Автобиографические записки сумасшедшего

Материал из Абсурдопедии
(перенаправлено с «Записки сумасшедшего»)
Перейти к: навигация, поиск
Гоголь после выписки из сумасшедшего дома. Как видно, выглядит очень хорошо.
Знаете, у алжирского дея под самым носом шишка!
~ Гоголь про алжирского дея
Жаль Гоголя, такой славный чувак был… Всегда вместе бухали, он мне свои повести читал… Хороший был мужчина!
~ Белинский про сумасшествие Гоголя

Автобиографические записки сумасшедшего или просто Записки сумасшедшего — автобиографические дневники Гоголя в период его душевного кризиса (1834—1835 годы), когда несчастный писатель сошёл с ума и попал в сумасшедший дом[1]. Позднее вошли в цикл «Петербургских повестей».

Предыстория[править]

Невский проспект[править]

Вначале Гоголь жил в Петербурге под именем Аксентия Ивановича Поприщина, чтобы его не узнали местные петербургские поклонники Батьки-Тараса. В конце-концов он освободился от этого псевдонима и начал писать повести. Вот как это было. Началось всё на Невском проспекте, когда Гоголь (он же художник Пискарёв) увидал прелестную брюнетку и последовал за ней вплоть до ████-го дома на Литейной. Тут писатель узнал, кто его незнакомка: она была проституткой. Бедный Гоголь вскрикнул как ненормальный и уныло поплёлся домой, где ему виделось прекрасное сновидение, но всеми его стараниями возобновить его он не смог. Тогда он начал курить перед сном курительные смеси. Результат оказался более чем замечательным: она повсюду к нему являлась, и всё было хорошо. А в одном сне она настолько была хороша, занимаясь домашним хозяйством, что Гоголь даже подумал: а не забрать ли её из этого ужасного заведения похоти и разврата? Но когда он вновь вернулся туда и рассказал, как было дело, она только засмеялась. Гоголь такого не вынес, поначалу он даже хотел покончить с литературой. Но потом вернулся туда, воспользовался услугами этой брюнетки, а заодно и в литературу.

Но с тех пор Гоголь уже никогда не доверял женщинам в литературных и административных вопросах.

После этого нюанса он написал свою повесть «Невский проспект», где немного приукрасил события, а сам устроился в N-ский департамент Петербурга, где быстро (за 2 месяца) дослужился до ранга титулярного советника.

Начало душевного кризиса Гоголя[править]

Ненависть к начальнику отделения департамента[править]

Гоголь (он же Поприщин) ненавидел начальника отделения:

Aquote1.png

Признаюсь, я бы совсем не пошёл в департамент, зная заранее, какую кислую мину сделает наш начальник отделения. Он уже давно мне говорит: «Что это у тебя, братец, в голове всегда ералаш такой? Ты иной раз метаешься как угорелый, дело подчас так спутаешь, что сам сатана не разберёт, в титуле поставишь маленькую букву, не выставишь ни числа, ни номера». Проклятая цапля![2] Он, верно, завидует, что я сижу в директорском кабинете и очиниваю перья для его превосходительства.

Aquote2.png
— Дневники Гоголя. Запись Октября 3, год 1834

Его ненависть к начальнику со временем только усиливается. Начальник же, замечая это, ещё сильнее унижает Гоголя и ругает его уже при всём честном чиновничьем народе. Гоголь же всегда чувствует, что начальник отделения везде за ним следит и хочет его ещё более унизить и опозорить. Гоголь даже понял, что начальник отделения — на самом деле инопланетянин, который решил завоевать человеческую расу. Но он никому не успевает об этом рассказать, так как он сходит с ума, понимая, что он — король Испании, Фердинанд VIII, а начальнику прямо ничего и не говорит. Гордец!

Любовь к директорской дочери[править]

Гоголь очень любил директорскую дочь и даже никогда не онанировал, вспоминая о ней — такая святая была эта любовь! Однако порочные мысли о ней бывали и у него:

Aquote1.png

Отворилась дверь, я думал, что директор, и вскочил со стула с бумагами; но это была она, она сама! Святители, как она была одета! Платье на ней было белое, как лебедь: фу, какое пышное! Лучше бы была бы совсем голая! А как глянула: солнце, ей-богу, солнце! Она поклонилась и сказала: «Папа́ здесь не было?» Ай, ай, ай! Какой голос! Канарейка, право, канарейка! «Ваше превосходительство, — хотел я было сказать, — не прикажите отыметь, а если уже хотите иметь, то имейте вашею генеральскою ручкою»[3]. Да, чёрт возьми, как-то язык не поворотился, и я сказал только: «Никак нет-с».

Aquote2.png
— Дневники Гоголя. Запись Октября 4, год 1834

Гоголь постоянно за нею волочился, охал и ахал, глядя на её прелестное личико, улыбался, как последний дурак, и всё пытался дотронуться до её ручки; 86 Мартобря ему удалось (и не только это).

Разговор собачек Меджи и Фидель, их дружеская переписка и день 3 Декабря[править]

А вот и та самая дрянная собачонка Меджи! Только в другом городе, вот хитрюга!

Гоголь постоянно волочился за директорской дочерью и везде, где видел её, останавливался и мечтал (но не онанировал) о ней. В один из таких дней он вдруг услышал разговор собачек:

Aquote1.png

Не успел я пробыть минуту, как вдруг слышу тоненький голосок: «Здравствуй, Меджи!» %б твою мать! Кто это говорит? Я обсмотрелся и увидел под зонтиком шедших двух дам: одну старушку, другую молоденькую; но они уже прошли, а возле меня опять раздалось: «Грех тебе, Меджи!» Что за чёрт! Я увидел, что Меджи обнюхивалась с собачонкою, шедшею за дамами. «Эге! — сказал я сам себе, — да полно, не нажрался ли я? Только это, кажется, со мною редко случается». — «Нет, Фидель, ты напрасно думаешь, — я видел сам, что произнесла это Меджи, — я была, ав! ав! я была, ав, ав, ав! очень больна». Ах ты ж, собачонка! Признаюсь, я очень удивился, услышав её говорящею по-человечески. Но после, когда я сообразил всё это хорошенько, то тогда же перестал удивляться. Действительно, на свете уже случилось множество подобных примеров. Говорят, в Англии выплыла рыба, которая сказала два слова на таком странном языке, что учёные уже три года стараются определить и ещё до сих пор ничего не открыли. Я читал тоже в газетах о двух коровах, которые пришли в лавку и спросили себе фунт чаю. Но, признаюсь, я гораздо более удивился, когда Меджи сказала: «Я писала к тебе, Фидель; верно, Полкан не принёс письма моего!» Да чтоб я не получил жалованья! Я ещё в жизни не слыхивал, чтобы собака могла писать. Правильно писать может только дворянин.[4]
Это меня удивило. Признаюсь, с недавнего времени я начинаю иногда слышать и видеть такие вещи, которых никто ещё не видывал и не слыхивал.

Aquote2.png
— Дневники Гоголя. Запись Октября 3, год 1834

Потом Гоголь хотел дослужиться до должности начальника отделения, но после просто плюнул (начальник отделения ничего не сказал, а просто молча оттёр харчок со своего лица) и решил прочесть «переписку, которую вели меж собою эти дрянные собачонки». Но прочитав её, он понимает, что его возлюбленная выходит замуж за самого императора (или камер-юнкера, не разобрался), после чего он впадает в ярость и безумие, ругается наиотборнейшим матом, грозится всех их пере%бать, а после думает, отчего он титулярный советник. Сам ход мыслей Гоголя отчётливо показывает его приближающееся безумие:

Aquote1.png

Я несколько раз уже хотел добраться, отчего происходят все эти разности. Отчего я титулярный советник и с какой стати я титулярный советник? Может быть, я какой-нибудь граф или генерал, а только так кажусь титулярным советником? Может быть, я сам не знаю, кто я таков. Ведь сколько примеров по истории: какой-нибудь простой, не то уже чтобы дворянин, а просто какой-нибудь мещанин или даже крестьянин, — и вдруг открывается, что он какой-нибудь вельможа, а иногда даже и государь. Когда из мужика да иногда выходит эдакое, что же из дворянина может выйти? Вдруг, например, я вхожу в генеральском мундире: у меня и на правом плече эполета, и на левом плече эполета, через плечо голубая лента — что? Как тогда запоёт красавица моя? Что скажет и сам папа, директор наш? О, это большой честолюбец! Это масон, непременно масон, хотя он и прикидывается таким и эдаким, но я тотчас заметил, что он масон: он если даст кому руку, то высовывает только два пальца. Да разве я не могу быть сию же минуту пожалован генерал-губернатором, или интендантом, или там другим каким-нибудь? Мне бы хотелось знать, отчего я титулярный советник? Почему именно титулярный советник?

Aquote2.png
— Дневники Гоголя. Запись Декабря 3, год 1834

Окончательное сумасшествие Гоголя[править]

Сейчас вы увидите волшебную метаморфозу: Гоголь превращается…

Гоголь читает газеты и узнаёт, что «странные дела делаются в Испании». Он беспокоится за эту страну и понимает, что король есть, да только он где-нибудь, да скрывается. Гоголь плюёт на департамент и на вицмундир (харчок на вицмундире после оттирает), а вместо того думает о испанских делах.

Но после:

…в Фердинанда VIII!
Aquote1.png

Сегодняшний день — есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король я. Именно только сегодня об этом узнал я. Признаюсь, меня вдруг как будто молнией осветило. Я не понимаю, как я мог думать и воображать себе, что я титулярный советник. Как могла взойти мне в голову эта сумасбродная, дебильная и грёбаная мысль? Хорошо, что ещё не догадался никто посадить меня тогда в сумасшедший дом. Теперь передо мною все открыто. Теперь я вижу всё как на ладони. А прежде, я не понимаю, прежде всё было передо мною в каком-то тумане. И это всё происходит, думаю, оттого, что люди воображают, будто человеческий мозг находится в голове; совсем нет: он приносится ветром со стороны Каспийского моря[5]

Aquote2.png
— Дневники Гоголя. Запись Год 2000, Апреля 43 числа

Сумасшествие Гоголя[править]

«Мартобря 86». Между днём и ночью[править]

Гоголь в последний раз отправился в департамент. Его запись свидетельствует о том, что его не поняли и сочли за сумасшедшего (меж тем он на самом деле был королём Испании, просто он после освобождения из психушки решил об этом забыть):

Aquote1.png

Я для шутки пошёл в департамент. Начальник отделения думал, что я ему поклонюсь и стану извиняться. А вот х$й ему! Я посмотрел на него равнодушно, не слишком гневно и не слишком благосклонно, и сел на своё место, как будто никого не замечая. Я глядел на всю канцелярскую сволоту и думал: «Что, если бы вы знали, кто между вами сидит… Господи боже! Какую бы вы ералаш подняли, да и сам начальник отделения начал бы мне так же кланяться в пояс, как он теперь кланяется перед директором». Передо мною положили какие-то бумажки, чтобы я сделал из них экстракт. Но я и пальцем не притронулся. Даже задницы ими бы не подтёр. Через несколько минут всё засуетилось. Сказали, что директор идёт. Многие чиновники побежали наперерыв, чтобы показать себя перед ним. Но я ни с места. Когда он проходил чрез наше отделение, все застегнули на пуговицы свои фраки; но я совершенно ничего! Что за директор! Чтобы я встал перед ним — никогда! Какой он директор? Он мудак, а не директор. Обыкновенный, простой мудак, больше ничего. Мне больше всего было забавно, когда подсунули мне бумагу, чтобы я подписал. Они думали, что я напишу на самом кончике листа: столоначальник такой-то. Как бы не так! А я на самом главном месте, где подписывается директор департамента, черкнул: «Фердинанд VIII». Нужно было видеть, какое благоговейное молчание воцарилось; но я кивнул только рукою, сказав: «Не надо! Не нужно делать мне знаки подданничества!» — и вышел.

Aquote2.png
— Дневники Гоголя. Запись Мартобря 86. Между днём и ночью

Далее он отправился к дочери директора, где сказал, «что счастие её ожидает такое, какого она и вообразить себе не может, и что, несмотря на козни неприятелей, мы будем вместе». Но в черновой рукописи (более правдивой) указывается на то, что Гоголь позволил себе изнасиловать её и поцеловать ручку (а после и в губки)[6]. После он обматерил весь департамент, назвав их «честолюбцами и христопродавцами», а к тому прибавил такие сквернохульные слова, что сам крестился и затыкал себе уши.

Попадание писателя в сумасшедший дом[править]

Гоголь в психушке. Мы видим, что писатель по понятным причинам (всё-таки испанский король как-никак) поменял свою внешность и перестал умываться и стричься.

Гоголь сшивает себе мантию «из нового вицмундира, который надевал всего два раза». Показывает её своей чухонке (татарке по происхождению), но та падает в обморок (глупая!). После за ним являются депутаты испанские, чтобы препроводить его в Испанию, но пути делегация перехватывается, и Гоголя увозят в сумасшедший дом, который тот воспринимает за Испанию. Там его бьёт палкой по спине государственный канцлер, а сам Гоголь спасает Луну вместе с бритыми грандами, за что удостаивается медали «За спасение небесного тела» и титула «Фердинанд VIII Лунатик». После его бьют ещё сильнее, и Гоголь догадывается, что он попал в руки злобной инквизиции, а «тот, которого он принял за канцлера, есть главный инквизитор». Но его водит США и её хакеры с википедистами. Гоголь и об этом быстро догадывается и прячется, как только услышит его шаги. Например:

Aquote1.png

Сегодня великий инквизитор пришёл в мою комнату, но я, услышавши ещё издали шаги его, спрятался под стул. Он, увидевши, что нет меня, начал звать. Сначала закричал: «Гоголь!» — я ни слова. Потом: «Николай Васильевич! Титулярный советник! Дворянин!» Я всё молчу. «Фердинанд VIII, король испанский!» Я хотел было высунуть голову, но после подумал: «Нет, брат, не надуешь! Знаем мы тебя: опять будешь лить холодную воду и кидать спам мне на голову». Однако же он увидел меня и выгнал палкою из-под стула. Чрезвычайно больно бьётся проклятая палка. Впрочем, за всё это вознаградило меня нынешнее открытие: я узнал, что у всякого петуха есть Википедия, что она у него находится под перьями. Великий инквизитор, однако же, ушёл от меня разгневанный и грозя мне каким-то наказанием. Но я совершенно пренебрёг его бессильною злобою, зная, что он действует, как машина, как орудие американских википедиков.

Aquote2.png
— Дневники Гоголя. Запись 25-го числа

Последняя уцелевшая запись[править]

В последней уцелевшей записи Гоголь окончательно сходит с ума, мечтает вновь увидеть мать, приехав к ней на «тройке быстрых, как вихорь коней». Но после он погружается в поистине философские размышления: «А знаете ли, что у алжирского дея под самым носом шишка?». Такого философствования Гоголь не ожидал даже от себя! Он думал над этим около недели, а после его освободили, так как он сам понял, что король Испании — это не он, а некий Поприщин (коим он себя и считал). После он и написал Похождения Фердинанда VIII, которые были сплошь проникнуты жизнеописанием великого короля (то бишь Гоголя).

Интересные факты[править]

Отрывок из диалога Гоголя с директорской дочерью, вошедший в советскую экранизацию сего замечательного произведения. (роль Поприщина исполнил актёр N). Именно такие нюансы Белинский и писал в книге (по мотивам Гоголя и с его помощью) «Как правильно поцеловать дочь директора».
  • Автобиографические записки сумасшедшего — по-видимому, единственное, что осталось от 666 дневников Гоголя.
  • Более всего сочувствовал Гоголю Белинский. Он лично пришёл к Гоголю, когда того выпустили, и потолковал с ним об алжирском дее и шишке у него на носу. За это Гоголь проломил Белинскому жбан, и тот уже никогда не говорил с ним об алжирском дее. Но об директорской дочери разговоры продолжились. На основе этого Белинский составил книгу «Как правильно поцеловать дочь директора». Книга была раскуплена.
  • Гоголь за эти «Записки» получил чин коллежского ассесора и потомственное дворянство лично от начальника отделения. Но после тот уволил Гоголя, заявив, что на харчок он очень обиделся. Но на самом деле он обиделся на инопланетянина.

Примечания[править]

  1. Правда, после Гоголя освободили, так как сочли нормальным, но этот факт почему-то не нашёл отражения в «Записках»
  2. Правильнее — удод! (Прим. Гоголя)
  3. Сам Гоголь, однако, больше таких мыслей никогда не допускал
  4. Понятно, уроды невежественные?! (Прим. Гоголя)
  5. Но это не бред, Гоголь говорил совершеннейшую правду, просто люди не хотели отдавать умного испанского короля
  6. Вероятно, он её и не насиловал, а просто себе это вообразил
Понравилась статья?
Кинь ссылку на неё в свой блог, поделись с друзьями.


---
Материал из Абсурдопедии (http://absurdopedia.net ).


---
Материал из Абсурдопедии (http://absurdopedia.net ). Проверено: Edward Chernenko|272129