Это — хорошая статья

Герой Советского Союза Иван Добробабин

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
WikiSU.png
Для людей с оригинально извращённым чувством юмора так называемые «эксперты» из Википедии предлагают статью под названием Панфиловцы.
Achtung! Achtung! Im himmel Ivan Dobrobabin! Zwei Ivan Dobrobabin!
~ Адольф Гитлер про Героя
Пиздицкий опаснее!
~ Геббельс про Советскую пропаганду

Герой Советского Союза Иван Добробабин — героический красноармеец, скончавшийся от ран в бою в районе разъезда Дубосеково, в 7 км к юго-востоку от Волоколамска, после того, как голыми руками истребил свыше 500 немецких танков. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. После этого попал в плен, служил полицаем в Бобруйске. Потом ему полицайская служба наскучила, и он опять вернулся в Красную армию, где узнав о присвоении ему посмертно звания Героя Советского Союза, подал в политуправление дивизии рапорт о выдаче причитавшихся ему наград. Наград ему, конечно, не выдали, а вместо этого в 1948 году впаяли 15 лет лагерей с конфискацией имущества и ранее выданных ему медалей. Но героем Ваня всё равно остался, хотя и без почётного звания.

Подвиг Ивана Добробабина у разъезда Дубосеково был правдиво описан и поэтически воспет корреспондентом газеты «Красная звезда» Агапием Пиздицким. Остальные подвиги героя были скурпулёзно описаны следователем по особо важным делам Львом Шейманом.

Детство[править]

Ваня Добробабин родился в семье простого кулака Евстафия Добробабина и неграмотной подкулачницы Матрёны Добробабиной.

Несмотря на такое социальное происхождение, с юных лет он рос сознательным пионером-ленинцем, а его любимой книжкой с тех пор, как он научился читать, были «Вопросы ленинизма» товарища Сталина. За что его нередко драла за вихры мать и порол вожжами отец.

Мальчик Ваня был честным и смелым, никогда не пил, не курил и не ругался матом. В 1933 году пионер Ваня разоблачил отца, прятавшего хлеб, и мать, с вредительскими умыслами воровавшую колоски на колхозном поле. За это Ваня получил путёвку в Артек, а родители-кулаки — путёвку совсем в другой лагерь. В какой именно, авторитетный источник[1] к сожалению не указывает. Да и кому это, собственно, интересно.

Служба в РККА[править]

После возвращения из «Артека», Ваня был призван в ряды РККА.

В РККА он зарекомендовал себя как политически грамотный и моральной устойчивый боец. Был награждён значком «Отличник боевой и политической подготовки», медалью «За освобождение Западной Белоруссии от поляков и товаров широкого потребления» и памятной медалью «Участнику Парада Победы над Польшей/Der Teilnehmer vom der Siegesparade. 21.09.1939».

Подвиг[править]

Иван Добробабин в 1941 г. Памятник у станции Подрезково в натуральную величину героя

После вероломного нападения воинствующей немецко-фашистской Германии на мирный Советский Союз, Иван Добробабин сражался в рядах N-ского полка N-ской дивизии N-ской армии N-ского фронта.

Осенью 1941 года его рота держала оборону у станции Подрезково (ныне в черте Москвы), куда под мудрым руководством гениального полководца товарища Сталина временно отступила непобедимая Красная Армия. Против роты, в которой служил Иван Добробабин, двинулись 10 тысяч немецких танков «Тигр». Бойцы роты, которых оставалось всего лишь 15 человек, не считая замполита Предыбайло, повара Гогиенишвили и особиста Бурдюкова, которые отсиживались в обозе, уничтожили 500 «тигров», но при этом погибли все, кроме Ивана Добробабина и политрука Петрова. Но и Петрова настигла фашистская пуля. Умирая, он из последних сил напутствовал молодого красноармейца: «Ты остаёшься один — бей же фрицев, Ваня, как настоящий комсомолец, настоящий большевик! Помни, как учит нас товарищ Сталин: наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами! Велика Москва, Ваня, а отступать некуда. Позади кунцевская дача товарища Сталина...»

Вдохновленный этими словами партийного организатора, Добробабин схватил противотанковое ружье и с первого же выстрела прошил насквозь три танка, два бронетранспортёра и шесть мотоциклов пехоты. После этого он продолжал стрелять из всех видов оружия, пока у него не кончился боезапас. Тогда Иван Добробабин с винтовкой наперевес выскочил из окопа и стал колоть танки штыком и бить прикладом, пока немецко-фашистские танкисты в ужасе не обратились в бегство. Наподдав сапогом под жопу последнему удирающему «Тигру», израненный герой прошептал «Да здравствует товарищ Ста…» и умер.

Память о подвиге Ивана Добробабина[править]

Вскоре после этого о подвиге Ивана Добробабина узнала вся страна. Но сначала о нем узнал знаменитый фронтовой журналист Агапий Пиздицкий. По его словам, о подвиге героя ему рассказал раненый красноармеец в госпитале, и рассказав, немедленно умер. На основании этого рассказа, Пиздицкий написал статью «Подвиг Ивана Добробабина», опубликованную в газете «Известия» 30 ноября 1941 года. А вскоре после того, как члены Президиума Верховного Совета СССР узнали о подвиге Ивана Добробабина из газеты «Известия», 15 декабря в газете «Правда» был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении рядовому Добробабину звания Героя Советского Союза (посмертно).

С тех пор имя Ивана Добробабина стало глубоко чтимым в советском народе. Именем Добробабина были названы: 524 колхоза и совхоза; 197 улиц, 18 переулков и 2 тупика; 3 теплохода, 1 атомный ракетный крейсер и 1 подводная лодка; 1865 пионерских дружин, 678 школ, 925 библиотек, три зоопарка, две детских площадки, и строение № 17б на улице Русланд в квартале красных фонарей Амстердама. Ивану Добробабину и его подвигу были посвящены 875 наименований книг для всех возрастов, вышедших общим тиражом 16.567.000 экземпляров; 5 кинофильмов; 2 диафильма; 1 мультфильм; 5 пьес; 4 радиопьесы; 2 оперы, 1 балет, 23 песни, 265 стихотворений, 17 поэм, 1 симфония, 2 кантаты и 1 водевиль. Герою поставлено 1685 памятников, 2987 бюстов, 14 постаментов, две пирамиды, одна мастаба, три надгробия, один обелиск и установлено 18536 памятных досок с барельефом товарища Сталина на фоне дубосековских пейзажей.

Следует также отметить, что в период 1942—1953 гг. было осуждено 2537 советских граждан по статье 58-10 (контрреволюционная пропаганда и агитация) за то, что пошевелили мозгами и, как следствие, начали задавать ненужные вопросы типа «Если красноармеец Добробабин пал смертью храбрых вместе со всеми его товарищами, а журналист Пиздицкий никогда не выезжал за пределы МКАДа, то откуда же газета «Московский комсомолец» узнала о его подвиге?»

Арест и суд[править]

Герой Советского Союза Иван Добробабин в форме полицая в 1943 г. Фото из материалов уголовного дела

1 июня 1947 года в городе Чухломе был арестован гражданин Добробабин Иван Евстафиевич, 1920 г.р., русский, беспартийный, ранее не судимый, по обвинению в том, что он, Добробабин, в 1941 году под Москвой добровольно сдался в плен немецко-фашистским захватчикам и в период 1943—1944 годов служил полицаем в городе Урюпинске, проявляя особую жестокость к коммунистам и беспартийным советским людям. При аресте, у гражданина Добробабина была изъята книга: «Агапий Пиздицкий. Бессмертный подвиг Ивана Добробабина. Сталино, типография имени Сталина, 1946, тираж 500.000 экз., цена 1 руб. 25 коп.». На допросе обвиняемый заявил, что он действительно является рядовым N-ского полка N-ской дивизии N-ской армии N-ского фронта Добробабиным Иваном Евстафьевичем, про которого написана вышепоименованная книга.

За измену Родине, преступления против советских людей, пособничество немецко-фашистским оккупантам, а также за уклонение от уплаты налога на бездетность, Герой Советского Союза Иван Добробабин постановлением Военной Коллегией Верховного Суда СССР от 3 января 1948 года был лишён всех званий и наград и приговорён к 15 годами исправительно-трудовых лагерей с конфискацией.

Персональное дело Пиздицкого[править]

Разоблачение изменника Родины, Героя Советского Союза Ивана Добробабина заставило компетентные органы заняться расследованием вопроса о происхождении материалов Пиздицкого.

Вызванный на допрос в НКВД Пиздицкий чистосердечно показал:

«Где-то в конце ноября 1941 года меня вызвал к себе главный редактор «Заря Востока» товарищ Поспелов и сказал, что, поскольку дела на фронте обстоят хреново, нужно срочно добыть материал о каком-нибудь героическом подвиге. Во исполнение редакционного задания, я поехал в ближайший полевой госпиталь (адреса не помню) и стал там спрашивать раненых бойцов, не знают ли они о каком-нибудь героическом подвиге? На что один раненый боец мне ответил: «как же, знаю! У нас в роте Ванька Добробабин 500 танков в своей рубашке передавил!» Имени бойца не знаю, что с ним сталось дальше — не знаю, что он умер — написал предположительно, так как не имел доказательств, что он жив. После этого я собрался ехать на передовую в часть, где служит Добробабин, и узнать обстоятельства его подвига из первых рук; но поскольку мне сообщили, что на передовой сильно стреляют, а я человек нервный и к тому же стрельба опасна для здоровья, то я поехал в штаб дивизии, поднял там учётные дела на красноармейцев и выписал данные на Добробабина, а также данные на убитых в последние дни его сослуживцев, которые мне были нужны для фактуры. После этого, вернувшись в редакцию, я написал статью «Подвиг Ивана Добробабина». Никакой информации, кроме вышеупомянутой, я не имел, подробности были мной сочинены для оживления сообщённого мне факта».

