Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 31

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 31[править]

Глава 31, в которой Нэрнир отвлекает офицера и дракона, а Чупакамака обследует ущелье.

Локация: Гостиная, Замок дракона[править]

В гостиной находятся Малин, офицер, дракон и Нэрнир. Они продолжают играть в D&D (Малин — полуводный эльф и колдуна, офицер — драконорождённый и паладин бога некромантии и нежизни, дракон — полурослик и воин, Нэрнир — DM).

В предыдущей главе паладин успешно победил газебо (оно развалилось), и из-под него вылезли пробудившиеся скелеты. Они недовольны потерей газебо, которое было бы дорого их сердцу, если бы у скелетов оно было.

Офицер: Так и знал, что от этого газебо добра не жди!

Малин: Мистический заряд в сторону скелетов. Их кто-то контролирует, дипломатия не сработает.

Нэрнир: Кидай d10.

Выпало 3.

Нэрнир: Мистический заряд слабо бьёт по одному из четырёх скелетов, нанося ему 3 урона.

Офицер: Умеют ли паладины некромантии что-то делать с чужим скелетом? Приказать ему преклонить колени, или сражаться с другими скелетами, или убежать?

Нэрнир: Вы можете контролировать 3 хода подряд количество скелетов, равных вашему уровню (в данном случае — одного).

Офицер: Я беру под контроль одного из скелетов — не того, по которому стрелял колдун.

Нэрнир: Подконтрольный вам скелет с коротким мечом полностью вам подчиняется в течении следующих трёх ходов.

Дракон: Я делаю шаг вперёд и жду нападения скелетов, держа меч наготове — ухожу в глухую оборону и собираюсь парировать их атаки по мере их подхода.

Нэрнир: 1 Скелет атакует колдуна. Подбитый скелет атакует паладина. 2 Скелет тоже. Атакуемые — кидайте на телосложение.

Нэрнир кидает 3 раза 1d6+2.

У Нэрнира выпадает 4+2, 6+2, 1+2. У колдуна выпадает 12 на d20, у паладина 8 и 16 на d20.

Нэрнир: Колдуну наносят 6 урона. У него остаётся 3 хитпоинта. Паладину наносят 5 урона (урон снижен из-за благословения божества). У него осталось 7 хитпоинтов.

Малин: Ай.

Дракон: Поскольку двое скелетов нападали на одного и того же паладина, то они стоят близко друг к другу, не так ли? Я подбегаю к этим двум скелетам, становлюсь между ними и, будучи полуросликом, пытаюсь перерубить им ноги, держа меч на вытянутой руке и вращаясь вокруг своей оси.

Нэрнир: Кидай 2d6+1 и проверку силы.

На d6 выпало 2*5+1, на d20 выпало 17.

Нэрнир: Ты обрубаешь скелетам ноги (нанося 6 и 5 урона), из-за чего они падают ничком и становятся недееспособны.

Офицер: Я приказываю контролируемому мной скелету атаковать другого скелета.

Нэрнир кидает 1d6+2.

Выпадает 3.

Нэрнир: Атакуемый скелет получает 3 единицы урона.

Малин: Я атакую того же скелета посохом.

Нэрнир: Кидай 1d6+4.

Выпадает 5+4.

Нэрнир: У скелета остался 1 хитпоинт, и он озлобленно хрипит.

Офицер: Когда я отдавал приказ скелету, использовало ли это мой ход?

Нэрнир: Нет, вы ещё можете атаковать или переместиться куда-нибудь.

Офицер: Я бегу на таран и врезаюсь в скелета всей своей массой.

Нэрнир: Кидайте проверку силы.

Выпадает 12.

Нэрнир: Скелет мгновенно рассыпается в прах. Осталось два валяющихся безногих скелета и один подконтрольный паладину. Контроль продержится следующие 2 хода.

Малин: Валяющихся скелетов добивать не будем. Они бесполезны для того, кто их призвал, он распустит их сам. Отойдём в сторонку, чтобы они не укусили за ногу или ещё чего.

Дракон: Согласен, я тоже отойду в сторону от лежащих скелетов.

Офицер: Я приказываю контролируемому скелету подняться на этаж выше и вляпаться в как можно более плотную паутину, висящую около жилища вепря-паука.

Нэрнир: Скелет залазит в паутину вепря-паука. Двое безногих становятся неподвижными. Каменная дверь в соседнюю комнату открывается и оттуда исходит яркий свет.

Дракон: У паладина осталось не очень много здоровья, поэтому я пойду впереди. Я захожу в соседнюю комнату и осматриваюсь.

Нэрнир: Дверь захлопывается перед носом полурослика и на ней высвечивается надпись:"просим всех присутствующих пройти дальше", после чего она снова открывается.

Офицер: Пойдёмте все вместе. Эта ловушка говорит, что попасться в неё должны все одновременно.

Малин: Согласен.

Дракон: Мы все заходим в следующую комнату.

Нэрнир: Герои заходят внутрь комнаты. Она оказывается просторной ареной, окружённой куполом. На трибунах сидят визжащие и радующиеся гоблины с оружием и кружками гоблинского аналога пива. В комментаторской будке над куполом арены сидит гоблин в импровизированных очках из осколков стекла. Рядом с ним сидит невысокая фигура в чёрном одеянии, полностью закрывающим лицо.

Дракон: Я подхожу к стене арены и жестами показываю гоблину, что тоже хочу пива.

Нэрнир: Маленький гоблинёнок протягивает кружку гоблинского пойла, которую он забрал у валяющегося пьяным отца, и радостно визжит в предвкушении чего-то.

Дракон: Я пью целую кружку залпом и выдаю боевой клич своим тоненьким полуросликовым голосом.

Офицер: Как драконорождённый я издаю устрашающий рык.

Малин: Будучи колдуном, я обращаюсь мыслями к своему сверхъестественному покровителю и размышляю, что бы он сделал в этой ситуации (кроме как съел бы всех присутствующих).

Нэрнир: Колдун слышит несколько слов у себя в голове: «победа», «безумие», «пути назад нет». Гоблинское пойло по вкусу напоминает настойку на подземных грибах и крысиных носах. Гоблин-комментатор использует какое-то заклинание и говорит, так, что его слышно на всю арену: «Я вас категорически приветствую. Мы начинаем наши ежегодные Гоблинские игры. А наш спонсор — шлемы от Фанзгула. Шлемы от Фанзгула спасут даже от назгу́ла.»

Дракон: Я громко говорю (так, чтобы соседним гоблинам-зрителям было слышно): «По вкусу как подземные грибы и крысиные носы! Любимый вкус из детства!»

Офицер: Если выживем, то в следующее подземелье возьмём с собой катапульту. Это заведение её очень просит.

Малин: Похоже, они думают, что могут заставить нас сражаться друг против друга? Похоже, их настойка психотропная.

Нэрнир: Толпа визжит и радостно подбрасывает пустые кружки, в которые скоро нальёт пойла разносчик еды. Гоблин коментатор смотрит на арену и говорит:"Итак, вот наша команда! Они будут состязаться с командой оппонентов с нашей стороны! Но сперва тренировка… Дементий, тащи свиней! Народ требует свиней, тупой навоз, тупого навоза.". Гоблин с одним глазом выбегает на арену, начинает крутить какой-то рычажок и трубит в рог, после чего убегает.

Малин: У нас есть с собой какие-нибудь зелья? С трем хитпойнтами свиней можно разве только съесть.

Нэрнир: Да, у вас есть по одной на каждого бутылке зелья, которые восстановят всё хп, если выпить целиком.

Малин: Я выпью свою бутылку лечащего зелья.

Офицер: У меня 7 единиц здоровья… Пока поэкономлю своё зелье. Будем надеяться, что свинья не будет слишком кусачей. Если будет, то я укушу её в ответ…

Дракон: Мне и вовсе незачем, по крайней мере пока.

Нэрнир: Хп колдуна полностью восстановлено. Из-за кручения рычажка открываются двое боковых ворот из которых выбегают два вепря (обычных), на которых сидят два хобгоблина. По бокам вепрей висят бочонки с пойлом, которое зачёрпывают хобгоблины. Он настроены сражаться и вепри готовятся к разгону.

Дракон: У них есть ещё пиво, и они собираются пить его сами, а не делиться со мной! Теперь это личное. Я угрожающе точу свой меч о кружку.

Нэрнир: Толпа призывает к сражению и выкрикивает радостные кричалки. Комментатор машет рукой, показывая, что можно начинать. Хобгоблины на вепрях скачут на полурослика и колдуна, размахивая кружками, как цепами.

Дракон: Я запрыгиваю на хобгоблина и пытаюсь вырвать у него кружку, потому что хочу выпить.

Нэрнир: Кидай проверку ловкости.

Выпало 17.

Нэрнир кидает проверку внимания с помехой (кидает 2 раза d20 и использует меньший результат).

Выпало 10 и 6 (меньший результат — 6).

Нэрнир: Полурослик отбирает кружку хобгоблина и теперь пытается удержаться на бешено бегающим вепре. Пьяный хобгоблин не особо понимает куда бить и просто машет кружкой. Второй хобгоблин атакует железной кружкой-цепом колдуна.

Нэрнир кидает 1d6.

Выпало 6.

Нэрнир: Хобгоблин бьёт цепом колдуна и наносит ему 4 урона (осталось 7 хп). Толпа радуется, комментатор комментирует. Пиво из бочек на вепрях постоянно проливается вниз и пахнет спиртом. Фигура в чёрном стучит пальцами.

Малин: Я бью посохом по ногам ближайшего вепря.

Нэрнир: Кидай d6+3.

Выпало 2+3.

Нэрнир: Вепрь потерял 5 хитпоинтов и убежал за ворота из которых выбежал. Также он скинул хобгоблина, который был облит всем спиртным из бочки. Он разрывает на себе кольчугу и издаёт рёв. Гоблинская толпа бушует и некоторая её часть повторяет за хобгоблином, разрывая на себе одежду.

Офицер: Разлил всё пиво! И кто здесь больший свин — свинья или её наездник?

Офицер: Я издаю рёв драконорождённого, чтобы показать этим пищащим пародиям на ревущих, что такое настоящий боевой рёв.

Нэрнир: Пьяные хобгоблины издают невнятные звуки. Второй наездник также падает с вепря, пропитавшись алкоголем. Услышав рёв толпа ненадолго затихает, после чего восхищённо кричит аплодируя драконорождённому.

Дракон: Я демонстративно распиваю спиртные напитки в публичном месте.

Нэрнир: Гоблины также пьют пиво и даже кидают несколько кружек с пивом полурослику. Хобгоблин атакует полурослика кулаками. Фигура в тёмном блестит глазами.

Нэрнир кидает d6+5.

Выпадает 4+5.

Нэрнир: Хобгоблин наносит 9 урона полурослику (осталось 6 хп) и подкидывает его ударом вверх.

Дракон: Я падаю ему на голову кружкой вниз.

Нэрнир: Кидай d4+5.

Выпадает 3+5.

Нэрнир: Хобгоблин вырубается после нанесения 8 урона.

Малин: Как говорят гномы, во время трапезы можно бросаться чем угодно, что не является полуросликом…

Малин: Кто ещё из врагов остался? Есть пьющие гоблины, но они и сами упадут — достаточно не мешать им пить.

Нэрнир: Фигура в чёрном щёлкает пальцами и над хобгоблином летит маленькая искра.

Офицер: Я ожидаю, что произойдёт с хобгоблином. Я держу в руках кружку с пивом, чтобы полить его пивом, если он начнёт приходить в себя.

Нэрнир: Стоящий на ногах хобгоблин вспыхивает как спичка, когда на него попадает искра и сгорает. Второго хобгоблина уносят гоблины с импровизированными носилками. Толпа в смятении.

Дракон: Я не в смятении. Я в запое.

Малин: Если гоблины хотят сжигать других гоблинов, то они как народ имеют право на самоопределение…

Нэрнир: Гоблин-комментатор кричит: Вы выиграли в первом раунде. Сейчас всё будет окрысенно. Дебилы…

Офицер: Я отвечаю ему «Приятно познакомиться! А мы путешественники!»

Нэрнир: Одноглазый гоблин снова крутит рычаг, но уже другой. Из ворот нахдынивает волна крыс. Они кусаются.

Офицер: Я щедро поливаю крыс пивом, целясь в их наглую пасть.

Нэрнир: Часть крыс пьянеют и погибают, будучи задавлеными другими крысами.

Дракон: Я кричу офицеру «Это преступная растрата!», после чего пытаюсь схватить одну из крыс и вытрясти из неё драгоценное пиво обратно.

Нэрнир: Не зная из какой крысы можно выдавить пиво полурослик значительно уменьшил море крыс, передушив их.

Малин: Будучи колдуном, я иногда совершаю дикие ритуальные танцы в знак уважения к своему сверхъестественному покровителю. Я никогда ещё не танцевал на бегающих под ногами крысах, но текущая ситуация обязывает потренироваться. Не обращая внимания на крыс, я начинаю плясать на костях.

Нэрнир: Твой покровитель посылает тебе фамильяра-кота мей-куна, который съедает всех крыс.

Малин: (OCC) В D&D слишком выгодно служить тёмным силам. В жизни не так…

Нэрнир:Толпа ликует. Фигура в чёрном плаще озлобленно пихает комментатора и слетает к героям. Этот некто возвышается над героями и выкрикивает: «Хватит этого цирка!». Над гоблинами нависает туча и туман клубится вокруг, вызывая страх у гоблинов.

Офицер: Я громко говорю «Гоблины вечно боятся всякой ерунды — например, его!» — и указываю пальцем на фигуру в чёрном.

Нэрнир: По куполу проходит разряд молнии. Фигура в чёрном использует какое-то заклинание на паладина, и… Кидайте проверку мудрости.

Выпало 9.

Нэрнир: Паладин вдруг падает на пол и начинает безумно смеяться. Заклинание было Безумным смехом Таши. Гоблины прячутся под лавки. Комментатор смотрит на происходящее своим непоколебимых покерфейсом.

Малин: Мистический Заряд по фигуре в чёрном. Будет над чем посмеяться.

Нэрнир кидает проверку интеллекта+5.

Выпадает 10+5.

Нэрнир: Заклинание внезапно рассеивается перед фигурой. Фигура в балахоне достаёт из кармана щепку и превращает её в посох с украшением в виде гоблинского черепа. После чего он кастует волшебную стрелу в полурослика.

Нэрнир кидает 1d4+5.

Выпало 3+5.

Нэрнир: Стрела наносит 4 урона (урон снижен из-за брони) и отталкивает халфлинга.

Дракон: Приземлившись на землю, я хватаю лежащих рядом крыс и начинаю швырять их в нападающего — использую крыс как метательные снаряды.

Нэрнир: Существо не обращает внимание на крыс и шипит. Фигура смотрит на колдуна и его фамильяра, после чего стучит посохом. Этот некто расправляет кожистые крылья и взлетает. Из-под земли вылезают два красных дрейка.

Малин: Я хватаю своего кота и запускаю его в фигуру в чёрной накидке. Не обращать внимание на крыс — возможно, на кота — нет.

Нэрнир кидает d4 и проверку ловкости+1.

Выпадает 2 и 18+1.

Нэрнир: Кот краюшком задевает существо и наносит ему 1 единицу урона. Фигура что-то говорит на драконьем. Драконорождённый понимает что он приказывает дрейкам атаковать «недодракона».

Офицер: Обращаясь к дрейкам на их языке, я обращаю их внимание на то, что мы с ними братья, а этот человек в накидке — нет.

Нэрнир: Дрейки скалятся и готовятся напасть невзирая на слова паладина. Существо снимает капюшон и ухмыляется. «Что ж, пора уже получить ваши души!» — вскрикивает кобольд и кастует огненный заряд прямо в паладина!

Нэрнир кидает d10.

Выпадает 9.

Нэрнир: У паладина остаётся 2 хп.

Офицер: Я выпью своё зелье лечения.

Дракон: Я тоже.

Малин: Насколько высоко над землёй находится фигура в чёрном?

Нэрнир: Кобольд находится на высоте 40 футов и злорадно смеётся.

Малин: Я говорю гоблинам: «Бросайте в него кружками с пивом! Он один, а нас много!»

Дракон: Чтобы их подбодрить, я бросаю первую кружку.

Нэрнир: Дрейки нападают на паладина. Гоблины достают кружки. Кобольд поджигает пол арены.

Нэрнир кидает три раза d4.

Выпадает 1, 3 и 2.

Нэрнир: Дрейки наносят паладину 4 урона (8 хп). Огонь наносит каждому 4 урона (П. — 4хп, в. — 7хп, к. — 5хп). Гоблины кидают кружки.

Нэрнир кидает 10 раз d4 и 10 раз d20.

На d4 выпадает 2, 3, 3, 3, 1, 1, 3, 3, 1, 3.
На d20 выпадает 7, 18, 10, 5, 9, 8, 20, 13, 10 и 11.

Нэрнир: Кобольд получает 8 урона и приземляется на землю. Он смеётся и говорит: «Пролилось достаточно крови для ритуала!» Кобольд отбрасывает всех к краю арены и достаёт какой-то амулет из-за пазухи, после чего начинает читать какое-то заклинание. Красные потоки крови образуют фонтаны. Ритуал порабощения начался. Амулет светится. Гоблины боятся и снова прячутся. Дрейки направляются к героям.

Малин: На земле он уязвим для прямых атак. Я приказываю своему фамильяру-коту обнажить когти и наброситься на кобольда, по возможности также сделав кусь.

Нэрнир кидает d4.

Выпало 4.

Нэрнир: Кобольд получает 4 единицы урона и временно прерывает ритуал. Он отбрасывает кота и снова достаёт какой-то амулет. Дрейки маячат возле героев и подкрадываются к ним.

Офицер: Я на драконьем объясняю дрейкам, что этот ритуал, если кобольд его завершит, сделает всех дрейков и драконов континента бесправными рабами кобольда. Я говорю, что хотя кобольд силён, но он становится очень уязвим, когда отвлекается — даже кот смог его достать. Если его как следует отвлечь, то он не сможет сражаться.

Нэрнир:Два дрейка озлобленно движутся в сторону кобольда. Он стреляет в них молниями. Дрейки нападают.

Нэрнир кидает два раза 2d6 и два раза 1d6.

Выпадает 2*6, 2*3, 3 и 6.

Нэрнир: Кобольд убивает одного из дрейков, но другой успевает серьёзно его ранить после чего кобольд в спешке хватает амулет, прерывает ритуал и пытается улететь.

Малин: Я кидаю в кобольда кота и приказываю коту вцепиться в амулет всеми лапами и не выпускать.

Нэрнир кидает проверку ловкости.

Выпадает 19.

Нэрнир: Кот вцепляется в амулет и кобольд выпускает амулет после чего дальше летит к выходу.

Дракон: Я кричу «У кого остались ещё кружки? Не дадим ему сбежать!» и бросаю ещё одну кружку вслед кобольду. Я слишком далеко, и моя кружка точно не долетит, но моему примеру могут последовать гоблины на трибунах.

Нэрнир: Кидай d4.

Выпадает 1.

Нэрнир кидает 5 раз d4 и 5 проверок ловкости.

На d4 выпало 1, 4, 3, 1, 2. На d20 выпало 5, 12, 20, 18 и 4.

Нэрнир: Из-за попаданию по кобольду кружек он падает и разбивается, лежа возле амулета. Его труп рассыпается в прах. Гоблины ликуют, радуются и благодарят победителей.

Дракон: Я карабкаюсь к зрителям и начинаю петь победные песни и танцевать победные танцы, обливая себя пивом.

Нэрнир: Все радуются и празднуют победу, а амулет оказывается амулетом вечной сытости, который искали герои. Гоблины устраивают в честь героев пир с представлениями и пивом. Вепрь-паук селится у гоблина-комментатора и тот не называет его дебилом. После праздника гоблины выводят героев на поверхность. Заказчик отдаёт награду в виде 100зм каждому и благодарит героев. Но недавно возле деревни начали проводится странные сборища культистов. Героям предстоит разобраться с этим. В следующей сессии. А сейчас приключение закончено. Готовимся к Джуманджи!

Нэрнир: Понравилось?

Малин: Конечно! В моей ситуации приятно ощущать себя героем. Хотя этот герой и был последователем тёмного существа, а его фамильяром было самое демоническое существо в мире — кот обыкновенный…

Офицер: Я чуть не умер, но зато завербовал двух дрейков, и один из них даже выжил.

Дракон: Очень понравилось. У меня возникла идея — построить помещение для такого путешествия, по которому можно будет физически ходить ногами. Магией иллюзий или призванными существами создать кобольдов, пауков… В следующий раз, когда проснусь, закажу такое гномам-строителям.

Нэрнир: Малин, почитайте пока книгу правил Джуманджи, я схожу за Чупакамакой, позову её.

Нэрнир идёт на улицу.

Локация: Окрестности замка, Замок дракона[править]

Чупакамака гуляет в окрестностях замка, заглядывая в полное тумана ущелье, уворачиваясь от падающих яблок и отмахиваясь от предлагающих яблоко змей. По пути она собирает небольшой букет из ромашек и закуску из сидевших на этих ромашках.

Чупакамака: Ну, что ж. Пора уже обследовать это ущелье и гору заодно. Если где-то и есть вход в пещеру дракона, то наверняка в этом склоне. (заглядывает в пропасть) Интересно, глубокое ли оно и что там на дне. И какая форма подойдёт… а если там река… или… ага…

Чупакамака принимает форму дикой утки и плавно планирует вниз.

Ущелье заполнено плотным и мокрым туманом, от которого намокают крылья. Даже влажные крылья позволяют безопасно пикировать вниз, но если намокнут ещё сильнее, то неочевидно, что на них можно будет подняться обратно.

Чупакамака: Хм… надо было в гуся превратиться? Но ведь у уток тоже водооталкивающее жировое покрытие… ладно, посмотрим. Всё равно обратно собиралась лезть пешком. И где уже дно? (продолжает спуск)

Чупакамака успешно спустилась на дно ущелья.

Нэрнир вернулся из гостиной, где только что завершилась игра в D&D.

Из ущелья вернулась Чупакамака, она несёт с собой короб и разломанный доспех.

Чупакамака: Привет, Нэрнир! Ну, как, наигрались?

Нэрнир: Да, сессия хорошо прошла. В следующий раз будет часть с культистами… А сейчас мы будем играть в Джуманджи, будешь с нами? И вроде бы ты что-то хотела спросить у офицера…

Чупакамака: Я хотела и с тобой поговорить, если тебя ещё волнует будущее Гусляндии. Вот пойдём в замок, я перескажу тебе, что говорила Молли про отношения Гусляндии с другими странами, с Ильменем… Тогда поймёшь, почему так нужен твой совет и о чём надо поговорить с Офицером.

Чупакамака: А пока смотри, кто со мной. Это доспех от ушибов, в котором погиб граф, построивший замок! Он лежал на дне ущелья! Помнишь, Дворецкий рассказывал?

  • Графский замок старого и забытого государства людей. Построен 480 лет назад.
  • Граф был такой страшный пьяница! Граф по пьяни надел доспех от ушибов и попытался прыгнуть с балкона в реку, текущую на дне ущелья. Утонул сам и утопил доспехи. Балкон потом заделали решётками для безопасности.
А сам доспех рассказал, что один пьяница проверял его на рабочесть — надел и прыгнул на дно ущелья… И это был местный граф… Лет четыреста назад. Плюс-минус пятьдесят…

Нэрнир: Очень интересно...

Нэрнир — доспеху: Здравствуйте!

Чупакамака пересказывает Нэрниру разговор с Молли о Гусляндии, союзах с другими странами и планах спасения от возможных войн...

Чупакамака: Что скажешь?

Нэрнир: Пойдём сейчас к Молли?

Чупакамака: Давай. Только отнесём его (кивает на доспех) к товарищам и к Молли!

Нэрнир: Пошли.

Нэрнир и Чупакамака уносят доспех в комнату с доспехами.

Локация: Ущелье, Окрестности замка, Замок дракона[править]

В ущелье довольно ясно и сухо (не считая брызг от реки) — тот плотный туман, который мешал осмотреть ущелье сверху, начинается только в 15-20 метрах над поверхностью земли.

На дне ущелья журчит узкая и неглубокая горная речка (шириной и глубиной не более двух метров, в некоторых местах даже меньше, также присутствует брод). Здесь нет родника — вода вытекает из множества мелких трещин в скале, находящихся на высоте 8-10 метров над поверхностью земли. Все эти мелкие струйки сливаются в единый поток и скатываются вниз, образуя бушующий водопад. Из-за нерегулярной формы трещин многие струйки вылетают под углом и сталкиваются в воздухе, образуя уйму брызг. Поэтому воздух над уровнем трещин очень влажный и туманный.

Прямо над речкой (в 2 метрах над водой) подвешен уютный гамак. Гамак хорошо закреплён (каждая из его сторон привязана к нескольким деревьям по обе стороны от реки). Это мангровые деревья (их корни частично погружены в воду), и на них не растут фрукты. На гамаке лежит подушка и шерстяное одеяло. Из-под подушки выглядывает уголок небольшой тетради. Около деревьев, к которым привязан гамак, установлены две сенсорные руны (по одной с каждой стороны реки), но в воде под самим гамаком сенсорных рун нет. В одну из веток лениво вцепился ленивец, он лениво висит вверх ногами и лениво спит.

Прилетает Чупакамака в форме утки.

Чупакамака принимает свою собственную форму и осматривается

Чупакамака: А под горой явно вода. Если дракон и живёт в горе, то гораздо выше. А тут, похоже, кто-то живёт… Ау! Есть здесь кто-нибудь?

Голос: Есть, но я не живу.

Осмотревшись по сторонам, Чупакамака обнаруживает источник голоса. На берегу реки валяются обломки доспеха, похожего на доспехи из замка, но с кучей трещин и отломанных кусков металла.

Разбитый доспех: Извините, но я не даю бонусов. У меня недостаточная структурная целостность.

Чупакамака: Здравствуйте. Кто же вас так?..

Разбитый доспех: Я доспех от ушибов. Один пьяница проверял меня на рабочесть — надел меня и, так сказать, спустился на дно ущелья самым быстрым способом.

Чупакамака: И он погиб?

Разбитый доспех: Боитесь, что внутри меня лежит жуткий череп и его кости? Не беспокойтесь, его останки давно разложились. Я долгое время лежал в воде, и климат тогда был не такой, как сейчас… Почти тропики летом, а зимой вмораживало в лёд… И птицы доели то, что осталось. Осталась пара липких пятен на внутренней стороне меня.

Чупакамака: Я трупов не боюсь, просто жалко дурака… А вас можно починить?

Разбитый доспех: Значительные куски моего металлического тела унесло рекой. Но можно отвязать мой дух от этого доспеха и привязать его к другому доспеху, целому и неживому. Новый доспех необязательно будет доспехом от ушибов.

Чупакамака: А что случилось с климатом? Кто и как его изменил? И откуда тут мангровые деревья? (присматривается к корням деревьев и нюхает воздух)

Разбитый доспех: Климат изменился около 50 лет назад. До этого по весне река часто разливалась, и обычные деревья погибали. У мангровых деревьев было эволюционное преимущество. В обычном лесу их затеняют дубы и сосны, а здесь могут расти только они.

Чупакамака: А кто спит в этом гамаке?

Разбитый доспех: Чем, думаешь, я могу это увидеть? Забралом? Я даже не знал, что тут есть гамак.

Чупакамака: То есть не слышимый? Не разговаривает, не топает, не шаркает? Интересно…

Разбитый доспех: Кто-то тут ходил, и не раз, но не разговаривал.

Чупакамака: А что вы ещё знаете об этом месте?

Разбитый доспех: Тот пьяница — он был местный граф или около того — рассказывал, что он однажды прятался здесь от бунта крестьян. Он хотел поднять налоги с 85 % до 90 %, а они требовали снизить их до 80 %. Был острый политический спор с применением факелов и вил, он сидел тут внизу в целях безопасности. Из роскошного замка до ночёвок под открытым небом, иронично…

Чупакамака: Интересно. А давно это было?

Разбитый доспех: Ох… Лет четыреста назад. Плюс-минус пятьдесят…

Разбитый доспех: Когда я был молодым доспехом, я делал на своём шлеме зарубки каждый год, чтобы не потерять счёт времени. А потом перестал.

Чупакамака: Понятно. А вы хотите наверх? Может быть, я смогла бы вас поднять, если вы не очень тяжелый. Или попрошу помочь друзей, если тяжелый. Может быть, наверху найдётся кто-нибудь, кто умеет перепривязывать дух.

Разбитый доспех: Сейчас не такой уж и тяжёлый… Я активно сбрасывал вес путём уноса моих частей рекой.

Разбитый доспех: Я не против вознестись из ущелья наверх, но и не жажду этого. Я не воевал уже 400 лет и совсем растерял навыки, другие доспехи меня засмеют, если просто вернуть меня домой.

Чупакамака: Ну, вы подумайте, а я пока погуляю…

Чупакамака с подозрением рассматривает гамак, морщит нос и решает пока гамак не трогать.

Чупакамака отправляется вдоль берега реки, осматривая щели, из которых льётся вода, заглядывая под сплетение корней мангровых деревьев, всматриваясь в воду реки…

На дне реки валяются россыпи старинных монет (не золотых), серебряный кубок и обломок доспеха. Под корнями мангровых деревьев прячутся лягушки и выдры. Щели, из которых льётся вода, довольно узкие (не более сантиметра-двух в ширину), и пролезть сквозь них сложно даже небольшому животному. Вода в реке довольно чистая, не считая брызг и пены в том месте, где вода из трещин падает в реку.

Чупакамака: Прямо остров сокровищ. Ладно, это всё на обратном пути подберу, если руки не заняты будут. (продолжает идти вперёд)

Ущелье довольно длинное. Судя по положению солнца (точнее, по мутному светлому пятну, которое просвечивает сквозь висящий над головой туман), Чупакамака идёт к северу. Скалы справа и слева постепенно становятся ниже и ниже.

Чупакамака бодро движется вперёд, продолжая осматривать реку, берега, скалы и обитающую в воде и под корнями живность.

В реке и у реки много птиц, но нет никаких рыб (возможно, что они не поместились в трещины в скале). Осколки посуды, обрывки одежды, пустые корзины из медленногниющей древесины, чётки, наполовину съеденная туша северного оленя, обработанное бревно немангрового дерева, плавательные ласты для челогекко… В реку выбрасывали много мусора.
В скалах справа и слева нет расселин или пещер. Они постепенно становятся всё ниже и ниже.
Вдали, у горизонта, видится конец ущелья — там текущая по ущелью речка впадает в крупную судоходную реку. О её судоходности говорит наличие в ней корабля с пиратским флагом. Чупакамаке ещё идти и идти до корабля, и несмотря на наличие на корабле гномских дальносмотрильных труб, члены экипажа ещё не заметили Чупакамаку.

Чупакамака: Интересно, кстати, вода в реке солёная или не солёная? (пробует воду)

Вода в реке пресная (не такая, как в море), но с привкусом минеральных солей (как у лечебной питьевой воды).

Чупакамака: Однако не пора ли применить маскировку?

Чупакамака превращается в чайку и летит в сторону пиратского корабля.

Экипажем пиратского корабля оказываются орки. Они разливают грог и поют пиратские песни. Опытный морской орк с повязкой на глазу учит салаг завязывать морские узлы по-оркски. Корабль стоит на якоре и никуда не плывёт.

Чупакамака: (про себя) Орки… Так я и думала… (смотрит, какие именно узлы они завязывают)

Они завязывают серьёзные морские узлы, но не связывают конкретный предмет, а тренируются на ни к чему не привязанном куске верёвки.

Чупакамака усаживается на скалу и прислушивается, пытаясь понять, о чём говорят орки.

Судя по разговорам орков, их миссией является некое подобие военных сборов — на их корабль только что прибыла ватага молодых орков, которые долгое время жили на суше, почти не были на кораблях и не нюхали пороха. Капитан и его помощники пытаются научить этих салаг, за какую сторону сабли браться руками, а какую направлять на врага, где верхняя часть парусов и как правильно драить палубу, чтоб блестела. В свободное от сборов время их корабль является сторожевым и патрулирует реку, а также участвует в учениях.

Чупакамака рисует в памяти куриную карту и пытается разобраться, протекает ли судоходная река уже в землях орков или это ещё не их территория.

Согласно карте, эта река находится в землях орков.

Чупакамака слушает дальше: не зайдёт ли речь о подготовке к войне с кем-нибудь или о каких-либо небольших военных операциях

Орки жалуются, что давно не было войны и что пока вождь (цитата) «развлекается с разведчиками на границе», они вынуждены ловить рыбу и нырять за пресноводными мидиями. Ещё орки жалуются, что с юга давно не было поставок кабан-травы, а им очень хочется, чтобы её привезли. Один из орков предлагает в мирное время проводить олимпиаду — отправлять воинов нелетально сражаться друг с другом, чтобы они не растеряли свои боевые навыки.

Чупакамака: (про себя) Кстати, интересно: у орков с их стороны большой корабль, военные, новобранцы, учения, а у Гусляндцев никого народу. Где их пограничные службы? Осматривается в поисках временных укреплений и разведчиков.

Поблизости нет сторожевых постов людей, равно как и смотровых башен, стен, непримечательных кустов с торчащей из них гномской дальносмотрильной трубой и так далее.

Чупакамака: (про себя) или хорошо маскируются или… ну не может быть у них такой дыры на границе? (снимается со скалы и облетает окрестности в поисках землянок, входов в пещеры, нор и тому подобного)

Граница чуть менее чем полностью бесхозная. В защиту пограничников людей можно сказать лишь то, что в непосредственной близости от орков нет ферм, а окружающие земли являются равнинами — идущее по ним войско можно заметить очень издалека.

Чупакамака поднимается повыше и делает круг, чтобы запомнить географию местности, а затем спускается вниз, на берег речки (маленькой с гусляндской стороны)

Мимо проплыл ленивец. Он лениво плывёт по течению, лениво лёжа на спине. Ленивец не тонет и не пытается выбраться из реки (ему лень).

Чупакамака хватает ленивца клювом и выбрасывает на берег.

Ленивец лениво лежит на берегу и лениво, но благодарно машет вслед Чупакамаке.

Чупакамака летит низенько-низенько над речкой в сторону замка, осматривая скалы и речку.

Пролетев вдоль всего ущелья, Чупакамака подлетает обратно к гамаку. На скалах, мимо которых летела Чупакамака, не было расселин или лестниц, ведущих вверх. Обитающие в реке утки неодобрительно смотрели на неместную. На дне реки не спрятано золотых корон, волшебных мечей или завязанных мешков человеческого размера.

Чупакамака превращается в себя и идёт вдоль речки, собирая старинные монеты в серебряный кубок

Чупакамака: (про себя) Хм… «своевременная» мысль: а всё ли я осмотрела у орков и не стоило ли залететь на их территорию? (задумывается, продолжая подбирать монетки)

Чупакамака собрала 20 неизвестных монет.

Чупакамака возвращается поближе к доспеху и гамаку, ставит кубок с монетами на берег под самой скалой и чешет в затылке, размышляя, рискнуть ли потрогать гамак или залезть на гору

Чупакамака: А, посмотрим, не утратила ли я навыки скалолазанья. (лезет на гору, цепляясь за выступи и щёлочки)

Чупакамака успешно карабкается по скале. По её наблюдениям, в скале достаточно уступов, трещин, вьющихся растений и так далее, и вполне можно подняться по скале на самый верх (к замку).

Чупакамака лезет вверх, внимательно осматривая склон в поисках достаточно больших отверстий, похожих на вход в пещеру, грот и тому подобного

На этом склоне нет видимых расселин, которые могли бы быть входом в пещеру.
Чупакамака доползла до вершины скалы. Она может выкарабкаться на поверхность либо вернуться в ущелье.

Чупакамака усаживается на вершине и рассматривает склон со всех сторон на предмет расселин.

На склоне есть маленькие трещины и уступы (по которым и карабкалась Чупакамака), но ничего достаточно большого, чтобы быть даже входом или даже узким лазом в пещеру.

Чупакамака: Ну, ладно, наверх всегда успею, может быть, по другой дороге… (лезет вниз)

Чупакамака успешно слезла вниз без незапланированных падений.

Чупакамака собирает прутики и корешки и плетёт их них короб с крышкой и лямками.

Чупакамака укладывает в короб кубок с монетами, надевает его на спину и отправляется вдоль речки на юг.

На дне ущелья нет дороги на юг. Оно упирается в скалу.

Чупакамака смотрит, откуда вытекает речка и что ещё есть вокруг

Чупакамака доходит до брода, переходит речку и исследует склон на другой стороне.

Чупакамака возвращается к гамаку, ловит себе обед и ест его.

Чупакамака осматривает руны, какой они формы, светятся ли и что прикрывают.

Это стандартные сенсорные руны. Они расположены у подножия деревьев, к которым привязан гамак, и могут предназначаться для оповещения о том, что какое-то животное ломает ветки (создавая угрозу падения гамака в воду).

Чупакамака раскачивает гамак, проверяя, среагируют ли руны на это.

Руны не реагируют на раскачивание гамака.

Чупакамака: Любопытство не порок, а большое свинство (хихикает) Ну, ладно… (берёт тетрадку, одновременно глядя, не начнут ли руны реагировать на это)

Руны не реагируют.
Тетрадь является средним между личным древником и журналом учёного. Внутри содержатся рассуждения автора (имя которого не упомянуто) на случайные темы. Кроме пессимистического нытья про перспективы Гусляндии, в дневнике упоминаются бог молний, жрицы храма, ворующая хлеб демонесса, права русалок, усыновление орчат, дракон и мясная промышленность.

Чупакамака: Так… и что же автор думает о будущем Гусляндии? А об усыновлении орчат? (читает эти строки особенно внимательно)

Согласно дневнику, чуть менее чем все успехи земледелия в Гусляндии — заслуга отца Плутония, которому уже 95. Когда его магические ритуалы прекратятся, то со сбором урожая будут серьёзные проблемы. Кроме того, дневник опасается, что многолетние волшебные влияния на климат сильно повредили саморегуляцию экосистемы, и если ритуалы прекратить, то могут начаться засухи, торнадо, цунами, многонедельные снегопады и так далее. «Не завидую тому королю, при котором всё это случится», — подытоживает страница дневника.
Автор дневника осуждает усыновление похищенных монахинями орчат, но не из симпатии к родителям-оркам, а из бытовой ксенофобии — автору не нравится видеть физиономии орков на дальних фермах, владельцы которых иногда усыновляют орчат, чтобы те помогали приёмным родителям по хозяйству. Автор дневника против войн с орками, но считает, что оркам место в землях орков, а не в землях людей.

Чупакамака: О, тут и про дракона есть? Автор его видел???

В дневнике переживают за то, что на дракона будут охотиться вечно. «Это уникальное и замечательное существо. Не надо было впутывать его в это дело», — сетует автор дневника.

Чупакамака: Интересно, кто это писал? Я сначала подумала про Молли, но она, вроде бы, не оркофоб.

Чупакамака: А что тут было про жриц храма?.. (находит это место и читает)

Дневник недипломатично проходится по жрицам храма Богини Любви. По словам автора, «Из-за этих недоволшебниц в стране нет нормального врача». Автор дневника отмечает, что некоторые идут в жрецы лишь потому, что не осилили изучение магии — чтобы получить такие же магические силы, но не прилагая умственных усилий.

Чупакамака находит описание демонессы, ворующей хлеб.

В дневнике упоминается завёрнутая в накидку девушка, которая украла поднос с хлебом на рынке. Автор дневника проследил за беглянкой — она отнесла хлеб в лес и накормила группу голодных детей, которые там зачем-то прятались, украденными хлебами. Она резала буханки хлеба на порции и случайно порезала себе руку. Оказалось, что её окружала магия иллюзий, которая на мгновение развеялась. Беглянка немедленно восстановила маскировку, но автор дневника успел заметить, что она была очень юной демонессой. На вид ей было не более 15 лет, она выглядела худой, замёрзшей, уставшей, растрёпанной и испуганной. Автор дневника продолжил следить за демонессой — раздав все хлеба, она ушла в чащу леса и спряталась в отшельнической палатке. На следующий день автор дневника вернулся на то же место, чтобы продолжить своё расследование, но палатки там уже не было. Автор дневника никогда не видел других демонов — ни до, ни после инцидента с хлебами.

Чупакамака: Интересно, а про Карла-Баазара тут нет? (ищет)

В дневнике нет упоминаний Баазара или лам.

Чупакамака: А как автор понял, что это демонесса? И какой это был лес, уж не Дичайший ли? (ищет информацию в дневнике)

По тому, как она описана в дневнике, у неё была красноватая кожа на лице, небольшие завитые рога (не острые и прямые, а завёрнутые в кружочек, как у барана, они напоминали завитые волосы, но были костяными, а не из волос) и хвост, которым она держала сумочку, как рукой. Инцидент произошёл в небольшом лесочке к северу от столицы Гусляндии (хлеб был украден на рынке столицы).

Чупакамака: Вот это да… Но откуда она взялась? Родилась от скрывшихся где-то демонов? Или её призвали? А давно это было? … Ох, найти бы автора… А как автор вообще к демонам относится? (Ищет ещё про демонов и демонологию).

В дневнике нет других упоминаний демонов.

Чупакамака читает, что пишет автор про права русалок.

Согласно дневнику, русалки прячутся от других видов, и это оказывает им медвежью услугу — они не имеют юридического или дипломатического статуса и могут стать добычей браконьеров. Им бы не помешало брать пример с ламий, которые не только не скрываются, но и приобрели гражданство Гусляндии и обладают всеми правами и обязанностями, которые предусмотрены законом. Они даже могут устроиться работать стражами (если захотят).

Чупакамака читает про бога молний.

Дневник содержит много эмоциональной паники о грядущем изменении климата. В качестве возможного решения предлагается воскресить Бога Молний, который некогда был важной частью пантеона и мог призывать или отзывать разную погоду (не только дожди и молнии). Для примитивных людей это было делом большой важности, и у него было много жрецов. Научно-магический прогресс сделал Бога Молний непопулярным и ненужным, ведь люди изучили погодную магию и научились строить надёжные дома, крепкие суда и так далее. Они во многом перестали зависеть от погоды. Бог Молний ослабел и более не мог давать дары своим жрецам — в наши дни многие даже не верят, что он когда-либо существовал. Однако его идолы сохранились в музеях, и если уговорить достаточно большое количество людей ему поклоняться, то он может вернуться.

Чупакамака: Есть ведь и другие способы… Что говорят экологи?… А что, у Плутония нет учеников, способных продолжить его дело?

Чупакамака: Кстати… что там было про мясную промышленность? (читает про мясную промышленность)

В дневнике предлагается вдобавок к продаже волшебных животных пускать под нож неволшебных и экспортировать огромные количества мяса. В дневнике говорится, что он (не указано кто) не делает этого, чтобы не морочить голову логистикой — перевезти коня легко, а 30 тонн слонины — сложно. Также мясо надо перевозить в холодильных телегах гномов, а они иногда взрываются.

Чупакамака: Хм… слонину перевозить сложно, а вот слонов можно перегнать с места на место, правда, им нужна еда… Хм… а они тут слонов едят?

Чупакамака: Так… А ещё что-нибудь про сельское хозяйство тут есть? А про другую промышленность?

В дневнике есть перечёркнутая идея о том, чтобы вместо изменения климата зачаровывать отдельные огороды, и на каждом огороде поставить обелиск, заряда которого хватит на 50 лет вперёд. Внизу подписано «Не сработает, зачаровать один обелиск — 5-10 часов работы мага, не найдётся столько магов». В дневнике не упоминается промышленность — не считая абзаца с ворчанием автора, что Гусляндия слишком много импортирует и что ей нужно импортозамещение.

Чупакамака: Что ещё здесь есть интересного? Про отношения Гусляндии с другими странами? Про магию? Про науку? (листает дневник)

В дневнике описан горнолыжный отдых в Норланде. «Там классно. Добрались без инцидентов», — пишет автор.
В дневнике упомянуто, что у Гусляндии нет особых торговых и дипломатических отношений со странами к западу, потому что сорок лет назад какой-то волшебник ставил там магический эксперимент и случайно сделал большой участок земли на границе непригодным для земледелия. Ни Гусляндия, ни западные страны не строят поселений в этом месте, и у Гусляндии де-факто нет границы с ними.

Чупакамака: А восток? А север? А про пиратов есть? (листает дневник)

В дневнике не упомянуты другие зарубежные страны либо пираты.
В ходе листания из дневника выпал свиток идентификации.

Чупакамака: Ой… (огорчённо смотрит на дневник и свиток)

Луна Цедрейтер: Чупакамака заметила, между какими страницами он был вложен?
Да. Дневник открыт на той самой странице, из которой выпал свиток.

Чупакамака: Кажется, он выпал отсюда… Закладка? (смотрит, что написано на странице, из которой выпал свиток)

Согласно странице, автор дневника написал этот свиток идентификации лично, и он (цитата) «скорее всего будет работать, но это не точно».

Чупакамака осторожно вкладывает свиток в дневник и закрывает дневник.

Чупакамака относит дневник к гамаку и кладёт его туда так же, как он лежал.

Чупакамака идёт к доспеху

Чупакамака — доспеху: Ну, как вы решили? Наверх или тут останетесь?

Разбитый доспех: Поднимай. В кои-то веки по нагреву своей поверхности ощущу существование солнца.

Чупакамака — доспеху: Вот и славно!

Чупакамака пристраивает доспех к коробу и привязывает его. Затем надевает короб и лезет наверх.

Чупакамака успешно вылезает из ущелья с коробом и доспехом.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава