Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 29

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 29[править]

Глава 29, в которой герои подвергают зеркало перекрёстному допросу и прячут Киргиза от ламий.

Локация: Пикник, Деревня ламий, Равнинный тракт[править]

Виллина выводит героев и детей обратно на центральную площадь деревни.

Здесь уже разожгли костры и разложили подставки для шампуров, а также принесли ножи, живого поросёнка, живого телёнка, живого ягнёнка и живого сома (до поры до времени хранящегося в фонтане), а также повязки на глаза для детей и/или для слишком чувствительных и/или для предпочитающих не знать, откуда берётся находящееся у них на тарелке.

Жрец Бога Торговли ругает нескольких ламий — судя по обрывкам их разговора, они подписали какой-то невыгодный контракт, не посоветовавшись с ним. В их перепалке часто упоминается слово «кролики».

На ступеньках перед фонтаном сидит человек с кислородной маской в руках (она присоединена к пятилитровой банке с кислородом), он периодически делает вдох-другой из маски. По площади ползает ламия с вывеской «Free Hugs».

На одном из неиспользуемых домов висит вывеска «День открытых дверей» (и действительно, дверь в дом открыта, и там по-домашнему уютно, но внутри никого нет). Виллина объясняет, что в таких домах могут бесплатно останавливаться путники (убирая вывеску при заселении и возвращая её перед отъездом) — ламии надеются, что гостям здесь понравятся, и они останутся.

Один из детей, пришедших на экскурсию, по незнанию принёс с собой мячик для игры в бол. Теперь он огорчается, что поиграть не получится — для игры в бол необходимы ноги. Кто-то из ламий вооружает гостей водяными арбалетами.

Кюри плавает в фонтане, аккуратно уворачиваясь от струй воды, чтобы вода не попала ей в уши, и от хлопающего хвостом сома.

Кроме детей и ламий, на центральной площади находятся Нэрнир, Чупакамака, Киргиз и Иван.

Нэрнир смотрит в глаза товарищам.

Нэрнир — остальным героям: Было бы круто если бы эльфы захватили весь мир! Хахахах! Ухахахаха! Шутка!

Киргиз: Они будут резать животных прямо у всех на глазах? Я не-не смотрю… *отворачивается*

За спиной у отвернувшегося Киргиза стояла Мия. Она краснеет и отползает в сторону, спрятавшись в кроне ближайшего дерева.

Нэрнир смотрит, чтобы никто не наступил или не наполз, на особые, защищаемые эльфами растения.

Поблизости не растёт кабан-травы, кошачьей мяты или других особых растений.
Поблизости растёт подорожник, и на него наступают все кому не лень, в основном случайно (натёршие себе царапины на хвосте — специально).
Поблизости растёт дуб, он слишком велик, чтобы на него кто-нибудь наступил, но по нему (как и по многим другим деревьям) ползают ламии.

Киргиз смотрит по сторонам и медленно подходит к кустам, чтобы спрятаться.

За кустами, к которым подошёл Киргиз, сидит дикий кролик, который грызёт дикорастущую морковь. Кролик хорошо скрыт листвой, и Нэрнир не знает, что он там.

Киргиз подсаживается в кусты и выглядывает, раздвигая листву.

Кролик прячется в кармане Киргиза.

Нэрнир: Так, на подорожник можно, он от этого не повреждается…

Генно-модифицированный подорожник немного мурчит, когда им вытирают раны.

Киргиз осматривается на безопасность и выходит из кустов.

За Киргизом никто не гонится (но безусловно следят).

Нэрнир залезает на дуб.

На вершине дуба установлена раскладушка и дальносмотрильная труба гномов, а также маленькая катапульта и нелетальные снаряды для неё (пакеты с водой). Глазевшие в трубу ламии уступают место гостю и сползают с дерева.

Киргиз на всякий случай покрывает себя тонким слоем «кожи» из маны.

Чупакамака сидит, прислонившись к дубу, и смотрит, что делают дети.

Дети играют со своей едой (поросёнком, телёнком и ягнёнком), а также играют в бол руками вместо ног. Тем временем ламия-повар точит меч.

Нэрнир ищет жёлуди.

Нэрнир находит множество желудей, один вкуснее другого.

Нэрнир берёт один жёлудь.

Нэрнир: Хммм, смогу ли я зародить в нём энта?

Жёлудь не удостаивает Нэрнира ответом, поскольку у него нет ушей, рта и мозгов (у жёлудя).

Киргиз выпускает кролика обратно в кусты и готовится к защите.

На Киргиза не нападают, если не считать яблок и груш, случайно падающих на него свыше.

Чупакамака смотрит, есть ли на территории деревни плодовые деревья.

На территории деревни много яблонь, груш, персиковых и банановых деревьев, а также хлебных деревьев, на котором растут буханки белого хлеба.

Нэрнир вспоминает как создают энтов.

Энты создаются из взрослого дерева (оживлением оного), что приводит к его разрушению. При роспуске энта дерево не восстанавливается.

Ламии приносят откуда-то готовый шашлык и начинают его жарить. Поросёнок (будучи всеядным) принюхивается ко вкусному запаху и тянется попробовать, травоядные телёнок и ягнёнок довольствуются травой.

Чупакамака: Интересно… Я думала, плоды хлебного дерева похожи на жёлто-зелёные колючие шарики. Как им удалось так модифицировать деревья?

Чупакамака — ламиям: Скажите пожалуйста, нельзя ли нам собрать немного яблок и груш. Здесь есть дети, которые не едят мяса.

Ламия — Чупакамаке: Берите, конечно, мы их посадили для красоты. Даже если забрать все фрукты, то всё равно новые вырастут.

Киргиз (с облегчением): Я думал, что они будут разделывать животных у всех на глазах. Фух.

Мия: (с соседнего дерева) Мы же не варвары. Для того, чтобы резать животных, существуют люди и эльфы. Мы их только едим, но не убиваем.

Киргиз: Зачем вы тогда принесли их? *медленно* И повязки?.. *испуганно задумывается*

Чупакамака — ламиям: Спасибо.

Мия — Киргизу: Для игры в прятки… Поросёнка выпускают бегать по деревне, все надевают повязки и начинают его искать…

Киргиз: Точно?.. Значит, вы не собираетесь делать то, о чём я думаю?..

Мия: (подползает поближе) А о чём ты думаешь?

Киргиз: Э.. * срывает хлебный плод и прыгает в кусты*

Мия снова начинает хныкать.

Киргиз немного успокаивается, но всё равно подозревает ламий в желании связать и похитить его.

Чупакамака — девочке-вегетарианке: Ламии разрешили набрать плодов. Можно поесть яблок и груш или запечь плод хлебного дерева…

Девочка-вегетарианка: Ура! А плод хлебного дерева можно есть сырым. В Гусляндии они растут уже хрустящими.

Чупакамака — Киргизу: Я думаю, нам надо провести эксперимент с зеркалом. Давай попросим ламий пустить нас в музей после окончания экскурсии и позадаём зеркалу вопросы, одни и те же вопросы. Может быть, оно каждому даст свой ответ. Спросим о будущем наших рас, про Гримуар… Всё-таки надо проверить, насколько достоверные вещи оно говорит.

Киргиз (из кустов): Только если они никого не похитят.. *осматривается*

Гуляющие по деревне ламии не несут в руках сетей, верёвок, кляпов, мешков, носилок, наручников и других инструментов похищения (кроме собственного хвоста, в который они могут завернуть цель, подобно питону).

Киргиз скрывается в кустах.

Роющийся в кармане Киргиза дикий кролик дорылся до металлической монеты (1 крона орков) и пытается разгрызть её (но не может).

Киргиз вынимает кролика из кармана.

Извлечённый из кармана кролик испуганно смотрит на Киргиза, как будто его схватил ястреб.

Тем временем шашлык дожарился, и ламии зовут всех к столу (точнее, рассаживаются на мягких ковриках для пикника, расстеленных прямо на траве).

Киргиз аккуратно вылезает из кустов и садится на самый дальний от ламий коврик.

На подносах с шампурами и готовым шашлыком можно выбрать шашлык из говядины, из баранины, из свинины и из сомятины.
Поросёнок тянется попробовать шашлык из свинины.

Киргиз: *смотрит на поросёнка* Каннибал. *берёт свиной шашлык*

Поросёнок принюхивается к шашлыку из свинины и передумывает его пробовать. Но он довольно самоуверенно жуёт рыбий шашлык из сомятины.

Чупакамака продолжает наблюдать за детьми.

Дети жуют шашлык (кроме девочки-ветегарианки, которая смотрит на них как на кровожадных убийц и вертит в руках водяной арбалет), надевают повязки и пытаются найти поросёнка на ощупь (периодически сваливаясь в фонтан). Племянник Фарольда забрался на дуб и смотрит в сторону своей фермы в дальносмотрильную трубу гномов. Двое его друзей стреляют пакетами с водой из катапульты по поросятам, пасущимся на ферме Корбина.

Изрядно наевшись, многократно поймав поросёнка и застрелив друг друга из водяных арбалетов, дети вымотались достаточно, чтобы Чупакамаке таки удалось собрать их всех в одну контролируемую, не разбредающуюся по всей деревне каждую минуту группу.

Киргиз — Чупакамаке: Всё? Экскурсия(для детей) окончена?

Чупакамака: Я думаю, мы сегодня уже очень много увидели! (детям) Вам понравилось?

Дети: (хором) Да!

Девочка-вегетарианка: Тут очень уютно, если не считать трупов животных.

Племянник Фарольда: Если бы не токсичные вороны, то и у нас было бы так же.

Девочка 8 лет: Познавательно, и таких статуй я раньше не видела, и мой папа смог от меня отдохнуть.

Кюри: (жуёт шашлык из свинины, на зверином) Обожаю поросят!

Чупакамака: В таком случае, я думаю, мы сможем как-нибудь прийти сюда ещё. А сейчас все по домам — напрягать родителей!

Дети проверяют, что взяли с собой свой мяч, кепки и так далее — и что у них в карманах не завалялось ничего чужого. Они собираются в группу и медленно идут к выходу из деревни.

Чупакамака: (провожая детей до выхода) Кого-нибудь проводить до дома?

Племянник Фарольда: Нет, даже отсюда видно замок на высокой горе, не потеряемся.

Мальчик 15 лет: И даже когда потеряемся, то я знаю, как находить север по мху и добывать воду и пищу в глухом лесу.

Чупакамака: Ну, тогда… домой марш! Всем хорошего дня!

Дети уходят.

Чупакамака возвращается в деревню к Киргизу и Нэрниру

Чупакамака: Ну, что: попросимся в музей поэкспериментировать с Зеркалом?

Киргиз: Можно попробовать.. Но нам же нужно решить важное дело. Зеркало долго займёт?

Чупакамака: Думаю, часок-другой… да, непозволительно. За час можно революцию сделать или захватить страну. А за два… принцесса сбежит, король умрёт, барон захватит трон, а мы даже вмешаться не успеем…

Чупакамака: А если серьёзно, то как ты планируешь нашу серьёзную задачу решать?

Киргиз: Ладно, давайте пойдём к Зеркалу. Может чего подскажет.

За спиной задумавшегося Нэрнира пробежал кролик. Кролик остался незамеченным и скрылся в кустах.

Герои возвращаются в музей, никто из ламий их не останавливает.

Локация: Музей, Деревня ламий, Равнинный тракт[править]

Ламия Мия стоит около волшебного зеркала и о чём-то его спрашивает. Ответ зеркала доводит её до слёз, и она уползает.

К зеркалу подходят герои.

Чупакамака: Ну, вот, и Мию расстроило. Небось, сообщило, что она никогда не выйдет замуж

Нэрнир — Чупакамаке (шёпотом): Мне кажется, она влюбилась в Киргиза.

Киргиз: Вы про что говорите?

Нэрнир: А, мы говорили про теорию преимущества хвойных энтов в умеренных широтах, ты не поймёшь, это друидское!

Чупакамака пишет: Давайте по очереди подойдём и спросим

  • Что случится в будущем с расами (гномы, эльфы, люди, челогекко, ламии)?
  • Какое будущее ждёт Гусляндию?
  • Где сейчас принцесса Гусляндии?
  • Как избавиться от Гримуара?

Ну и что-нибудь своё.

Чупакамака: Вот, смотри (показывает список вопросов)

Нэрнир: Хорошие вопросы…

Чупакамака: Кто первый пойдёт?

Нэрнир: Я спрошу про гномов, ты или Киргиз — про эльфов.

Нэрнир касается зеркала.

Зеркало: Сразу скажу, всех прекраснее с прошлого раза ты так и не стал.

Нэрнир: Какое будущее ждёт гномов?

Зеркало: Гномы в будущем достигнут большого успеха в технологической магии — их летательные механизмы будут взрываться даже реже, чем наземные телеги (максимум в трёх полётах из десяти, не чаще).

Нэрнир: Есть ли способ избавиться от Гримуара?

Зеркало: От книги — запросто (скормить её книжным червям), но она не является телом Гримуара. Гримуар — это бог, он создаст новую книгу. Он даже может иметь несколько книг, лежащих в разных локациях одновременно.

Нэрнир: Сколько лет в среднем живут орки?

Зеркало: С учётом преждевременных потерь в бою — примерно 35-40 лет. Среди не погибших в бою — около 80 лет.

Нэрнир: Как появляются новые демоны?

Зеркало: Естественным путём, их рожает демонесса.

Чупакамака — Киргизу: Ну, вот, убежал… Смысл эксперимента в том, чтобы задать одни и те же вопросы. Давай про эльфов и Гусляндию спросим мы оба, чтобы было, что сравнивать.

Киргиз: А ещё смысл в том, чтобы задавать вопросы в перемешку с другими, чтобы не было подозрительно.

Нэрнир: Идите спрашивайте, мы же по очереди!

Киргиз касается зеркала.

Зеркало: Ахаха… Тут одна ламия про тебя спрашивала.

Нэрнир хихикает.

Киргиз (слегка нервозно): Рассказывай.

Зеркало: А вопрос-то у тебя какой?

Киргиз: Что она спрашивала?

Зеркало: Имеет место тайна исповеди! В соответствии с 51-й статьёй конституции зеркала, я отказываюсь отвечать на этот вопрос!

Киргиз: Такой конституции не существует, ты это само выдумало. Отвечай. На. Вопрос.

Нэрнир: Потом про народы спроси!

Зеркало — Киргизу: Она спрашивала, сколько у вас двоих будет детей. Я ответило, что всего один, чем и довело её до слёз.

Нэрнир безумно хохочет.

Киргиз садится в угол с округлившимися глазами и депрессивно покачивается(как Нэрнир когда узнал про эльфов, только ещё более депрессивно).

Чупакамака рыдает от смеха

Нэрнир: Чупакамака спроси про народы.

Чупакамака: Нет уж, я спрошу, как лучше назвать наших с тобой детей (безумно хохочет)

Чупакамака идёт к Зеркалу

Чупакамака: Привет!

Нэрнир: Ты его коснись!

Зеркало: (освещается) Ох, опять когтистые ящерицы около моей гладкой, идеальной поверхности. Разве в этот музей не запрещено заходить с животными?

Чупакамака: (громко) Если поженятся девушка-челогекко и юноша-эльф, их дети рождаются или вылупляются из яиц? И какой длины у них хвост?

Киргиз: Может хватит уже? Посмотрел бы я на вас на моём месте…

Зеркало — Чупакамаке: Челогекко и эльфы генетически несовместимы и не могут производить совместное потомство. Не повод не пытаться, но не преисполняйтесь особой надежды, эльфоухих ящериц не будет…

Чупакамака: Ладно, другой вариант. Выйдет ли моя подружка Мия замуж за моего друга Киргиза? И как отбить потом этого мужа у подруги? И заодно подругу у этого мужа для лесбийского романа?

Киргиз (срывается): Да хватит уже! Это совсем несмешно!

Нэрнир: Чупакамака, задай важный вопрос, пожалуйста, это важно!

Нэрнир даёт Чупакамаке лёгкую листвянную пощёчину.

Чупакамака: Пошли вон, придурки! (зло смотрит на товарищей) И не подслушивайте тут!!!

Зеркало: У меня нет данных о её замужестве. Но ламии обычно заводят двух-трёх детей, и один ребёнок в семье чаще всего означает сбежавшего кавалера…

Киргиз: Так она ещё меня похитить собирается… *становится ещё более депрессивным*

Нэрнир: Или связать тебя, пока ты спишь.

Чупакамака: А роман-то у Мии с Киргизом будет? Или она его похитит и… э.. и того… этого?

Киргиз становится супер-депрессивным.

Нэрнир — Киргизу: Тише-тише, успокойся…

Зеркало: Безответственные донжуаны часто приходят в деревню ламий, а потом смываются, чтобы не участвовать в воспитании ребёнка…

Луна Цедрейтер: Как выяснить, похитит ли Мия Киргиза, если вы рядом пасётесь??? И про эльфов оно то же самое скажет, если Нэрнир будет рядом! Отойдите же!!!

Киргиз: Я больше не могу это слушать… *уходит на улицу*

Нэрнир: Я пойду его успокаивать *уходит за Киргизом*…

Чупакамака: Раз уж мы заговорили про расы. Расскажи, что случится в будущем с расами? Что будет с эльфами, людьми, челогекко, ламиями?

Зеркало: С людьми и эльфами произойдёт вот что… Технический прогресс людей приведёт к тому, что они будут жить в удобном чистом городе, а эльфы — в загрязнённом фабриками людей лесу. Произойдёт нелегальная миграция эльфов, которые будут пытаться переселиться в города людей, а люди будут это запрещать и даже построят стену, чтобы эльфы к ним не проникли. Чтобы их не могли раскрыть и депортировать, переезжающие эльфы будут подвергать себя генной модификации и становиться людьми.

Зеркало: Таким образом, у ставших людьми эльфов будет эволюционное преимущество перед эльфами без ГМО. Через какое-то количество поколений они станут одной расой.

Зеркало: В будущем сельское хозяйство людей достигнет такой эффективности, что насекомых будут истреблять в огромных количествах. Челогекко станет не хватать еды (несмотря на фермы саранчи и искусственные заменители), и они постепенно разовьют в себе способность есть мясо некоторых обычных животных, но только кошерное. Это значит, что только мясо животных с определённым типом копыта будет перевариваться, а если копыто выглядит немного по-другому, то мясо останется несъедобным для челогекко.

Зеркало: Ламии — синкретическая и симбиотическая раса. Они живут на землях других видов и, к сожалению для ваших друзей, будут процветать в любом будущем.

Чупакамака: А с русалками? А с орками?

Зеркало: Русалки заключат пакт со сверхъестественным существом и получат ноги, позволяющие им ходить по суше. Это им дорого обойдётся.

Зеркало: Орки будут постепенно загнаны в резервации (орочьи территории будут окружены крепостями и стенами цивилизованных государств), где они будут жить самобытно и мирно, если не считать попытки грабить караваны.

Чупакамака: А какое будущее ждёт Гусляндию?

Зеркало: Процветание и богатство Гусляндии вызваны тем, что у неё много волшебных животных, а у других стран — нет. Это преимущество не продлится вечно.

Чупакамака: А что будет? Другие страны тоже заведут волшебных животных?

Зеркало: Произойдёт насыщение рынка. Они станут не так ценны, и аграрная идиллия станет недостаточной для полноценной экономики…

Чупакамака: (шёпотом) Где сейчас Минни, принцесса Гусляндии?

Зеркало: Она у дракона.

Чупакамака: (тоже тихо) За кого выйдет замуж принцесса Минни?

Зеркало: Она не выйдет замуж. Никогда. Му-а-ха-ха-ха!

Чупакамака: А будут ли эльфы, которые переселятся в другие места, где нет городов и загрязнённых лесов?

Зеркало: Ты недооцениваешь, как успешно люди будут свинячить на природе… Только в городах людей и будет по-настоящему чисто. Справедливости ради, по челогеккским меркам будет не очень грязно — оркам, или гномам, или троллям будет нормально жить и так. Но эльфы же такие безумные чистюли, что они могут умереть от презрения.

Чупакамака: Как использовать Гримуар? Или лучше от него избавиться? А как избавиться от Гримуара?

Чупакамака: А самого бога Гримуара убить можно? А как?

Зеркало: Богов убить нельзя. Не с нашими познаниями о магии. Можно их безмерно ослабить, сделав их менее популярными. Книга сжигаема, но она вернётся снова.

Зеркало: Гримуар даёт силы. Их можно использовать так же, как и силы любого другого бога. Если он обещает дать силы в обмен на что-то, то не обманет.

Зеркало: Подвох в том, что силы Гримуара — не выращивание пахучих цветочков или чары вечной красоты… Их применение вызывает боль и страдание.

Чупакамака: Да, и всё-таки: кто прекрасней всех на свете?

Зеркало: Богиня Любви. Она реально прекрасна.

Возвращается Нэрнир.

Нэрнир: Ну, что по эльфам?

Чупакамака: Теперь я погуляю, а ты поспрашивай, приходи к нам с Киргизом потом. На улице всё и расскажу.

Чупакамака уходит на улицу

Возвращается Нэрнир.

Нэрнир касается зеркала.

Нэрнир: Что ждёт в будущем людей?

Зеркало: Люди станут жить в человейниках — исполинских бетонных коробках такого размера, что не каждый голубь долетит до их крыши без передышки.

Зеркало: У каждого человека будет своя телега, и дороги будут так забиты телегами, что среднестатистический человек будет проводить не менее часа в день, ожидая возможности проехать туда, куда хочет.

Зеркало: Люди научатся летать выше атмосферы и будут устанавливать флаги со всякими глупыми лозунгами (например, «Здесь был Василий Михалыч, инженер третьей категории») на луне, на звёздах и на других телах.

Нэрнир: Какая небожественная магия самая сильная?

Зеркало: Магия времени.

Нэрнир: Я слышал, о божестве, которое сидит за ширмой и кидает кости, оно существует?

Зеркало: Нет. Божество, о существовании которого ходят лишь слухи, не наберёт достаточно энергии от своих последователей. Чтобы сэкономить силы, ему придётся не вмешиваться в дела смертных, предоставив их самим себе, и оно не сможет себе позволить тратить энергию на метание костей и прочие выматывающие телодвижения.

Нэрнир: Сколько существует богов?

Зеркало: Несколько сотен, но лишь дюжина-другая имеют достаточно энергии, чтобы давать дары. Остальным потребуется интенсивная реклама, прежде чем они снова смогут вмешаться в дела смертных.

Нэрнир: Что ждёт челогекко в будущем?

Зеркало: Чтобы прокормить своё население, челогекко будут активно разводить насекомых, в том числе тараканов. Это очень не понравится другим расам, в холодильники которых эти тараканы будут лезть.

Нэрнир: Что вкуснее всего?

Зеркало: Мясо кентавра.

Нэрнир: Тебе нравится быть зеркалом?

Зеркало: Стоять в одной комнате — не очень, но моя работа доставляет мне большое удовольствие.

Нэрнир: От кого произошли орки?

Зеркало: Орки произошли от волков, которые стали прямоходящими и научились шаманствовать. Именно поэтому орки и волки так легко находят общий язык.

Нэрнир идёт на улицу.

К зеркалу возвращается Киргиз.

Киргиз покрывает себя куполом и покрывает его иллюзией окружения, не только без себя.

Киргиз касается зеркала.

Зеркало: Добро пожаловать обратно, кхе-кхе!

Киргиз: Как стать невидимым?

Зеркало: Заклинаниями маскировки, или умереть и стать призраком, или поплавать в краске невидимого цвета. Смываемости не обещаю.

Киргиз: Какое будущее ждёт людей? Эльфов?

Зеркало: В будущем группа эльфийских философов объявит, что эльфы гораздо лучше людей, гномов и других видов, и что только эльфы достойны править миром. Они назовут себя истинными эльфийцами, у них будет лозунг «Высшие эльфы превыше всего», и они будут насылать орды энтов и ручных животных на города людей, чтобы убедить тех отказаться от промышленности. Более того, эльфы начнут делить себя на настоящих эльфов и недоэльфов, а также воевать со всем миром. Некоторые эльфы даже предложат союз с демонами, если те помогут очищению земель от неэльфов, и начнут почитать их вместо богов.

Зеркало: Люди станут этакой всемирной полицейской силой, потому что эльфы, гномы и так далее будут ударяться во всякие глупые культы и магические эксперименты, и людям придётся установить свой порядок, чтобы спасти мир.

Киргиз: Как вымерли динозавры?

Зеркало: Динозавры ели мышей и других млекопитающих, которых боги считали перспективными видами для дальнейшей эволюции. Поэтому боги забросали динозавров заклинанием Метеоритный дождь.

Киргиз: Что будет с Гусляндией? Она долго будет существовать?

Зеркало: Поселения людей на этой территории останутся надолго. Люди — они как тараканы, они определённо выживут…

Киргиз: Какое будущее меня ждёт?

Зеркало: Тебя окружат кролики… Ой, извините, не тот путешественник. Рано или поздно ты станешь аристократом через брак (твоя новая супруга будет знатных кровей). На протяжении жизни у тебя будет несколько официальных жён, причём в некоторые промежутки времени — более одной одновременно (ты будешь путешествовать между странами, которые не признают церемоний, которые проводили иностранные священники). Также у тебя будут незаконнорождённые потомки — ты не сможешь их признать своими, чтобы не опозорить свой новый знатный род, но неофициально ты позаботишься, чтобы они получили образование и были устроены на хорошие посты.

Киргиз: Постой… Ты ошиблось? Ты перепутало меня с Нэрниром? И хотело напугать его кроликами! А меня тем, что эльфы захватят мир, хотя другим ты говорило совсем другое! Ты — лживый дух, который пугает того, кто задал вопрос подсознательными страхами. Ты не знаешь ничего, просто пугаешь. Я правильно понял?

Зеркало: Насколько мне известно, я говорю чистую правду. Лежащая в моей основе магия таинственна и сложнообъяснима.

Киргиз: Ладно, а что тогда будет с гномами и челогекко?

Зеркало: Гномские технологические маги попробуют построить безопасный механизм для моментального перемещения (раз уж портальная магия запрещена). Это будет большая дверь, через которую можно пройти и оказаться в другой локации. По стечению обстоятельств окажется, что эта дверь ведёт в мир демонов, и демоны начнут вторжение в подгорные царства гномов. Их удастся остановить, взорвав все окружающие горы и засыпав город гномов, в котором был портал. Однако богатства гномов окажутся под завалами, и им по крайней мере временно придётся поселиться на равнине.

Зеркало: Челогекко станут гораздо более цивилизованными, чем сейчас — они начнут мыть руки перед едой и будут ловить насекомых вилкой, а не голыми когтями. Состоятельные челогекко перестанут охотиться лично и будут покупать себе насекомых в магазинах домашних животных.

Киргиз уходит на улицу.

Нэрнир, Чупакамака и Киргиз возвращаются с улицы и находят смотрительницу. Она проверяет экспонаты, к которым подходили дети, на следы разрушений, а также выписывает две новые таблички — одну для кристаллического яйца, другую для полуэлементаля.

Нэрнир тяжело вздыхает.

Чупакамака: Скажите, пожалуйста, можно ли сейчас задать вам вопрос по поводу одного из экспонатов?

Хранительница музея: Можно. (приклеивает табличку под полуэлементалем и поворачивается к гостям)

Чупакамака: Спасибо! Что это за зеркало и как оно работает?

Хранительница музея: Это магическое зеркало. Его создали, прокляв обычное зеркало — и теперь оно обязано отвечать на вопросы.

Хранительница музея: Работает оно сложно. Существуют два вида магии — прямая магия и интеллектуальная магия. Когда ты знаешь, как магия работает, то это прямая магия — например, в основе заклинания «Огненный шар» лежит научная физика горения, плюс научная магия создания огня.

Хранительница музея: Когда ты указываешь «что заклинание должно сделать» и позволяешь магии выбрать реализацию самостоятельно — это интеллектуальная магия. Например, магия проклятий — если прочесть заклинание, согласно которому принцесса уколет палец о веретено, то достаточно сформулировать «что должно произойти». Не нужно понимать механику создания предмета (веретена), если в округе нет ни одного веретена. Не нужно понимать механику работы заклинаний, влияющих на разум, чтобы уговорить принцессу подойти к веретену и уколоть палец. И так далее.

Хранительница музея: Это зеркало зачаровано интеллектуальной магией, то есть оно решает поставленную перед ним задачу любым возможным способом, даже таким, о котором его заклинатель не подумал. В данном случае его задача — отвечать на вопросы.

Киргиз: Оно должно правдиво отвечать на вопросы или не обязательно?

Хранительница музея: Всё зависит от точного текста заклинания, которым его зачаровали. Для этого зеркала этот текст неизвестен. Проклятия срабатывают в точности так, как они сформулированы, или не срабатывают вовсе.

Хранительница музея: Если в тексте заклинания не было прямо приказано врать, то оно будет говорить правду. Зеркало не обладает свободной волей и не станет врать из личных интересов — таких интересов у него нет. Но если сказать правду невозможно, то приказ «зеркало обязано отвечать на вопрос» заставит его ответить в любом случае, даже догадкой.

Чупакамака: То есть, если зеркало не знает правду, оно будет высказывать свои догадки?

Чупакамака: Если так, но на каких основаниях оно строит свои догадки? И может ли оно знать о будущем или оно только предполагает возможное будущее?

Хранительница музея: Оно будет высказывать догадки о вещах, о которых не знает правду, и оно будет строить эти догадки на основании тех вещей, про которые оно знает правду.

Хранительница музея: Например: пусть зеркало точно знает, что собаки иногда проявляют агрессию по отношению к кошкам. Если зеркало спросить «проявляют ли кошки агрессию по отношению к собакам», а зеркало не знает правдивого ответа на этот вопрос, то оно ответит, что проявляют, потому что логично предположить, что кошки недолюбливают собак в ответ.

Чупакамака: А о будущем оно, в принципе, может знать? Например, мы трое, порознь спросили его о будущем эльфов. И каждому из нас оно дало разный ответ. То же самое было с вопросом про будущее челогекко. На чем Зеркало могло строить свои предположения?

Нэрнир (плачет): То есть эльфы плохие, да?! Никто нас не любит, что оно пришло к такому выводу! Уаааа!

Киргиз: Ну хватит уже плакать, эльфы сделали много хорошего. Они развили магию и разные науки. А ещё ты сейчас затопишь музей…

Хранительница музея: Предсказания о будущем могут основываться на фактах о прошлом, на фактах об интересах и философии эльфов, на фактах о конфликтах эльфов с другими народами, и так далее. Ещё оно могло рассмотреть сотни вариантов возможного будущего и рассчитать наиболее вероятный вариант (оценив вероятности предшествующих событий, которые должны произойти для наступления этого будушего).

Чупакамака: То есть зеркало говорит о возможностях, а не о том, что обязательно наступит? А личность спрашивающего при этом учитывается?

Хранительница музея: Никто не может знать, что обязательно наступит. Будущее не предопределено.

Хранительница музея: Личность спрашивающего — нет, но зеркало может читать мысли спрашивающего и использовать его знания при построении своих догадок.

Чупакамака: И почему оно так часто смеётся и говорит, что обычно его ответы огорчают спрашивающего? Вот Нэрнир плачет и Мия тоже плакала после разговора с ним? А я думаю, а знает ли о будущем вообще кто-нибудь?

Хранительница музея: Ответы на волнующие вопросы часто расстраивают — это факт. От этого зеркала нередко уходят с глазами на мокром месте, и оно не может об этом не знать.

Чупакамака: И зачем оно всем рассказывает про ту женщину, которая спрашивала правда ли, что она всех милее, а в итоге, получив ответ, отравила детей яблоками?

Хранительница музея: Скорее всего, зеркало создали для помощи этой женщине (которая думала, что она всех милее). Зеркало могло про неё рассказать, потому что его спросили про его предысторию.

Чупакамака: А почему оно смеётся?

Хранительница музея: Возможно, оно заколдовано смеяться в качестве защитного механизма, чтобы его не разбили в гневе.

Чупакамака: И мы не спрашивали про ту женщину, оно само нам рассказало зачем-то.

Хранительница музея: Это может быть частью его представления (как пример того, что оно делает). Также оно могло быть заколдовано «отвечать с энтузиазмом» или «быть полезным», в коем случае история с той женщиной, которой оно помогло, может быть предметом его профессиональной гордости.

Киргиз: Это зеркало очень запутанное и непонятное.

Хранительница музея: Незапутанные и понятные предметы попадают на рынок безделушек, а не в музей.

Нэрнир: Всё равно, никому мы видимо не нужны со своей культурой… Ах, да, придётся разбить сердце своей сестре… Жаль…

Киргиз: Хватит уже грустить. Что ты как тряпка? Ты можешь сделать много полезного, но растрачиваешь время на нытьё. Пора бы уже успокоится.

Чупакамака: А вы знаете, кто его создал? Само оно утверждает, что его сделал Гнилослов. Но так ли это?

Хранительница музея: Мы не знаем, кто его создал, но эта версия правдоподобна. В книгах Гнилослова есть примеры зачарования говорящих предметов, подобных этому зеркалу, но для других целей (слежка за проходящими мимо, поднятие тревоги при приходе посторонних и так далее). Он был непревзойдённым мастером проклятий.

Нэрнир: Ох… И всё же слова про эльфов и челогекко огорчили бы мою сестру. Она встречается с одним челогекко и они любят друг друга… Они с 12 лет вместе! А брат же жрец Драконихи-матери.

Чупакамака: Интересно, зачем ему зеркало, зачарованное отвечать на вопросы.

Хранительница музея: В подарок той женщине? Чтобы ученики реже донимали его вопросами? Спрашивать зеркало о том, как с ним будут бороться враги, и придумывать меры защиты?

Чупакамака: Интересно… А кто-нибудь пробовал исследовать зеркало? И как оно попало в музей?

Хранительница музея: Оно уже лежало в башне Темпуса, когда мы поселились в этой деревне. Инквизиторы его допрашивали и проверяли его всякими свитками, чтобы узнать, надо ли его уносить и прятать как опасное, и решили его оставить.

Чупакамака: А оно не опасно? Оно не может свести с ума? Или привязать к себе, чтобы ламия или челогекко всё время стояли и задавали вопросы, позабыв про другие дела? Или ввести в заблуждение? Или довести до истерики или депрессии?

Киргиз: Нэрнира оно уже довело. И меня тоже.

Хранительница музея: У людей, эльфов и ламий, которые подходили к зеркалу, не наблюдалось проблем со здоровьем. Только проблемы с настроением.

Нэрнир: У меня и депрессия, и истерика.

Киргиз: И у меня депрессия, но я пытаюсь держаться…

Хранительница музея: Обнимашки очень помогают от депрессии… Если некого обнимать, то поищите кого-нибудь с плакатом «Free Hugs».

Киргиз (нервно): Ну нет уж, спасибо…

Нэрнир: Кстати с эльфами есть связь в последовательности. Эльфы начинают воевать со всеми и в итоге часть начинает сливаться с людьми, становясь недоэльфами. Ну, а потом оружие… Но от осознания этого ещё хуже.

Нэрнир: Чупакамака можно тебя расчесать, меня это успокаивает? Или тебя Киргиз? Детская привычка.

Чупакамака: Можно-можно. Давай лучше на улице, если вопросов нет. (Хранительнице) Или вы позволяете расчесывать друг друга прямо тут?

Киргиз — хранительнице: А у вас тут неламии с плакатами? Хотя откуда…

Хранительница музея — Чупакамаке: Расчёсывать можно, а мусорить вычесанными волосами на полу — нельзя.

Хранительница музея — Киргизу: Ламии отлично обнимаются — мы можем полностью обернуться вокруг человека хвостом. Не беспокойтесь, переломы и растяжения довольно редки.

Чупакамака: Может сделать тройничок: Я обниму Киргиза, Нэрнир будет расчесывать меня, а Киргиз… ну тоже что-нибудь сделает с Нэрниром. И есть ли у вас ещё вопросы к музею?

Киргиз: Нет, со мной ничего делать не надо. Я как-нибудь сам…

Чупакамака — Хранительнице: Спасибо Вам. Было очень интересно. Но сейчас нам надо идти: мои товарищи действительно в плохом состоянии после бесед с зеркалом. Может быть, мы как-нибудь в другой день придём…

Хранительница музея: Приятного пути. Расскажите всем знакомым об этом месте.

Киргиз: До свидания. Спасибо за депрессию и паранойю. Не вам в обиду. Зеркалу.

Чупакамака, Киргиз и Нэрнир выходят на улицу.

Локация: Деревня ламий, Равнинный тракт[править]

Из музея возвращаются мрачный как туча Киргиз и спешащий за ним Нэрнир.

Киргиз прыгает в те же кусты.

Нэрнир осматривается.

Ламии на площади играют в пляжный волейбол. Ламия с ведром восстанавливает запасы снарядов (пакетов с водой) около катапульты на вершине дуба. На стогу сена, который принесли голодному телёнку и ягнёнку, спит беспородная собака.

Нэрнир: Всё в порядке, Киргиз?

Киргиз: Она рядом?

Мию нигде не видно. Либо она ушла, либо прячется в другом кусте.

Нэрнир: Нет. Пошли в музей, узнаем, что там с расами. Плюс, нужно чтобы ты спросил для эксперимента.

Киргиз: Я.. я пока тут п-посижу. Отдохну немножко.

Нэрнир ищет Кюри.

Кюри заснула на спине сома, плавающего в фонтане. Сом находится в самой неглубокой части фонтана и не может погрузиться достаточно глубоко, чтобы вода достала до ушей Кюри.

Нэрнир: Надо нам будет обсудить план.

Нэрнир идёт к Чупакамаке.

Киргиз (под нос): Надо будет ночью валить из этого замка куда подальше…

Из музея возвращается Чупакамака. Она находит Киргиза прячущимся за кустом.

Киргиз: *бормочет* И зачем я только привязался к этим… *замечает Чупакамаку и останавливается*

Чупакамака: Приветик. Вижу, Зеркало сумело огорчить и тебя… Ты смотри, оно вредное, и врёт. Мне про эльфов одно сказала, а Нэрниру совсем другое!

Чупакамака: Вот смотри, Нэрниру оно сказало, что эльфы вымрут из-за идиота, который запустит биологическое оружие, чтобы убить длинноухих зверей. А мне оно сказало, что эльфы и люди сольются и станут одной расой. Оно нарочно пугает, понимаешь?! А с челогекко эльфы несовместимы, говорит. Челогекко начнут есть зверей с раздвоенным копытом. Ха! Как будто в будущем не станет тараканов… Понимаешь?

Из музея возвращается Нэрнир.

Нэрнир: Ну, так что тебе сказало зеркало?

Чупакамака Все беды от людей Нэрнир… (пересказывает Нэрниру, что она услышала от Зеркала)

Чупакамака: Вот и сравни, что оно мне про эльфов сказало, и что сказало тебе!

Чупакамака: А теперь ты расскажи.

Нэрнир: Хм… Знаешь, а что если мы, эльфы, построим такой общественный строй, там где все будут помогать стране, жить в специально выращенных гигантских деревьях, организуют ссылки врагов народа в холодную местность для посадки саженцев и править будет королевская партия! И мы будем жить единым большим эльфийским лесом, отдельно от глупых людей и гномов. Это было бы хорошо…

Чупакамака: Пожалуйста, расскажи, что тебе сказало Зеркало! Я же тебе рассказала!

Нэрнир рассказывает, что зеркало сказало ему (про эльфов тоже).

Чупакамака: Вот!

  • Тебе оно сказало, что эльфы вымрут из-за идиота, который запустит биологическое оружие, чтобы убить длинноухих зверей. А мне оно сказало, что эльфы и люди сольются и станут одной расой. То есть тебя пугало оно из-за твоего отношения к кроликам, хотя попытки истребить какой-либо вид действительно опасны.
  • Тебе оно сказало, что челогекко разведут тараканов, а мне — что челогекко научатся есть парнокопытных!
  • Мне оно сказало, что Гусляндия перестанет процветать из-за насыщения рынка волшебными зверями, а Киргиза оно пугало чем-то похуже!

Понимаешь? Оно нам разное на одни и те же вопросы отвечает. Вот и верь ему…

Чупакамака: Одно слово — творение Гнилослова. Может быть, оно иногда говорит правду, только где правда, а где правдоподобие, непонятно.

Нэрнир: Почему-то с эльфами во всех спрашиваемых нами вариантах плохое…

Чупакамака: А оно знает, что мы друзья, так что и мне старалось сказать огорчительное пор будущее рас. Оно говорит: «К сожалению для ваших друзей, ламии будут процветать». Может быть, оно нарочно выдало мне плохую версию про эльфов, потому что знает, что мы дружим.

Чупакамака: Пусть ещё Киргиз про эльфов спросит. И про будущее Гусляндии. Посмотрим, сравним.

Нэрнир: Хорошо, пускай спросит Киргиз.

Луна Цедрейтер: Игрока Киргиза еще где-то час не будет… Может, перерыв?

Нэрнир заглядывает в кусты.

В кустах валяются огрызки моркови, на влажной от водяных арбалетов земле видны следы маленьких лап.

Нэрнир ищет обладателя следов.

Следы ведут к маленькому зайцу (не кролику).

Киргиз: Ну, я тогда пойду поспрашиваю Зеркало. *осторожно выходит из кустов и бежит в музей*

Чупакамака: Нэрнир, я просто не знаю уже, как объяснить… Зеркало, конечно, пугает, но… истреблять какой-либо вид опасно! Это может привести к катастрофе. Серьёзно. Единственное разумное решение — научиться жить в мире со всеми существующими видами, иначе многие просто исчезнут, а планета изменится до неузнаваемости. Зеркало сказало тебе, что так и будет. Но только в наших руках решить, будем ли мы истреблять виды или нет. Зеркало показало возможности! Можно научиться есть парнокопытных, а можно разводить тараканов. Можно сделать оружие, которое будет охотиться на кроликов, и тем самым истребить и зайцев, и фенеков и эльфов, и кучу других видов. А можно этого не делать! Можно слиться с людьми, а можно научиться очищать леса… Это от нас зависит только!

Нэрнир: Сливаться с людьми это плохо, так как мы перестанем быть эльфами. А если ты про кроликов… Даже я не убивал бы их всех, есть же те, кому эти гады нравятся, да и из мясо вкусное.

Чупакамака: Я и не говорю, что ты будешь истреблять весь вид. Я говорю «мы» про нас всех, вообще. Если в будущем найдётся маньяк, который захочет истребить кроликов, или зайцев, или фенеков или я не знаю кого, мы должны его остановить. Нужно запретить биологическое оружие. Пропагандировать знания об экологии и пагубности истребления видов. А Зеркало — оно да, могло начать пугать тебя из-за твоего отношения к кроликам, но это не значит, что ты его послушаешься и устроишь катастрофу. Ну и надо договариваться с людьми о сохранении лесов, тем более, что людям самим без лесов будет плохо.

Нэрнир: Интересно, скоро ли придёт Киргиз…

Чупакамака: Чем дольше он там пробудет, тем на большее число провокаций раскрутит Зеркало. А мы тем больше посмеёмся, когда он расскажет, что это Зеркало говорило. Небось предрекло, что люди захватят мир, а Киргиз станет королём и превратит Гусляндию в гигантский свинарник (в хорошем смысле). Ну войной с баронами попугает…

Чупакамака: Ха! После таких бесед можно смело ещё раз попробовать поднять молот. Вдруг это уже отучило нас верить всякой чуши, даже если её несут с очень учёным видом.

Из музея возвращается Киргиз.

Нэрнир: Ну, что сказало?

Чупакамака: Ну, что? Рассказывай!

Киргиз: Оно сказало, что эльфы попытаются захватить мир, притесняя другие расы. Они даже заключат союз с демонами, чтобы расправится с неэльфами. Про людей оно говорило, что они станут кем-то вроде спасителей мира. Гномы создадут дверь-телепорт, и откроют портал в мир демонов. Они взорвут свои туннели, чтобы их остановить и поселятся на равнинах. Про Гусляндию толком ничего не сказало.

Нэрнир садится и плачет.

Нэрнир (плача): Уаааа! Никто не любит эльфов! Ааааа!

Чупакамака: А чего их любить?

Чупакамака: Что еще оно сказало? А про себя, кстати, что говорит?

Нэрнир ревёт и депрессивно качается.

Луна Цедрейтер: Будет лучше, если «Киргиз расскажет всё» (или всё, кроме…) Тогда мы сможем на это отреагировать.

Чупакамака: Я не знала, что Зеркало — это все. Мне эльфы нравятся, Киргизу тоже…

Киргиз дорассказывает про расы.

Чупакамака: «Моя магия таинственна и сложнообъяснима» — вот-вот, напускает туману.

Чупакамака: Значит, по третьей версии, эльфы захотят захватить мир, но на самом деле мир захватят люди. Ну-ну.

Чупакамака: А вообще, я думаю, что Зеркало говорит о возможностях. Я бы высказала свою версию, но надо дождаться когда Нэрнир придёт в себя… он тоже должен послушать.

Нэрнир: Легко говорить, когда с вашими народами всё хорошо *рыдает*.

Слёзы Нэрнира из-за самопроизвольно применения магии воды растекаются в солёные ручьи.

Киргиз: *похлопывает по спине* Ну, ну, хватит плакать. Ты так скоро всю деревню затопишь…

Чупакамака обнимает Нэрнира и ждёт, когда он выплачется

Нэрнир плачет пока его глаза не начинают щипать от пересыхания.

Киргиз смотрит, как ручьи-слёзы затопляют всю деревню.

Ручьи-слёзы повысили уровень воды в фонтане, и Кюри начало заливать с головой. Она немедленно проснулась, спрыгнула с сома-подушки и подошла к Нэрниру.
Кюри пытается успокаивающе вытирать глаза Нэрнира своей насквозь мокрой шерстью.

Чупакамака: Нэрнир, ну, почему ты так веришь этому Зеркалу? Ну почему ты решил, что будет так, как оно сказало? Виллина же сказала, что оно нарочно пугает!

Нэрнир (всхлипывая): Ну оно всем сказала только плохое про нас. А про вас оно относительно хорошее говорило! Ну, что хотели сказать?

Чупакамака: Ну не сходится же! Что, сначала эльфы сольются с людьми, а затем применят биологическое оружие, которое их доканает? Или сначала истребят себя биологическим оружием, а потом сольются с людьми? Или выживут только те, кто слился с людьми? Ну, хотите спросим, в какой последовательности наступили эти события? И кто был тот гад, который применил биологическое оружие, и убьём его. И тогда история эльфов будет другая.

Чупакамака: А если серьёзно, я думаю, Зеркало показывает ВОЗМОЖНОСТИ, исходя из наших свойств и взглядов на жизнь. Эльфы могут слиться с людьми, могут попытаться захватить мир, могут использовать биологическое оружие — а могут и не делать ничего из этого. Челогекко могут разводить тараканов, а могут разводить каких-нибудь менее вредных для других рас тварей. Люди могут захватить мир, а могут задуматься, что это кончится так же плохо, как в сказке Зеркала про захватывающих мир эльфов.

Чупакамака: И знаете что? Давайте смотрительницу музея про Зеркало расспросим. Она же должна знать.

Киргиз пытается высушить ручьи.

Нэрнир: Хорошо…

Нэрнир гладит Кюри.

Кюри мурчит и вытирает шерсть об одежду Нэрнира.

По улице ползают ламии с вёдрами и вычёрпывают последствия рыданий.

Нэрнир: Пошли, найдём смотрительницу.

Чупакамака: Ага.

Герои уходят в музей.


Герои вернулись из музея

Чупакамака: Ах, чешите, чешите меня…

Чупакамака: Давай, сделай мне хорошенькую причёску…

Нэрнир расчёсывает волосы Чупакамаки расчёской-гребешком.

Нэрнир: Ты только не вертись… Хочешь, я тебя расчешу, Киргиз? Ты тоже взъерошенный. М?

Чупакамака: Вот видите, хранительница музея подтвердила, что разговоры о будущем — это только ДОГАДКИ Зеркала. Они построены на знаниях о настоящем, которые у Зеркала очень неполные! Нельзя ему верить!

.

Чупакамака: И кончайте разбрасываться медицинскими терминами. Депрессия — это не отчаянье, не печаль, не душевная боль. Это мучительное бесчувствие и мрак, длящийся неделями и даже годами. Это психическая болезнь. А реакция печалью на плохие известия — это норма! Вас же не учили веселиться даже на похоронах? Кстати, от болезни депрессия есть штук пять зелий. Они должны быть в справочнике. Хотите, придём домой и сварим!

Киргиз: Я ещё долго буду боятся ламий. Особенно молодых. *осматривается*

Вокруг много молодых ламий (это центральная площадь деревни ламий).

Нэрнир: У меня тоже это останется.

Киргиз: Пока они меня не трогают, я их тоже не трогаю. Но если они…

Чупакамака: Чокнутые доставучие девушки встречаются в каждой разумной расе. А доставучих парней вообще не счесть. Всё-таки она заплакала и ушла, а некоторые, бывает, под окнами дежурят, приносят стога алых роз или поджигают почтовые ящики… Так что это скоро забудется.

Киргиз: Но они такие все… И она пыталась много раз. На ферме, на ярмарке, на пикнике, у Зеркала…

Чупакамака: Она ведь с Зеркалом беседовала, а не с тобой… О чём бы они с Зеркалом ни говорили, это между ними и останется, не твоя это печаль… А другие разве приставали к тебе?

Киргиз: Э.. Я не знаю. Но вдруг кто-то из них хочет меня похитить? Или Нэрнира? Кто знает о чём они думают?

Чупакамака: Ну, это уже преступление. А они не похожи на киднепперов…

Нэрнир: Ламии ведь нуждаются в представителях противоположного пола других рас, это для них нормально.

Чупакамака: Хотите, пойдём домой? То есть в замок? Пообедаем, проведаем питомцев, отдохнём… А там и о деле поговорить пора будет.

Нэрнир: Мы можем и тут всё обсудить, всё же ламии не знают о Минни. Ну и мы же поели. Кюри ела шашлык, у Карла есть сено (хотя ему еда вообще не нужна), Квока тоже, Элронд ел ночью.

Чупакамака: Ха! У меня впечатление, что ламии вам всё-таки нравятся и даже не хочется отсюда уходить. :) И вы про Ивана забыли, а его мнение тоже важно. К тому же я бы рассказале ему про Зеркало и гномов, интересно, что он на это скажет.

Киргиз: Я здесь только потому что я вроде как с вами. Я был бы рад свалить нахрен от этого дракона, ламий и всех этих чокнутых и пойти домой, но меня здесь держит дело с принцессой, так как это вроде важно для страны и всё такое.

Чупакамака: Мы все устали сейчас и не соображаем. Я говорю исклжючительно о том, чтобы уйти из деревни, а не о том, чтобы бросить дело с прицессой и разъехаться по домам. Я не уверена, что это подходящее место для совещания.

Чупакамака: Впрочем, если вы хотите что-то обсудить прямо сейчас и уверены, что здесь нет посторонних вещей — говорите.

Нэрнир: Ок. Как мы будем решать вопрос с Минни? М?

Нэрнир: Хотя знаете… Ну нафиг сейчас это совещание! Мы и так перенервничали! Давайте лучше просто соберёмся в замке, попьём чаю и поиграем в D&D 3.5 редакции. А после того, как успокоимся, всё обсудим.

Герои выходят из деревни ламий и возвращаются в замок.

На подходе к замку к Киргизу прилетела одноухая сова с письмом от его родителей. Согласно письму, его отец купил аж за 50 дукатов двухмесячного волшебного щенка бургер-колли. Такая собака (при правильной и своевременной дрессировке) умеет пасти целое стадо самостоятельно. К сожалению, чудо-пёсик оказался глуховат, и чтобы отдать ему даже одну команду, отцу Киргиза приходилось кричать во всё горло. На шестой день дрессировки он сорвал голос, и теперь ему нужна помощь — ведь сейчас (в щеняческом возрасте) дрессировку пёсика никак нельзя откладывать или прекращать. Наскоро собрав походную котомку, взяв из конюшни поросёнка Рубена, два тюбика человеческой и два тюбика поросячей еды, а также 30 дукатов (свою скромную долю от честно заработанного на ярмарке), Киргиз в спешке отправился домой, чтобы помочь семье кричать на собаку.


Прошлая глава ←————→ Следующая глава