Поскольку к тому времени Пиздицкий уже принадлежал к номенклатуре ЦК ВКП(б), вопрос о его судьбе был вынесен на Политбюро, собравшееся на заседание на кунцевской даче Сталина за бутылкой «Киндзмараули». Очевидцем хода заседания оказался народный герой Черногории, партизан Милован Джилас, который по чистой случайности оказался на той же самой даче в то же время за той же самой бутылкой.

Отрывок из книги Милована Джиласа «Эпоха милосердия и великих побед, или Место встречи со Сталиным изменить нельзя»

«Разбирали дело проштрафившегося журналиста Пиздицкого, который изобразил героем человека, оказавшегося потом предателем.

Хрущев предложил дать ему пизды, «щоб ниповадно було»; Маленков — дать пизды с занесением в личное дело; Берия — стереть в лагерную пыль; Каганович — расстрелять; Молотов — расстрелять с занесением в личное дело. Выслушав все предложения, Сталин некоторое время молчал, попыхивая трубкой. Потом он усмехнулся и сказал:

— Конечно, товарищ Пиздицкий виноват. Но вот вопрос: в чем он виноват, товарищи?

Он обвёл собравшихся взглядом, как бы ожидая ответа. Но так как никто не отвечал, Сталин продолжил:

— Виноват ли товарищ Пиздицкий в том, что исказил так называемые факты? Но так может считать только буржуазный идеалист, только метафизик, только меньшевистский талмудист и начётчик, который верит в так называемую объективную истину. Мы, большевики — диалектики. Мы знаем, что истина конкретна, что она носит классовый характер. Поэтому нам нужно задаться не вопросом: соответствует ли истине, что рядовой Добробабин уничтожил 500 немецких танков, а вопросом: чьим интересам служит, на чью мельницу льёт воду утверждение, что рядовой Добробабин уничтожил 500 немецких танков? На мельницу пролетариата или на мельницу мировой буржуазии? На мельницу Советского Союза или на мельницу фашистской Германии и её наследника — американского империализма?

Тут Сталин снова сделал паузу, оглядывая собравшихся и как бы ожидая ответа. Но собравшиеся молчали, ошарашенные таким поворотом рассуждений. Признаться, был ошарашен и я. И хотя я, как и все, искренне восхищался тонкостью, диалектической глубиной и неожиданностью сталинских мыслей, меня не покидало смутное ощущение, что что-то в его рассуждениях не так.

Сталин тем временем продолжал:

— Сообщенный товарищем Пиздицким факт вдохновил тысячи советских людей на подвиги в боях и труде. Может ли факт, вдохновляющий советских людей, быть ложным? Мы, марксисты, можем лишь смеяться над таким нелепым предположением. И тем не менее, сообщая этот факт, товарищ Пиздицкий совершил ошибку, проявив недостаточную бдительность. В чем же заключалась его ошибка? Его ошибка, товарищи, заключалась в том, что он вместо того, чтобы взять имя героя из списков убитых — и тогда бы, как мы знаем, не было никаких проблем — взял имя живого красноармейца. Товарищ Пиздицкий не подумал, что этот красноармеец может и выжить, и не только выжить, но и сдаться в плен, и стать полицаем, или, к примеру, рассказать антисоветский анекдот, или опоздать на 20 минут на работу, или унести с работы какой-нибудь кривошип — и в результате все равно оказаться там, где в нашей стране может оказаться любой… А этим, в свою очередь, может воспользоваться враг для очернения Советского Союза и его успехов. Вот в чем истинная ошибка журналиста Пиздицкого, товарищи! Так что же мы сделаем, товарищи? Простим Пиздицкого, или накажем его за его политическую близорукость? Накажем — или простим?

Сталин несколько раз прошёлся по комнате. Все напряжённо молчали. Наконец Сталин вымолвил:

— Кадры, товарищи — наше самое ценное достояние. Товарищ Пиздицкий — ценнейший журналистский кадр, и мы, товарищи, не можем разбрасываться такими кадрами. Нет, не можем — твёрдо повторил он».

Послесловие[править]

После разборки на заседании Политбюро, золотая звезда героя, конфискованная у Ивана Евстафьевича Добробабина, была передана другому народному герою — Добробабину, Ивану Петровичу, который действительно погиб, хотя и в другое время, в другом месте и при других обстоятельствах.

А Агапий Пиздицкий получил Сталинскую премию и написал ещё много книг про подвиг Вани и его команды, состоящей из 28-ми героев-панфиловцев и комиссара Крючкова.

Вот такая необычайная история Героя Советского Союза Ивана Добробабина и члена Союза композиторов СССР, журналиста газеты «Гудок» Агапия Пиздицкого.

Примечания[править]

  1. А. Ю. Пиздицкий. Детство Вани Добробабина, М., Детгиз, 1951
Совет
Понравилось — покажи друзьям.
АбсуСС.png