  • волшебные животные
  • храм богини Любви и лечение
  • кабан-трава
  • жемчуг (под вопросом)

А что ещё?

Чупакамака: Кстати, Малин не бей меня тапком, но мы и оркам могли бы предложить выход к морю. Вся война с ними ведь из-за этого. Пусть ходят по своей старой территории за каналом, через Дичайший лес.

Малин: Я убеждён, что оркам невозможно доверять. Общество, основанное на силе, воспринимает уступки как слабость. Если что-то им отдать, то они захотят большего.

Малин: Реалистичное решение проблемы орков — военное, а не дипломатическое.

Чупакамака: И то же касается баронов?

Чупакамака: Теперь. Что нам надо? Нам нужен мир. Чтобы ни бароны, ни орки, ни ЭГИЛ (запрещённый везде и т. д.) не нападали на Гусляндию.

Норланду тоже нужен мир, а бароны ему угрожают, да и с ЭГИЛ не очень понятно.
Ильменю, наверное, тоже ЭГИЛ не нужен

Может ли мир обеспечить союз трёх государств?

Нэрнир: Вероятно.

Чупакамака: Так вот. Что и как мы будем предлагать королю Тибериусу? Союз трёх государств как гарантию мира? Дополнительные блага вроде выхода к морю и волшебных зверей, раз уж воинов Гусляндия не обеспечит? Или что-то ещё? И в каком порядке вести переговоры?

Малин: Думаю, что Гусляндия и так даёт ему выход к морю. Его рыцари спокойно ездили по территории Гусляндии, не получая разрешения от короля Пунтарха. Если поднять вопрос о море, то король Тибериус может подумать, что мы шантажируем его лишением доступа к морю.

Малин: Между Гусляндией и Норландом уже хорошие отношения. Было бы неловко их испортить.

Чупакамака: Значит, выход к морю не будем предлагать.

Чупакамака: Какие ещё есть предложения по переговорам? Может, нам уже завтра говорить… Что ты скажешь, будущий сенатор Нэрнир?

Нэрнир: Важно будет разобраться в обоих фракциях знати Норланда, дабы понять, как им угодить и как сделать так, чтобы они повлияли на короля.

Чупакамака: Как мы это сделаем? Отложим переговоры и проведём разведку? А как?

Нэрнир: Запросим приветственную аудиенцию, а потом познакомимся ближе с представителями тех групп.

Чупакамака: Давай так…



Чупакамака: В порядке бреда! Я вот думаю… может быть, империя не так страшна? У большой страны есть свои плюсы. (думает)

Нэрнир: Не так плоха, но есть шанс, что экспансия будет излишне агрессивной, а владеть огромной империей одному трудно. Чиновников могут подкупать. Так что есть риск продолжения захватов и коррупции.

Чупакамака: Согласна… (вздыхает)


Чупакамака: Хотя и у союза независимых стран тоже. Кстати, может быть, мы сможем склонить барона Рюрика вступить в такой союз? Но как?

Нэрнир: Если он станет королём Гусляндии, то он уже автоматически будет в союзе. Если нет, то тут сложнее. Надо подумать над этим.

Чупакамака: Хех… Это я и предлагаю сделать. Раньше уже заключали союзы с нецарствующими баронами. Давайте подумаем, что мы можем предложить Рюрику, если царствовать будет не он.

Нэрнир: Свою поддержку в качестве того, что Гуслянлия предлагает и Норланду.

Чупакамака: Какую? Военную? Гусляндия не может. Политическую? А какую? И зачем? Рюрику нужны ресурсы. Вопрос, зачем. Если затем, что баронство бедное из-за нехватки ресурсов, то можно выделять им волшебных животных, продукты сельского хозяйства… если сельское хозяйство Гусляндии не придёт в упадок после смерти Плутония! Если затем, чтобы выжать больше соков из земли и людей, то это как-то не слишком полезно для Гусляндии, да и никаких ресурсов не хватит тогда. Помочь улучшить обстановку в самом баронстве я уже предлагала. Для этого нужны сильные маги, способные улучшать климат или делать селекцию животных и растений… И они не будут работать по 16 часов за копейки. Сейчас способные люди из баронства уезжают, как Эльза с Вандой рассказывали. Вот тут нужно думать.

Нэрнир: Для привлечения в союз необязательно именно Гусляндия должна что-то предлагать.

Чупакамака (истерически смеётся, затем икает) Ик! Извините… ффф…

Чупакамака: «Маленькая проблемка» в том, что инициатива исходит от нас. То есть от Гусляндии. Гусляндия предлагает союз, Гусляндии и объяснять преполагаемым членам союза — Ильменю и Норланду — зачем он им нужен. Если бы союз предлагали они, то Гусляндия могла бы выставить свои условия и собрать дополнительные бонусы.

Чупакамака: Большая проблема в том, что Ильмень и Норланд могут вообще не захотеть этого союза. Например, потому, что они не видят в Гусляндии военного партнёра. В Ильмене и Норланде есть юнионисты, они считают, что юнии Ильменя и Норланда достаточно против баронов и ЭГИЛ. А Гусляндия им зачем? Гусляндия может предлодить ресурсы? Нам уже высказали, что они держатся на Плутонии, который вот-вот умрёт. Вот и вопрос, как убедить их? В чём — для них — выгода включения в союз Гусляндии? Вот я действительно считаю, что Норланду это помогло бы решить проблему с баронами. И что ресурсы не держатся только на Плутонии — хорошая новость, но мы должны ещё это доказать.

Чупакамака: Вот если бы мы могли сделать так, чтобы эти страны сами предложили нам вступить в союз… Но как? Заслать пропагандистов? Что-то я пути не вижу. А раз именно мы начнём предлагать, то очень вероятно, что встретим отказ или кучу тяжёлых для Гусляндии требований, за которые нам Пунтарх голову открутит, если согласимся, и будет прав.

Нэрнир: Про волшебных животных они должны знать, но можно и рассказать в чём дело. Я думаю они поверят послам. Ну и про жемчуг, только не упоминая русалок. Я имел ввиду, что вообще может предложить союз в целом. Юнионисты не могут пока захватить власть, так как есть империалисты, что нам от части на руку. Я думаю они не такие дураки, что думают, что всё делает Плутоний. Да и есть ещё орки, не только бароны. В Ильмене тоже судя по всему не густо с армией, они набирают её из Норланда, да и в Норланде их не шибко много. И то когда кто-то из баронов взойдёт на престол, то в случае союза он может помогать с армией. Вот так.

Чупакамака: Вот это хорошо. Это даже надо записать, пока не забыли.


Чупакамака думает

Чупакамака: И — только не смейтесь — как насчёт ещё одного брака для короля Пунтарха? Не обязательно с Вандой, хотя почему бы не предложить?

Нэрнир: Мне кажется, что это не лучшая идея. Наследнику должно исполниться восемнадцать пока жив король, а ему уже 75 лет. Король может и не дожить до такого возраста.

Малин: Если в законе о наследии нет ограничения по возрасту, то можно посадить ребёнка на престол гораздо раньше. Если Ванда не обманывает, а советники при короле будут добросовестными, то и очень юный наследник сможет управлять государством. Конечно же, она легко могла сказать неправду.

Чупакамака: Проверить историю семьи, прежде чем заключать брак, всегда нужно. Ещё вопрос, способен ли Пунтарх произвести на свет наследника. В любом случае, попробовать можно. И брак может разрядить обстановку, особенно, если будет ребёнок. Помните, сколько времени полагались на принцессу Минни?

Нэрнир: Можно будет уже в центральном отправить письмо королю.

Чупакамака: Да. Обязательно. Нам вообще нужно будет постоянно держать с ним связь и обсуждать разные предложения.


Чупакамака: Давайте распишем порядок приветственной аудиенции. И порядок знакомств с фракциями. Большие переговоры додумаем потом, но можно уже наметить основные пункты: ведь вдруг король Тибериус уже за союз?

Нэрнир: Даже если он за союз, без согласия фракций он его не заключит. Они выносят решения только после совещания и нужно всем угодить. Так что сразу он его не заключит.

Чупакамака: Мы не знаем, насколько влиятельны фракции и абсолютна ли монархия. Надо будет выяснить.

Нэрнир: Вообще-то нам об этом писал офицер.

Чупакамака: Мы должны увидеть собственными глазами! А вообще, где его письмо? Давай посмотрим…

Нэрнир указывает на часть письма.

Aquote1.png

Иностранным послам можно находиться при дворе в обычной одежде, если она не сделана из костей, черепов, сухожилий и так далее (это нервирует эльфийских гостей). На аудиенцию с королём нужно получать разрешение через церемониймейстера. Иностранцы не допускаются на заседания парламента, однако могут общаться с делегатами и руководителями фракций в иное время. Парламент может блокировать указы короля, а король может блокировать законы парламента, но при короле Тибериусе этого почти никогда не происходило (король и парламент традиционно долго совещаются перед принятием неоднозначного решения).

Aquote2.png

Нэрнир: Конечно может, но судя по тому что упомянул Рюрик, король очень неуверенный. Конечно, это может быть ложью, но и Пунтарх говорил что Тибериус не любит свою работу. Так что стоит об этом подумать.

Чупакамака: Значит, нам понадобится время на изучение политической обстановки. Настроения народа, политических программ фракций. Пока мы не знаем этого. Будем изучать.


Полурослик Сам: (рассудительно) Союзу нужно красивое название — например, Священный Союз или Соединённые Штаты Аларконда.

Нэрнир: Золотой Альянс — красивое название.

Чупакамака: Оно должно быть красивее, чем ЭГИЛ… Альянс Народов Аларконда и Лепронда… Ой, нет, только не это

Нэрнир: Коалиция Огромных Размеров и Ослепительно Невероятная из Аларконда — КОРОНА.

Рудольф: (зевает) Несвященная Неаларкондская Неимперия.


Чупакамака: Так вот. Кхм… Что мы будем говорить на приветственной аудиенции?

Раз нам невыгодно выступать инициаторами, значит, надо отдать инициативу Норланду. Давайте так. Давайте для начала просто поставим вопрос. Обозначим проблему. Скажем: вот, принцесса Минни пропала, а за ней и толковая дочка Фридриха Мари, значит, королём станет либо Рюрик, либо Фридрих, и любой из них захочет завоевать Норланд. И что вы собираетесь в связи с этим предпринять?
Пусть предложение выдвинет Норланд. А мы будем нос воротить и ставить условия…хотя, если предложения будут хорошие, то не будем.
Если предложений не будет, сделаем заявку на совместное обдумывание ситуации на следующей аудиенции.
А Нэрнир может тонко намекнуть на возрастающее влияние ЭГИЛ и влияние фракции изоляционистов. Можно также предложить принять закон, согласно которому король Гусляндии не может быть управляющим баронством, а должен передать титул и должность кому-то. То есть мы предлагали это Пунтарху, а теперь предложим, чтобы Тибериус выдвинул такой закон. Выслушаем возражения… Можем предложить что-нибудь ещё несущественное. А затем, опять же, предложить большое совещание на новой аудиенции.
А до этой аудиенции будем разведывать обстановку. Само предложение выдвинем уже во время официальной, не ознакомительной аудиенции, желательно, для начала выслушав и отвергнув другие предложения. Как бы предложим в последний момент спасительный вариант.

Нэрнир: Скорее всего он хотел передать трон дочери, но так не выйдет, так как ей ещё 11. Да и Тибериус не может менять законы баронства. Он может только вводить туда армии и собирать некоторую дань с баронов.

Чупакамака: О чём ты? Кто «он»? Рюрик? Мы не знаем законов Норланда и тем более баронств. О планах надо не гадать, а спрашивать, иначе ошибёмся. И вообще, я предлагаю сейчас обсудить тактику ведения переговоров: о чём говорить, как говорить, в каком порядке вносить предложения. Или мы какие-то пункты ещё не обговорили? Тогда обсудим тактику после них.

Нэрнир: Да, Рюрик. У Тибериуса вроде бы по письму офицера есть сыновья. И мы знаем, что в баронстве действуют законы отличные от Норланда. Я не гадаю, я использую изученную информацию.

Чупакамака: «Вроде» и «скорее всего» — это только гипотезы. Надо спрашивать. И есть ли предложения по проведению переговоров?

Нэрнир: Нет, это точно, офицер писал это в ответе на вопрос, про нужен ли Норланду принц Стакандинавии. Он сказал что нет. И что у Тибериуса есть три сына-принца, то есть своих хватает.

Чупакамака: Силы света!!! Я не о наличии принцев Норланда!!! Я о планах!!! Мы знаем планы Рюрика? Мы знаем планы Тибериуса? Я скажу: нет, мы пока только догадываемся. И о некоторых можем спросить, например, кому Рюрик передаст престол, если станет королём Гусляндии.

Чупакамака: Насколько я понимаю, сейчас Рюрик может быть бароном и королём одновременно — но это тоже надо уточнять у Тибериуса. Если же принять закон, по которому быть одновременно бароном и королём нельзя, у Рюрика будет проблема. Правда, её у Фридриха не будет. А это плохо. Но это не очень важно, так как я предлагаю выдвинуть такое предложение в порядке бреда. Чтобы выдвинуть наше хорошее предложение после того, как все неподходящие будут отвергнуты! Понимаешь? Тебе нравится такой подход к перегворам или нет?

Нэрнир: Если ты про законы Норланда, то нужно узнать, как к этому отнесётся инквизиция. Если Рюрик захватит Норланд, то может и отменить этот закон, возможно. Можно с переговорами так поступить как ты сказала, но не перебарщивать. Чтобы было как с эффектом некрасивой подруги.

Чупакамака: Извини, я не знаю психологическую терминологию. Что за «эффект некрасивой подруги»? Закон плох тем, что развяжет руки Фридриху, у которого упоротый сын. Фридрих передаст баронство сыну и станет королём. Невесело. Я этот закон предлагаю только для того, чтобы Тибериус его отверг. А что ещё нехорошее мы можем предложить? Или пусть Тибериус предлагает? Кстати, вдруг он предложит что-нибудь приемлемое? Хотя идея союза мне кажется лучшей из возможных: это же мир надолго.

Чупакамака: Может быть, у тебя есть другие идеи, как вести переговоры? Или вообще ещё какие-нибудь идеи? Ты скажи. Обсудим, пока время есть.

Нэрнир: Эффект некрасивой подруги, это когда на фоне чего-то такого же, но похуже, другая вещь выглядит лучше в тех аспектах, которые хуже у худшей, чем на самом деле.

Чупакамака: (Хихикает) Это когда брачные агенты сначала предлагают некрасивых невест, а потом показывают красивую? Хихи. Я думала, эльфы все красивые… (ещё хихикает) Ффф… Но в целом, моя идея примерно такая и есть. Если никто ничего не может придумать или придумывает такое, с чем не согласятся остальные, то наше предложение будет выглядеть как спасение, а не как попытка навязаться. В принципе, так и есть: мы пытаемся спасти всех, установив мир надолго. Но для имеющих разные личные интересы королей это может быть не очевидно. Так что пусть потыкаются в другие возможности. Либо найдут, либо примут наше предложение.

Нэрнир: Все эльфы красивые, но кто-то красивее.

Нэрнир: И с чего ты взяла, что именно Фридрих попытается захватить Норланд?

Чупакамака: А с чего мы вообще взяли, что все бароны хотят захватить Норланд? Так сказал король Пунтарх. И по идее, такое развитие событий не должно нравиться прежде всего Тибериусу.

Чупакамака: Конечно, Тибериус может нас уверить, что Норланду ничего не угрожает, а сам под шумок перебить всех баронов и захватить баронства. Но чтобы этого не случилось, мы можем предложить баронам вступить в союз. Или вообще никто никого не хочет захватывать. Отлично. Тогда наша миссия не нужна. Поедем отдыхать, навестим твою семью, займёмся загадкой Дичайшего Леса… мало ли интересных дел на свете.

Нэрнир: Проблема в том, что есть ещё и орки и ЭГИЛ (запрещённый везде ну и т. д. и т. п.). Если начнётся война, то может начаться боязь в Ильмене, что люди и на них нападут и тогда активизируется ЭГИЛ. Орки тоже есть с их постоянными нападениями. Так что союз необходим, главное убедить в этом всех.

Чупакамака: В этом случае пусть Ильмень думает, что делать и что кому предлагать. Что Ильмень может предложить Норланду?

Нэрнир: Откуда мне знать?

Чупакамака: Ты же живёшь неподалёку и у тебя там родня. Ладно, значит, будем спрашивать уже в Ильмене. Тебе придётся хорошо изучить это как будущему сенатору. Или не становиться сенатором, а остаться послом Гусляндии, тогда мы все будем налаживать связи с их правящими кругами…

Нэрнир: Я живу в Лепронде. А налаживать связи послом… Отлично можно их будет сформировать не-эльфам, которые всего-то иностранные послы.

Чупакамака: Если ты станешь не-всего-лишь-послом, а огого-огогугаго-сенатором, то должен знать, что происходит в стране. Впрочем, может быть, там устроено так, что не надо что-то знать, чтобы править. Но нам для решения задачи это точно нужно.

Чупакамака: Ладно, раз не знаешь, давай закончим с Ильменем. Отложим это до приезда в Ильмень. Хотя… А может, можно вызвать каких-нибудь представителей Ильменя? Тех, кто озабочен ЭГИЛом? Да и какие-нибудь послы уже могут быть в Норланде! Тогда будем расспрашивать их!

Нэрнир: В Ильмене можно сперва не идти вмешиваться и приветствовать, а немного рассмотреть и изучить всё общество и политику фракций со стороны. Представителей можем, но не уверен, что они всё расскажут. Например, они могут привирать о своей и чужих фракциях.

Чупакамака: Ложь — просто отличный источник информации, если её правильно анализировать. Возможность лжи, конечно же, учтём.


Нэрнир: Мир, волшебные животные, жемчуг, кабан-трава… Хм… У Гусляндии есть что предложить. Но проблема ещё в том, что нужно уговорить вступить в союз все фракции, а не только Тибериуса.

Чупакамака: Я предлагаю не разбрасываться предложениям богатств. По крайней мере сначала. Пусть сами попросят нас о союзе ради мира. А для этого пусть увидят, что нет другого решения. Ну или найдут решение и оно понравится нам. Но, скорее всего, не найдут — и пойдут на союз. Не надо начинать с волшебных животных и жемчуга. Для начала я предлагаю заинтересовать всех — королей, баронов, фракции — в решении проблемы. А далее — у казать путь к решению — а именно через союз. Дополнительные бонусы будем предлагать, если понадобится.

Нэрнир: Хорошо.

Чупакамака: Что касается фракций, будем изучать. Время между приветственной и большой аудиенцмиями потратим на изучение политической обстановки. Узнаем настроения народа, политические программы фракций. Тогда поймём, что с ними делать.

Нэрнир: А вообще о более крупном деле стоит лучше сформировать уже после приветственной аудиенции. Сейчас же мы делаем как черновик. Посмотрим на Норланд, его проблемы и преимущества.

Чупакамака: И выясним, велика ли угроза от баронов. Может, это происки короля и его окружения.

Нэрнир: Но вообще, я имею ввиду, что стоит походить и присмотреться внимательно ко всему, что там происходит. Не к политическому строю, а к повседневщине. Может офицер сейчас в Норланде даже.

Чупакамака: Само собой.

Нэрнир думает.


Нэрнир: У меня возникла такая безумная мысль по Ильменю: а что если к власти придут индустриалисты, которые хотят наладить коммерческие отношения с уймой стран, как писал нам офицер?

Чупакамака: Во-первых, сам по себе никто никуда не придёт. Тем более, что сейчас они в меньшинстве. Можно поспособствовать их популярности. Но сначала стоит подумать, насколько это хорошо для Ильменя. Это уже во-вторых. Может быть, индустриализм окажется губительным для эльфов? Ты говоришь, что ничего про Ильмень не знаешь. И я тоже. Поэтому я бы отложила этот вопрос до тех пор, пока мы не будем знать обстановку в Ильмене.

Чупакамака: В-третьих, нам нужно исходить из того, что есть сейчас. А не из того, что когда-нибудь может быть, а может не быть, а может и нежелательно, чтобы было. Давай пока вопрос с Ильменем закроем. Вот посмотрим, что там делается, тогда будем думать над тем, что узнаем.

Нэрнир: Хорошо.

Чупакамака: Единственное, что мы можем сказать более или менее уверенно, что Ильменю может стать плохо от ЭГИЛ, от орков и даже от империи, которая, расширяясь, может достичь границ Ильменя, а дальше император может попытаться и Ильмень завоевать. А союз будет защитой от такого развития событий. Поэтому мы можем поговорить об этом с послами Ильменя, если встретим их в Центральном Норланде. И представить этот проект сенату тоже. А об индустриализме или более плотном сотрудничестве будем думать, когда увидим Ильмень и что там происходит.

Нэрнир: Это да, важно, но вообще с эффектом некрасивой подруги надо не перебарщивать, как я говорил ранее, так как мы будем выглядеть слишком безыдейными и некомпетентными. Зато можно представить это как список идей, заранее подготовленных. Главное, если кто-то поддержит плохую идею — сразу начинать отталкивать от неё, только незаметно.

Чупакамака: Дипломаты и не должны быть идейными. Предложить, а затем оттолкнуть? Ну, не знаю, не уверена, что это хорошо. А какие у нас плохие идеи?

Чупакамака: Я предлагаю вообще не особо предлагать. На привественной аудиенции обозначить вопрос и сделать заявку на большое обсуждение. А заодно поинтересоваться, что они могут сказать по этому поводу. И абсолютно НЕ важно, как мы будем выглядеть. Важно сделать дело. Хотя, наверное, мы будем выглядеть осторожными послами, которые тянут резину, но это так и есть.

Нэрнир: Приветственная аудиенция, не стандартная, она и нужна для обозначения таких вещей, как наше прибытие и вопросы. И проблему. А также цель прибытия.

Чупакамака: Цель — обсудить совместные действия по предотвращению нападения баронов на Норланд. Это так и есть. Вот решение сразу предлагать не стоит, по-моему.

Нэрнир: А также возможные последствия в виде нападений орков на временно ослабленные войной земли и возможную активизацию ЭГИЛ (запрещёный везде и т. д.). Чтобы он понимал, что баронами всё не ограничивается. Но это мы уже и ранее обговаривали. Но и не стоит забывать, про то что сразу мы не попадём даже на приветственную аудиенцию. Офицер писал о церемонимейстере и о том, что надо сперва записаться через него, а это может быть долго. Однажды моему отцу, когда он должен был придти на аудиенцию к нашему королю, пришлось ждать неделю. Так что есть смысл себе сперва подыскать в Норланде жильё, если нас сразу не поселят в гостевой корпус. Мы не знаем, насколько он велик, но он точно более ремесленно развит, чем Гусляндия. Может Иван себе купит что-нибудь из оружия и брони. И можно ещё что-нибудь интересное заказать. У Рудольфа вроде есть даже живая древесина, магический материал. И вот поэтому мы должны будем скорее всего поменять все свои деньги, что очевидно. Можно, если аудиенции придётся долго ждать, разведать обстановку. Впрочем, как и планировали, правда заранее. Может есть смысл и заранее познакомиться с представителями фракций, пока не все знают, кто мы такие. Так мы вероятно сможем увидеть их другие стороны. И советую всем перечитать письмо офицера, освежить память.

Малин читает письмо офицера.

Чупакамака пристально смотрит на Нэрнира и молчит.

Проходит несколько минут

Чупакамака: Нэрнир, не гони волну. До Центрального Норланда идти один день! Один! Завтра мы уже будем там. И всё увидим своими глазами: поселят нас в гостевой корпус или не поселят, какие цены на жильё, можем ли мы, будучи иностранцам и послами, зарабатывать или нет. А что понимает и чего не понимает король Тибериус, мы узнаем после общения с королём и, возможно, с политическими деятелями. А пока давай-ка не спешить с выводами. Завтра мы будем знать гораздо больше. Но очевидно, что нам понадобятся средства также и на Ильмень и путь туда, который лежит через другие баронства или орков, а каждый обмен — это потеря на разнице курсов покупки и продажи.

Чупакамака: И вот что. Давай не будем обсуждать чужие деньги и как их разумно потратить. Мы сами с этим разберёмся не хуже. Э… просто не надо, и давай я не буду объяснять подробнее. Хорошо?

Нэрнир: Я просто говорил примеры. У баронов та же валюта. А орков (смотрит на Малина)… Не думаю о прямой торговле. И заработать сможем продавая вещи на рынке, выплатив потом 10 % из полученных денег, это сказал офицер.

Чупакамака: Какие вещи?

Нэрнир: Ты же сказала, можем ли мы зарабатывать. А продавать можно свои изделия и зелья. На том рынке у товара разное качество, как писал офицер. Ну, это если мы будем зарабатывать.

Чупакамака: Я спросила, а не сказала! Я не знаю, полагается ли по чину послам торговать на рынке или это будет дипломатический скандал. И ещё нам нужно оставить деньги на Ильмень, там точно другая валюта. Вот что, давай с материальным вопросом разбираться на месте, когда будем знать, поселят ли нас сразу, сколько стоит еда и как долго ждать аудиенции.

Нэрнир: Хорошо. Но надо посмотреть курс будет. Мммм…

Чупакамака молчит

Нэрнир: Ладно, мы ходим по кругу. Но вот ещё вопросы. Во-первых — куда и как идти после Норланда. Я считаю, чтобы постоянно не спорить о выборе пути нам стоит составить его план. И ещё я думаю стоит сейчас написать письмо королю и Плутонию, Элронд как раз должен будет прилететь, когда мы будем возле центрального Норланда.

Чупакамака: (проснувшись) Элронд? А куда делся Элронд? Он что, не с нами? (испуганно оглядывается) Давайте из Центрального Норланда напишем.

Нэрнир: Можно и из центрального. Хотя можно его заранее написать, а потом отправить. Чтобы не забыть всё записать, что хотели спросить.

Чупакамака: У тебя же есть бумага, пергамент. Вот и веди записки, сколько хочешь. Что за проблема?

Нэрнир: Есть, но у меня есть на неё ещё планы.

Чупакамака: Ну не пиши тогда. Или на коре нацарапай.

Чупакамака: Вообще-то, я хотела только обсудить план первой аудиенции на случай, если нас сразу позовут к королю. Ведь тогда у нас не было бы времени подумать и договориться между собой, а нам надо действовать согласовано. Все остальные вопросы, по-моему, лучше на месте решать. Давайте закончим с планом переговоров и пойдём, а? Только давайте Иван тоже что-нибудь скажет. А может, и у Рудольфа есть какие-нибудь мысли об этом?

Нэрнир: Сразу нас всё равно не позовут с большой вероятностью. И да, мнение Ивана, как ещё одного посла тоже интересно послушать. Рудольф как хочет, он же не посол и у него нет по этому поводу обязательств.

Чупакамака: То есть мы здесь зря время теряем? Тогда пошли. Раз точно-преточно не позовут, у нас воз и маленькая тележка времени, чтобы всё обдумать. Вперёд! А Иван как раз по дороге подумает…

Иван: Как послу мне не очень нужна броня и тяжёлое оружие. Того, что у меня есть мне хватает.

Иван: А почему бы Рудольфа тоже не попросить назначить послом? Если хочешь конечно. Добавляются с этим немного новых возможностей. Да и похождения с нами приобретают больший смысл. То, что ты именно с нами, хотя твои цели ты можешь выполнить и сам, а наши тебе зачем выполнять?

Иван: И ещё, если какая-то из сторон не захочет заключать союз, и мы никак на это её не уговорим, у нас есть запасной план на этот случай? А вопрос по-моему важный. И такое может случится.

Нэрнир: Уговорить можно всегда, главное найти правильный подход и нужные «ниточки» для дёргания.

Иван: Ты так уверен в нас?

Чупакамака: Ну, сейчас мы выполняем посольскую миссию по заключению союза. Это наша работа теперь. Конечно, можно одновременно думать о том, как решить конфликт другими способами. Пока никто ещё ничего другого не предложил. У тебя есть идеи?

Иван: Пока нет. Я спросил, стоит ли нам начать их придумывать?

Чупакамака: Нам надо было их придумать ещё вчера! Вдруг есть путь легче, чем союз? Или так: союз — дело долгое, а пока мы другой план реализуем, как временную меру. Или так: а вдруг король умрёт до того, как мы его создадим, тогда надо будет срочно делать что-то другое. А что?

Чупакамака: Ну, хорошо. А по переговорам у тебя есть идеи?

Иван: Добавить нечего. А про другие способы можно поговорить и этим вечером.

Чупакамака: Тогда в путь?

Иван: Ну вперёд!

Наскоро пообедав, разогнав путающихся под ногами мышей и разбудив дремлющего Карла и Элронда, путешественники вышли с территории мышиной фермы и вернулись на дорогу до Норланда.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава