Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 37

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 37[править]

Глава 37, в которой герои знакомятся с бароном.

Локация: Центральная площадь, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Герои, полурослики и лама подходят к барону. Три телохранителя заметно напрягаются. Скучающие слуги наоборот воспряли духом.

Барон снимает фуражку и отдаёт её слуге. В глазах его играют весёлые огоньки.

Барон Рюрик: Нэрнир, Чупакамака, Иван. Да, мне доложили, кто вы. Добро пожаловать в мой скромный город. (протягивает руку для рукопожатия)

Чупакамака: Спасибо за приглашение, барон!

Барон протягивает руку.

Чупакамака пожимает руку барону.

Барон Рюрик преклоняет колено и целует ручку Чупакамаки.

Чупакамака: Позвольте представить вам наших сопровождающих: представители одного из малых народов Гусляндии — Сам и Маргарин.

Барон Рюрик: (улыбается) Я не сужу народы по их росту. Малым и рослым народам одинаково рады в моём городе.

Нэрнир: Солидарен с Чупакамакой. Благодарим за приглашение. Кхем.

Нэрнир делает поклон.

Барон Рюрик обменивается рукопожатием с Нэрниром и Иваном.

Барон Рюрик: Мне доложили, что вам пришлось идти по лесу, вдалеке от домашнего комфорта и полноценного обеда. В Гусляндии, из которой вы прибыли, питаются бульоном из тюбиков, а в центральном Норланде, куда вы держите путь, могут накормить эльфийским сухпайком из травы. Позвольте мне предложить вам положенную при вашем статусе сытную трапезу, комфорт моего замка и заботу лучших слуг в этой части Аларконда. В моём замке доступен частный бассейн с минеральной водой, человеческая баня и гномская сауна. Мои слуги могут делать массаж, оказывать психологическую поддержку, присматривать за детьми и животными, пока гости гуляют по городу, помогать в совершении религиозных ритуалов, делать сложную причёску (переходит на шёпот) и даже моделировать бороду.

Нэрнир поправляет очки.

Чупакамака: Благодарим за гостеприимство.

Первый слуга: Позвольте мне взять ваши рюкзаки и сумки.

Второй слуга: Если вы устали или натёрли ноги, то вы можете опереться на моё плечо, и я помогу вам дойти до замка.

Нэрнир: Благодарю за предложение, но я сам понесу.

Чупакамака: Мы уже прекрасно отдохнули на скамейке. А всё тяжёлое несёт наша лама.

Барон Рюрик: (кивает) Надеюсь, вы успели только отдохнуть, но не пообедать. У меня превосходный повар.

Телохранитель — другому: (шёпотом) Не похожи на ассасинов. Но всё равно не понимаю, почему барон приглашает к себе всяких чужаков без обыска и допроса. Взять этот инцидент с друидами в прошлом году…

Со слухом 7 Чупакамака это слышит. Со слухом 3 Нэрнир этого не слышит.

Первый слуга: Позвольте мне понести ваших детей. (кивает на полуросликов)

Второй слуга: Я могу отвести вашу ламу в конюшни и даже провести какие-либо косметические процедуры — например, постричь или подковать.

Чупакамака: Наша лама нуждается в хорошем обеде. А Сам и Маргарин уже не малыши, они через пару лет достигнут совершеннолетия.

Второй слуга: Она будет закормлена до абсолютной сытости. (кланяется)

Чупакамака: О, да. Она питается травой, но иногда по глупости грызёт металлические вещи, может, например, откусить ручку в ведра для воды.

Второй слуга: Возможно, в её организме не хватает железа. Должны ли мы кормить её только травой? Мы можем накормить её гематогеном — это такая съедобная конфета, которая полна железа.

Первый слуга: Тем не менее, они же не откажутся от конфет или варенья?

Полурослик Маргарин: От варенья я не откажусь никогда. (шёпотом Саму) Соглашайся.

Нэрнир: Хм. Что-то ещё? М?

Барон Рюрик: Я оставляю вам моих слуг. Когда вы будете готовы к трапезе, они покажут вам дорогу до замка и проведут в столовую. Я должен на мгновение удалиться, но непременно встречу вас у обеденного стола. (кланяется)

Нэрнир: Чупакамака, тебе что-нибудь нужно от слуг? Сам, Маргарин? Драк… Хм, а где Драко?

Малин куда-то пропал. Его нет в радиусе видимости героев.

Чупакамака: Я надеюсь, они любезно проводят нас к замку и позаботятся о ламе во время нашей трапезе. А Драко, как всегда, где-то гуляет.

Нэрнир: Надо будет нам его поискать…

Чупакамака: Полагаю, не стоит. Он не страдает повышенным аппетитом, зато любит, как кот, гулять сам по себе. Когда мы, сытые и довольные, выйдем из замка, он с самым невинным видом выйдет из-за угла.

Нэрнир: Возможно.

Барон уходит. Телохранители следуют за ним. Слуги остаются.

Нэрнир: Что ж, все готовы к трапезе?

Чупакамака: До пятницы я совершенно свободна!

Нэрнир: Значит, проведите нас до столовой замка.

Первый слуга: Следуйте за мной.

Второй слуга: А я отведу вашу ламу в конюшню и накормлю её травой и гематогеном.

Чупакамака: Отлично. Спасибо.

Второй слуга уводит Карла. Герои следуют за первым слугой.

Локация: Коридор замка, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

Следуя за слугой-провожатым, направляющиеся в столовую герои и полурослики зашли в замок и идут по запутанному лабиринту этажей и поворотов. Сейчас они проходят через длинный коридор со статуями воинов в броне, увешанный картинами и освещённый факелами. Пожилой слуга с тряпочкой протирает ближайшую статую от пыли.

В середине коридора стоит на страже высокий воин в элитной броне из качественного металла (он разительно отличается от солдат в городе, которые были одеты в дешёвые кольчуги). Он вооружён не булавой, а мечом. На вид ему примерно 40 лет, и его рост более двух метров. Проходящие мимо телохранители барона почтительно склоняют голову, а некоторые подходят к нему с докладом. Возможно, это их начальник.

Страж преграждает дорогу героям, которые идут в столовую.

Глава охраны: Альфред Кругозор, наёмный воин высшей категории. Я отвечаю за охрану замка, и если вы не ассасины, то мы с вами никогда больше не встретимся. (страж произносит это с серьёзным выражением лица; он не улыбается, но и не злится)

Глава охраны: (строго) Моя задача объяснить, что с вами произойдёт, если вы ассасины.

Чупакамака: (сурово) Объясняйте

Глава охраны: В прошлом году к нам приехали четыре эльфийки, которые обещали вырастить волшебные растения друидической магией. Барон Рюрик принял их как гостей. Когда он показывал им дендропарк, они напали на него с кинжалом. К счастью, я их сразу заподозревал и поэтому прятался в кустах рядом. Позже мы узнали, что их уши были приклеены, и они были людьми из баронства Фридриха…

Чупакамака: (сурово) И как же вы пресекли террористический акт?

Глава охраны: (сурово) Мечом. (драматическая пауза) После этого я поставил катапульту на границе с баронством Фридриха и отправил ему обратно головы его ассасинов.

Глава охраны: Историю эту я вам рассказал затем, чтобы у вас не появилось никаких идей. Барон любит, чтобы его гости чувствовали себя как дома — и не позволяет мне обыскивать или допрашивать их, даже если они приехали из крайне подозрительных государств. Некоторые злодеи считают, что могут прийти сюда и сделать что угодно. Поэтому моё предупреждение: поднявший оружие на барона или на баронессу будет немедленно уничтожен, и мой профессиональный долг убедиться, что эта задача будет выполнена. (в воздухе повисла жуткая тишина)

Глава охраны, ранее преграждавший путь героям, сделал два шага в сторону и стал у стены. Путь через коридор свободен.

Нэрнир безумно смеётся от серьёзности происходящего.

Нэрнир: Спасибо за информацию. Хе. Под эльфов замаскировались!

Слуга-провожатый заметно дрожит.

Нэрнир: Не волнуйтесь, я просто эльф.

Слуга-провожатый — Нэрниру: (шёпотом) Я не эльфов боюсь…

Чупакамака: Итак, мы выслушали эту историю. Позволено ли нам пройти?

Глава охраны: Путь свободен.

Нэрнир: Пойдёмте.

Отойдя на безопасное расстояние от охранника, слуга-провожатый вздохнул с облегчением.

Слуга-провожатый: (шёпотом) Он не шутит. Он занимает второе место в рейтинге самых жестоких воинов года (по версии журнала Оркс).

Слуга-провожатый: Я давно тут работаю, но даже мне жутко проходить мимо него. Заходишь в комнату, а он как выскочит из-за угла с мечом и расспросами «Что вы тут делаете».

Чупакамака: Такая уж у него работа.

Нэрнир: Он слишком суров.

Чупакамака: Как и положено по уставу (улыбается)

Слуга-провожатый: Он какой-то прославленный наёмник, которого барон выписал из-за рубежа. Охотник на шпионов, ловец диверсантов и так далее. Возможно, он таким и должен быть, но наводит на меня жути…

Чупакамака: Раз вы не шпион, то вам и бояться нечего. А он, может быть, и вас тогда спас. Террористам ничего не стоит перерезать всех слуг на пути к королю или барону.

Слуга-провожатый: Столовая за этой дверью, барон будет ожидать вас там.

Слуга-провожатый: Возможно, ваши маленькие друзья утомятся от долгих разговоров. После торта всегда остаётся много вкусного крема — пока вы будете обедать с бароном, я могу отвести ваших представителей малых народов на кухню и выдать им крем и печенье.

Полурослики просияли от радости.

Нэрнир: Я думаю, они согласны, да и мы не возражаем.

Полурослик Маргарин: Спасибо! Спасибо! Спасибо! (прыгает от радости)

Слуга-провожатый — полуросликам: Следуйте за мной. (слуга и полурослики уходят)

Локация: Столовая замка, Столица Вест-Норланда, Баронство Рюрика[править]

В комнате горит камин и расстелен мягкий ковёр. Обеденный стол рассчитан на 14 персон, и у каждого места лежит колокольчик. Кюри сворачивается в клубок на коврике рядом с камином и засыпает.

Заходят Нэрнир, Чупакамака и Иван.

У обеденного стола героев встречают сам барон и миловидная невысокая женщина в пастельно-розовом длинном платье, с рыжими волосами и синими глазами. На вид ей примерно 30 лет, и она выглядит знакомой.

Барон Рюрик: Позвольте мне представить вам свет моей жизни, прекрасную баронессу Анастасию.

Баронесса Анастасия: Добро пожаловать в наш уютный дом. Я знаю, что вы сделали и продолжаете делать для нашей семьи. Предложить вам еду и кров — меньшее, что мы можем сделать. Мы всегда будем вам рады.

Барон Рюрик позвенел своим колокольчиком. Одна из дверей открывается, и слуги начинают заносить тарелки с блюдами и расставлять их на обеденном столе.

Нэрнир кланяется.

Чупакамака делает реверанс

Бесконечный поток слуг с тарелками всё не прекращается. Они приносят всё больше и больше еды.

В меню жареная индейка, оленина, филе из медведя, кальмары, лобстеры, ананасы и рябчики, баранья нога, мясо в сухарях, рассыпчатый горошек, салаты из сочных розовых помидоров с грунтовыми огурцами, виноград без косточек, паста аль-денте и макароны-ракушки (большие с начинкой и маленькие в сливочном масле), пропаренный рис, горшочек бефстроганова, рататуй, омлет из страусиных яиц и цыплёнок табака.

Кроме того, присутствуют блюда для челогекко — жареные кузнечики барбекю, пирог со сверчками, бумажные стаканчики с беондеги, а также искусственный куриного вида окорочок (на самом деле из мяса насекомых).

У каждого места лежит серебряная ложка, вилка и нож. Кроме того, под столом спрятана небольшая подставка, на которой лежат дополнительные предметы — набор из 35 разных вилок, стопка чистых салфеток, герметичная упаковка с 10 зубочистками, незажжённые свечи, бутылочка с прозрачной бесцветной жидкостью (возможно, водой), несколько чистых платков и пустой непрозрачный бумажный пакет.

Нэрнир достаёт книжечку и повторяет вилки.

Чупакамака вежливо улыбается

Нэрнир садится.

Хозяин и хозяйка садятся за стол — барон на место во главе стола, баронесса рядом.

Нэрнир: Итак, я думаю, что нам стоит представиться вашим величествам. Конечно вы уже уведомлены о нас, но думаю нам стоит представиться, как послам. Моё имя безумный герцог Нэрнир Дарья Моргендорффер ан Равор, сын Равора Моргендорффер ан Лерэвайль, работника королевской канцелярии, и Вертиции Моргендорффер (урождённой Д’лехераэль) ан Хризит, хранительнице книг библиотеки, брат Эйвеля Моргендорффер ан Равор, жреца Драконихи матери и механика, и Керинн Моргендорффер ан Равор, юной девицей четырнадцати лет, обучающейся воинскому мастерству, превосходный врач, маг и друид, чей род исходит из благородного лесного королевства Ильмень и несёт Корону Безумия.

Нэрнир (на зверином, сквозь зубы): Чупакамака, представься.

Чупакамака: Чупакамака Ифрах. Я из рода искусных ремесленников Ифрахов по отцовской линии и прославленных музыкантов Мицуян по материнской, если это кому-то интересно.

Чупакамака: И, позвольте представить, принц И́ван Эирик Барбариоссон, наследник королей Страны Молчаливых Стакандинавов.

Нэрнир: Итак, можем ли мы вам задать некоторые вопросы за трапезой?

Барон Рюрик: Конечно. (кивает)

Барон Рюрик: Для протокола я тоже должен представиться, хотя вы и так знаете, что моё имя Рюрик. Я родом из морозных поселений в горах Дрейкос, далеко на севере Лепронда. Мой дальний родственник, предыдущий правитель этого баронства, пригласил меня управлять этой землёй. Вест-Норланд не очень богат, и экономические и административные проблемы были многочислены, поэтому у меня не было выбора, кроме как согласиться ему помочь.

Баронесса Анастасия: Меня зовут Анастасия. Я средняя дочь короля Пунтарха и королевы Фрейи.

Барон Рюрик: Сейчас я управляю этим баронством и имею титул барона и формальную должность генерал-губернатора автономной области Вест-Норланд. Также я являюсь наследником престола Гусляндии и её будущим королём.

Чупакамака: Очень, очень приятно. О Вас, Ваша Милость, мы наслышаны от Его Величества Пунтарха. А о вашем баронстве говорили много хорошего представители Центрального Норланда, которых мы встретили на нашем пути.

Баронесса Анастасия: Папа про него расскажет. (смеётся)

Барон улыбается.

Чупакамака: Я имела в виду Вас, принцесса. Ещё он говорил о Вашей дочери и её художественных талантах.

Нэрнир (на зверином, шёпотом): Она баронесса.

Баронесса Анастасия: (с гордостью) Эления не только прекрасно рисует, но и поёт и изобретает. (пьёт сок) Она учится в лучшем учебном заведении центрального Норланда. У неё столько оригинальных идей… Когда вырастет, она хочет провести всякие продвинутые реформы и даже нарисовать карту Аларконда, которая будет сама магически меняться, когда фермы покупают или продают участки земли… Она всегда жаловалась, что у этих земель нет хороших карт. (со звуком ставит стакан на стол) Такая умница…

Барон улыбается ещё сильнее.

Нэрнир: Итак, первый вопрос (накладывает себе пасту аль-денте): Какие у вас отношения с остальными баронствами?

Барон Рюрик: Практически отсутствующие, не считая ассасинов, которых к нам периодически засылает Фридрих. (берёт себе бефстроганов и салатик) Мы находимся в своих границах и не вмешиваемся в дела других баронств.

Нэрнир: Очень интересно.

Нэрнир берёт специальную вилку для пасты.

Чупакамака накладывает себе немного кузнечиков барбекю

Чупакамака: Насколько мы поняли, баронства являются автономиями Норланда? Какова степень их автономности или независимости?

Барон Рюрик: Автономия практически полная. Мы платим центральному Норланду 10%-й налог от доходов нашей казны, и мы обязаны пропускать их посланников и войска через свою территорию. В остальном у короля Тибериуса нет влияния на то, что происходит в баронствах. Мы вправе заключать международные договора, принимать любые законы и иметь вооружённые силы, которые подчиняются мне, а не центральному Норланду.

Чупакамака: А в чём же причина конфликтов с баронством Фридриха? Оба баронства практически независимы, и вы женаты на сёстрах…

Барон Рюрик: Если вкратце, Фридрих понимает, что мы являемся наследниками одинакового приоритета, и королём при этом станет тот, кого поддержат элиты и население Гусляндии. То есть не он. (берёт рябчика в сметане)

Чупакамака пьёт воду

Нэрнир: Хотел бы поинтересоваться, а почему полигон для магических испытаний закрыт на замок?

Баронесса Анастасия: (покраснела) Это мой полигон. Кроме меня им никто не пользовался.

Барон Рюрик: Я обустроил этот полигон, чтобы Анастасия могла практиковаться в изучении магии.

Баронесса Анастасия: (грустно) Оказалось, что это не моё. Полигон мы закрыли, чтобы никто не украл манекены, хранившийся там запас лечебных зелий и так далее.

Нэрнир: Хм…

Нэрнир ест пасту.

Нэрнир: А вы слышали о Драконе из Гусляндии и вообще о драконах?

Барон Рюрик: У меня есть ряд агентов в Гусляндии, которые собирали информацию об этом драконе. Он довольно безопасен, поскольку его с молодости вырастили фермеры-люди. Они сначала не узнали в нём дракона (приняли его за необычную птицу) и подумали, что это будет хорошее домашнее животное. Дикие драконы очень опасны и разрушительны. К счастью, в этой части Аларконда таких драконов нет.

Нэрнир пьёт сок, предварительно создав в нём мини-айсберг.

Чупакамака: Интересно. В Гусляндии нам постоянно говорили, что дракон совершенно не изучен и неизвестно откуда взялся. Зато рассказывают страшную историю о том, как он однажды съел множество орков за один раз.

Барон Рюрик: Конечно же он будет не изучен, если не ездить к нему и не изучать его… Жители Гусляндии на удивление нелюбознательны — у них очень много ресурсов, и поэтому они не стремятся узнавать новое. Я отправлял к дракону своего человека, и он даже осмотрел замок, в котором живёт дракон.

Барон Рюрик: Орки нападали на нас десятилетиями — как и Гусляндия, мы напрямую граничим с их землями. Их последний рейд закончился для них очень плохо. Орки более не смеют наступать на нас.

Чупакамака: И этот человек нашел дракона? После пропажи принцессы Минни возникла версия, что ее похитил дракон. Мы побывали в замке, однако, ни принцесс, ни Дракона не нашли. Некоторые предполагают, что он десятилетиями спит…

Барон и баронесса переглянулись и улыбнулись.

Барон Рюрик: Скажем так, моя информация о происходящем в замке дракона более продвинутая, чем вы думаете.

Барон Рюрик — слугам: За дверь. (слуги уходят)

Чупакамака кладёт себе кусок пирога со сверчками

Нэрнир: А что вы слышали об Ильмене?

Барон Рюрик: Эльфийская земля к северу от Норланда. Центральный Норланд с ними торгует. В том числе пушечным мясом — иногда у эльфов возникают проблемы вида «из чащи прибежало сто гигантских челогеккоядных пауков», и эльфы не хотят рисковать своим здоровьем, поэтому нанимают у Норланда так называемых рыцарей.

Барон Рюрик: Мы с Ильменем не торгуем, и к наёмничеству я отношусь отрицательно.

Чупакамака: Как вы считаете, большую ли опасность представляет ЭГИЛ? Многие ли эльфы его поддерживают и могут ли его сторонники добиться большей поддержки?

Барон Рюрик: Невысокую, если на эльфов никто не нападёт первым. Подобно жителям Гусляндии, эльфы Ильменя наслаждаются экономическим благополучием, и поэтому она расслаблены и консервативны. Они не видят смысла что-то менять (в любую сторону).

Барон Рюрик: Если на эльфов кто-то нападёт (например, орки), то это может вызвать приступ ксенофобии у эльфов и популяризовать ЭГИЛ.


Чупакамака: Скажите, пожалуйста, а что вы думаете о союзе Норланда с Ильменем? Возможно, он отпугнёт орков и от Ильменя, и от Норланда. А эльфы могли бы помочь своей магией с урожаями. Вы бы участвовали в этом союзе?

Барон Рюрик: Союзе какого характера? Они уже торгуют.

Нэрнир: Военного.

Барон Рюрик: Никто не будет заключать военный союз с тем, у кого нет армии. У центрального Норланда никакой армии нет.

Нэрнир: Орочья угроза велика. Вы, как будущий правитель Гусляндии, могли бы тоже входить в союз. Хм.

Барон Рюрик: Орки не представляют проблемы, если иметь нормальную армию. Я могу легко призвать на службу 2000 добровольцев только на территории своего баронства. Орки нападают на Гусляндию, потому что к обороноспособности государства не относятся всерьёз.

Чупакамака: Что вы думаете о заключении договора о мире? Если Гусляндия, Норланд и Ильмень договорятся о ненападении друг на друга?

Барон Рюрик: Понятия не имею, зачем нужен такой договор. Никто ни на кого не нападает.

Чупакамака: А как же ЭГИЛ? И орки? И барон Фридрих?

Барон Рюрик: Орки и ЭГИЛ не будут выполнять такой договор. Если сторонники ЭГИЛ станут доминантной политической силой в Ильмене, то договор с Ильменем будет расторгнут в тот же день. Отсутствие войны обеспечивается только силовым превосходством тех, кто хочет мира.

Барон Рюрик: Фридрих плохой администратор, у его баронства очень плохо с экономикой. Ему не выгоден мир. Мир фиксирует его в положении слабого.

Нэрнир: А каких богов тут стоят храмы?

Барон Рюрик: У нашего баронства недостаточно земли и ресурсов, чтобы тратить их на строительство храмов. Поддержание небогатой экономики на плаву требует серьёзного планирования расходов и доходов. Некоторые энтузиасты хотели построить частные храмы, но у государства на это денег нет.

Нэрнир безумно смеётся.

Нэрнир: Извините, а у вас есть кофе?

Баронесса звенит колокольчиком и велит пришедшему слуге принести Нэрниру кофе.

Слуга наливает кофе.

Нэрнир: Ладно, придётся опять выпить те прописанные таблетки с кофе.

Нэрнир достаёт из рюкзака небольшую баночку с красными, напоминающими бобы, таблетками и этикеткой «Дуотин».

Нэрнир запивает таблетку дуотина кофе.

Чупакамака: Вот ведь какая ситуация. У Гусляндии много ресурсов, но слабая обороноспособность. У Норланда, наоборот, хорошая обороноспособность, но не хватает ресурсов. Был бы выгоден обмен: ресурсы Гусляндии в обмен на военную силу Норланда. А союз с Ильменем может предотвратить продвижение ЭГИЛ, что выгодно как Норланду, так и Ильменю. Ну и поставить барона Фридриха в положение слабого, как вы упомянули, было бы выгодно вашему баронству.

Барон Рюрик: Эта проблема кажется мне надуманной. Когда я стану королём, я создам в Гусляндии нормальные вооружённые силы. Этого будет достаточно, чтобы демотивировать нападение со стороны орков, или ЭГИЛ, или любого другого иностранного агрессора.

Чупакамака: Вероятно, это будет хорошо для Гусляндии. Но у Норланда по-прежнему не будет хватать ресурсов.

Барон Рюрик: У центрального Норланда и обороноспособности никакой нет. У них 100 человек рыцарей как максимум. В каждый момент времени половина из этой сотни находится на задании в Ильмене или в других государствах.

Чупакамака: То есть центральный Норланд охраняют от орков и прочих эгилов баронства?

Барон Рюрик: От орков его охраняет моё баронство. От эльфов защищаться пока не возникало необходимости. Если это изменится, то от эльфов его будет прикрывать территория барона Нороса.

Нэрнир: А что вы считаете о применении магии?

Барон Рюрик: В смысле?

Нэрнир: Всякую ли магию тут можно использовать?

Барон Рюрик: В целом, да — кроме запрещённой магии, конечно. Однако местные жители непривычны к магии и могут отнестись к этому скептически.

Чупакамака: Магия могла бы улучшить климат, как это делается в Гусляндии. А ещё с помощью магии можно исцелять. И многое другое.

Барон Рюрик: Все хотят жить в богатых странах. Наша территория не так богата, и талантливые маги из-за рубежа не хотят здесь поселиться. Поэтому у нас мало магов — только те, которые родились здесь.

Нэрнир: Это хорошо.

Нэрнир снимает шутовской колпак и достаёт из него иллюзорного змея.

Баронесса Анастасия: Ух ты!

Чупакамака берёт стаканчик с беондеги

Нэрнир делает так, чтобы змей рассыпался на лепестки, которые бы расстворились в воздухе.

Нэрнир: Это магия иллюзий.

Чупакамака: Но магия может делать и реальные дела. Вот если улучшить климат, страна станет богаче.

Барон Рюрик: Вы же знаете, что это улучшение климата работает только до тех пор, пока жив волшебник Плутоний? Ему 95.

Чупакамака: Вернее, пока ему помогает Богиня Любви. И у отца Плутония есть ученики. Мы надеемся, что после смерти отца Плутония — да продлятся его годы — Огродита передаст дар улучшения климата другому.

Нэрнир (с усмешкой): И чем же она ему помогает?

Нэрнир: Не обязательно так сильно её эксплуатировать, как Плутоний.

Барон Рюрик: Богиня Любви не имеет никакого отношения к его ритуалу. Это его магия, и очень сложная. Никто кроме него не умеет её повторить. В Гусляндии почему-то думают, что улучшения климата продлятся вечно. Вместо того, чтобы нормально управлять землёй. Не забывать про ротацию севооборота, не экономить на удобрениях, выращивать не только летние культуры, но и озимые…

Нэрнир: Да-да, не имеет.

Чупакамака: Нам говорили, что раньше отец Плутоний помогал своей магией Норланду.

Барон Рюрик: Мне ничего об этом не известно.

Нэрнир: Но всё же, этой магии могут обучиться эльфы или изобрести похожую.

Барон Рюрик: Разве изменение климата не противоречит интересам эльфов? Они не занимаются земледелием, а изменение климата может высушить леса и так далее.

Нэрнир: Посмотрим.

Чупакамака: (Нэрниру) Ваше герцогское высочество предпочло бы заключить союз Ильменя с Норландом, не включая в него Гусляндию? Или рискнуть прислать в Гусляндию учеников обучаться изменению климата у отца Плутония и попробовать её на ильменьских лесах?

Нэрнир: Если только индустриалисты станут главными, то можно попробовать.

Баронесса Анастасия использует заклинание Телекинез, чтобы притянуть к себе тарелку с рисом.

Тарелка с рисом переворачивается, роняя половину риса в тарелку с рябчиками, а другую половину — в горшочек мяса в сухарях, после чего начинает хаотично летать по комнате, а потом попадает в камин и разбивается о дальнюю стенку камина.

Баронесса Анастасия: (покраснела) Ой.

Спавшая рядом с камином Кюри проснулась и смешно чихнула.

Чупакамака: На Пенгвинах, где я провела детство, было принято подавать мясо и гарнир на одном блюде.

Баронесса Анастасия: Извините. Мне всегда не очень удавалась магия, но вы показали фокус, и я хотела…

Барон Рюрик: Ничего страшного. У нас 850 запасных тарелок на складе.

Чупакамака: Тарелки же бьются к счастью! И это было красиво. Правда. (накладывает себе окорочок из насекомых)

Нэрнир: Я думаю, что стоит спеть балладу, извольте я спою.

Барон Рюрик: Дозволяю! (смеётся)

Нэрнир призывает банджо.

Нэрнир (задорно):

Жил да был один
Гоблин-паладин!
Вместо лат носил ушат
Очень смешил он тем лягушат!
А в руке-то молоток
Вызывал у всех смешок!
Напыщенным тот гоблин был 
И всем везде хвалился:
Я самый сильный жабохруст,
и птицегрыз, и волкоуст
Я самый сильный паладин
И я всегда непобедим!
И говорили гоблины о нём:
Хвастун он — просто ни о чём!
Пошёл тот гоблин-паладин в лес совсем один и думал:
Хахаха, сильней всех я, и кто же мне дерзнёт,
Он попадёт под мой гоблинский гнёт!
Из леса вдруг выходит огр.
Тот огр был огромным!
И пузо,
Ой-ёй-ёй,
Огромней чем бочонок!
И молвил он:
Моя здесь жить
Твоя зелёна морда бить!
Кулак бить-бать
А ты — умирать!
Вдруг испугался паладин, но видит — смотрят на него
Три гоблина на древе.
Сидят хихикают над ним,
А глупый огр был в гневе.
Сказал тот гоблин-паладин: 
Ты что-то мне сказал?
А ну-ка тут
Мой толстый друг
Давай-ка, убегай!
Со страху гоблин огра бать!
Молотком по носу огра шмать
И огр закричал:
Ай-яй-яй-яй
Сдаюсь, сдаюсь
Моя тебя боятся!
И вдруг он в дерево вбежал
Да врезался он лихо!
И гоблинов под себя подмял,
что там сидели тихо.
Вернулся гоблин-паладин
Что хорошо:живым. 
И стал с тех пор тот паладин — выращивателем крыс и больше не хвалился.
Запомнил он тогда урок
И будет ему прок.

Чупакамака: Красиво. Давайте я тоже спою?

Чупакамака: Давненько я не брала в руки пилу. (Расчехляет пилу)

Чупакамака: Эту песенку мы пели хором в пенгвинской школе, я только придумала новую аранжировку:

В классе уютном и светлом
Утром стоит тишина.
Заняты школьники делом -
Пишут по белому черным,
Пишут по черному белым,
Перьями пишут и мелом:
«Нам не нужна 
Война!»

«Мир горам челогеккским!
Мир эльфийским лесам!
Мир пещерам гномским!
Мир человечьим полям!
Хижинам мир и дворцам!»

«Мир всем народам на свете.
Всем есть простор на планете, -
Олсен богат и велик.»

Так челогеккские дети,
И человечьи дети,
И эльфийские дети
Учат в школе язык.

Барон и баронесса аплодируют. Кюри (которая ранее игралась, прыгая по комнате и наблюдая за ворсинками ковра) магически успокоилась из-за магической музыкальной пилы, и теперь она под столом (обеденным).

Нэрнир: Интересная песня.

Нэрнир: Кхм, а где у вас что можно купить в городе?

Барон Рюрик: Большинство всего — в магазине бытовых вещей или на продуктовом рынке. Работников можно нанять на специальном рынке, который называется «Биржа труда». Как на короткий срок, так и на несколько лет вперёд.

Нэрнир: Хорошо, мы как раз закупимся.

Нэрнир: А давно ваша дочь учится в Норланде?

Баронесса Анастасия: С первого класса (с семи лет).

Нэрнир: Она что: живёт одна?

Барон Рюрик: У неё есть семеро слуг и три телохранителя.

Нэрнир: У вас много слуг. Вот я хоть и герцог, но у нашей семьи не было никогда слуг. Разве что моя прапрапрапрабабушка Пералина вела себя как дворецкий.

Барон Рюрик: Хорошему правителю слуги положены по статусу. Потратить 20 минут на самоличное мытьё посуды — это потратить на 20 минут меньше на управление государством.

Нэрнир: Это интересно.

Нэрнир ест цыплёнка табака.

Барон Рюрик: Вам повезло, что вы идёте в центральный Норланд через мою территорию. (берёт тарелочку с рататуем) Другие бароны вам не понравятся.

Чупакамака: Отчего же?

Барон Рюрик: Баронство Нороса зарабатывает тем, что сдаёт в аренду своих солдат — посылает их на чужие войны. Иногда даже в Хормель или Лепронд. (делает глоток кваса) У его отца было трое сыновей, и старший и средний погибли в одной из этих дурацких войн. Где-то в Хормеле.

Барон Рюрик: Норос винит себя в том, что он (когда ещё учился в школе) не поехал с ними. Он полагает продолжение дела своего отца своим сыновьим долгом. Иными словами, он милитарист.

Чупакамака: Печально. Он что же, считает, что война выгодна его баронству или Аларконду в целом?

Барон Рюрик: Нет, он просто не умеет управлять экономикой (да и Фридрих тоже). В распоряжении баронств очень ограниченные ресурсы. Нужно быть талантливым администратором, чтобы народ не обеднел.

Чупакамака: А что вы, Ваша милость, предпринимаете, чтобы народ не обеднел?

Барон Рюрик: Я делаю ставку на частный бизнес. Владельцы плантаций, торговцы и так далее пользуются большой свободой, с минимумом регуляции со стороны государства. Они получают налоговые вычеты за успешные идеи, которые привели к созданию рабочих мест или повышению производительности труда. Это позволяет им экспериментировать.

Нэрнир: Хм…

Чупакамака: Кстати, мы видели здесь жрецов бога Войны, собирающих на храм. Кажется, в этом баронстве они не очень популярны, или я ошибаюсь?

Нэрнир: Там был вроде только один.

Барон Рюрик: О, это пример креативности одного из частных предпринимателей. Он думает, что если он построит храм Бога Войны, то Бог Войны даст его работникам повышенную силу (это один из его даров), и они будут копать руду быстрее. Если сработает, то это повысит его прибыль. Что будет выгодно и ему, и государству.

Барон Рюрик: Ещё пример. Знаете, что в других странах бывает проблема детей-сирот — когда безответственные родители отказываются от ребёнка, и потом государство вынуждено тратить деньги на приюты? Казалось бы, одни убытки. Знаете, что придумал один из предпринимателей, которому принадлежит столичный роддом? Он продаёт детей, от которых отказались, тем бездетным семьям, которые хотят детей. Получает прибыль сам, устраивает детей в любящие семьи, и платит с этого налоги!

Чупакамака: Интересно. И всех ли детей раскупают?

Барон Рюрик: Даже записываются в очередь!

Нэрнир: Необычно!

Барон Рюрик: Но прибыльно. И таких малых бизнесов, основанных на оригинальных идеях, полным-полно в нашем баронстве. Всё, что требуется от государства — не мешать им.

Чупакамака: А что с бароном Фридрихом?

Барон Рюрик: У Фридриха ничего нет, кроме его ассасинов и его одной тридцать второй эльфийской крови, о которой он всё время хвастается.

Чупакамака: Но чем, однако, живёт его баронство?

Барон Рюрик: Впроголодь оно живёт. Именно поэтому ему так важно получить престол Гусляндии. Но никто не поддержит его, а не меня, по сотням причин.

Чупакамака: По каким же?

Барон Рюрик: Самое главное — барон Фридрих уже немолод, а его сын круглый идиот, который для развлечения превращает людей в лягушек. Никто не захочет, чтобы этот подросток стал королём.

Барон Рюрик: Ещё он убил королеву Шарлотту, подарив ей билеты на тот круизный корабль… Твёрдых доказательств его причастности к крушению корабля нет, но он прямой бенефициар.

Чупакамака: У барона Фридриха есть ещё и дочь. Она учится в монастыре Огродиты. Очень талантливая девушка и хороший администратор.

Барон Рюрик: Вы будете смеяться, но она тоже пропала.

Чупакамака: Ох…

Нэрнир: Как давно?

Барон Рюрик: Неделю назад. Перестала отвечать на письма отца. Фридрих завалил всю округу письмами с угрозами «если я узнаю, что это ты приложил руку к её пропаже» (мне тоже такое пришло), но она так и не вышла на связь.

Нэрнир: Возможно, её перехватили орки. Она собиралась в гости к Гру. А чтобы до него дойти, нужно пойти по дороге, которую патрулируют орки.

Чупакамака: К Гру собиралась Ливия

Нэрнир: Ах, да. Для меня они все на одно лицо. Хотя у орков зуб на жриц.

Чупакамака: А что об этом говорят в монастыре?

Барон Рюрик: В монастыре говорят, что ранним утром она ушла на плановый обход деревень (полечить прихожан). Должна была вернуться вечером, но не вернулась. А в деревнях, в которые она планировала сходить, говорят, что к ним она не приходила.

Чупакамака: Могли быть и орки…

Барон Рюрик: То, что Фридрих всюду хвастается, что он частично эльф, тоже не добавляет ему друзей.

Нэрнир: Пхаха!

Нэрнир: Интересно, что сейчас с Элрондом…

Чупакамака: Надо организовать поиски, наверное… Может, она сама ушла, а может, действительно попала в орочью засаду.

Чупакамака: Кстати, что вы знаете, всё-таки, о пропаже принцессы Минни?

Нэрнир гладит Кюри.

Кюри смешно чихнула и выпустила изо рта что-то похожее на мыльный пузырь.

Барон Рюрик — слуге, который приносил Нэрниру кофе: За дверь. (слуга уходит)

Барон Рюрик: Чуть менее чем всё, включая вашу роль во всей истории.

Баронесса Анастасия: Вы поступили правильно. Если Минни хочет уехать, это её выбор.

Чупакамака: Разведка у вас поставлена хорошо (улыбается). Но всё же очень жаль короля Пунтарха: он до сих пор волнуется так же, как барон Фридрих за Мари. В таких случаях ведь не известно, ушёл ли ребёнок по своей воле или с ним случилась беда, а родители страдают.

Нэрнир: Помню, как мой друг, Рудольф Данцингер, с ней рассорился…

Барон Рюрик: О, этот смешной молодой человек ваш друг. Представился торговцем информацией и хотел продать мне местонахождение принцессы… Я не стал его разочаровывать, но ничего нового он мне не рассказал.

Барон Рюрик: Он, наверное, думал, что мы плохо относимся к принцессе.

Чупакамака: Его Величество рассказывал нам, что его две младшие дочери очень дружны.

Нэрнир осматривает Кюри на предмет болезни.

Кюри совершенно здорова. Смешное чихание не вызвано никакими известными недугами.

Баронесса Анастасия: Папа очень устал работать королём, и он хотел быстро выдать её замуж и уйти в отставку. Возможно, он даже хотел попутешествовать по миру сам.

Баронесса Анастасия: Если он узнает, где она, то он может использовать ситуацию как предлог и отправиться за ней вдогонку лично.

Барон Рюрик: Бросив королевство на откуп своим некомпетентным советникам.

Чупакамака: Но, насколько нам известно, женихом принцессы Минни был барон Норос, который совсем не подходит на роль короля.

Барон Рюрик: Никто не ожидал, что он станет бароном — его выбрали как жениха задолго до того, как погибли его старшие братья.

Барон Рюрик: Именно поэтому барон Норос так сильно поссорился с королём, когда узнал о пропаже принцессы. Он решил, что король передумал и инсценировал её похищение, чтобы разорвать договорённость.

Чупакамака: Разве принцесса Минни не сама его выбрала?

Барон Рюрик: Сама. Когда ей было 8 лет. Классический брак по договорённости родителей, это не считается.

Чупакамака: Ха. Я в первые влюбилась в 6 лет. (улыбается) А на роль короля Норос не подходит не потому что он барон, а по характеру и взглядам на жизнь. Мы о нём и раньше были наслышаны, а после вашего рассказа стало понятно, что всё ещё хуже.

Барон Рюрик: К слову о браках по договорённости — если при словах об эльфийской крови Фридриха вы вообразили себе романтическую историю любви человека и эльфийки, то вынужден разочаровать. Его пра-пра-прадед решил, что иметь немного эльфийской крови будет политически выгодно, и отвалил кучу денег бедной эльфийской семье, чтобы те продали ему жену…

Чупакамака: А вообще, выходит, что Его Величество Пунтарх считает, что выгодно, чтобы престол унаследовал один из баронов, раз устраивает браки именно с баронами?

Барон Рюрик: Не совсем. Назначение династических браков — установить более тёплые дипломатические отношения между двумя государствами. Никто не хочет пойти войной на родной город любимой жены. (барон и баронесса улыбнулись)

Нэрнир: А что у вас за дендропарк?

Барон Рюрик: Выставка деревьев и кустов. В том числе генно-модифицированных, говорящих и кусающихся.

Нэрнир: Говорящих?

Барон Рюрик: Какие-то эльфийские деревья, которые говорят (но в основном ругаются). Из их древесины можно делать говорящие предметы.

Нэрнир: А, вы про энтов!

Барон Рюрик: В первой оружейной кузнице продаётся ненужный предмет, который сделали из такой древесины — Дефектный Меч Предупреждения. Планировалось, что он будет предупреждать о грядущей опасности. Но он не работает. Тем не менее, его можно купить как диковинку.

Нэрнир превращается в чёрного кота.

Нэрнир: Забавно.

Нэрнир сидит с хвостом стоящим трубой.

Нэрнир превращается сперва в змею, а потом в себя.

Чупакамака: Спасибо за наводку, но нам, полагаю, актуальнее всего купить немного кофе (выразительно смотрит на Нэрнира)

Нэрнир: А как у вас обстоят дела в городе?

Чупакамака: Да, мы же здесь почти ничего не видели, а хотелось бы посмотреть. Что ещё здесь есть интересного?

Барон Рюрик: Пройдитесь по площади и загляните в каждый магазин, у которого есть вывеска. Чего-нибудь интересное там да и будет.

Барон Рюрик: Не считая роста алкоголизма и вовлечения в азартные игры среди рабочего класса — дела в городе обстоят нормально. С подготовкой солдат хорошо, с собираемостью налогов хорошо. Тяжёлых преступлений на душу населения меньше, чем в благополучной Гусляндии.

Нэрнир: А какие лекарства у вас продают в аптеке?

Барон Рюрик: В основном настойку боярышника, но есть и менее популярные лекарства.

Нэрнир: Кстати, я заметил, что у вас очень много собак в городе? Это мода такая? Или чем это обусловлено?

Барон Рюрик: У нас довольно мало магов, а полчищ волшебных животных и вовсе нет. Поэтому наиболее популярны те звери, которых легко дрессировать. Это собаки.

Нэрнир: Мы что-то слышали, что в баронствах обитают гигантские ядовитые змеи? Это так? Что это за существа?

Барон Рюрик: О, это змеи-мутанты. Какой-то маг жил в горах центрального Норланда и мутировал своих домашних животных (которые были змеями), чтобы те стали устойчивы к холоду. Они стали гигантскими и убежали. В основном они живут в баронстве Нороса. Они обладают антиметаболизмом — впадают в спячку в тепле и обожают холод.

Нэрнир: Это очень познавательно. Кстати, вы будете не против, если мы дадим небольшое представление в городе? Так, народ позабавлять…

Барон Рюрик: В целом не против, но предпочтительно в помещении (договоритесь с владельцами какого-нибудь магазина) — магические фейерверки на главной площади могут нервировать непривычных к магии прохожих.

Нэрнир: Да, конечно.

Нэрнир доедает цыплёнка табака.

Нэрнир: А змеи-мутанты подвергались попыткам укрощения?

Барон Рюрик: Да. Они могут привязаться к одному хозяину и не кусать его, но довольно агрессивны по отношению к чужакам. Одна женщина с каменным взором даже носила их как шарф.

Нэрнир: А других питомцев хозяина они кусают?

Барон Рюрик: (серьёзно) Да, а потом едят.

Чупакамака: Ужас… А вы их истребить или заставить мутировать обратно не пробовали?

Барон Рюрик: Они присутствуют во всех баронствах и встречаются в горах центрального Норланда. Если охота не будет координированной, то непойманные змеи просто расползутся по остальным территориям…

Нэрнир: Да, это очень познавательно. Хм… Ах да, пока мы не пошли в город: в налоговой/бухгалтерии/обмене валют всё честно работает и справедливый курс?

Барон Рюрик: Этот обмен валют — тоже частный бизнес, и они могут выставлять любой курс, какой захотят. Но, скорее всего, курс справедливый — ведь налоговая в соседней комнате.

Нэрнир: Есть ли у вас в баронствах ещё необычные животные без магических способностей?

Барон Рюрик: Нет, мы не занимаемся выводом новых видов, скрещиваниями и так далее. Если захотите открыть частный бизнес в этой области — эта ниша рынка свободна.

Нэрнир: А такие животные как виверны, грифоны, единороги?

Барон Рюрик: Нет, таких заморских диковинок у нас нет. Ни виверн, ни единорогов, ни двухэтажного голубя…

Нэрнир: А в Гусляндии есть куры пишущие карты и почтовые совы. Хм… Интересно, какие же приключения там у Элронда.

Нэрнир: Как вы относитесь к центральному Норланду?

Барон Рюрик: Король Тибериус очень нерешительный человек, но он был очень решительным в молодости. Когда он только стал королём, он немедленно провёл много смелых и необходимых реформ. За это его жестоко осмеяла пресса. С тех пор он панически старается избегать негативного имиджа и критики. У него в стране есть две партии, и он принимает только те решения, которые поддерживают и та, и другая одновременно. Вопросы, по которым существуют разногласия, забалтываются месяцами и годами «совещаний» и «согласований».

Барон Рюрик: Например, именно из-за несогласия двух партий он не набирает нормальную армию, а довольствуется горсткой элитных рыцарей.

Барон Рюрик: Очевидно, что быть королём ему в тягость. Эта работа не приносит ему положительных эмоций, а за любую ошибку его ругает либо одна, либо другая партия.

Нэрнир: Будем знать. А вы вообще, что считаете об их разделении знати в политике? Как относитесь к индустриализации?

Нэрнир допивает сок.

Барон Рюрик: К индустриализации я отношусь хорошо. Мануфактуры — это частный бизнес. Частный бизнес — это налоги. Налоги — это богатая страна.

Барон Рюрик: К парламентаризму сложно относиться всерьёз, если для принятия любого закона требуется сердечная договорённость между всеми партиями, как в центральном Норланде. Должна быть конкуренция — решает либо более популярная партия, либо решительный король единолично.

Нэрнир: С популярной партией у Ильменя политика.

Барон Рюрик: Там другая крайность — популярная партия всегда одна и та же. Это тоже делает парламентаризм неработающим.

Нэрнир: А как вы считаете: хорошо бы было, если бы эльфов возглавили индустриалисты?

Барон Рюрик: Для эльфов — скорее всего, да. В противном случае им угрожает технологическое отставание. Другой вопрос, что это отставание стать критичным только через 200—300 лет, а индустриализация эльфов сделает их богаче, что не обязательно хорошо для других народов…

Нэрнир: У вас хорошие кузнецы?

Барон Рюрик: Да, но мы экономим на некритичном снаряжении и используем недорогой металл. Мы не можем одеть тысячи солдат в такую дорогую броню, которую носят немногочисленные рыцари Норланда.

Нэрнир: А манга у вас продаётся?

Барон Рюрик: Возможно, скорее всего подпольно.

Барон Рюрик: Мы не ограничиваем частный бизнес в том, какие товары они могут продавать. Но открыто выложить мангу на прилавок они могут стесняться.

Нэрнир: Орки нападают на остальные баронства?

Барон Рюрик: На баронство Нороса, но очень редко. Если тот отправит половину своей армии наёмниками неизвестно куда, то могут напасть, сочтя это за слабость.

Нэрнир: Почему Фридрих ещё на плаву с такой политикой и экономическим состоянием?

Барон Рюрик: Плохая экономика — это беда для обычных жителей его баронства. У самого Фридриха всё в шоколаде, и на армии он тоже не экономит.

Нэрнир: Ну что же, мы тогда пойдём в город. Ах, да! А куда пошёл Рудольф, вы не знаете?

Барон Рюрик: К сожалению, нет. Он не официальное лицо, и его перемещения не отслеживаются.

Нэрнир: Ну, тогда, благодарим за аудиенцию. Пока что мы пойдём в город. Как раз поищем ещё одного нашего друга Драко.

Чупакамака: Спасибо вам за тёплый приём, вкусную еду и интересный рассказ.

Барон Рюрик: Приятной прогулки по городу!

Барон Рюрик звенит колокольчиком.

Барон Рюрик — вошедшему слуге: Проводи их в город и оказывай им любую помощь, которая понадобится им по дороге.

Нэрнир, Чупакамака, Иван и Кюри следуют за слугой-провожатым.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава