Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 19

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 19[править]

Глава 19, в которой в меню пицца и зелья.

Локация: Гостевые покои, Замок дракона[править]

В гостевых покоях мирно дремлет Рудольф.

Рудольфу снится, как стая летающих огнедышащих принцесс нападает на мирную столицу драконов. Сам Рудольф сидит в воздушном шаре, парящем на безопасном расстоянии от сражения. У него есть мольберт и шапочка художника, и он рисует батальное полотно, чтобы подарить его своей сове.

В какой-то момент Рудольф пытается прийти в себя, но падает лицом на пол и продолжает дремать.

Из столовой возвращается Нэрнир с куском ароматной пиццы со специями.

Нэрнир: Рудольф! Просыпайся! Я тебе пиццы принёс тут!

Нэрнир сыплет холодными снежинками на Рудольфа.

Рудольф не чувствует упавшие снежинки и продолжает дремать.

Нэрнир: Эй, тебя обыскала и трогала Молли!

Рудольф слегка поворачивает голову, его нос и пол оказываются измазанными кровью.

Огнедышащие принцессы, которые снятся Рудольфу, летят к его воздушному шару и тянут к нему свои когтистые лапы, покрытые сенсорными рунами.

Рудольф начинает барахтаться на полу, температура тела быстро повышается, а дыхание учащается.

Нэрнир: Ладно я пошутил! Успокойся! Это я — Нэрнир. Проснись!

Нэрнир создаёт струйку воды, которая направлена в Рудольфа.

Рудольф открывает глаза и медленно поднимается, хотя толком не пробудился.

Нэрнир: Рудольф, ты знаешь, что ты проклят? Ты украл какой-то предмет и из-за него ты проклят. Когда ты применяешь магию тебе наносится физический вред.

Рудольф садится на диван, хватается за голову и пытается облизнуться, но не может из-за сухости во рту.

Рудольф: Проклят? Ты о чем вообще? Какой-то предмет, магия-шмагия… (подозрительно) А ты вообще кто?

Нэрнир направляет пальцем струю воды на рот Рудольфа.

Нэрнир: Освежись. Ты помнишь своё имя? А?

Рудольф трет пальцами виски и восстанавливает дыхание.

Нэрнир возвращается в столовую.

Чупакамака заходит в комнату

Чупакамака: Привет, Рудольф. Ну, как ты себя чувствуешь? Выспался?

Чупакамака: Попробуй пиццу, вкусная.

Рудольф приходит в себя и грозно смотрит на Чупакамаку.

Рудольф: Где Молли?

Чупакамака: Молли вместе со всеми, в столовой.

Чупакамака: Нэрнир рассказал мне, что она тут вытворяла, и мы решили не пускать её к тебе после того нападения. Вот и пиццу тебе принесли сюда, чтобы вы не пересекались. Пиццу Нэрнир готовил, так что с пиццей всё в порядке.

Рудольф безмолвствует

Чупакамака: Погоди, я сейчас вернусь. Поешь пиццы, правда, вкусная.

Чупакамака убегает в библиотеку

Чупакамака возвращается с книгами «Виды проклятий» и «Сенсорная магия для чайников»

Чупакамака: Киргиз научил меня делать защитный купол. Помнишь, тогда, во время нападения рыцарей? Можно будет закрыться им от Молли. А в этой книге было про защитные руны… интересно, как их привязывать к звуковому сигналу? (ищет в книге главу про руны)

В книге не упоминается привязывание рун к звукам. Когда сенсорная руна срабатывает, то она отправляет беззвучный сигнал напрямую заклинателю. Этот сигнал не содержит никаких подробностей о том, что именно произошло — для считывания дополнительной информации можно создать так называемую «информационную руну», которая свяжется с сенсорной и скачает из неё данные.

Чупакамака: хм… начну-ка я с создания сенсорных рун, как Киргиз. (пытается создать сенсорную руну)

Коготь Чупакамаки начинает светиться, и теперь она может рисовать им, как мелом. Сверившись с иллюстрацией в книге, Чупакамака перерисовывает её на пол. Рисунок руны тускло светится и изредка мерцает. Поддержание руны даётся Чупакамаке очень легко, она не расходует на это почти никаких сил. Коготь Чупакамаки прекращает светиться и становится обычным, но руна остаётся на полу.

Из столовой возвращается Нэрнир.

Рудольф: (задумывается) Если так подумать, то мне бы не помешало изучить боевые руны, которые можно на стрелах использовать. (достает стрелу) Например, взрывные, электрические или визжащие. Хотя, как последние делать — я помню, в охоте очень полезны.

Рудольф откидывается на спинку дивана и меняется в лице.

Рудольф: Также, можно изучить и иллюзии — например, заставить ее видеть что-то чужеродное или слышать мой голос в ее голове. Что-то такое я изучал, когда готовится к испытаниям перед защитой диссертации.

Чупакамака — Рудольфу: Давай. Можем читать книгу вместе или по очереди, и пробовать. Вот попробуй, я отвернусь, а ты наступи на руну. Почувствую я или нет?

Нэрнир: Их-хи-хи-хи… Как пицца? Я вижу с Рудольфом всё в порядке?

Чупакамака — Нэрниру: Нэрнир, наступи на руну. Я не смотрю. Интересно, сработает или нет?

Чупакамака — Рудольфу: Знаешь, насчёт голосов в голове лучше не стоит: это опасно и может плохо кончиться. Давай пока закроемся рунами или куполом и подумаем, что делать дальше.

Рудольф — Нэрниру: Да, вроде как, в порядке. Пиццу пока не пробовал.

Рудольф встает с дивана и разминает руки.

Рудольф — Чупакамака: Хорошо, давай испытаем.

Чупакамака отворачивается, закрывает глаза и затыкает уши.

Рудольф покачивает головой и наступает на руну Чупакамаки.

Чупакамака: Здорово! Руна сработала!

Чупакамака почувствовала, как будто по её шее слегка постучали пальцем. Непонятно каким образом ей стало известно местонахождение руны, которая отправила этот сигнал.

Нэрнир: Рудольф жаждет мести?

Рудольф: Сложно сказать. С одной стороны, эта соплячка меня уделала. С другой, мне нечего ей противопоставить и я фактически беззащитен.

Нэрнир: К слову, о противопоставлении. Когда ты лежал в отключке, то я… Как бы тебе точнее сказать… Заморозил её.

Рудольф — Нэрниру: Тогда почему она не здесь, связанная и беззащитная? Ну ладно, заморозил — и что дальше?

Нэрнир: Потом разморозил, когда пришёл Гру, и она пошла в библиотеку, а теперь ест пиццу.

Рудольф: Круто. Правда, я не знаю, зачем мне это знать.

Чупакамака: Может, не надо впадать в эйджизм и обзывать сопляками сильных магов? Дело ведь не в возрасте. А защищаться будем рунами и куполом, если ты не против. И заморозкой. Ну и попробуем ещё раз сделать ей внушение относительно насильственных действий, хотя вряд ли до неё дойдёт.

Рудольф — Чупакамаке: Здесь возраст не столь большую роль играет — куда важнее, что она сама по себе слишком наглая и домогалась до меня, угрожала связать и испытывать на мне свою магию. Я такое не прощаю.

Нэрнир: Эххх… Ты всегда был излишне вспыльчив… Поэтому магия льда давалась тебе хуже, чем огня… Огнемастер…

Рудольф: Мастер мне тоже самое когда-то говорил… И где он теперь?…

Чупакамака: Нэрнир, ну а как бы ты реагировал на насилие? Конечно, лучше хладнокровно отражать атаки, чем злиться и тратить энергию, но эмоций никто не отменял.

Нэрнир идёт в библиотеку и возвращается оттуда с книгой «Магия льда для начинающих».

Чупакамака — Рудольфу: Рудольф, послушай, мы уже все признали, что она неправа. Даже Нэрнир признал, хоть и поддразнивает тебя. Но нам сейчас надо подумать, как защититься от атак, а также, что делать дальше. Есть проблема с твоими ранами, Нэрнир что-то разузнал, я ещё не слышала подробностей, но эту проблему нужно решать первым делом.

Рудольф: И что же вы разузнали?

Нэрнир читает оглавление книги и ищет что-либо про заморозку.

Книга «Магия льда для начинающих» рассчитана на новичков. С точки зрения Нэрнира (уже владеющего магией льда), её страницы полны прописных истин и примитивных заклинаний, о которых он уже читал ранее.
Нэрнир нашёл в книге импровизированную закладку из бумажной салфетки. На открывшейся странице вкратце описаны принципы работы замораживающих заклинаний (уже известная Нэрниру теория) и приведены примеры таких заклинаний — в том числе и тех, которые Нэрнир применял во время стычки Рудольфа и волшебницы Молли.

Чупакамака: Не мы, а Нэрнир. Я тоже хочу послушать, ведь вместе мы сможем придумать, как решить проблему.

Нэрнир рассказывает Рудольфу всё, про его проклятие.

 жертва сильного охранного заклинания, которое наказывает воров. Оно проклинает любого, кто взял защищаемый предмет без спроса.
Это неразборчивая магия — она могла сработать, даже если предмет одолжил друг.
Каждый раз, когда проклятый использует магию, срабатывает обратная связь — он получает длящийся физический урон на протяжении следующей минуты. Чем сильнее была магия, тем больше отдача от проклятия. Простейшее заклинание вызовет небольшой дискомфорт. Серия сложных заклинаний может серьёзно поранить.
Есть два способа снять это проклятие — добрый и злой. Если подарить кому-нибудь украденный предмет и ещё какой-нибудь второй предмет, который сильно улучшит жизнь получателя, то проклятие снимается. Также оно снимается, если кто-то украдёт предмет у вора (проклятие перенесётся на нового вора).

Рудольф: Прикольно. (вздыхает) Значит, украденная вещь наложила на меня проклятие…

Чупакамака: Значит… э… Первым делом надо узнать, какая это вещь! Вспомни, когда начались проблемы. И не брал ли ты что-то без спроса перед этим. Или подбирал в лесу. Или какие-то подозрительные личности что-то тебе дарили. Вот среди этих вещей проклятая.

Нэрнир: В свитке было сказано, что у тебя есть осколок какого-то магического осколка. Возможно он проклял тебя. Ты его не крал или не брал без спроса?

Рудольф: Это осколок от амулета моего мастера, который застрял у меня в руке после сражения с ним. Не думаю, что мне требовалось разрешение, чтобы забрать его с собой. Да и не думаю, что он мог его дать.

Нэрнир: А что ты крал?

Рудольф: Не знаю. Я, конечно, не святой — я крал вещи, но не такие, на которые обычно подобную магию накладывают.

Нэрнир: Значит попробуем с осколком. Каким способом? Добрым или злым? Тебе решать.

Чупакамака: Во-первых, если осколок застрял во время сражения, то есть до гибели владельца, то неразборчивая магия могла счесть это грабежом и сработать.

Чупакамака: Во-вторых, надо вспомнить, что ты крал перед тем, как начались проклятия. Вот от последнего удачного применения магии до первого неудачного.

Чупакамака: В-третьих, мы не можем рассчитывать, что сюда припрётся вор, который польстится на осколок неизвестно чего. Так что я предлагаю Рудольфу купить что-нибудь ценное и подарить кому-нибудь вместе с осколком.

Нэрнир: Согласен.

Рудольф: Насколько я знаю, владелец скончался через долгое время после сражения — живучий оказался мерзавец.

Рудольф встает на пуфик и начинает размышлять.

Рудольф: И все бы ничего, но амулет теперь перешел по наследству нынешнему мастеру — и через него я могу чувствовать его энергию или дать знать о себе, если мне нужно его видеть. Терять такое сокровище в мире, где тебя все ненавидят — крайне опрометчиво.

Чупакамака: А за что ненавидят? И так ли уж все? Я не ненавижу, Киргиз не ненавидит, Нэрнир считает другом. Даже Молли всё ещё хочет тебя спасти и читает про укрепляющие зелья (но мы её отговорили идти к тебе, не бойся).

Рудольф: Как минимум, меня ненавидит все моя названая семья за то, что я собственноручно убил их отца и учителя — видимо, им было невдомек, как какая-то богемская шпана присоединилась к ним добровольно, а не была выкуплена из какого-нибудь цирка в далеком детстве, а потом отреклась от них, не дав промыть мозги мыслями о захвате всего мира.

Чупакамака: Семья — это не все. Это они и их сторонники. Противники захвата мира этой семьёй должны бы относиться к тебе хорошо.

