Портал:Ролевая игра/Игра 1/Глава 57

Материал из Абсурдопедии
Перейти к:навигация, поиск

Глава 57[править]

Глава 57, в которой герои уговаривают норландских парламентариев заняться подкупом баронов.

Локация: Административный район, столица Норланда[править]

Нэрнир, Чупакамака, Рудольф, Малин и Алик только что вернулись из Возвышенного района. Оба офиса (империалистов и юнионистов) открыты и не забросаны кетчупом либо чем-либо иным.

Нэрнир: Ну-с в какой идём?

Чупакамака: Ну, вот… я задумалась и проскочила офис инквизиции. Впрочем, раз мы не заметили следов пожара или взрыва, там пока ничего особенного не произошло.

Чупакамака: Давай к империалистам. Скажем, что Гусляндия согласна на союз. Пусть выдвинут это предложение в парламенте. Потом расскажем план мирной интеграции баронств. А затем прощупаем, что скажут насчёт нежелания Гусляндии участвовать в наступательных войнах. Как тебе такой план?

Нэрнир: Нормальный, как раз переоденусь, перед юнионистами.

Чупакамака: Ага. Я тоже. А то жарко уже в зимнем стало… (снимает тёплые вещи и накидывает мантию)

Чупакамака пишет

Чупакамака: Вот смотри, я начала письмо Тибериусу!

Aquote1.png

Ваше Величество!

Мы получили вести из Гусляндии. Офицер нашёлся, но он ничего не помнит, даже своего имени. Те, кто его нашёл, собираются отвезти его на лечение в монастырь Огродиты.

Мы посетили Возвышенный район. Нашли в морге труп пропавшего ведущего цирковых представлений. Его труп нашли в ущелье, предположительно, он погиб насильственной смертью, возможно, его кто-то убил. Также пропал клоун, который недавно уволился из цирка, ходят слухи, что его съел медведь (в морге его трупа нет).

А картографа арестовала инквизиция. Жители Возвышенного района рассказывали, что он не нашёл снежного челогекко, но нашёл вмороженный в лёд труп саблезубого слона, похвастался, что сможет этого слона клонировать, и повёз его вниз. Вот там его и арестовали за то, что он пел песню про то, как он оживит слона и всем покажет.

Aquote2.png

Нэрнир: Пойдёт, потом допишем.

Чупакамака: (роется в рюкзаке) Вот письмо Нормана, советника Пунтарха. А вот письмо Тибериуса. Давай-ка перечитаем и подумаем перед визитом…

Нэрнир читает.

Нэрнир: Блаблабла… Знаешь… У меня нет идей, можно вывалить империалистам как есть.

Чупакамака: Видишь, что Норман пишет:

Aquote1.png

Военный союз очень выгоден Гусляндии. Это практически благотворительность в нашу пользу, ведь наши стражи практически всегда заняты и едва ли смогут помогать в военных операциях за рубежом. Половина ловит конокрадов, а вторая половина патрулирует границу с орками. Демон, как говорится, кроется в деталях — боюсь, что империалисты откажутся от своего предложения, если мы не обязуемся поддерживать и наступательные операции, которые они инициируют или хотят инициировать.

Aquote2.png

Чупакамака: А Тибериус считает, что, если Гусляндия не захочет участвовать в завоевательных войнах, то у империалистов «поубавится энтузиазма».

Чупакамака: Поэтому давай сначала скажем в общем, что Гусляндия согласна, и тут же расскажем наш план мирной интеграции баронств и что он нравится Тибериусу, а затем подробности, которые оговорил Норман.

Нэрнир: Хорошо, пойдёт.

Алик: Ну что, кажется нашлась работа и мне? Мирная интеграция, но добро должно быть с кулаками, точнее с булавой, на случай срыва мирной интеграции. Хормель будет включён в конфедерацию или типа того?

Нэрнир:(смеётся) Вы предлагаете целый континент включить в конфедерацию? Хахаха… Люди такие забавные…

Чупакамака: Насчёт такой работы — к генералу Наполеону Королёву. Мы предлагали охранять нашу миссию в баронствах, в землях орков и так далее.

Чупакамака: Ну, что, пойдём в офис империалистов?

Алик: Да.

Малин: Я вернусь домой и вздремну. Это заклинание, которое я пробовал в горах, очень выматывает.

Малин уходит в Культурный переулок.


Нэрнир, Чупакамака и Алик заходят в офис империалистов.

Локация: Офис империалистов, Административный район, столица Норланда[править]

В офисе империалистов происходит вечерняя летучка (совещание по итогам дня): несколько гражданских, двое волонтёров, курьер, гном-инженер, угрюмый торговец и разведчик в камуфляжном костюме отчитываются перед генералом Наполеоном Королёвым о происходящем.

Волонтёр: … когда инквизиторы стали изымать водяные колёса, то оказалось, что ещё не всех гремлинов поймали — оставшиеся запаниковали и убежали к северу.

Другой волонтёр: Они вломились в офис гида, взяли его котёнка в заложники и потребовали отвести их к самому большому механизму в этом регионе. И этот недотёпа отвёл их к лабиринту…

Генерал: И там они рассеялись? (волонтёр кивает) Курьер — где моё оружие?

Курьер: Забрать не удалось. Там на рынке стоит инквизитор и читает свитки идентификации на случайных прохожих, которые несут любой груз…

Волонтёр: Ищут спрятавшихся гремлинов?

Курьер: Да хоть бы и. Я не буду мимо них носить рюкзак с экспериментальным оружием. Мало ли как оно идентифицируется… Наймите кого-нибудь другого. (отходит в сторону и берёт себе сухпаёк)

Волонтёр: Можно послать за оружием тех полуросликов, которые катаются на ламе у рынка. Они насколько не похожие на чёрных магов, что инквизиторы не обращают на них внимания. (генерал кивнул и сделал отметку на схеме со стрелочками)

Разведчик: Норос уехал на очередную войну. Оставил вместо себя Тупеуса, как мы и ожидали. (генерал кивает)

Гном-инженер: Я обучил ещё шестерых, какой стороной катапульта стреляет. Вроде бы поняли, но… (генерал кивает)

Генерал: Кто ещё о чём не отчитался? (осматривает офис в поисках не отчитавшихся, на мгновение остановившись взглядом на уже знакомым ему Нэрнире и Чупакамаке)

Нэрнир, Чупакамака и Алик подоспели к окончанию летучки империалистов.

Чупакамака: (тихо) Ну и дела…

Нэрнир: Добрый день, господин Королёв!

Генерал: Добрый вечер. (остальным на летучке) Свободны. У меня дела с послами союзного государства.

Нэрнир: Кхм-кхм. Господин Королёв, нам пришёл ответ из Гусляндии по поводу вашего предложения. Кхм…

Чупакамака: Гусляндия согласна. Советники высказали ту же идею, что и вы: обмен военными для разных задач. В целом предложение очень понравилось.

Нэрнир кивает.

Алик кивает.

Генерал: Прекрасные новости. Предлагаю обсудить задачи, на которые стражам Гусляндии не хватает рук, чтобы я мог с ними помочь. И задачи, которыми они займутся после того, как у них появится свободное время.

Нэрнир: Так, ну там есть контрабандисты, например, которых они не могут поймать.

Генерал: И ими занимаются военные? Работа для гражданского расследователя…

Чупакамака: Этим стражники занимаются. Ещё они отбивают атаки пиратов с моря. Кстати, мы узнали, что нашёлся пропавший рыцарь из Норланда. К сожалению, он потерял память и его отправят на лечение в монастырь.

Генерал: (строго) Я думаю, что вооружённые силы должны перестать выполнять полицейские функции и заняться обороной от внешних угроз — таких как орки или бароны.

Генерал: Пропавший в Гусляндии? А почему он потерял память — ранен при сражении с драконом? Люди просто так память не теряют.

Нэрнир: Дракон безопасен, он ни с кем не сражается. Возможно, он попал в какую-то орочью ловушку, сильно ударился и… Потерял память.

Генерал: Очень надеюсь, что его память вернётся. В подготовку даже одного рыцаря вложено немыслимое количество челогекко-часов.

Чупакамака: А стражники действительно заняты неприоритетными задачами: отражение атак пиратов, патрулирование границ с орками, ловля конокрадов… Вот и можно сделать обмен: отправить на эти задания полицейских Норланда, а стражников Гусляндии отправить в Норланд для решения военных задач. Только им тогда потребуется экипировка и обучение.

Нэрнир: Особенно обучение…

Генерал: Поправка: отправить в Норланд их можно на тренировку. Само же выполнение военных задач, о которых мы договоримся, должно быть по приказу руководства Гусляндии — это позволит нам обойти необходимость тщётно уговаривать парламент.

Генерал: Касательно экипировки. Я заказал набор хороших, качественных луков как раз такого образца, какими пользуются ваши стражи, но они застряли в мастерской. Там у инквизиторов весеннее обострение — сидят на рынке и распугивают курьеров, которые должны были забрать товар.

Чупакамака: Инквизиторы ловят гремлинов. Гремлины им поведали, что их сюда затаскивает насильственно, как только кто-то в нашем мире что-то изобретёт. И теперь они ловят волшебника, который мог бы отслеживать изобретения и вытаскивать гремлинов через портал. А также проверяют всякие устройства на портальность и наличие засевших в них гремлинов…

Генерал: Ну, они не очень ловко этих гремлинов ловят — часть сбежала в лабиринт. (с надеждой) Может, инквизиторы туда залезут и потеряются там в трёх соснах…

Алик: А булавы? Как насчёт них? Может, ими тоже стоит вооружить солдат?

Генерал: Почему бы и нет? У владельца оружейной мастерской такие связи, что он может достать не только булаву, но и всякое экзотическое оружие. Хлысты, метательные молоты, сюрикены…

Нэрнир: Может мы вам поможем перенести луки?

Генерал: Может, и поможете! Инквизиторы, конечно, не побрезгуют подозревать кого угодно, даже дипломатов — но их подозрения обычно ограничиваются доставучими допросами и паранойей, а не реальными следственным действиями.

Нэрнир: Хм… Чупакамака, поможем перенести луки? М?

Чупакамака: Почему бы и нет. А откуда и куда перенести?

Генерал: Сейчас они лежат в оружейной мастерской. Это на рынке. Около дверей мастерской слоняется инквизитор и проверяет всё, что мимо него несут, свитками идентификации. Я велел курьеру принести их сюда, у нас тут есть небольшой склад, но курьер испугался. И мы пока не знаем, где будет происходит тренировка — здесь или в Гусляндии.

Чупакамака: А что случится, если инквизитор проверит луки? И как мы можем помочь?

Генерал: Это совершенно обычные луки. Курьеры ненужно перестраховываются — мол, вдруг свиток скажет, что луки из чёрного дерева, а инквизитор в момент чтения свитка отвлечётся, и ему послышится, что из чёрной магии…

Нэрнир: Хорошо, мы принесём вам эти луки. Нам нужны бумаги? Ну, для подтверждения того, что мы их не крадём.

Генерал: (курьеру) Отдай мне лист с предоплаченным заказом на луки и моей подписью. (забирает бумажку и передаёт её Нэрниру)

Генерал: Обратно нужно принести сами луки и товарную накладную — бумажку, которую выпишет продавец.

Нэрнир: Ясно.

Чупакамака: Эммм… насколько это срочно? Мы можем продолжить переговоры сейчас или после доставки луков…

Генерал: Никакой срочности. Луки не понадобятся до тех пор, пока мы не начнём тренировки. Это для Гусляндии, все наши люди уже экипированы.

Нэрнир думает.


Чупакамака: Ну, тогда продолжим?

Чупакамака: Мы предложили Его Величеству Тибериусу план мирной интеграции баронств.

Баронства, как мы понимаем, формально входят в состав Норланда, однако при этом бароны закрыли границы, установили КПП и выписывают выездные визы своим подданным даже для посещения Центрального Норланда, поступающие в королевскую казну налоги не идут на обустройство баронств и управление полностью отдано в руки баронов.

Можно предложить им деньги в обмен на упразднение границ и подчинение норландским законам и норладскому управлению. То есть

  • Бароны сохранят свои титулы, свои должности и свои дворцы.
  • Бароны упразднят границы с Центральным Норландом.
  • В баронствах будут действовать законы Норланда, и их жители получат гражданство Норланда.
  • При этом Норланд начнёт вкладывать средства в развитие регионов.
    • В баронстве Рюрика можно построить мануфактуры и ремесленные лавки, переквалифицировать ставших ненужными солдат, а также крестьян на ремесленников и рабочих, предоставить им обучение и рабочие места в Центральном Норланде, а затем и на местах.
    • Армия баронства Нороса войдёт в состав армии Норланда, его рыцари (? солдаты? как они называются?) будут патрулировать границы Норланда, получать командировки в Ильмень и Гусляндию. При этом там также можно строить предприятия и обучать жителей ремёслам и рабочим специальностям.
    • Вероятно, Фридриху можно предложить то же, что и двум другим баронам.
  • Налоги жители баронств будут платить такие же, как жители Центрального Норланда. Бароны же будут получать большие зарплаты как правители, также можно предоставить им особый статус и выделять на содержание дворцов (чтобы они не очень протестовали).

Вот. Король Тибериус одобрил план, но сказал, что он требует одобрения парламентом. Что скажете?

Генерал: Первый вопрос — что помешает им взять деньги и отказаться от выполнения взятых на себя обязательств по передаче контроля? И, возможно, даже потратить эти деньги на набор дополнительных армий? Второй вопрос — поскольку реальная передача контроля, конечно же, исключает оставление им контроля за вооружёнными силами — то как уговорить их, что отказаться от обещанных выплат после передачи контроля не собираемся мы?

Нэрнир: Документом, подписанным кровью, если их это не убедит.

Генерал: (серьёзно) Я бы не носил таких документов в кармане мимо инквизиторов со свитками идентификации…

Чупакамака: Первый: сначала отказ — потом деньги. Второй… хм… (думает) Ну, это потребует переговоров, возможно, давления… Всё-таки лучше интегрироваться и получить деньги, чем иметь дело с объединённой армией, которая может и силой интегрировать. Ну и ещё это может быть постепенный процесс…

Генерал: У всех баронов свой характер и свои негосударственные интересы. Я думаю, что дипломатам нужно прощупать, будет ли кто-то из них заинтересован, и если да, то как можно убедить конкретно этого барона.

Генерал: Успешной договорённости даже с одним бароном будет достаточно, чтобы кардинально изменить баланс сил.

Нэрнир: Нам уже это говорил король.

Чупакамака: Да, хорошо, что между королём и частью парламента есть согласие по этому вопросу. А мы обязательно обсудим этот вариант с баронами. Мы говорили с Рюриком, похоже, он заинтересован в развитии своего баронства, надо будет обсудить с ним это предложение. Мы также собирались прощупать обстановку в баронстве Фридриха.

Генерал: Фридрих тот ещё злобный дубина и гораздо менее дипломатичен, чем Рюрик. Однако в баронстве Фридриха хуже всего с деньгами (у Рюрика есть частный бизнес, у Нороса доходы от наёмничества, а у Фридриха ничего), можно давить на это.

Чупакамака: Спасибо за совет. Мы попробуем эту возможность.

Нэрнир: А в чём заключается его недипломатичность?

Генерал: Любит проводить военные учения прямо на границе (не только на нашей, но и на границах с другими баронствами), грабить несопровождаемых торговцев, штрафовать собственных жителей за переписку с иностранцами и хранение иностранной валюты…

Нэрнир: А как дела обстоят с Норосом?

Генерал: Он сложный случай по двум причинам. Во-первых, у него есть большой источник денег из-за рубежа (доходы от частной военной компании). Во-вторых, наёмничество — это дело его отца и его деда, и для этого нужно много пушечного мяса… Которое он получает из недобровольных рекрутов на управляемой им территории. Иными словами, ему есть что потерять при отказе от руководства войсками.

Чупакамака: Да, мы тоже думали о том, что, поскольку он и сейчас получает доход от наёмничества, его будет трудно уговорить. Но народ сильно им недоволен. Кстати, он не опасается восстания?

Генерал: Он умело затыкает рты недовольным мелкими подачками — например, назначая их родственника офицером. Что до наёмничества, то проблема даже не в доходе. Проблема в том, что он считает своим долгом продолжать дело своего отца.

Чупакамака: А какое дело было у его отца? Мы знаем, что он тоже воевал и занимался наёмничеством, но это мало похоже на жизненную миссию. Или было что-то большее?

Генерал: Это их семейный бизнес, который они строили сто лет или даже больше. Он не только гордится этим делом, но и чувствует себя обязанным — ведь его старшие братья погибли на войне, и теперь только он может продолжить дело отца.

Нэрнир: А много они с наёмничества зарабатывают?

Генерал: Точные суммы зависят от страны-нанимателя (они каждый раз разные), но вполне достаточно, чтобы кормить и снаряжать хорошую армию при почти нулевой экономике, импортировать еду, коней и так далее. Его персональное богатство тоже довольно велико (в промежутке между походами он и его придворные живут в большой роскоши).

Генерал: Я думаю, что даже если бы баронства не было, то он бы всё равно мог держать свою частную компанию в составе Норланда. Но тогда ему бы пришлось заботится об уменьшении потерь и так далее (он не наберёт волонтёров, если будет относиться к ним как к пушечному мясу), а сейчас у него такой проблемы нет.

Чупакамака: Но тогда зачем ему соглашаться на интеграцию, даже если Рюрик и Фридрих согласятся?

Генерал: А какой у него будет выбор? Сейчас его территорию никто не трогает (в том числе другие баронства) лишь потому, что начавший наступление первым окажется уязвимым для атаки со стороны остальных… Если других баронств не будет, то он останется с Норландом один на один.

Чупакамака: Если Норланд объявит войну. Иначе он может захотеть остаться единственным независимым бароном.

Генерал: До войны не дойдёт. В случае войны он угробит всю свою армию и всё равно проиграет. Без войны он сможет выторговать себе хоть что-то, в том числе разрешение на продолжение наёмничества, что для него большое дело.

Генерал: И не надо забывать, что его баронство между нами и Ильменем. Если он останется единственным нарушителем спокойствия, то даже юнионисты могут подписаться под какими-либо действиями.

Нэрнир: Значит нужно сказать, что он может продолжать иметь наёмнический бизнес.

Генерал: Действующие законы Норланда не запрещают гражданским заниматься такими вещами — иначе бы и обучение будущих рыцарей в этом офисе было невозможным. Я могу предложить Норосу гарантии, что это не изменится, по крайней мере в нынешней ситуации с парламентом (когда голос любой партии блокирующий, и я как глава империалистов могу поставить вето, если юнионисты вдруг потребуют запретить такую практику).

Чупакамака: Мы недавно выслушали мнение, что в Ильмене настороженно относятся к людям в том числе из-за диких нравов в баронствах. Это похоже на правду. Если бы баронства интегрировались и жили так же, как весь Норланд, в Ильмене стали бы лучше относиться к людям и охотнее пошли бы на союз. Но юнионисты, тем не менее, плохо относятся к идее вкладывать деньги в «убыточные регионы, которыми станут присоединённые баронства». Как их можно убедить? Если бы они согласились, можно было бы уже принять план интеграции и начать действовать…

Генерал: Если они не хотят вкладывать туда деньги, то можно и не вкладывать. По крайней мере, неестественным путём (вливаниями средств от государства). Если кто-то из промышленников хочет что-то там построить, то пусть строит на здоровье, конечно…

Нэрнир: У меня есть костюм традиционной ильменьской знати с собой, можно попробовать убедить Линду…

Чупакамака: Нужно убедить весь парламент Норланда…

Нэрнир: Сколько человек в парламенте?

Генерал: 24 человека от нас, 15 от юнионистов и один беспартийный. Количество не имеет значения — империалисты проголосуют так, как я им скажу. А король не подпишется под решением, если там будет 15 голосов против.

Нэрнир: Вот, значит и убедим их лидера, а остальные за ним пойдут.

Чупакамака: За ней. Они там самостоятельные, во фракции, не во всём с Линдой соглашаются. Но вот по этому вопросу удивительное единодушие. Но пробовать убедить надо!

Нэрнир: Генерал, у вас есть тут переодевальные комнаты?

Генерал: Кладовка с картошкой подойдёт? Там тоже есть зеркало. (кивает на дверь в дальней части офиса)

Чупакамака: Может быть, сначала сходим за луками? Или рынок ещё будет работать? Кто раньше закрывается, офис или рынок?

Генерал: Есть ещё пара часов до закрытия того и другого.

Чупакамака: Тогда, наверное, можно заглянуть к Линде. Вряд ли мы будем два часа беседовать, а офис рядом.

Нэрнир: Я сейчас переоденусь.

Нэрнир идёт в кладовку.

Нэрнир оказался в кладовке, на полу которой лежат зеркало, мешки с капустой и челогекко-журналистка из «Жареных фактов». Ровно так же, как и в офисе юнионистов ранее, её руки связаны за спиной, а во рту у неё кляп.

Нэрнир берёт один мешок и накрывает им голову челогекко, после чего, создав лиственную завесу вокруг себя и зеркала быстро переодевается в парадную одежду: мантию, диадему и сапоги с острыми носками.

Нэрнир, переодевшись, снимает мешок с головы челогекко и возвращается к остальным.

Гном-инженер: (проходя мимо в заляпанной маслом спецовке) Эльфом салатом не корми, дай разодеться в шелка…

Нэрнир: Ну, как вам?

Генерал: По-крайней мере, любители эльфов отнесутся к вам предвзято-позитивно. (посмеиваясь) Если ничего не поможет, то просто заколдуете её.

Чупакамака: Думаю, Линду это впечатлит… если она забудет, что ты посол Гусляндии. Но ты скажи ей о своём статусе в Ильмене.

Нэрнир: Мой род довольно знаменит в Ильмене, первого герцога Моргендорффера изображают в эльфийской колоде карт, как чёрного джокера… Укажу. Но про то что я посол, я не забываю, конечно.

Чупакамака: Ей это не нравится. (подражая Линде) «Прислать… в качестве посла Гусяндии… эльфа!!!» (хихикает)

Нэрнир: За то, я могу про неё такое наговорить в сенате… Ну, на это можно надавить. Я наговаривать не буду ничего.

Чупакамака: Зачем? Нам нужно, чтобы Ильмень согласился на союз! А не наоборот! Вот наговоришь — и они совсем от людей откажутся!

Чупакамака: Лучше надавим на Линду. Как сказал король Тибериус: «Эльфам мешает подозрение, что мы (люди) нецивилизованные варвары. Текущее состояние баронств не очень убеждает в обратном.» Надо их цивилизовать — и эльфы Ильменя будут думать о людях по-другому!

Нэрнир: Я же сказал, что не наговорю. Но про варваров я скажу. Более того, я начну речь с того, какие люди варвары и дикари.

Чупакамака: Ммм... ну... в общем, Линда это и сама говорила... Ладно. Давай пойдём уже, а то два часа быстро пройдут.

Нэрнир: Да, давай, только на этот раз я войду эффектно.

Герои отправляются в офис юнионистов.

Локация: Офис юнионистов, Административный район, столица Норланда[править]

В офисе юнионистов происходит какая-то тематическая вечеринка — посетители разодеты в животных и растений. Присутствуют трое эльфов из резиденции Крампуса, которые раскрашивают энта в скрюченного и зубастого энта-нежить. Табличка рядом с энтом гласит: «Вот что бывает, когда не заботятся о природе». В офисе есть несколько купцов и серьёзный человек среднего возраста с бейджиком «Пресса». Официанты разносят соки, в том числе берёзовые.

Линда Вайс находится на втором этаже. Она ругает виновато-грустного курьера.

Заходят герои.

Нэрнир при входе создаёт перед собой иллюзию листьев и игральных карт, разлетающихся вокруг.

Человек с метлой пытается убрать игральные карты (обходя листья стороной), но иллюзия карт развеивается.

Чупакамака: тссс (прислушивается, стараясь уловить разговор)

Гости разговаривают о том, что надо бы больше вредных производств вынести в горы, и о том, что эльфы знают толк во всём.
Линда Вайс орёт на курьера, что тот потерялся в трёх соснах и не дошёл до локации, где он должен быть полить какие-то цветы, и теперь они из-за этого могут высохнуть.
Эльфы Крампуса спорят о том, давать юнионистам скидку или нет.
Один из гостей жалуется, что из-за производств стало меньше травы — ламам нечего есть, и одна из них даже пожевала его сапог на рынке.
Один из купцов авторитетно рассказывает журналисту, что экология является лженаукой. Двое гостей одеты в костюмы жрецов Драконихи-матери (но жрецами вряд ли являются, поскольку заметно, что костюмы надеты поверх обычной одежды).

Нэрнир держит осанку.

Чупакамака: (тихо) Ффу... Ну и манеры у этой Линды

Нэрнир: (тихо) Надавим на это...

Чупакамака: (тихо) А как?

Нэрнир:(тихо) Скажем, что она ведёт себя непочтительно и грубо, как и варвары.

Чупакамака: (тихо) Это тоже грубо, даже слишком. А мы должны демонстрировать хорошие манеры!

Нэрнир:(тихо) Так а мы тонко на это намекнём.

Чупакамака: (тихо) Давай тогда ты, я не знаю, как намекать. Я бы с ней вежливо поговорила, но по существу. Рассказала бы то, что говорил Тибериус, из этого следует, что интеграция выгодна.

Нэрнир кивнул.

Чупакамака: (тихо)Пойдём сразу, как курьер уйдёт?

Нэрнир:(тихо) Да, давай подождём.

Курьер уходит.

Курьер: (бурча под нос) Простой маршрут… Я десять раз прошёл по инструкции, и каждый раз оказывался в неправильном месте… Я-то тут при чём…

Чупакамака: Ух, ты. А что за инструкция такая

Нэрнир смотрит на курьера сверху вниз.

Курьер смотрит на Нэрнира снизу вверх.

Курьер: У меня было задание полить цветы в эльфийском заповеднике… Туда надо идти через Лабиринт-непотеряшку. Мне сказали пароль. О, сколько раз я проходил по паролю, но всё время приходил не туда…

Нэрнир: Понимаю...

Чупакамака: Надо два раза пройти через вход номер 1. Там те, кто знает все ход-выходы.

Нэрнир: Если его не поменяли ещё.

Чупакамака: Подумаешь 10 раз. Мы 16 пробовали, а потом случайно нашли решение.

Курьер: При задании мне прямо сказали пароль — 5-6-7-6-5. Но я постоянно выходил обратно на площадь. Наверное, в лабиринте что-то поменяли, а новый пароль сказать забыли…

Чупакамака задумчиво чешет в затылке

Курьер: Этот лабиринт — сплошное издевательство! Даже стены на тебя хихикают, когда через него идёшь!

Чупакамака: -19?

Нэрнир: Это были гре... Наверное, нововведение. Кхм.

Чупакамака: Точно! Гремлины! Разрази меня дракон! Какой-то человек, которому они угрожали, отвёл их в этот лабиринт... Это они, точно! Ой-ва-вой... (хватается за голову)

Нэрнир: Кхм, коллега, не забывайте зачем мы пришли...

Чупакамака: Гремлины... Всё поломали и хихикают, то есть это у них такой язык, как хихиканье... О-хо-хо... Надо срочно сообщить королю!

Курьер: Эти гремлины меня специально за нос водили? (сердито) Чтоб они сами потерялись в этом лабиринте!

Чупакамака: (Курьеру) Хорошая мысль. Ладно, о гремлинах мы сообщим. А теперь нам пора. (Нэрниру) Идём?

Нэрнир: Да, конечно.

Чупакамака: Готовь эффекты!

Герои идут на второй этаж

Нэрнир и Чупакамака поднялись на второй этаж.

Окно рядом с Линдой Вайс открыто, и через него протянута тонкая верёвка, присоединённая к металлической чашке. Линда Вайс держит эту чашку в руках и говорит в неё.

Линда Вайс: (говорит в чашку) Передай ему, чтобы отправил кого-то ещё. Эльфийские цветы в опасности! (прикладывает чашку к уху и слушает)

Нэрнир держа осанку грациозно и тихо идёт.

Нэрнир: Кхм-кхм.

Линда Вайс: (говорит в чашку) Я тебе перезвоню. (кладёт чашку на большой колокольчик на столе, поворачивается к пришедшим)

Нэрнир: Добрый день, Линда.

Линда Вайс: (без энтузиазма) Эльф из Гусляндии… Добро пожаловать.

Нэрнир (высокопарно): Представитель знатной ильменской семьи Моргендорфферов и в скором времени член сената, кхм...

Линда Вайс: (рассудительно) Мы уважаем эльфов не за то, что они знатные или состоят в органах власти, (воодушевлённо) а за их прекрасную культуру, великодушие, готовность оказать помощь, нетерпимость к варварству…

Линда Вайс: (спокойно) Дурное влияние окружающих может отнять всё это даже у эльфа, если он живёт непонятно где.

Нэрнир: Если вы думаете что я живу в Гусляндии, то вы ошибаетесь, леди. Я рос и жил среди эльфов и всё прекрасно знаю о своей культуре. Так что не стоит мне... А впрочем неважно. Мы тут по другому делу.

Линда Вайс: Давайте же разрешим ваше дело как можно скорее, чтобы я могла вернуться к важным делам, таким как процветание страны, благосостояние окружающих и крепкие дипломатические отношения с цивилизованными странами.

Чупакамака: Вот про цивилизованность и крепкие дружеские отношения с другими странами мы и пришли поговорить.

Нэрнир: Ваша страна является одной из наименее варварских вокруг. Однако, вы должны понимать, что наш народ немного пугает наличие рядом баронств с этими беспорядочными варварами. Вы же понимаете, что из-за баронств у вас гораздо меньше шансов на союз... Если бы вы хоть одно из них смогли приучить к... Порядку... То вам было бы легче заключить союз, а самим показать, что вы можете нести эту самую цивилизованность другим. Кхм.

Линда Вайс: «Приучить»? Это как?

Нэрнир: Если бы баронства стали частью Норланда, путём мирной интеграции, само собой, то вы могли бы реабилитировать их и их жителей в наших глазах.

Линда Вайс: Ключевые слова "если бы". Что конкретно я могу сделать для этой мирной интеграции?

Нэрнир: Естественно, дать на это согласие и разрешение на то, что вы своим спонсированием ремесленников сможете помочь баронствам.

Линда Вайс: Я никогда не возражала против заявленной цели, но мне всё ещё непонятно, как вы собираетесь это сделать. Спонсированием? Вы у меня просите денег, чтобы что?

Нэрнир: Деньги возьмутся из казны, вы просто должны будете помочь облагородить баронства.

Линда Вайс: Баронам никак нельзя давать деньги, они купят на них больше оружия.

Нэрнир: С королём эта идея уже была обговорена и он согласился. А бароны не будут по соглашению иметь армии... Но это детали...

Линда Вайс: Меня не интересует, на что согласился король. Этот подписыватель уже принятых законов ничего не решает. Ко мне пришли просить деньги для баронов затем, чтобы они что? Распустили свою армию? А если они этого не сделают? Это не детали, а самое важное...

Нэрнир: Я же сказал, что деньги берут из казны. Вам просто нужно дать согласие. А про армию и её роспуск, то барон попросту должен будет отречься от престола.


Чупакамака: Позвольте пояснить. Есть такой вот план интеграции баронств:

Баронства формально входят в состав Норланда, однако при этом бароны закрыли границы, установили КПП и выписывают выездные визы своим подданным даже для посещения Центрального Норланда, поступающие в королевскую казну налоги не идут на обустройство баронств и управление полностью отдано в руки баронов.

Можно предложить баронствам деньги в обмен на упразднение границ и подчинение норландским законам и норладскому управлению. То есть

  • Бароны сохранят свои титулы, свои должности и свои дворцы.
  • Бароны упразднят границы с Центральным Норландом.
  • В баронствах будут действовать законы Норланда, и их жители получат гражданство Норланда.
  • При этом Норланд начнёт вкладывать средства в развитие регионов.
    • В баронстве Рюрика можно построить мануфактуры и ремесленные лавки, переквалифицировать ставших ненужными солдат, а также крестьян на ремесленников и рабочих, предоставить им обучение и рабочие места в Центральном Норланде, а затем и на местах.
    • Армия баронства Нороса войдёт в состав армии Норланда, его рыцари (? солдаты? как они называются?) будут патрулировать границы Норланда, получать командировки в Ильмень и Гусляндию. При этом там также можно строить предприятия и обучать жителей ремёслам и рабочим специальностям.
    • Вероятно, Фридриху можно предложить то же, что и двум другим баронам.
  • Налоги жители баронств будут платить такие же, как жители Центрального Норланда. Бароны же будут получать большие зарплаты как правители, также можно предоставить им особый статус и выделять на содержание дворцов (чтобы они не очень протестовали).

Вот. Король Тибериус одобрил план, но сказал, что он требует одобрения парламентом. Империалисты тоже согласны. А вы что скажете?

Линда Вайс: План амбициозный и добронамеренный, но у меня есть ряд возражений.

Линда Вайс: Во-первых, я против расширения армии. Так называемые армии баронств будут уволены и должны будут найти нормальную работу, а не рассчитывать, что мы создадим им многие сотни непродуктивных рабочих мест. И уж точно их не будут отправлять на командировки в Ильмень. Вы представляете, сколько экзаменов по этикету должен сдать будущий рыцарь сейчас? И вы предлагаете отправлять к эльфам бывших бандитов, которые грабят торговцев у Фридриха?

Линда Вайс: Во-вторых, я не могу приказывать промышленникам, где строить, а где нет. Если почти никто из них вдруг не захочет осваивать баронства, то это их выбор. Есть риск, что территории баронств останутся нищим гетто, а при открытии границ для местных жителей оттуда все уедут. В столицу Норланда хлынут нежелательные мигранты.

Линда Вайс: В-третьих, мне нужно иметь представление о том, сколько именно денег будет потрачено из казны - максимальная фиксированная сумма. Казна - это не личные деньги короля, а предназначенные для общественного блага налоги, собранные со всех нас. Я не могу подписать решение "Выделить неопределённую сумму денег", которое не будет содержать ограничения. Кроме того, мне нужны гарантии по предотвращению нецелевого использования - деньги не должны быть потрачены на подкуп бандитов и так далее. Если об этом узнает пресса, то это будет ужас!

Чупакамака: Суммы определит парламент. Это же только план в общих чертах. А строительство ремесленных предприятий, мануфактур и так далее будет государствнным проектом, не частным.

Линда Вайс: Обязательство устраивать госпредприятия… Даже если проигнорировать, что мне они не нравятся (чиновник, получающий зарплату, никогда не будет управлять мануфактурой настолько эффективно, как стал бы управлять человек, который получает от неё прибыль для себя) — если частники не хотят вкладываться в какую-то землю, то на то есть хорошая причина. Неуверенность в окупаемости и так далее. Настроить за казну убыточных, не окупающихся предприятий? Они будут висеть тяжёлым грузом на шее бюджета десятилетиями, либо компенсируют убытки снижением зарплат — и опять же территории будут довольно нищими…

Линда Вайс: Это плохо в репутационном плане: вину за нищие земли в ведении барона можно свалить на барона, а за нищие земли на территории Норланда спросят уже с нас. В том числе пресса и строгий, оценивающий взор наших ильменьских друзей.

Линда Вайс: Возможно, стоит сохранить границы и после интеграции? Не разрешать их местным жителям переезжать в Норланд, пока не станут более цивилизованными.

Чупакамака: Каким образом, если они станут частью Норланда? Разве бывают внутренние границы в цивилизованных странах?

Линда Вайс: Конечно! Это называется «имущественный ценз» и «прописка». Например, в Ильмене незнатным эльфам не разрешено подниматься на Старшее Древо, а когда туда в детстве забралась я, меня с родителями чуть не выслали, хотя они и граждане Ильменя.

Чупакамака: А частникам, которые захотят строить предприятия в баронствах, можно предоставить налоговые льготы лет на 10.

Линда Вайс: На это я согласна. Субсидии для промышленников, работающих в сложных условиях — это то, что мы довольно часто предлагаем. Такие действуют для особо заснеженных участков Возвышенного района.


Чупакамака: Что касается армии, то есть же мирные задачи: от охраны границ и караванов, отражения атак орков, разбойников, пиратов до строительства тех же мануфактур. В армиях некоторых стран есть строительные батальоны. Они занимаются стройкой, но их так же учат сражаться на случай, если кто-то нападёт. Одновременно обучение и полезное для государства дело.

Чупакамака: И в конце концов, армейских можно постепенно переобучить на гражданские профессии.

Линда Вайс: Необходимую численность армии для охраны границы с орками я оцениваю в 50 человек. Разбойники, от которых мы обычно охраняем караваны, являются прямыми подчинёнными баронов; если баронств не будет, то и охрана караванов станет неактуальной. Несмотря на то, что мы взяли в аренду у гномов участок земли у моря, он совсем не обустроен (это нетронутая природа, там даже есть какие-то звери, которые теоретически могут есть людей) и не имеет постоянного населения — о защите от пиратов говорить довольно рано (даже если начать разведку участка прямо сейчас, им ещё не скоро будет что пограбить).

Линда Вайс: Что касается применения армии для строительства, то рабство запрещено законодательством Норланда.

Линда Вайс: Безусловно, все эти вчерашние бандиты либо переучатся на мирные профессии, либо нам придётся расширить тюрьму. Выбор их.

Чупакамака: Если называть людей бандитами, они таки бандитизмом и займутся. Нужны программы обучения. И рабочие места, которые появятся, если будут новые предприятия.

Нэрнир: Можно обучить бандитов на строителей и они смогут помочь в стройке на участке земли, который вы арендуете у гномов.

Линда Вайс: Собрать их всех вместе (бывших бандитов баронов) и выслать на участок земли за горами, у моря? Это очень хорошая идея. И даже жаловаться на ссылку они не будут, ведь там хороший пляж и море.

Линда Вайс: Единственная практическая сложность — участок должен быть подготовлен к их прибытию. Вы же знаете гномов (поморщилась) Эта земля принадлежала им 300 лет, и за всё это время они даже не удосужились проверить, не обитает ли там гигантских челогеккоядных пауков и так далее. Потому что на этом участке не было никакой руды, и они сочли его «бесполезным».

Нэрнир: Бывшие наёмники Нороса, могут тут пригодиться.

Чупакамака: Не надо ничего строить, это уже лишние расходы. Оставить баронам их дворцы и причиндалы. Будут номинальными баронами, так, покрасоваться на разных праздниках в мантии и короне, это привлекает туристов.

Линда Вайс: Там в любом случае будет построен порт. В ситуации, если нужно увезти с глаз долой невостребованную рабочую силу — выбор места очевиден.

Чупакамака: Сейчас вы нам скажете, что в цивилизованных государствах силой увозят тех, кто остался без работы...

Линда Вайс: Какая им разница, где им создадут рабочие места — здесь или у моря? А вот сегодняшним гражданам Норланда, интересы которых я представляю, будет выгодно, чтобы период перевоспитания приехавших (их превращения из дружинников барона в мирных жителей) не протекал на улицах столицы.

Чупакамака: Разница только в том, поедут ли они туда добровольно или нет. Насилие несовместимо с цивилизованностью. А вы так говорите, может быть мы не верно поняли, как будто они дрова, которые можно погрузить на телегу и вывезти. А они живые... Если мы поняли неверно, то и хорошо. Пусть будет порт, центр обучения...

Линда Вайс: Если они не хотят ехать к морю, то они смогут продолжать жить и там, где живут сейчас - на территории бывших баронств. Лишь бы они все не переехали в столицу Норланда, создавая угрозу для жизни и здоровья местных жителей. Сами подумайте — их сегодняшние должностные обязанности заключаются в том, чтобы напасть на кого угодно, если им прикажут! Недоверие вполне естественно.

Линда Вайс: К тем, кто работает в баронствах на гражданских должностях, каких-либо вопросов нет.

Чупакамака: Хм... да, сложно...

Чупакамака: Есть ли у вас ещё какие-нибудь вопросы?

Линда Вайс: Да. Согласятся ли на это бароны? И можно ли провести такие переговоры втайне от прессы?

Нэрнир: Возможно...

Чупакамака: Во всяком случае, мы собираемся переговорить с баронами. Мы немного разведали обстановку в баронстве Рюрика, он заинтересован в развитии баронства, но одновременно амбициозно относится к своему статусу правителя и считает себя эффективным администратором. Но, полагаю, его можно уговорить. Мы проведем переговоры. Также мы собираемся в баронство Фридриха. Он, как нам рассказывали, самый бедный из баронов и очень нуждается в деньгах. Что касается Нороса, то что ему останется, если два других баронства войдут в состав Норланда?

Линда Вайс: Очень хорошо. Территории Нороса находится между Норландом и Ильменем и поэтому представляют особый интерес.

Линда Вайс: Будьте очень осторожны с прессой. Если она узнает о происходящем, то она умеет как помочь, так и помешать.

Чупакамака: Пока мы избежали встречи с прессой. Но рано или поздно планы станут известны. И тогда нам придётся общаться с прессой, давать объяснения. Как бы убедить их помогать, а не наоборот. Нужно, чтобы они прониклись этими планами и преподнесли читателям в правильном свете. Но как их привлечь на нашу сторону?

Линда Вайс: В случае с газетой «Мнения» — мы показываем им историю успеха. Например, интервью с какими-то промышленниками, которые благодаря предложенному нами заработают много денег и создадут много рабочих мест…

Линда Вайс: «Северный вестник» видит свой маленький горный регион как изолированный от всего мира. Они окружены остальным Норландом со всех сторон и хотят, чтобы их все оставили в покое. Можно их запугать, преувеличив угрозу баронств, сказать, что такими темпами из их числа придётся набирать призывную армию — и предложить решение: мирную интеграцию баронств.

Линда Вайс: Детским газетам стоит рассказать всё как есть. Несмотря на название и возраст журналистов, это вполне серьёзное и непредвзятое издание.

Линда Вайс: К журналистам «Жареных фактов» лучше всего применять верёвку и кляп. Хуже не будет.

Чупакамака: Спасибо за советы!

Нэрнир: Кстати, а зачем вы устроили этот маскарад?

Линда Вайс: У нас день экологии. Пропагандируем зелёный образ жизни - ведь это одна из ценностей ильменьских эльфов.

Нэрнир: Это... Хорошо... Хм...

Чупакамака: Есть ли ещё вопросы, предложения?

Линда Вайс: Кроме баронств? Да, мне нужна помощь. В Норланде есть эльфийский заповедник - это особый сад, в котором растёт более 100 видов редких растений, которые едят более 400 видов насекомых. Все обычные растения поливает местный сотрудник-садовник, но я оставила несколько горшков с ильменьскими тюльпанами в маленьком помещении, к которому у него нет ключей... Их надо периодически поливать... Я отправила туда курьера, чтобы он полил тюльпаны, но он вернулся с пустыми руками. Они совсем высохнут, если не полить их в ближайшие два-три дня!

Линда Вайс: Я уже готова бросить все дела и бежать туда сама.

Нэрнир: Что мы конкретно должны сделать? Полить их? Да?

Линда Вайс: Да. Взять ключи и дойти до заповедника. И полить тюльпаны. (сердито) Но курьер умудрился потеряться по дороге.

Нэрнир: Какой пароль?

Чупакамака: Пароль... Проблема в том, что путь в заповедник лежит через лабиринт. А в нём засели гремлины. Они взяли в заложники котёнка гида и тот отвёл их в лабиринт... И похоже, они сумели поломать систему... Об этом уже говорят в городе.

Чупакамака: Есть ли другой путь в заповедник? И кто может выловить гремлинов и починить лабиринт. Вот в чём вопросы!

Линда Вайс: Подойти к заповеднику можно и не через лабиринт, но там нет дверей... стеклянная крыша заповедника (на уровне земли) закопана в одном из огородов пригорода Норланда. Там нет люка или лестницы вниз. Только если разбить крышу.

Линда Вайс: Гремлины сменили пароль? Если пароль не работает, то можно использовать инженерный пароль. Он сделан так, чтобы работал даже в самой сложной ситуации!

Нэрнир: Какой же?

Чупакамака: Мы его попробуем... если только гремлины и его не сломали заодно.

Линда Вайс: Инженерный пароль — (пишет на бумажке цифры 1-4-9-4-1-12-1, передаёт бумажку Чупакамаке) Эта последовательность входов приведёт вас к тайному выходу в центральную комнату управления лабиринтом. Там его можно починить, перенастроить, сменить пароли, включить или выключить тайные выходы… Тайный выход к заповеднику (который необходимо починить) имеет кодовое название «Выход З».

Линда Вайс: Когда бумажка будет больше не нужна, не забудьте её уничтожить. Сменить инженерный пароль, если он попадёт в плохие руки или лапы - очень сложная и дорогая задача.

Чупакамака: Непременно уничтожим и никому не сообщим.

Линда Вайс: Гремлины завелись, надо же… (грустно) Никак гномы их сюда завезли…

Нэрнир: И от гремлинов бумажку спрячем.

Линда Вайс: И, конечно, за полив цветов будет награда, а если удастся починить лабиринт, то тем более.

Чупакамака: Гремлины частично появились на новенькой модели паролёта, который сделали прямо здесь, в Норланде из ткани, корзины и подогревателя еды. Прямо в воздухе… А остальную часть, наверное, приманили те, кто проник в паролёт… Инквизиция теперь занялась этой проблемой.

Линда Вайс: Инквизиция ещё никого ни от чего не спасла, кроме неактуальной в нашем веке мелочи вроде чёрных магов или демонов.

Чупакамака: Они думают, что гремлинов приманивает чёрный маг... Трудно сказать, так ли это.

Линда Вайс: Ну, пускай поработают. (довольно) Пока они расследуют гремлинов, они по крайней мере слишком заняты, чтобы расследовать невиновных.

Чупакамака: Ну, что ж... спасибо за беседу... и за возможность помочь, мы всегда рады помочь цветам и людям тоже. Я полагаю, дальнейшее обсуждение плана интеграции баронств нужно продолжать уже в парламенте. Если все согласны с планом в общих чертах, то нужно будет тщательно прорабатывать детали. И это уже дело Норланда. А мы тем временем займёмся переговорами с баронами. А сейчас попробуем что-то сделать с лабиринтом и цветами... Может быть, всё-таки выдать садовнику ключ?

Линда Вайс: Вот вам ключ к пристройке. (передаёт ключ Чупакамаке) Действительно, оставьте его садовнику. У меня есть второй ключ.

Чупакамака: Хорошо.

Линда Вайс: Желаю удачи.

Чупакамака: Спасибо! И до встречи!

Нэрнир (на эльфийском): Благодарим за информацию.

Линда Вайс: (на эльфийском, сложнопереводимое выражение вежливости с упоминанием звёзд, лесов и озёр)

Попрощавшись с Линдой Вайс, Нэрнир и Чупакамака спускаются на первый этаж.

Энт на первом этаже полностью загримирован в энта-зомби и участвует в праздновании, помахивая лапами и картинно завывая «Мозги!».


Прошлая глава ←————→ Следующая глава