Рудольф: Они достаточно умные, чтобы не афишировать свои взгляды на публику. (вздыхает) Тем более, Людвиг Данцингер заседал в аттестационной комиссии Ассоциации магов и одной фразой он повлиял на решение всей комиссии о присвоении мне статуса архимага — что уже говорит о том, какое у него было влияние.

Чупакамака: Можно нанять врача-оруженосца, который будет всюду ходить с тобой и лечить после применения магии. Но это значит всю жизнь жить под проклятием и зависеть от врача (а вдруг он погибнет или сам будет нуждаться в помощи).

Нэрнир: Пока он с нами я могу лечить его. Кстати, может стоит предложить Молли выйти на конную прогулку? Давно бы пора поговорить с ней…

Чупакамака: Нет. Только не это! Молли неадекватная, из желания вылечить чуть не убила: кидалась котом, применяла боевую магию. А Рудольфу и колдовать-то нельзя. Не надо!!!

Чупакамака: Да и коней у нас нет… Пока Рудольф с нами, лучше пусть держится тебя или меня и подальше от Молли. Кстати, я бы оставила её в покое, она свои проблемы может решить сама. С кем бы я сейчас поговорила, так это с нашим знакомцем из монастыря.

Нэрнир: Так пошли позовём его и поговорим наедине.

Чупакамака: Кто-то должен остаться с Рудольфом.

Чупакамака: И так будет до тех пор, пока не решится проблема с проклятием. Я могу сделать руну на двери, а ты останешься, а руна оповестит меня, если кто-то вломится к вам. Или я останусь, а ты поговори с ним. Кстати, я взяла в библиотеке книгу про проклятия. Можем вместе почитать, кто тут останется.

Нэрнир: Давай я схожу поговорю тогда.

Чупакамака: Ладно. Если считаешь, что вы с ним достаточно близки. Я думаю, он в столовой или у себя. Спроси, какая ему нужна помощь. Останется ли он тут или пойдёт в Дичайший лес. И относительно Карла намекни как-нибудь. И относительно дракона. А то мало ли, какие к него планы завелись с благими намерениями.

Нэрнир идёт в столовую, предварительно создав на полу сенсорную руну.

Чупакамака: А я на двери нарисую (берёт в руку книгу, а другой пытается нарисовать руну на двери)

Чупакамака успешно нарисовала руну на двери. Если на дверь кто-нибудь наступит, то Чупакамака узнает об этом.

Чупакамака: Ну, что, давай про проклятия почитаем? Или тебе надо подумать? (берёт книгу про проклятия и ищет информацию про охранное заклинание, которое наказывает воров)

Автоматическое проклятие — это неразборчивый магический капкан. Например, оно может накладываться на осквернившего гробницу. Такие проклятия очень сложно снимать. Иногда они срабатывают ошибочно (турист гулял по старинному зданию и провалился сквозь прохудившийся пол, а гробница была скрыта под полом), поэтому к ним добавляют «ключ» (один или несколько) — кодовую последовательность действий, при совершении которой проклятие снимается. Например, вернуть украденный в музее артефакт обратно на пьедестал.

Чупакамака: Вот, смотри, что тут написано! (показывает главу про охранное проклятие Рудольфу)

Рудольф: (задумывается) И кому понадобилось подобную магию вводить в оборот?

Чупакамака: Неразборчивым в средствах посредственным магам, которым безопасность артефакта важнее безопасности окружающих.

Чупакамака: Хорошо хоть, что в твоём случае свиток идентифицировал ключ.

Чупакамака: Кстати, когда-то, ещё в школе, я читала, что проклятые предметы могут быть разрушены сильными магическими предметами. Например, адским огнём или мечом паладина… Ах, да, ты же не хочешь разрушать амулет… Давай ещё почитаем (смотрит, что есть в книге ещё про способы снятия проклятий)

Книга гласит: «Проще всего снимать словесные проклятия, особенно если в их формулировке много подробностей. Дело в том, что они срабатывают либо полностью (с точностью до буквы), либо не срабатывают вовсе. Например, если в проклятии говорится, что в день своего шестнадцатилетия принцесса заснёт вечным сном, то её очень легко спасти. Достаточно ввести принцессу в сон или кому (зельем или заклинанием) незадолго до начала этого дня, и держать её в таком состоянии, пока день не закончится. Поскольку принцесса уже без сознания, то она не сможет „заснуть“, и проклятие не сработает. По истечению одного-единственного дня, когда проклятие могло сработать, её можно разбудить — ведь она спит обычным сном, а не сном от проклятия».

Рудольф: Лучше было бы проверить, действительно ли был зачарован амулет — так как в противном случае виноваты часы, которые мне должен был отдать старик Синдри. Или компромат на архиепископа одного вольного города. (сарказм) А то и вовсе запчасти от часов Судного дня, которые ознаменуют инопланетное вторжение. Не, ну а мало ли?…

Чупакамака: Ты хочешь сказать, что все эти предметы ты украл, нашёл в гробнице или отнял силой? Впрочем, это детали. Можно попробовать проверить их свитками идентификации. Только они у нас кончились, а каждый стоит 2 дуката. Если у тебя найдётся 8 дукатов, то как раз на 4 предмета и хватит. Другой способ — вспомни, что ты приобрёл перед тем, как магия начала приносить тебе вред! Что ты приобрёл, нашёл, украл и т. д. между последним удачным применением магии и первым неудачным, вызвавшем вскрытие ран и кровь. Скорее всего, это и будет проклятый предмет. Или ты их все одновременно нашёл между удачным и неудачным применением магии?

Чупакамака: Вот и подумай, а я посмотрю ещё. Ну-ка, что тут есть про обезвреживание заколдованных предметов? Можно ли снять проклятие без ключа, если оно уже действует?

Чупакамака пытается найти в книге что-нибудь полезное для задачи снятия проклятия с Рудольфа, по пути задерживаясь на разных интересных местах.

В книге упомянуто, что некоторые боги могут снимать проклятия со своих жрецов. Кроме того, существуют защитные амулеты против проклятий, но они препятствуют лишь наложению новых проклятий — если человек уже проклят, то они не помогут. Некоторые существа, такие как драконы, обладают иммунитетом к проклятиям. В одном из разделов упомянут Культ Спящей Рыбы — утверждается, что рыба спит на дне морском потому, что её прокляли на вечный сон.

Чупакамака: Ну, что, вспомнил?.. Вот, смотри, что тут написано (показывает, параграф про иммунитет к проклятиям у драконов). Вот если продать проклятую вещь Дракону, а потом выкупить её обратно, то при этом проклятие закончится на Драконе и не перейдёт вновь на выкупившего? Или нет? С другой стороны, польстится ли Дракон на осколок амулета, да ещё настолько, чтобы купить или украсть?

Чупакамака берёт книгу «Сенсорная магия для чайников».

Чупакамака: Может быть, тут есть что-нибудь про защиту от ранений и других травм? (листает книгу)

Книга посвящена обнаружению событий и передаче информации, в ней нет защитных или лечебных заклинаний.

Рудольф: Это, конечно, все очень интересно. Тем не менее, ты просишь вспомнить, когда магия начала наносить мне вред: и здесь скрывается самая главная проблема — я никогда не чувствовал ощутимого вреда от магии. Наверное, следует вспомнить, когда у меня начали появляться эти раны…

Чупакамака: Да, когда начали появляться раны. И какие предметы у тебя появились между последним успешным применением магии и магией, которая закончилась открытием ран.

Чупакамака: Вспоминай, а я тут кое-что посмотрю.

Чупакамака берёт книгу про проклятия и ищет информацию о стирании памяти, его последствиях и возможности его снятия.

В книге обнаруживается раздел про стирание памяти, он говорит следующее: «Стирание памяти всегда обратимо. Если при помощи магии нанести невосстановимый ущерб той части мозга, где хранятся воспоминания, то все известные существа из нашего мира окажутся нежизнеспособными. Единственный способ стереть память так, чтобы цель выжила — наложить на память блокирующее заклинание. Если оно впоследствии снимается, то память восстанавливается (кроме потеряной за счёт деградации мозга, не связанной с заклинанием).»
В подвале страницы есть примечание: «Если память была стёрта долгое время назад (десятилетия и больше), то запомненная информация будет постепенно теряться. Дело в том, что даже самая лучшая память не сохраняет 100 % запомненной информации с гарантированной надёжностью — нужно периодически вспоминать и обдумывать изученное ранее. Если существу стёрли память, то оно не сможет этого сделать и будет периодически забывать то один, то другой факт.»

Рудольф начинает чертить по памяти защитную руну в воздухе и параллельно размышляет о состоянии здоровья и своих кражах.

Рудольф: Если память не подводит, эти раны я обнаружил уже после того, как начал путешествовать по миру — то есть, около двух лет назад. Как раз сталкиваясь с врагами и не имея возможности лечиться самому, я начал прижигать свои раны огненной магией. Скорее всего, эти вскрывшиеся раны я и спутал с глубокими трещинами до костей, остававшимися после сжигания плоти. Странно, как у меня до сих пор не начался обширный некроз. Хотя, тому есть объяснение… Впрочем, не об этом.

Чупакамака: Вот. Теперь осталось вспомнить, какие предметы ты заполучил непосредственно перед тем, как это началось.

Из столовой возвращаются Нэрнир и Киргиз. Они несут свёртки с несколькими кусочками пиццы каждого вида.

Нэрнир: Мы вернулись!

Киргиз садится в кресло.

Соскучившаяся по остальным Кюри трётся о ноги Рудольфа и Чупакамаки и урчит. Элронд усаживается на спинку кресла и закрывает глаза.

Нэрнир (умилительно): Ох, моя кисонька!

Нэрнир: Что будем делать, ребятки? Кстати, Вы знали, что Киргиз на 1/256 эльф? Или, что у меня второе имя Дарья?

Рудольф — Нэрниру: У тебя второе имя женское? А чего в этом такого? У меня тоже женское имя — Мария.

Чупакамака: С чем делать?

  • Принцесса пусть делает, что хочет, только не нападает на нас с целью спасти.
  • Рудольфу мы вроде готовы помочь приобрести или изготовить полезную вещь и подарить её нуждающемуся вместе с заколдованным предметом — если он вспомнит, что это за предмет. Так сделан «ключ». Вообще-то он может сделать всё это сам, но и помочь можно.
  • Что думает Малин про дракона, Баазара и орков, я не знаю. Устраивать геноцид орков или будить дракона не буду, и ему буду мешать. А помочь скрыться, это пожалуйста.
  • Помогать офицеру убивать дракона или «спасать» принцессу я не намерена, даже наоборот.

Плохо, что всё это свалилось на нас сразу, и, если мы будет плевать в потолок, на нас свалится что-нибудь ещё.

Чупакамака: Своё второе имя ты мог нам и сам назвать. Хм... это как в восточном Хормеле: к имени присобачивают имена дедушек, бабушек, прадедушек, прабабушек...

Нэрнир: Нет, моё второе имя появилось из-за ошибки полуслепого врача-первокурсника.

Рудольф закончил чертить защитную руну и схватил ее правой рукой.

Рудольф: Кто рискнет проверить ее надежность?

Киргиз — Рудольфу: Давай я попробую.

Киргиз создаёт кубик из маны и бросает его на руну.

Руна бьёт по кубику небольшим зарядом молнии и отбрасывает его в сторону. Кубик врезается в стену и развеивается. У Рудольфа появилась небольшая царапинка на ухе.

Рудольф: (щупает ухо) Прикольно. Я еще не разучился руны чертить.

Киргиз: А если бы кто-то наступил на руну? Мне кажется, что это очень больно.

Нэрнир: Малин хочет идти за советом к учителю. Знаете, давайте заработаем денег. У меня есть одна идея. Проверить тебя свитком Чупакамака, а?

Чупакамака: Хочешь узнать, не проглотила ли я в младенчестве бриллианты прабабушки и извлечь их из меня с помощью хорошей дозы магнезии? Это-таки заработок!

Нэрнир: Нет, другая идея. А свитком просто. Например узнать уровень магических способностей. А идея это пойти в деревню, устроить представление, продавать мерч, зелья, бесплатно лечить.

Чупакамака: Мерч - это типа футболки с изображением обнимающихся щенка и котёнка? Так на это монополия у монастыря. А провериться можно...

Киргиз: А мерч откуда возьмем? Кружки продавать будем?

Чупакамака: А кружки — это идея. Мантии продавать нельзя. А кружки с логотипом Огродиты наверняка раскупят.

Нэрнир: С помощью магии, как сделали например шахматы.

Нэрнир проверяет Чупакамаку свитком.

Свиток идентификации начинает светиться, и о Чупакамаке становится известно следующее:

  • Имя: Чупа-ка-Мака
  • Возраст: 26
  • Вид: челогекко
  • Последнее использованное заклинание: сенсорная руна (простейшее).
  • Предыдущие профессии: экотеррорист Гринпис, пилот водного транспортного средства, гёрлскаут при Пенгвинской школе.
  • Магические свойства: на цель извне наложено заклинание дара лечения, этот эффект действует неограниченное время.
  • Химические свойства: золотое сердце (1500 карат).
  • Домашние животные: высший демон, волшебная курочка.
  • Психическое состояние: прогрессирующая паранойя (заразное).

Свиток идентификации гаснет и превращается в пустой лист.

Чупакамака валится на пол в приступе истерического хохота

Нэрнир: У тебя редкое заболевание Aurum Cardius.

Нэрнир тоже начинает безумно смеяться.

Чупакамака: Как оно кровь качает, если оно из металла? (хохочет) Ой, держитесь подальше, паранойя индуцируется! (хохочет) За то в меня можно из лука стрелять!

Киргиз: Походу свитки идентификации созданы чтобы с них ржали…

Чупакамака (серьёзно): Вообще-то свитки нам рассказали много полезного про нашу ламу, про проклятие Рудольфа... И про мою пилу (если это правда).

Нэрнир: Кхм. Ну как вам идея для заработка? Давайте наварим 5 видов зелий, сделаем мерча из корней, с огнём, изо льда. И дадим представление!

Рудольф: (напряженно) Про проклятие, значит? А про что еще?

Нэрнир: Больше ни про что. Ну ещё про состояние здоровья. И про амулет. Всё.

Рудольф: (вздыхает) Вот как. Тогда ладно.

Киргиз: Мы зелья варить будем? Какие?

Чупакамака: И ещё про Молли, которая Мелания 19 лет и владеет магией ветра. Но что она дочь короля, свиток не сказал. И сама ли сбежала или её похитили, тоже. Зато! Он не сказал, что она под гипнозом или заклятием! Значит, всё-таки сама, а Офицер ошибается!!! Вот!!!

Киргиз: Не надо так громко, она может быть где-то рядом…

Чупакамака: Может быть, зелья лучше варить по ходу дела? Мы же не знаем, какое именно понадобится. Вот если кому-то понадобится, тут же и сварим.

Нэрнир: Сварим зелье усмирения зверей, зелье ускоренного роста растений, успокаивающее зелье, зелье ночного видения и зелье для нереста рыбы.

Нэрнир: Давайте пойдём в конюшню и там всё сделаем. И Карла взять с собой. И Квоку. И возможно, петуха. Киргиз, тебе петух нужен?

Киргиз: О нет, я с петухами на родной ферме уже имел дело. Они — самые злые единицы скота. Вот собаку я бы хотел.

Нэрнир: Значит зарубим его? Или оставим жить в замке. Короче посмотрим.

Чупакамака: Если мы тут застрянем на долго, на месяц и больше, можем попробовать вывести с его помощью волшебных цыплят от Квоки.

Чупакамака: Рудольф, а ты сможешь защититься от вторжения, если Молли опять начнёт тебя спасать? Или лучше кому-то остаться с тобой?

Рудольф: Не знаю. Сами решайте.

Чупакамака: Как МЫ можем решить, сможешь ли ТЫ защититься? Руну, по крайней мере, ты сделал. А что ещё можешь без ущерба для здоровья? подумай, пожалуйста.

Нэрнир: Мы можем взять его с собой.

Чупакамака: Или можешь пойти с нами

Нэрнир: Короче, если считаешь, что не сможешь, то мы ждём тебя в конюшне.

Чупакамака: Если мы увидим руины замка и парящего дракона, применим магию прохождения через горы... Пока!

Нэрнир, Киргиз и Чупакамака спускаются в конюшни.

Рудольф попытался начертить еще одну руну, но не смог, поэтому решил одеться и взять все снаряжение.

Рудольф спускается в конюшни.

Локация: Столовая, Замок дракона[править]

В столовую приходят Чупакамака и Малин Кешар.

В столовую приходит волшебница Молли.

В столовую приходят Киргиз и Иван.

Чупакамака: Привет, ребята. А Рудольф отсыпается?

Киргиз: Да. Пусть пока отдохнёт, мы оставим ему кусочек.

Чупакамака: Лучше с мясом после такой потери крови.

Волшебница: Могу сварить ему какое-нибудь укрепляющее зелье. Я недавно прочитала книгу по зельям.

В столовую приходят Нэрнир и офицер.

В столовую без приглашения приходит кот Мурзик.

Нэрнир садится рядом с Малином и Чупакамакой.

Нэрнир: Итак, мы с Киргизом приготовили четыре пиццы и манговый сок! Угощайтесь! Я пожалуй возьму кусочек с кузнечиками.

Нэрнир отрезает кусочек от пиццы с кузнечиками, обдувает и ест его.

Киргиз наливает себе сок и берёт кусок классической пиццы.

Иван наливает себе сок и берёт кусок пиццы с картошечкой.

Чупакамака: Спасибо, Нэрнир, спасибо Киргиз. Я тоже возьму с кузнечиками.

Волшебница Молли и офицер берут себе кусок пиццы с картошечкой и наливают себе мангового сока.

Малин Кешар берёт себе классическую пиццу и запивает газированной водой из своей фляжки.

Киргиз — Малину: Малин! Ты как здесь оказался? За тобой случаем не гонятся?

Малин: Надеюсь, что нет.

Чупакамака (выразительно смотрит на Киргиза): Зачем кому-то надо за ним гнаться? Он же не дракон.

Чупакамака: Кстати, о драконах. Как идут поиски? В окрестностях говорят, что видели его в полёте год назад.

Нэрнир: Но ведь теперь ты можешь начать новую жизнь, Малин! Искать приключения! А?

Малин: Да, я большой специалист по поиску приключений на свою голову. Сейчас вот иду в Дичайший лес…

Нэрнир: Мы тоже туда сходим. Мы же журналисты подмигивает незаметно от Молли! Ты может с нами тогда пойдёшь потом?

Чупакамака: Я жду с нетерпением. Репортаж о волшебных животных должен выйти сенсационным. Но сначала надо закончить серию очерков о драконе.

Малин — Нэрниру: (хитро) Может, и пойду. Меня учили никогда не заходить в жуткий лес без опытных журналистов.

Волшебница — Чупакамаке: Поиски? Вы, что ли, ищете тело дракона? Оно хорошо спрятано. (смеётся)

Нэрнир: Кхм. Мы здесь все собрались, чтобы отведать пиццы и побыть в хорошей компании. Предлагаю рассказывать что-нибудь интересное, ну и, или показывать.

Чупакамака: Хех. А сделай иллюзию Рыбы, которую пытаются разбудить те сектанты. Я надеюсь, здесь не моллюскофобов (потому что я подозреваю, что эта рыбка — гигантский кальмар)?

Нэрнир: Гигантский кальмар? Ну у меня есть кое-что поинтересней. Это тоже со щупальцами.

Киргиз: Ты хочешь осьминога сделать?

Нэрнир: Ох-хо-хо-хо. Нет. Это легко! Я приготовил кое-что кошмарное.

Киргиз: Ктулху?

Иван: Не произноси это имя! Оно сеет хаос и раздор в мире! Ну, и просто оно мне уже надоело!

Киргиз: Да он же выдуманный, какой хаос и раздор? Или ты про культистов?

Нэрнир создаёт щупальца, которые появляются из-пола и из стен. Вокруг появляются глаза с узкими зрачками. Тени расползаются по комнате. Некоторые щупальца обхватывают остальных героев и куски пиццы.

Киргиз: Эй, пиццу не трогай хотя бы!

Волшебница: У кого-нибудь есть соус для морепродуктов? (пытается ткнуть вилкой щупальце, которое тянулось к её куску пиццы)

Щупальце отдёргивается и обиженно грозит кулачком с безопасного расстояния.

Киргиз: То, что они хватают нас я потерплю, но если они хватают нашу еду…

Киргиз выхватывает меч и начинает рубить щупальца.

Иван: Не, ну если это опять один из наших магов… Только если играетесь, то не мешайте людям есть, пожалуйста. А вот… Вот тот, который типо заточён, это всё выдумки. Это всё сказки для какого-нибудь техноуина. Меня и бесит, что его ставят наравне с нормальными реально существующими оккультными персонажами, типа вампиров, оборотней, мумий, Кракенштейнов…

Нэрнир делает так, чтобы щупальца вернули пиццу, но взамен у них появился эффект гидры.

Нэрнир даёт щупальцам рост от 1.5 до 2 метров и делает так, чтобы огромные глаза смотрели отовсюду и летали вокруг.

Нэрнир создаёт безумные шептания.

Нэрнир делает так, что его волосы превращаются в змей.

Иван тыкает пальцем в одного из глаз.

Нэрнир делает так, чтобы щупальца стали более кошмарными, приобрели тёмно-фиолетовый цвет и начали издавать жуткие звуки. Глаза начинают светится. Стены пол и потолок покрывают тени. Щупальца хватают всех остальных. Дверь превращается в монстрическую зубастую пасть.

Иван Нэрниру: Я же сказал, не мешай есть! Завязывай, не страшно!

Нэрнир: Вы излишне апатичны ко всему. А ведь я старался… Гм!

Нэрнир делает так, чтобы щупальца усадили всех на места, после чего отзывает их. Глаза тоже отзывает. Тени и дверь возвращаются в нормальное состояние. Шёпот исчезает. После этого Нэрнир превращается в змею и уползает в библиотеку.

Киргиз: Зачем я только я к вам присоединился… С вами даже поесть нормально нельзя…

Иван: Но если бы не Нэрнир, ты бы вообще сегодня пиццы не поел.

Киргиз: Да, знаю.

Офицер: У моряков лучше с питанием, чем у рыцарей — иногда случается неожиданная еда из щупалец, которую подают прямо на борт. На вкус как курятина, если не потопит корабль.

Офицер: Любая еда лучше, чем эльфийские сухпайки. Бутерброд из травы, быстрорастворимая трава для чая, копчёная трава, солёная трава, сушёная трава…

Киргиз: Если бы Нэрнир ещё был здесь, он бы вам рассказал, что у них в пайках.

Нэрнир, услышав слова «эльфийские» и «лучше, чем», быстро приползает обратно и превращается в эльфа.

Нэрнир: Что Вы только что сказали?!

Офицер: Я сказал, что у эльфов невкусные сухпайки для походов. Одна трава.

Нэрнир: О да, эльфы же едят одну траву! И ещё танцуют при луне и поют песенки! Ещё скажите, что мы все обнимаем деревья!

Офицер: Эльфы едят нормальную еду. Одну траву они прислали в Норланд, когда король заказал у них здоровую еду для войск.

Киргиз: Я слышал, что у эльфов есть хлеб, которым можно наесться одним укусом.

Офицер — Киргизу: Уши слышат слухи, да зуб неймёт!

Офицер: Юнионисты, конечно, расплакались от умиления: «Эльфы заботятся о том, чтобы наши солдаты ели органическую еду». Если бы они сами попробовали эти сухпайки, запели бы по-другому.

Нэрнир: Стандартный эльфийский сухпаёк по данным производства лейфальвской гвардии им. короля Орофера: лембас в листьях берёзы 5 шт., копчёная индюшатина быстрого приготовления 500 гр, сухофрукты 400 гр., овсяные хлопья 500 гр.

Киргиз: Да! Лембос — это тот хлеб! А почему так много?

Нэрнир: Лембас. У нас избыток растительной продукции. В том числе и эльфийских зерновых культур.

Нэрнир: А по-Вашему у гномов (не стакандинавских) лучше пайки? Они присылали нам (не мне а моей сестре, которая учится в гвардии) какие-то сухие камни, серый хлеб и подгорелую кильку в размере 1 штука. Вот!

Офицер: С гномами Норланд не торгует. С эльфийским королевством Ильмень — очень часто.

Нэрнир: У них вкусная копчёная трава. Хотя насколько я помню они с нами торгуют вольфрамом. Очень полезный металл.

Офицер: Люди не едят траву. Копчёная она или нет.

Нэрнир: Мы добавляем копчёной травы в салат. Зачем есть простую траву? Только в салат добавляем её.

Никелевый Кот: Офицер в доспехах? Кто чем занимается? Что делает кот?

Послушник Малин задумчиво пережёвывает пиццу. Офицер выглядит расслабленно, но находится в полном боевом облачении (даже меч у него с собой). Волшебница Молли создала сенсорную руну на поверхности своей пиццы и ест её маленькими кусочками. Кот Мурзик не может решиться, запрыгивать ему на стол или нет — он то подходит к краю стола и разминает ноги, то передумывает и идёт прогуляться под столом.

Чупакамака: Юнион — это хорошо, а вот злоупотребление экзотической пищей не очень. Не надо брать пример с других видов, у которых другой метаболизм. Вот и Биньямин Бульонов отговаривал челогекко от злоупотребления зерновыми… ох… (быстро выпивает три стакана сока подряд)

Офицер: В хорошем пайке должен быть шоколад, жареный картофель, мясо нежной оленихи, то есть нежное мясо оленихи. В военных походах не до салатиков.

Киргиз: С этим я согласен. Вот бы сейчас достать кусочек нежной оленинки…

Иван: Неплохо. Даже я, наследник стакандинавского престола, в военных походах шоколад не ел. Да и никто не ел. Жирно будет!

Чупакамака: Однако, я слышала, у людей, которые слишком долго прожили совсем без зелени и фруктов, развиваются цинга и авитаминоз… Наверное, у всеядности свои минусы: с одной стороны, можно найти пищу везде, с другой — требуется разнообразие… А в шоколаде много калорий и его легко носить с собой. Впрочем, для челогекко он всё это не годится. Челогекко, когда путешествуют на север, приходится таскать с собой сушёных насекомых, а они не так питательны.

Нэрнир: У меня на шоколад аллергия. Если я его ем у меня начинается сыпь. Фе!

Чупакамака: Пайки, пайки… вы так говорите, будто собираетесь в кругосветное плавание к голодному острову или в большой военный поход, а не гуляете среди ферм и лесов, полных плодов и дичи. Хех. (Поворачивается к Офицеру) Вот вы, наверное, часто в военных походах бывали…

Офицер — Чупакамаке: Сухпайки — это необходимость. В дальнем походе можно набрести на пышные поля и полные дичи леса, а можно на сожжённую дотла траву и стаю голодных волков. Это не проблема для путешественника — он может сделать крюк и вернуться за едой. Миссия солдата не терпит промедления, и сухпайки позволяют идти дальше сразу.

Чупакамака: Ну, да. Это я и имела в виду: мы, туристы-журналисты, ходим среди лесов и ферм, и нам негоже жаловаться на еду, пока что вполне изобильную. Другое дело — армейская жизнь…

Нэрнир: Кстати да. Расскажете о своей работе? О Норланде? О своём мнении насчёт ситуации в Гусляндии? Об орках?

Чупакамака: Ну ты и трудоголик, Нэрнир (хихикает)

Нэрнир: Зато репортаж будет увлекательным!

Офицер: О нашей работе… В Норланде нет регулярной армии, но есть элитные подразделения, такие как наше. Обычно мы не ищем пропавших принцесс, а занимаемся более приземлёнными вещами. Первая наша задача — присматривать за баронами, чтобы те не занимались ерундой. Например, если один из баронов решает, что он хочет грабить караваны, то мы берём торговцев под охрану (сопровождая их через земли баронств в Норланд и обратно).

Офицер: Вторая задача — мы помогаем эльфам из Ильменя (нашим торговым партнёрам) в сложных ситуациях. У них наоборот — есть большая армия, но нет элитных подразделений. Такое сотрудничество приносит много денег в казну Норланда и нравится юнионистам.

Офицер: В отличие от сельскохозяйственной Гусляндии, в Норланде развиты ремёсла, промышленность и сфера услуг. Многие из наших товаров продаются эльфам, которые боятся загрязнить свои леса производствами (и поэтому не делают таких товаров сами).

Офицер: В Норланде есть два общественных течения — империалисты и юнионисты. Империалисты хотят видеть Норланд сильным централизованным государством. Они требуют вернуть земли баронств под контроль короны. Юнионисты хотят развивать союз с эльфами, вплоть до становления протекторатом или даже областью в эльфийском государстве.

Офицер: Эльфы хорошие союзники и в целом адекватны — за исключением тех немногих, которые хотят завоевать весь мир и создать Эльфийское Государство Ильменя и Лепронда (ЭГИЛ).

Офицер: Из ситуации в Гусляндии меня интересует только то, чтобы ни один из баронов не стал королём Гусляндии. Империалисты психанут, и будут правы — усилившийся барон может пойти войной на Норланд.

Офицер: Орки не угрожают ни Норланду (поскольку Норланд полностью окружён территориями баронств), ни Ильменю (не смеют приближаться к границам эльфийских лесов). У орков бывают пограничные стычки с баронствами.

Нэрнир записывает.

Нэрнир: Весьма информативно. У меня, кстати отец родом из Ильменя. Правда я его особо не спрашивал об этом государстве… А вообще можете рассказать поподробнее про юнионистов?

Нэрнир наливает соку и доедает кусочек пиццы.

Нэрнир: Надо будет сходить и отнести кусочек Рудольфу.

Офицер: Юнионисты — это промышленники и торговцы, которым нравится, что у Норланда почти нет военных расходов. Знаете такую поговорку, что кто не кормит свою армию, тот будет кормить чужую? Сейчас король не кормит ни ту, ни другую, и это прекрасно для нашей экономики. Но империалисты предупреждают, что безопасность от соседей не продлится вечно.

Киргиз: Раз в Норланде такая хорошая экономика и нет военных расходов, у вас наверное сильно развита инфраструктура и промышленность, да?

Офицер: Мы производим краски, ткани, инструменты, оружие на экспорт, телеги, корзины — много всего. В столице Норланда даже есть метро — это такие два колодца, в которые спускаешься в ведре, и едешь от одного колодца к другому в дрезине (дёргаешь за рычажок, и колёса крутятся), а потом поднимаешься на поверхность.

Киргиз: Метро? Интересная штука. Можно будет предложить идею королю, так будет легче передвигаться по стране, у нас же много полей и лесов.

Офицер: Заезжий гном предлагал сделать тележку самодвижущейся, но кто же доверяет гномам в таких вещах? Чем прекраснее их механизмы на пергаменте, тем большими авариями они заканчиваются.

Нэрнир: Я схожу отнесу кусочек пиццы Рудольфу.

Нэрнир отрезает кусочек пиццы со специями и идёт к Рудольфу.

Чупакамака: Да, а что там с опасностью от соседей? Какие соседи угрожают и чем?

Офицер: Прямые соседи у нас только бароны. Военной мощи одного из них недостаточно, чтобы бросить вызов Норланду. И бароны на дух не переносят друг друга, поэтому не могут объединиться. Если один из баронов значительно усилится, то этот хрупкий баланс будет нарушен.

Чупакамака: И что им не сидится спокойно? Разве плохо управлять баронством? А как бароны могут усилиться, если договориться ни с кем ни могут: ни с другими баронами, ни с Гусляндией, ни с Норландом? Или они ещё где-то помощи ищут?

Офицер: В обычных условиях (без свалившегося им на голову престола соседней страны) они усилиться не могут. Основой их экономики является выжимание налогов из населения. Не могут же они завоевать орков и заставить их платить себе налоги.

Чупакамака: Тогда зачем же короли ищут с ними родства, заключают браки между королевскими и баронскими отпрысками?

Офицер: Считается, что династический брак уменьшает риск войны… Королю Гусляндии было неспокойно, что у него под боком такие бароны, и он решал проблему как мог.

Чупакамака: А теперь они претендуют на престол…

Волшебница: Создал проблему себе и соседям. (пьёт манговый сок)

Чупакамака: Я так понимаю, что до этих браков была проблема, а после заключения браков появилась другая проблема… Так? Каков же выход?

Офицер: Либо найти принцессу, либо нейтрализовать баронов.

Чупакамака: А зачем найти? Чтобы выдать за третьего барона, как собирались? Лучше, по-моему, если она уедет от баронов подальше и найдёт себе нормального мужа, любого происхождения, кроме баронского. А потом можно их короновать.

Чупакамака: А лучше нейтрализовать баронов: это решило бы проблему кардинально. Но как это сделать?

Киргиз: В каком смысле нейтрализовать? В том, о каком я думаю или в более мирном?

Офицер — Киргизу: В том самом, в котором вы думаете. И всех членов их семей для надёжности.

Офицер — Чупакамаке: Если принцесса пропадёт, то один из баронов может заявить права на престол немедленно (ещё при жизни нынешнего короля). Например, объявив короля Гусляндии выжившим из ума от старости и неспособным управлять государством.

Чупакамака: Ну и второй барон молчать не будет. И если они подерутся между собой, проблема нейтрализации сама собой и решится. В принципе, они могут сделать это и при находящейся во дворце принцессе.

Офицер: При наличии более приоритетного наследника заявлять права на престол довольно глупо.

Офицер: Все эти «бароны передерутся, и всё будет хорошо» — это ненадёжный сценарий, в котором много что может пойти не так. Цена провала — война между Норландом и Гусляндией. Империалисты давят на короля Тибериуса, чтобы он принял меры к тому, чтобы до этого не дошло.

Чупакамака: Насколько я понимаю, чтобы принцесса стала наследницей, она должна быть замужем. А чтобы она стала приоритетной наследницей, муж должен быть не из числа баронов. Вопрос, где его взять? Насколько мы знаем, её сватали за третьего барона… а зачем?

Офицер: Барон Норос (третий барон) довольно молод и ещё не успел рассориться с королём Пунтархом. С точки зрения короля Пунтарха, этот барон лучше остальных. С точки зрения короля Тибериуса, все бароны одинаково проблемны.

Офицер: А найти жениха принцессе… Нашли проблему. Устроить рыцарский турнир и выдать её за храброго и выдающегося победителя.

Чупакамака: Боюсь, этот самый храбрый победитель и станет самой большой проблемой, особенно, если империалисты подобьют его завоевать мир, начиная с баронств и Норланда. Я помню одного маленького капрала, успешно выигравшего войну, ставшего королём и начавшего всехормельскую войну, длившуюся более тридцати лет. Уж лучше самого умного поискать тогда…

Офицер: Можно и самого умного. Устроить олимпиаду по магии и женить победителя, чтобы у короля и королевы были общие интересы.

Чупакамака: А почему может начаться война между Норландом и Гусляндией? Из-за чего им воевать?

Офицер: Получив контроль над Гусляндией и её армией, барон попытается завоевать Норланд и другие два баронства. И с ресурсами Гусляндии он может победить. Это неприемлемо.

Киргиз наблюдает за реакцией Молли на разговор про баронов.

Молли ковыряется вилкой в пустой тарелке из-под пиццы.

(из гостевых покоев возвращается Нэрнир)

Чупакамака: Привет, Нэрнир. Мы тут столько интересного записали… Ну, что там с Рудольфом?

Нэрнир: Мне кажется, что у него амнезия.

Чупакамака: Ты уверен? Может, ты его просто разбудил и спросонок огорошил превращением в анаконду или известием о проклятом амулете?

Чупакамака: Знаешь... давай-ка я его навещу, посижу с ним, поговорю спокойно, может, он в себя придёт. А ты пока закончи интервью, ладно?

Чупакамака уходит в гостевые покои проверить, как там Рудольф.

Волшебница: Если он полностью потерял память, то можно снова попытаться проверить его сенсорной магией. Вдруг он забыл причину, по которой возражал. И я могу представиться его сестрой или врачом.

Киргиз: Вроде как при амнезии человек может вспомнить какие-то острые моменты. Есть вероятность, что он всё вспомнит.

Волшебница: Так мы и вылечим его амнезию.

Киргиз: Ладно, только не начните снова драку.

Киргиз — офицеру: Вы предлагаете что-то сделать с баронами, так?

Кот Мурзик прыгает на колени волшебницы и немедленно засыпает.

Волшебница: О, нет, только не снова. (мягко теребит Мурзика за ушко, но тот не просыпается)

Офицер — Киргизу: Я предлагаю спасти принцессу. Что-то сделать с баронами предлагают империалисты — в том невероятном случае, если я вернусь с пустыми руками.

Киргиз: А где нам искать принцессу? (посмотрел на Молли)

Офицер : Там видно будет. (подмигивает Киргизу тем глазом, который не виден волшебнице Молли)

Нэрнир: Интересно... А что Вы делать собираетесь с принцессой? А если её не надо будет спасать?

Офицер: Я ничего с ней делать не собираюсь, хотя в рыцарском турнире за её руку я бы поучаствовал. (смеётся) Но не потому, что мне нужна её рука, а потому что я прославленный рыцарь, и отказаться от турнира будет неудобно. Если серьёзно, то верну её домой, дальнейшее дело семейное.

Нэрнир: Может кому-нибудь льда в сок?

Офицер: Да, пожалуйста. Сегодня жарковато.

Офицер подставляет стакан.

Нэрнир создаёт в стакане офицера 3 кубика льда.

Нэрнир: Рыцарство это так... Безрассудно... Хм... Да, безрассудно...

Киргиз: Да уж. Офицер, расскажите какого это: быть рыцарем?

Офицер — Нэрниру: Такая у нас работа. Не хотите к нам в отряд? Всем очень понравились ваши шутки — про доброту орков и так далее.

Малин вздохнул и взял ещё стакан сока.

Офицер — Киргизу: Рыцарь — это как путешественник, только гораздо лучше: у тебя всегда бесплатные припасы и лучшее снаряжение. Там, куда тебя направляют, всегда происходит что-то необычное, тогда как путешественник может неделями бродить по степи и ничего не найти. И местные жители считают тебя героем (путешественников же многие считают источником проблем).

Нэрнир: Не хочу. Я эльф не военный. В отличии от моей сестры... Я схожу к Чупакамаке.

Нэрнир уходит в гостевые покои.

Офицер — Киргизу: Очень жаль, что он не согласился, ведь хорошие шуты на вес золота.

Киргиз: Лучше так не говорите, он обидится. Да он и не шут вовсе, он отличный маг и целитель.

Киргиз: Меня, как путешественника источником проблем обычно не считают. Да и в Гусляндии постоянно что нибудь да происходит. То на затхлую деревушку нападает чудовище, то призраки поселяются в поместье и нужно их изгнать. Ну а припасы и снаряжение можно получить в награду или купить на награду.

Офицер: Шут — это не оскорбление, а полезная профессия. Поддержание высокого боевого духа солдат — довольно важная задача.

Киргиз: Это хорошо, но только Нэрнир — друид, маг и лекарь. Он ни за что не согласится быть шутом.

Офицер: Большая потеря для всех нас.

Нэрнир заходит.

Нэрнир: Малин, Киргиз можете немного отлучиться и пойти со мной в библиотеку? Без офицера. Кое-что хотел узнать от Вас...

Киргиз: (встаёт) Зачем? Что случилось?

Малин: Пойдём. (оставшимся за столом) Прошу меня простить.

Нэрнир: Ну, идёмте.

(Малин, Нэрнир и Киргиз уходят в библиотеку)

Луна Цедрейтер: Как перевезти волка, козу и капусту, если в лодке помещаются двое, включая лодочника? Иван-то хоть в столовой?
В столовой остались волшебница Молли, офицер, Иван и кот Мурзик.

Из библиотеки возвращаются Нэрнир и Киргиз.

Волшебница - офицеру: При чём тут члены их семьи? Самих баронов должно быть достаточно.

Офицер: Члены семьи могут отомстить. Не беспокойтесь, даже с баронами их всего шестеро, если считать только совершеннолетних.

Нэрнир: О чём говорите?

Волшебница: Офицер мне рассказывает, кого хотят убить империалисты.

Офицер: Юридически они гражданские лица, король не может приказать им бездействовать.

Нэрнир заворачивает по несколько кусочков пиццы каждого вида.

Нэрнир: Мы сходим за Чупакамакой.

Нэрнир и Киргиз идут к Чупакамаке.

Локация: Библиотека, Замок дракона[править]

Дверь в библиотеку открыта настежь. В библиотеке никого нет.

Из столовой приходят Малин, Нэрнир и Киргиз.

Киргиз: Так зачем ты нас позвал?

Нэрнир: Вы наверное гадаете зачем я вас позвал, так позвольте я вам объясню.

Киргиз: Именно это я и спросил…

Нэрнир: Итак, Малин, каковы твои планы? Зачем ты идёшь в лес? Какая обстановка в Гусляндии?

Луна Цедрейтер: Нет ли на полу жучков? Особенно тех, которые не жучки, а роботы-шпионы, заинтересованные узнать, что герои обсуждают «без офицера извините»
На полу нет жучков - ни роботических, ни обычных.

Малин: Сначала я хочу найти моего наставника Гримфона, который пропал в Дичайшем лесу. Вряд ли он в беде и нуждается в моей помощи, но мне бы не помешал его совет о том, что мне делать дальше. Учитывая мою ситуацию — это, мягко говоря, неочевидно…

Нэрнир: Возможно, тебе стоит уехать за границу. Может в Норланд. Кстати не ты воскрешал трупы орков, до этого происшествия с монастырём?

Малин: Нет, я только читал об этих заклинаниях в книгах. А в Норланд мне нельзя. Мне запрещено посещать любые населённые пункты в Аларконде.

Нэрнир: А бежать в другую империю? В Лепронд? В Хормель?

Малин: У меня есть незаконченные дела в Аларконде. А именно орки.

Малин: Моя долгосрочная цель — продолжать моё обучение, бороться с орками и (если получится) истребить их. Только после этого моя родина будет в безопасности.

Нэрнир: Так, присядь ненадолго.

Нэрнир бежит в конюшни и прибегает с Элрондом на руках.

Нэрнир: Не видишь ничего необычного в его телосложении?

Малин: Эта сова очень тощая. Чем вы её кормите?

Киргиз – Малину: Ты думаешь, что если истребить орков, то в Аларконде настанет мир и порядок? Не думаю, что проблема только в орках.

Малин: Разные люди решают разные проблемы. Я решаю проблему орков.

Нэрнир: Сова не тощая. Она поджарая. Это... Орочья сова...

Малин: (грустно) Они даже сов морят голодом...

Киргиз: Мы можем удостовериться, хорошо ли Элронд питается. Нэрнир может его спросить на зверином. Да?

Малин просматривает корешки книг, имеющихся в библиотеке, но ни одну из них не берёт.


Нэрнир: Эххх... Присядь-ка. Я спою вам одну песню.

Жил да был
Да моря бороздил
Славных орков народ!
Пиратов он бил,
А вещи развозииил!
Но вот люди пришли
Орков они нашли
Моря завоевали
У орков их украли!
Сражение было и битва была
И в народе она слыла!
Припёрся однажды к дракону
Гусляндский король
и молвил,
мол есть тут такие
такие-сякие
ужасные, злые
зелёные орки!
Дракон спросонья был
не думал над тем, что король говорил
И беззащитных, обезоруженных орков сожрал!
Но это не финал!
Монашки крали орчат
И приравнивали их к зверям!
Даже в зоомагазине
Орчат привозили
И это отвратно
и это ужасно
Да, да, да, да!

Нэрнир (на зверином): Скажи, Элронд, ты хорошо питаешься?

Малин: Теперь я понимаю, почему офицер назвал вас шутом. Когда вы ушли из столовой, он рассказывал, что вы шутили про добрых орков перед его отрядом.

Элронд: (на зверином) Заморил червячка в последнем полёте, а что?

Нэрнир (на зверином): Малин назвал тебя тощим.

Элронд: (на зверином) Я и есть тощий. Так красивее.

Нэрнир пишет письмо шаману с просьбой написать о причине нападения на монастырь, о некромантах на их землях и ситуации в лагере.

Нэрнир (на зверином): Отнеси шаману, Элронд.

Элронд хватает письмо и улетает.

Нэрнир: Давайте подождём письма.

Нэрнир ждёт письма.

Киргиз: Может в шахматы пока сыграем?

Малин: Я пас.

Малин берёт себе книгу «Судьба младших демонов после эпохи Баазара» и листает её, не останавливаясь подолгу ни на одной странице.

Нэрнир: Создаёт из льда и корней шахматы.

Нэрнир: Я играю за ледяные.

Киргиз: А можно я привнесу кое-что своё в шахматы?

Нэрнир: Что?

Нэрнир накладывает на свои шахматы иллюзии разных существ. Пешки — орки, ладьи — мумаки, слоны — личи, кони — виверны, ферзь — гигантский паук, король — дракон. Все они перемещаются и двигаются с фигурами.

Киргиз зажигает фигуры из корней особым огнём, который ничего не плавит и его можно спокойно касаться.

Киргиз: Огонь против льда. Можно даже сделать, чтобы твои фигуры таяли, когда я их съедаю, и чтобы мои тушились, когда ты их съедаешь.

Нэрнир: Превосходно.

Нэрнир и Киргиз играют в шахматы в ожидании письма.

К 40-му году Киргиз сжёг на две пешки больше, чем потушил Нэрнир, и обеспечил себе позиционное преимущество. На 56-м ходу ледяные сдались.

Элронд прилетел обратно к Нэрниру и бросил в него письмо:

Aquote1.png

Эльф,

ты так спрашиваешь, как будто монастырь — это гражданский объект. Они кормят и лечат солдат неприятеля. В каких богов они верят — дело десятое.

Ещё их колдуны изменяют животных неподалёку — например, делают волков менее агрессивными. На выходе получаем волка, который не охраняет дом, а играет в мячик с залезшими туда ворами. А ещё монахини иногда похищают детей орков и учат их грамотности, игре в куклы, мыть руки перед едой и прочим варварским ритуалам.

Судя по гадательному зелью, некромант находится в землях человеков.

В лагере как обычно. Фрик в костюме волка починил свой костюм курицы.

Шаман.

P.S. Написано под мою диктовку отшельником.

Мы, орки, грамотно пишем на единственном адекватном языке — языке орков. В языке человеков слишком много глупых правил — конские количества падежей и спряжений, склонений и ударений, всякие сложноподчинённые и сложноначальственные предложения, дочки с запятой, закавычивание прямой и кривой речи, вводные и выводные выражения и так далее. Эльф ногу сломит, пока всё это изучит. И эльфийский ничем не лучше.

Aquote2.png


Нэрнир передаёт письмо Малину.

Нэрнир: На, читай.

Малин пробегает глазами по письму.

Малин: Значит, они планируют новую атаку. Потому, что люди улучшают животных, чтобы те были менее агрессивными? И учат орчат… Не знаю, зачем они их учат, орки безнадёжны.

Нэрнир: Я же говорю, люди отобрали орочьи земли, которые прилегают к морю. А для этих орков море часть культуры. Это их наследие.

Малин: Меня не интересует их культура, они убивают жителей моей родной страны.

Малин: А что имеется в виду под костюмом курицы? Это какая-то шифровка?

Нэрнир: Нет это просто костюм одного орка с необычной техникой боя. Мы его знаем. Мы же какое-то время жили в лагере орков.

Киргиз: Я кстати с ним тренировался в бое на мечах. Меч я там же и купил.

Малин: (осуждающе) Вы так близко подобрались к оркам — и ничего не сделали, чтобы предотвратить нападение на монастырь?

Нэрнир: А я там купил арбалет. И что ты считаешь стоило сделать? Мы просто помогли им в бытовухе: почистили памятник, сняли котёнка с дерева, принесли подушку волку и т. д.

Малин: У вас есть магия огня и льда, и вы легко могли спалить у них склад с арбалетами или разогнать волков, но вместо этого вы дали им денег?

Киргиз: Вообще, они дали нам денег. А про возможность их остановить, мы так близко с ними познакомились, что даже не верили, что они нападут.

Нэрнир: Малин, ты не против, если мы тебя проверим свитком идентификации? У меня тут такая идея есть... Так можно?

Малин — Киргизу: Дипломатию с орками пробовали много раз. Они могут выкурить трубку мира с людьми сегодня, а завтра снова напасть на храм. Им просто нельзя доверять.

Малин — Нэрниру: Хотите потратить свиток зря — тратьте, я не против. Мне нечего скрывать.

Нэрнир проверяет Малина свитком.

Киргиз: Нэрнир, а вы друг друга проверяли? То есть тебя, Чупакамаку и Ивана?

Нэрнир: Если что, закажем ещё. А что? Не помешало бы проверить Малина.

Киргиз: Да просто так спрашиваю.

Свиток идентификации начинает светиться, и о Малине становится известно следующее:

  • Имя: Малин Кешар
  • Возраст: 18
  • Вид: человек
  • Магические таланты: ниже среднего. Ограниченное владение магией света.
  • Магические свойства: на цель извне наложено заклинание дара быстрого сбора урожая, этот эффект действует неограниченное время.
  • Последнее использованное заклинание: призыв зомби.
  • Предыдущие профессии: послушник храма Богини Любви, ученик волшебника.
  • Физическое состояние: здоров.
  • Содержимое карманов: яблоко (3 шт.), самодельный складной посох (без магических бонусов), амулет для хранения энергии (без магических бонусов), пустая фляга (1 л.).

Свиток идентификации гаснет и превращается в пустой лист.

Нэрнир: Очень интересно.

Киргиз: Свитки показывают уровень магического таланта? Мне теперь очень хочется узнать мой уровень.

Нэрнир: Значит нужно заказать свиток.

Нэрнир: Можем скинуться деньгами и купить три свитка.

Киргиз: Вот, держи. (отдаёт свои деньги)

Нэрнир пишет записку с просьбой прислать 3 свитка идентификации и прикладывает туда 6 дукатов.

Нэрнир (на зверином): Отнесёшь продавцу свитков?

Элронд: (на зверином) Давай скорее свою бумажку, я ещё не налетался за сегодня. (улетает)

Малин: (грустно) Я даже знаю, что свиток сказал про мой уровень таланта…

Малин: Свиток имел в виду уровень прирождённых магических способностей. У меня они есть, но гораздо меньше, чем у моих родственников. У многих волшебников их нет вовсе. Я по крайней мере усердно учусь.

Киргиз: В моей семье были маги по материнской линии. Мой талант к магии огня природный: она даётся мне легче, чем всё остальное. Это значит, что у меня высокий уровень?

Малин: Вполне возможно.

Нэрнир: Тоже самое. Правда с магией воды и льда (хотя я её потом долго совершенствовал в университете, для ещё лучших способностей). Я единственный среди детей в семье, у кого есть магические способности.

Нэрнир: Где же Элронд со свитками?

Через некоторое время вернулся Элронд. Он принёс три свитка идентификации и записку «Вы, что ли, нашли клад с магическими артефактами?».

Киргиз: Кого проверим первым?

Луна Цедрейтер: А как расплачиваться будем? Жемчугом или орочьими деньгами?
МикроЧелик: Мы ужу заплатили 6 дукатов.

Нэрнир проверяет Киргиза свитком.

Малин тоже держится за свиток, чтобы узнать, что свиток скажет.

Свиток идентификации начинает светиться, и о Киргизе становится известно следующее:

  • Имя: Киргиз Назарб Нурсултанов
  • Должность: супергерой-суперавантюрист.
  • Возраст: 21
  • Вид: человек (на 1/256 — эльф)
  • Магические таланты: на уровне плацебо.
  • Последнее использованное заклинание: защитный энергетический купол (магия манипуляции энергией).
  • Предыдущие профессии: скотопас, специалист по раскопкам клубнеплодов.
  • Физическое состояние: здоров.
  • Психическое состояние: бодр, храбр.

Свиток идентификации гаснет и превращается в пустой лист.

Киргиз: Что значит на уровне плацебо?

Малин: Пренебрежимо малые или отсутствующие, но знание об их наличии (какими бы они ни были) окрыляет пользователя. И магия усиляется за счёт уверенности в себе.

Киргиз: Что? Почему?

Нэрнир: Зато ты на 1/256 эльф!

Нэрнир: Теперь проверь меня.

Киргиз проверяет Нэрнира свитком.

Малин применяет заклинание Повышение честности (магия света, простое) к свитку идентификации.

Свиток идентификации начинает светиться, и о Нэрнире становится известно следующее:

  • Имя: Нэрнир Дарья Моргендорффер
  • Возраст: 25
  • Вид: эльф
  • Предыстория имени: в день родов врача не было в городе, и роды принимал первокурсник, который неправильно определил пол ребёнка. К моменту уточнения его уже успели назвать женским именем.
  • Магические таланты: прирождённый высокий талант — природная компенсация прирождённой физической хилости.
  • Последнее использованное заклинание: друидическое превращение.
  • Контакты с преступным миром: вёл переговоры с контрабандистами.
  • Предыдущие профессии: зоолог, психолог.
  • Физическое состояние: руки чешутся, в остальном здоров и худощав.
  • Аллергии: в детстве залез в кухонный шкаф и съел столько шоколада, что развил в себе аллергию к шоколаду. Впоследствии объедался сырым какао, прогресс до аллергии к какао: 68%.

Свиток идентификации гаснет и превращается в пустой лист.

Нэрнир: Ура! У меня высокий талант. Это приятно.

Нэрнир чешет правую руку.

Нэрнир: Надеюсь, вы не будете издеваться надо мной из-за моего второго имени.

Элронд: (на зверином) Уа-ха-ха! И это он меня спрашивал, мальчик я или девочка, потому что не мог определить!

Нэрнир (на зверином): Эй, вообще-то тот врач был полуслепой первокурсник! И вас, сов трудно определить. По полу.

Элронд: (на зверином) Вы, двуногие, все полуслепые по моим меркам. (подмигивает глазом размером с локоть Нэрнира)

Нэрнир: Ну, короче, Малин. Ты это, если что, можешь потом с нами пойти в лес. Мы потом туда пойдём. Вместе повеселее, да и безопаснее.

Малин: Я не против компании. Только не злите Гримфона, пожалуйста — у него тяжёлый характер, он может нас всех прогнать, включая меня.

Нэрнир: Ну ладно, мы сходим за Чупакамакой. Ты иди пока к остальным, пиццы поешь. Ок?

Малин: Я пойду в свою комнату. Нужно получше выспаться после долгого похода.

Нэрнир: Мы тебе оставим пиццы.

Малин: Спасибо. Или пришлите её в мою комнату совой. Совы доставляют посылку, даже если получатель спит.

Нэрнир и Киргиз идут в столовую.

Малин возвращает книги на полки и идёт в свою комнату на верхнем этаже.

Локация: Конюшня, Замок дракона[править]

Квока дремлет в своём импровизированном гнезде. Ослик мирно жуёт сено. Петух крайне недоволен тем, что его привязали к столбу перед уходом. В конюшне присутствует волшебница Молли, она кормит Карла кусочками морковки.

Входят Чупакамака, Нэрнир и Киргиз.

Нэрнир слушает разговоры всех животных в конюшне.

Петух: (на зверином) Привязать… меня! Самого меня! Зааа-клюууу-ю!

Ослик: (на зверином) Эй, курица, подай мне тот кусочек сена, я не достаю своей шеей.

Курица: (на зверином) Не могу, у меня важное дело — сидеть.

Кюри: (на зверином) Она забирает немую ламу?

Не желая оставаться наедине с Рудольфом, из гостевых покоев в конюшню прилетает Элронд. Он немедленно засыпает.

Чупакамака: Достало!!! Достало!!! Достало!!! (пинает дверь)

Чупакамака: У меня приступ бешенства! Ему предлагают помощь, а он манерничает, как хормельская невеста: ах, я ничего не знаю, ничего не помню, ничего не хочу… А потом заявляет с упрёком, что нам на него плевать. Тьфу!

Нэрнир: Так, успокойся, Чупакамака.

Нэрнир смотрит, не протухло ли яйцо.

Яйцо ещё не протукло. Срок годности яйца при текущей температуре на улице — приблизительно 7 дней, и оно не испортится ещё как минимум два-три дня. Квока с подозрением смотрит на Нэрнира.

Чупакамака: Хочу и бешусь! Считай, что я кошка в момент бешеной гонки по дому за невидимым врагом. (хихикает)

Волшебница: Какая хорошая у вас лама! А может стать ещё лучше, если завязать на голове бантик или сделать её летающей…

Чупакамака смотрит, достаточно ли у животных еды и воды.

В конюшне стоит ведро с питьевой водой, заполненное чуть более, чем наполовину. В пешей доступности имеются запасы сена и ящик с пшеном.

Чупакамака: Ох, Молли, я тебя не заметила. Привет! Нет, не надо никого делать счастливым насильно. А Карл вряд ли мечтает о бантике… Ладно?

Волшебница — Чупакамаке: Эту ламу зовут Карл? Забавное совпадение. Есть такая детская книга — фоторисунки-комиксы ужасов про ламу, которую тоже звали Карл, она убивала людей и ела их руки, топила корабли для круизов и делала мясных драконов из сирот…

Чупакамака: Наверное, в честь ламы из комиксов его и назвали. Предыдущий хозяин его не очень любил: он был продавцом животных, но заломил за ламу огромную цену, вот его и не покупали. А нам он дал скидку за некоторые услуги. А лама славная…

Волшебница: А может, это были не комиксы, а исторические хроники, и лама та же самая! Ууу! (смеётся)

Чупакамака: Это легко проверить: надо только подождать, пока Карл кого-нибудь съест.

Волшебница: Но что, если он съест того, кто будет ждать?

Чупакамака: Оставшиеся в живых нарисуют смешной детский комикс!

Волшебница: Кстати, в конце того комикса про ламу человечество было уничтожено. Хорошо, что эта книга — небылица.

Нэрнир отпускает петуха.

Нэрнир (на зверином): Не уходи только из конюшни, пожалуйста.

Элронд — петуху: (приоткрывая один глаз, на зверином) Беги, тебя купили на мясо.

Чупакамака (на зверином): Мы купили петуха в мужья курице.

Квока — Чупакамаке: (на зверином, сердито) Себе его в мужья возьми.

Чупакамака: Ну, ка-ка-ка-ка-как знаешь.

Чупакамака наливает воду в поилку, насыпает зерно в кормушку и подкладывает сена ослику и ламе

Чупакамака: принесу-ка я водички (берёт ведро и бежит на кухню за водой)

Киргиз: Кстати, а зачем вам понадобился петух?

Нэрнир (на зверином): Просто подвязали это как под мясо, чтобы его нам отдали.

Чупакамака возвращается с ведром, полным свежей воды.

Чупакамака: Так. Если вы намерены что-то варить, то давайте устроимся во дворе. Негоже разводить костры в хлеву. Ладно?

Нэрнир: Хочешь с нами варить зелья, Молли?

Киргиз: А петух-то нам зачем?

Чупакамака: (вредным голосом) А петух затем, что у кого-то приступ неистового шопинга, и этот кто-то скупает ненужных животных, свитки и всячески просаживает последние дукаты.

Волшебница: Я думала, вы будете варить бульон. Зелья, может, и буду, а какие?

Петух с отвращением смотрит на присутствующих.

Чупакамака: Сыворотку правды. Будем подливать её в бульон.

Входит Рудольф.

Рудольф: Никто не против, если я присоединюсь?

Чупакамака: Мы тебя ждали!

Волшебница улыбается Рудольфу, в её глазах играют весёлые огоньки.

Рудольф смотрит на волшебницу мертвым взглядом.

Нэрнир: Так пристрелить петуха вы хотите или получить цыплят я не понимаю.

Киргиз: Так он для цыплят? Это же ведь ещё большая морока. Хотя их можно продать…

Нэрнир: Ну так чтобы продать!

Рудольф берет пустое ведро, переворачивает и садится на него.

Киргиз: Продать волшебных цыплят… На этом можно хорошо заработать!

Чупакамака: Если вы готовы торчать тут, пока петух потопчет курицу, пока у Квоки созреют яйца, пока она их снесёт и высидит... а потом обнаружить, что цыплята не волшебные, то можно. Впрочем, похоже этот петух и Квока принадлежат разным видам.

Нэрнир: Пойдёмте варить зелья!

Волшебница: А на ком будем пробовать получившиеся зелья?

Чупакамака: Если серьёзно, то они на продажу.

Волшебница: Непроверенные зелья продавать неэтично. Здесь повсюду растут генно-модифицированные виды растений. Вдруг зелье от облысения с базиликом, если в него положить улучшенный базилик, будет превращать выпившего в козлёночка?

Чупакамака: Значит, по очереди на всех здоровых зельеварах. Кажется, Нэрнир запланировал 5 зелий, и одно у нас уже есть, так что по два каждого выйдет.

Луна Цедрейтер: Раз все ушли (?), я тоже отдохну. Если начнёте варить зелья, считайте, что Чупакамака помогает: шинкует, помешивает...

Киргиз: А как мы зелья будем варить? У нас есть только маленький котелок. И ёмкостей нет. Где мы их возьмём? И как продавать? Нужно наверное по маленьким флакончикам это разливать…

Волшебница: В кладовке есть три-четыре больших котла, хватит и на зелья, и на куриный бульон.

Нэрнир: Принесите котлы с заполненной водой.

Нэрнир выходит на улицу.

Киргиз: Я тогда за котлами.

Чупакамака: Я с тобой.

Киргиз и Чупакамака идут за котлами.

Киргиз втаскивает в хлев последний котёл.

Волшебница: Чур, этот котёл мой. (садится на сноп сена рядом с котлом и листает маленькую книжечку)

Услышав зов Нэрнира, остальные тоже выходят на улицу. Животные (кроме увязавшейся за Нэрниром Кюри) остаются в конюшне.

Локация: Окрестности замка, Замок дракона[править]

Из конюшни выходит Нэрнир.

В саду между подножием горы и воротами замка дракона растут фруктовые деревья — сладко пахнущие яблони, груши, дурианы. Вокруг раскинулись пышные зелёные луга с травами разной степени мутированности — одни травинки выглядят совершенно обыкновенно, от других разит лечебным духом, а у некоторых трав выросли зубы, пытающиеся цапнуть обувь Нэрнира.

Луна Цедрейтер: Рудольф здесь же. А Молли?

Нэрнир: Превосходно! Ах! Пестики-тычинки! Ребята, идёмте сюда!

Из конюшни выходят остальные герои и волшебница Молли. Киргиз и Чупакамака приносят котлы.

Чупакамака: Красота… А травки-то необычные, пожалуй, нужно делать химический анализ каждой. Вот когда бы нам пригодились бы свитки идентификации.

Киргиз (ехидно): Что варим? Приворотное зелье?

Чупакамака: Сыворотку правды!

Нэрнир: Ну-с, с какого начнём? С зелья усмирения диких зверей? Или с зелья ночного зрения? Или с какого?

Волшебница — Киргизу: Почему бы и нет? (начинает собирать травки для приворотного зелья)

Чупакамака: Не надо! Приворотное зелье опасное! Его даже на курицах лучше не пробовать.

Волшебница: На курицах я и не собиралась его пробовать.

Киргиз: Ты его на себе хотела попробовать?

Чупакамака: Его нельзя пробовать на разумных существах! Оно разрушает психику! А для усмирения диких животных у нас есть музыкальная пила.

Киргиз: Тогда зачем оно вообще нужно?

Чупакамака: Чтобы сводить с ума. В прямом смысле.

Волшебница — Киргизу: Свои зелья (любые) пробовать на себе нельзя. Если сработает неправильно — то сваривший зелье сможет исправить ошибку. Но если из-за зелья он окажется без сознания?

Волшебница: А зачем нужно зелье усмирения диких животных? Если они действительно дикие, то их не получится напоить. Если они берут воду из рук челогекко, то они не дикие, а ручные.

Нэрнир: Оно пьётся владельцем зелья и животные от него отстают.

Чупакамака: Так. Если с шутками закончили… Нэрнир, можно посмотреть книжку? Я буду варить зелье для успешного нереста рыбы, надо посмотреть рецепт…

Нэрнир: Значит готовим зелье ночного зрения! Нам понадобятся: листья боярышника, вороний глаз, трын-трава, слеза челогекко, капля крови человеческого юноши (можно с примесью других кровей, которые меньше преобладают). Вот.

Киргиз: А почему там нужна кровь? Это вроде фишка ведьмовских зелий.

Чупакамака: Вороний глаз — травку или вороний глаз в смысле глаз вороны?

Волшебница: А зелье нереста рыбы пьётся рыбаком, и рыбы неподалёку нерестятся?

Нэрнир: Травку. А пьётся не рыбаком. Её нужно добавлять в прикорм.

Киргиз: Я думал, что оно льётся в воду.

Чупакамака: Так что: соберём ингредиенты для каждого зелья и будем варить? Значит, ночное видение, нерест… Ещё огнетушительное было бы неплохо.

Киргиз: Огнетушительное зелье? Можно же использовать воду. Или я могу перенять огонь.

Чупакамака высматривает в траве вороний глаз.

Из травы на Чупакамаку смотрит вороний глаз. Он находится на небольшой любопытной вороне.

Волшебница снимает с дерева плод дуриана и готовится резать его.

Киргиз — Молли: Стой! Он вонять будет!

Волшебница Молли останавливается, не успев разрезать дуриан.

Волшебница: Зелье от обоняния?

Киргиз: Что? Разве есть такое?

Волшебница: Я думаю, что существуют зелья от всего. Зельеварение настолько ненаучно (противоречит законам природы и магии), что не удивлюсь, если существует зелье от плохой погоды.

Нэрнир: Не существует зелий от всего. Зелья являются смесью растворов с маной в жидком виде. Поэтому зелья вполне научны.

Нэрнир: Чупакамака, можно слёзку в котёл? Киргиз, не боишься уколов? А?

Киргиз вздыхает и укалывает свой палец над котлом.

Чупакамака: Рассмеши меня до слёз. Надо было собирать, когда я над свитком хохотала.

Чупакамака нюхает дуриан, чихает и из глаз её начинают течь слёзы

Нэрнир достаёт иглу, протирает её спиртом и делает укол пальца, после чего даёт Киргизу ватку, потом собирает слёзы Чупакамаки в котёл.

Чупакамака — вороне (на зверином): Уважаемая, вы здесь поблизости ядовитую чёрную ягоду не видели? Э… Pāris quadrifōlia или как это по-местному?

Ворона кивает и подпрыгивает к ближайшему кустику. Раздвинув листья, Чупакамака обнаруживает за кустом вороний глаз растительного происхождения.

Чупакамака — вороне (на зверином): Спасибо!

Чупакамака берёт лопатку и осторожно выкапывает растение

Киргиз: Может потом сварим зелье от отравления?

Чупакамака: На случай, если кто-нибудь эту ягодку съест?

Ворона — Чупакамаке: (на зверином) Знаете, откуда берутся дети ворон? Вырастают из этой самой ягоды.

Чупакамака: (на зверином) А я думала, их челогекко приносит. И бросает в боярышник. (Смеётся и исторгает ещё пригоршню слёз) Нэрнир, лови!..

Нэрнир добавляет ещё слёз.

Чупакамака осматривается в поисках боярышника.

Чупакамака находит в кустах бутылочку боярышника.

Чупакамака: Фу! Кто это тут разбрасывает всякую гадость!

Волшебница Молли кидает в котелок неочищенный дуриан, полевую землянику, клок пуха со спины Кюри, чеснок и маленький кусочек дикорастущего сыра. Она берёт две палочки и пытается разжечь костёр (неуспешно).

Чупакамака: Сюда бы Ивана с огнивом…

Нэрнир: Киргиз, разожги.

Чупакамака осматривает окрестные кусты.

В кустах скребётся мышь и прячутся лягушки, к ним ползёт небольшой трёхметровый удав. За кустами много ромашек, одуванчиков, дикорастущий рис, небольшой кустик кабан-травы, клюква. Немного порывшись в земле, можно выкопать лучок, свеклу и картофель неприличной формы.

Киргиз разжигает костёр.

Чупакамака: Где тут боярышник? (Нэрниру) Или ты его припас?

Нэрнир: Сейчас поищу его листочки.

Нэрнир находит невысокий зелёный кустарник с ярко-красными ягодами и белыми цветочками боярышника.

Чупакамака: Ага. (Берёт книжку по травничеству и ищет рецепт зелья для успешного нереста)

Нэрнир срывает листочки и кидает их в котёл.

Чупакамака: Так, вот он. Что тут требуется? (Смотрит список ингредиентов)

Киргиз ищет трын-траву.

Киргиз находит небольшое поле трын-травы и трёх работающих на нём зайцев.

Волшебница Молли помешивает своё зелье поварёшкой. Погружённый в воду дуриан перестал терзать носы всех присутствующих, из котла доносится вкусный земляничный запах.

Из конюшни высунул нос принюхивающийся Карл.

Киргиз срывает немного трын-травы и кладёт в котёл.

Нэрнир кидает вороний глаз в котёл.

Нэрнир: Огоньку!

Заяц-фермер — другому: (на зверином) Папа, зачем двуногий забрал часть нашего урожая?

Второй заяц-фермер — первому: (на зверином) Они таинственные существа, не пытайся объяснить их поступки.

Нэрнир превращается в змею и ползёт в кусты.

Нэрнир (на зверином): Как охота?

Удав — Нэрниру-змее: (на зверином) Охота дело несложное, но долго перевариваются. Нельзя объесться как свинья. А хотелось бы.

Нэрнир (на зверином): Интересно.

Нэрнир превращается обратно в эльфа, выползая из кустов.

Чупакамака: Нэрнир, посмотри, рецепт не устарел? Всё правильно? (показывает Нэрниру рецепт зелья для нереста)

Луна Цедрейтер: Пожалуйста, напиши ингредиенты!

Нэрнир: Нет. Всё также. Травомор, олений мох, репейник и кроличий хвост. Вот.

Чупакамака: Спасибо. Твоё зелье помешивать надо?

Нэрнир мешает зелье с помощью магии воды.

Чупакамака: И где же взять травомор?

Нэрнир: Там где пахнет солью и сухая трава.

Волшебница Молли проверяет цвет своего зелья. Убедившись, что оно готово, она убирает котёл с костра (но не тушит его), набирает поварёшку зелья и ждёт, пока оно остынет.

Киргиз: Что это должно быть за зелье?

Волшебница: Попробуй и узнаешь.

Киргиз: То есть, ты сама не знаешь?

Волшебница: (смеётся) Знаю.

Киргиз: Так почему не говоришь какое?

Волшебница: (таинственно) Это сюрприз.

Киргиз: Оно хоть безопасно?

Волшебница: Я бы не стала никого поить опасным зельем.

Киргиз: Раз ты так уверена, может для начала сама попробуешь?

Чупакамака: То, что хорошо для одного, опасно для другого. Я бы не стала пить зелий, о действиях которых не знаю!

Волшебница — Карлу: Будешь? Вкусно!

Карл принюхивается.

Чупакамака: Травомор, олений мох, репейник… (осматривается в поисках репейника и оленьего моха) А травомор поищу у вон того канала…

Чупакамака: Не будь дураком, Карл!

Киргиз: То, что безопасно для людей, может быть опасно для животных и наоборот! Например, волчьи ягоды.

Карл послушно отворачивается от волшебницы и принюхивается к ингредиентам других зелий.

Волшебница: Ладно, проверю на драконе. (переливает зелье из поварёшки во флягу и прячет её)

Нэрнир проверяет готовность зелья.

Зелье ночного зрения вполне готово. Для его применения не хватает только ночи.

Киргиз: Может сварим отвар от отравления?

Нэрнир: Можно.

Луна Цедрейтер: вижу ли я репейник? олений мох? травомор?
Продираясь через кусты, Чупакамака не только видит репейник, но и ощущает его ногами. Поблизости нет солёных водоёмов, на берегу которых мог бы расти травомор. Олений мох — северное растение, в Гусляндии для него слишком тепло. Однако из Дичайшего леса выглядывают олени.

Нэрнир: Вообще зель просто помогает видеть в темноте. Просто такое название. Кто хочет проверить?

Волшебница: (хитро) Я попробую твоё зелье, а ты моё?

Нэрнир пытается определить, что за зелье приготовила Молли.

С мудростью 6 и памятью 4 Нэрниру не удаётся определить зелье по его виду, цвету и запаху. Во время своего обучения он такого зелья не варил (и не видел, чтобы его варил кто-то другой).

Чупакамака: Интересно, из чего Нэрнир хотел варить зелье для нереста? (собирает репейник)

Нэрнир (на зверином): Эй, олени, у Вас есть мох? Можете принести немного? А?

Северный олень — Нэрниру: (на зверином) На спине немного растёт… Но его очень щекотно снимать.

Нэрнир с помощью друидической магии переносит мох со спины оленя в котёл.

Нэрнир успешно добыл олений мох, но олень катается по земле от хохота.

Чупакамака лечит оленей от щекотки заклинанием Успокоительный воздушный поток.

Северный олень: (на зверином) Ой, не могу. (успокаивается) Давно так не смеялся.

Чупакамака: (на зверином) Бедненький… Зато ты от мха на спине избавился. Летом же в нём жарко. (гладит оленя по голове)

Нэрнир: Нам бы ещё травомор…

Нэрнир превращает свой язык в змеиный и ищет кроликов.

Нэрнир находит зайцев-фермеров, у которых Киргиз отобрал трын-траву ранее. Зайцы погружены в работу.

Чупакамака добавляет в котёл репейник.

Нэрнир подходит к зайцам.

Нэрнир (на зверином): Здравствуйте. Можно забрать у вас хвост? М?

Заяц-фермер: (на зверином) Конечно, нельзя. Ты бы хотел, чтобы у тебя забрали хвост?

Второй заяц-фермер: (на зверином) Не видишь, что ли, что у него уже забрали? Отнесись с уважением к травме этого двуногого.

Нэрнир (на зверином): А, уже не нужен.

Нэрнир превращается в ворона.

Чупакамака: Нужен кроличий, а не заячий!

Чупакамака ищет кроличьи норы.

Чупакамака находит разветвлённую сеть змеиных нор, лисьих нор, кроличьих нор и одну нору с полурослым в меру упитанным человечком.

Полурослик: Я бы попросил. (захлопывает дверцу)

Чупакамака: Простите, дверью ошиблась. (заглядывает в кроличью нору)

Нэрнир подлетает к кроличьей норе и превращается в лиса.

Нэрнир: Пойдём.

Крольчонок — Чупакамаке: (на зверином) Ты моя мама?

Чупакамака: (на зверином) Я твоя тётя Чуня. (Применяет к хвосту крольчонка сложное заклинание Клонирование)

С интеллектом 8 Чупакамака успешно создала клонированный хвост крольчонка, приблизительно похожий на настоящий.

Нэрнир: Давай его съедим!

Чупакамака (на зверином): Пошёл вон!!! Лапы прочь от моего племянника!!! (на аларкондском) Не мешай! Уйди!

Чупакамака забирает клон хвостика.

Чупакамака: (на зверином) Детка, если видишь вот такого рыжего зверя, прячься поглубже в норку!

Крольчонок — Чупакамаке: (на зверином) Да, тётя Чуня.

Чупакамака: (на зверином) Вот и умничка! Ну я пошла. Мамочка скоро придёт. Сиди в норке и никому не открывай! (уходит)

Чупакамака: Нэрнир, держи! Если этого мало, я наклонирую ещё с этого экземпляра.

Нэрнир: Мне кажется, что она не придёт.

Чупакамака: Почему? Попасётся и придёт кормить малышей

Чупакамака осматривается в поисках крольчихи.

Поблизости нет крольчих. Возможно, их распугали герои и удав, и они где-то прячутся.

Нэрнир ищет крольчиху превратив свой язык в змеиный.

Чупакамака превращается в ящерку и ищет крольчиху в траве

Нэрнир превращается в змею.

Обыскав окрестности норы, Нэрнир и Чупакамака не обнаруживают спрятанных крольчих.

Нэрнир: Ну?

Чупакамака: Слушай, в виде змеи ты их точно не найдёшь. Я надеюсь, они научились прятаться от змей. Знаешь, спроси-ка удава, что он сегодня ел, а я поищу ещё.

Чупакамака начинает нарезать круги вокруг норы, всё время увеличивая радиус

Чупакамака обнаруживает зайчих, хомячих, сурчих и вороних — всех, кого угодно, кроме крольчих.

Нэрнир ползёт к змеиным норам.

Нэрнир (на зверином): Ребята, вы крольчих тут не видели?

Мини-змейка — Нэрниру: (на зверином) Пробегала мимо, убегала от удава.

Чупакамака — зайчихам и сурчихам, а также хомячихам (на зверином): Простите, вы крольчиху не видали? Там её дети соскучились…

Зайчиха: (на зверином) Зайчихи — подвид крольчих. Я подойду?

Сурчиха: (на зверином) Не видели.

Хомячиха: (на зверином) Я её не ела.

Нэрнир ползёт в кусты.

Нэрнир (на зверином): Ты крольчиху видел?

Удав: (на зверином) Гнался за крольчихой, но не смог поймать — она очень далеко убежала. (с надеждой) Может, ещё вернётся. (облизывается)

Чупакамака — зайчихе: (на зверином) Хотите покормить крольчат? Но для этого надо залезть в нору! Кролики норные, а зайцы — нет.

Зайчиха: (на зверином) Чем я их покормлю? У меня нет молока.

Чупакамака: (на зверином) Ладно, спасибо за информацию.

Нэрнир превращается в лиса и принюхивается ища крольчиху.

Запах крольчихи указывает на то, что она убежала в сторону Дичайшего леса. В радиусе видимости крольчихи нет.

Чупакамака подбегает к Нэрниру

Чупакамака: Ты превращаешься в виды, которые едят кроликов. Так она никогда не вернётся! Лучше всего уйти и увести удава. Давай наклонируем хвостов и скормим ему.

Чупакамака превращается в себя, усаживается на землю и начинает клонировать хвостик.

Чупакамака клонировала ещё 2 хвостика, тем самым использовав 3 сложных заклинания со времени последнего отдыха.

Чупакамака: Нэрнир, помоги, пожалуйста, я устала

Нэрнир клонирует хвостик ещё раз.

Нэрнир: Она в дичайшем лесу.

Нэрнир превращается в себя.

Чупакамака: Ясно. Она вернётся, когда удав уйдёт. Но как его прогнать? Трёх хвостиков ему на один зуб. Даже и четырёх. Может, из тюка его покормить?

Нэрнир: Он неплохо охотится сам.

Чупакамака: Ты же поднял вопрос, где мать крольчат. И? Что ты имел в виду? Она вернётся, когда уйдёт удав. Удав уйдёт, когда поест. Чёрт… голова не варит…

Нэрнир: Их могут съесть.

Чупакамака: У крольчихи запах сильнее, даже не надо превращаться, чтобы почувствовать. А крольчата почти не пахнут. Поэтому опасно, если она будет рядом с норой.

Нэрнир: Ну посмотрим.

Чупакамака: Можем подежурить. В крайнем случае, хвостики скормить. Можно варить зелья поблизости от норы. Или просто посидеть рядом. Извини, сейчас больше ничего в голову не приходит.

Нэрнир: Иди, поучи их кроличьим премудростям в облике крольчихи. Ты ж их тётя. Тётя…

Нэрнир смеётся.

Чупакамака: Как бы мне там не заснуть. Три сложных заклинания подряд оказалось слегка чересчур.

Нэрнир: Сходим вместе. Это будет увлекательно. Я превращусь в лиса-вегиатрианца.

Нэрнир превращается в лиса.

Нэрнир: Идём.

Чупакамака: Нет!!! Сделай себе костюм зайчика: два хвостика на ушки, один на попку — и готово, можно читать стишок про хороших деток, которые учатся на отлично. Бабушка Зима заценит и подарит конфетку. (хихикает)

Чупакамака: Серьёзно. Не надо учить их плохому. Они должны прятаться от лис!!!

Нэрнир превращается в кота.

Нэрнир: Так пойдёт?

Чупакамака: И от кошек они тоже должны прятаться.

Чупакамака: Вообще не надо к ним лазить: родители недаром прячут их в норе, пока они маленькие.

Нэрнир: Ну, ок. Если их съедят виновата будешь в этом ты. Мне-то плевать. Я о тебе забочусь…

Нэрнир превращается в себя.

Чупакамака: Точно. Если змеи до них доберутся, я буду виновата, что не пустила к ним кота. Супер.

Чупакамака: Хвостики забери, зельевар.

Чупакамака идёт к норе и ложится отдохнуть у входа.

Нэрнир: Я забрал. И котов тут нет. Кроме Кюри, которая сервал.

Чупакамака: Они должны привыкнуть прятаться от котов, лис, змей и других опасных для них животных.

Кюри подходит к Чупакамаке и ложится у её ног.

Чупакамака: (гладит Кюри) Солнышко, лапочка, хорошая девочка…

Нэрнир чешет Кюри за ушком.

Нэрнир слушает, о чём говорят животные.

Кюри: (на зверином) Что это так вкусно пахнет в котелке?

Удав: (на зверином) Интересно, поместится ли в меня котёнок?

Северный олень: (на зверином) Эх, жара! Махнём в Норланд, ребята — там есть гора, на которой идёт настоящий снег!

Нэрнир — удаву (на зверином): Котёнка пожалуйста, не трогай.

Чупакамака — удаву (на зверином): …если, конечно, не хочешь отравиться. Это не котёнок. Где ты видел у котов такие уши и такой окрас.

Удав: (на зверином) Хорошо. Мне была интересна механика его поглощения, а не питательные свойства.

Чупакамака: Иногда я начинаю понимать Хроноса. Жаль, что невозможно сделать так, чтобы и удавы были сыты, и кролики целы.

Чупакамака — удаву (на зверином): Говорят, в том лесу много больших и необычных животных. Не каких-то там котят или зайчиков. А тут ничего интересного.

Удав: (на зверином) Поползу посмотрю. (уползает в сторону леса)

Чупакамака: Доваришь зелье? А то я сонная что-то (зевает) Ах, да. У нас ещё травомора нет…

Чупакамака: Сегодня день дурака. Молли чуть не изнасиловала Рудольфа. Рудольф чуть не взорвал замок. Мы просадили последние деньги на ценные свитки и потратили их на ерунду. И в довершение наварили зелий не известно зачем. Ну и я зачем-то наклонировала хвостиков, наверное, на них все силы и ушли… а… хи-хи… ауоооуааа… (задрёмывает)

Рудольф: (скучает) Это, конечно, все очень весело, но: можно я уже наконец пойду отсюда?

Чупакамака: (зевая) Можно подумать, тебе кто-то что-то может запретить. Только я не знаю, что ты будешь делать, если какая-нибудь волшебница захочет тебя спасти, а нас поблизости не будет. Сдашься ей на милость или применишь магию, чтобы мы нашли потом твой окровавленный труп? Мне было бы только приятнее без злящихся неизвестно на что ворчунов под боком, особенно когдя я сплю, но не хотелось бы новых травм никому. (снова зевает)

Чупакамака: (задумчиво) Между прочим, я, может быть, поспешила с выводами про неразборчивого в средствах мага. Может быть, он был разборчивый, тот, кто наложил проклятие. На эту мысль наводит «ключ». Может быть, наложивший проклятие волшебник хотел, чтобы артефактом не мог воспользоваться вор, грабитель, насильник, убийца. Вот и придумал ключ про переход проклятия к укравшим и отнявшим и снятие проклятия при акте дарения. Вот и подумай, у кого из создателей имеющихся у тебя артефактов такая логика.

Чупакамака: А если ты не придумаешь, то понадобится идентицировать все твои артфакты, если они у тебя под рукой. А для этого нужны свитки. Тебе есть на что их купить? А Нэрнир придумал, как заработать денег. У нас, кстати, тоже нет. Я не знаю только, купят ли наши зелья. Может быть у тебя есть другая идея заработка?

Чупакамака: А вообще, я хочу спать! И не будите меня ближайшие три часа, пожалуйста. Всё! Пока! (Гладит Кюри и постепенно засыпает)

Чупакамака спит

Чупакамаке снится, что она находится на бескрайнем зелёном поле, и её окружает бесчисленное стадо овец. Овцы одна за другой прыгают через перегородку. Примерно в десяти метрах от Чупакамаки спиной к ней стоит женщина в белом одеянии, которая вслух считает овец. Почувствовав на себе взгляд, она оборачивается. Незнакомке примерно 35 лет, и она очень красива. «Ты не поверишь, но здесь невозможно заснуть», — говорит она спокойным голосом, — «Такие достижения, знания, таланты… И я так давно не видела снов. Иногда я по ним скучаю. Даже по кошмарам». Незнакомка расстворяется в воздухе, и овцы начинают водить хоровод вокруг Чупакамаки, превращаясь в облачка, мягкие подушки, шарики мороженого, пушистых пёсиков, кроны деревьев, фонтаны, уютные кресла, детёнышей лам…

Рудольф: (вздыхает) Вот и доверяй свою жизнь людям, которые тебя публично обвиняют в грабежах и изнасилованиях… А я ведь таким никогда не занимался.

Киргиз: Хм, я кажется знаю, как уменьшить стоимость идентификации. Вроде как Молли пыталась изучить такое заклинание, может и я смогу?

Нэрнир: Мне бы тоже не помешало... А зелья не единственное на чём мы заработаем. Ещё можно дать шоу и продавать мерч.

Нэрнир создаёт для Чупакамаки и Кюри одеяло из мха и снега.

Нэрнир — Рудольфу: Не бери в голову. Эх... Может поможешь с поиском ингредиентов?

Рудольф: Допустим.

Нэрнир: Нам нужен травомор. Это такое растение, которое растёт или у моря, или там, где сухая трава. Оно впитывает в себя соли. А их остатки он испаряет.

Герои продолжили собирать всяческую зелень, волшебную и не очень. Убедившись в отсутствии удавов, на луг вернулась крольчиха. Она нырнула в свою норку — кормить знакомого крольчонка Чупакамаки.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава